Король, дама, валет Обложка: Король, дама, валет

Король, дама, валет

Скачайте приложение:
Описание
4.2
487 стр.
1968 год
16+
Автор
Владимир Набоков
Серия
Набоковский корпус
Издательство
Corpus
О книге
В своем втором, написанном в Берлине романе «Король, дама, валет» (1928) Владимир Набоков обращается к материалу из немецкой жизни и впервые принимается за глубокое исследование обывательской психологии, продолженное затем в «Камере обскура» и «Отчаянии». За криминальным сюжетом с любовным треугольником кроется мастерски раскрытое противостояние двух полярных образов жизни: трафаретного, бездушного, доведенного до автоматизма, и естественного, полнокровного, творческого. В условном мире реклам и модных журналов овеществляется как будто само сознание и естество молодой «дамы», главной героини книги, и наоборот, неожиданной поэзией наполняются быт и проекты ее мужа, богатого коммерсанта Драйера, – «короля» в той сложной игре, которую ведет с читателем Набоков. Настоящее издание дополнено эпизодом из расширенной английской версии романа, впервые переведенным на русский язык. В формате PDF A4 сохранен издательский макет.
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-137832-5
Отзывы Livelib
Anastasia246
2 мая 2021
оценил(а) на
4.0
С первых страниц чувствуется рука мастера, под пером которого банальная, затертая до невозможности тема супружеской измены (Бальзак, Флобер, Мопассан, Толстой - кто-то только не посвящал адюльтеру своих романов) превращается во что-то такое легко-загадочное, непонятное, местами - даже красивое, чуднОе. О любви здесь не идет даже речи, поэтому на страсть списать все происходящее явно не получится. Дама (Марта) холодна и до странности доступна, Валет - глуп, легкомысленнен, раз позволяет замужней женщине так легко обвести себя вокруг пальца. Король (Дайер) - отстранен, учтив и сдержан, как будто Дама - не его...Странный брачный союз, продержавшийся семь долгих несчастных лет, рушится в мгновение ока, как только на пороге четы Дайеров появляется молодой племянник, из какой-то глухой провинции, близорукий, нелепый, неуклюжий, влюбчивый (или думающий, что любит).Весь роман - как нагромождение ярких слайдов, почти без связи друг с другом: вот сцена в поезде, где холодная и холеная богатая дама пленяет воображение молодого человека, еще не знавшего жизни, вот эпизод с арендой квартиры, где эта же дама выторговывает мелочь при съеме жилья (и не для себя), а вот полутемная гостиная, когда дама узнает страшную весть, что ее муж едва не погиб, вот судорожные и суетливые потуги изобрести убийство...Признаюсь, начало книги было неприятным по причине темы - не люблю читать про грязь измен в браках, а конец показался жутко мрачным - как можно женщине, самой судьбой подготовленной к тому, чтобы давать жизнь, хладнокровно готовиться к тому, чтобы ее забрать?...Интересный роман, но мне показался чуточку размытым и недосказанным, а герои - уж слишком оторванными от реальности...И все равно безумно красиво, как, впрочем, всегда у Набокова - восхищение словом, преклонение перед женщиной - даже такой, падшей, куда ниже некуда...
TibetanFox
7 декабря 2015
оценил(а) на
4.0
Обманул, чертяка, обманул. Написал в заглавии "Король, дама, валет", а ты сиди и распределяй, кто из них есть кто. Набоков в это время радуется, потому что все персонажи на заявленные роли не тянут. Точнее, король-то есть, вот только не тот ожидаемый.Драйер, без сомнения, не король, а туз. Всё у него в жизни где-то там, под прочным фундаментом непробиваемой уверенности в том, что всё будет ништячком, потому что почти во всех играх туз бьёт остальные карты. Туз, конечно, не самый значимый — бубновый (ходу нет, ходи с бубей), поэтому и тормошит его по жизни с такой раздражающей поверхностностью, но всё же карта знаковая.Марта — вот это король. От дамы в ней только женский пол, но если так распределять по значению, то получается несправедливо. Марта царствует (королевствует?) на полную катушку, живёт по всем дворцовым стандартам. Дом большой - есть, галочка; муж солидный - есть, галочка; платья нарядные; машина быстрая; фитнес подобающий... Любовника не хватает. Так, ты будешь любовником, чтобы всё было как у людей. Дрессирует его, впрочем, не властно и по-царски, а вполне себе утилитарно и демократически: сидеть, стоять, служить, принеси тапочки, улыбайся, фас. Масть без сомнения - крестовая. Для пик не хватает глубины, для червей - страсти, а бубённый-забубённый король не стал бы обращать внимания на условности общества, у казённой же масти должно быть всё чин-чинарём.Франц же не валет даже, а какая-нибудь сошка без картинки, бубнушка на размен. Вместо него всю дорогу мог бы быть условный без названия кусочек ватмана с нарисованной нелепой рожицей, ничего бы не изменилось. Разве что тапочки королю подавали бы не так эффективно.В итоге из этих трёх пришедших на руку карт не получается ни одной вразумительной комбинации. Бубны, конечно, составляют пару по масти, но нелепую и бесполезную. Крестушку скинули бы и мы, и автор.Это уже не "Машенька", но ещё не что-то полноценное. Хорошая задумка, но слишком пошаговое воплощение, которое создаёт атмосферу напряжённого тупого следования плану. Ни Франц, ни Марта, ни даже Драйер не обладают ни каплей воли супротив могучего и великого авторского замысла. Конечно, ни один персонаж (кроме, разве что, исторических) ей не обладает, но иллюзия свободы должна сохраняться хотя бы чуть-чуть. Тут же все трое катятся к финалу, прикованные чугунной цепью к стенкам вагонетки, остаётся только тоскливо озираться по сторонам и ждать, что ещё подкинет автор, чтобы облегчённо вздохнуть в финале, ну наконец-то, я свободен развоплотиться. Второй минус, который сам бы по себе ещё ничего, но в сочетании с искусственностью сюжета стал виден ярче: неествественный натужный язык. В его красотах нет пока ещё лёгкости, которая придёт потом и отдельные изящные обороты тонут в громоздких "красивостях", явно воткнутых потому, что вот это слово редкое, а вот это ещё реже. Причём вот что интересно - оживление предметов мебели и прочих неодушевлённых сочетается с низведением до ранга вещи живых существ... И не всегда это гладко. "Обветшалая собака" - ясно, что хотел сказать автор и как он хотел поразить неологизмом, но увы, коряво. Ещё хуже - "насупленный ресторанчик", это что же, супа в нём много что ли? Впрочем, надо отдать должное, когда эпитет не единичный, а разворачивается в какую-нибудь мини-сценку с участием персонажа, то это смотрится вполне уместно.А лучший персонаж в этой колоде, конечно, джокер-старичок, который по мере надобности может стать конём, старушкой, курочкой, любой другой картой или просто заставить весь этот мир исчезнуть.
infopres
21 апреля 2012
оценил(а) на
5.0
Мысль была так хороша, так дерзновенна, что даже сердце запнулось... Ах, господин Набоков, ну что же Вы делаете? Ведь это же совершенно невозможно и даже невыносимо — хоть сколько-нибудь внимать сюжетному действу, когда слова Ваши и строки, эпитеты и метафоры, такие выпуклые, искрящиеся, сочные, барабанят по страницам, шуршат, и щекочут, и вздрагивают; когда раскаты и переливы их, шёпот и томленье, тихое ли журчание иль громогласный рокот... Упоительно, и мучительно, и разяще. Совершенно невыносимой бывает красота.     Красота уходит, красоте не успеваешь объяснить, как её любишь,      красоту нельзя удержать, и в этом — единственная печаль мира. Но какая печаль!      Не удержать этой скользящей, тающей красоты никакими молитвами,      никакими заклинаниями, как нельзя удержать бледнеющую радугу или падучую звезду.И, читая, чувствуешь себя словно на берегу морском, в ожидании мощной волны: вот, накатило чуток, принесло сладость, но мало, надо еще... вооот, больше волна, больше, сильнее, ну давай же, когда же, и... она! Накрыла с головой, и сразу — кульминация, блаженство, экстаз.До новых встреч, господин виртуоз!
Lihodey
5 января 2017
оценил(а) на
5.0
Роман "Король, дама, валет" - это довольно банальный любовный треугольник, но в исполнении виртуоза литературного языка Владимира Набокова, он играет такой насыщенной палитрой красок, что забываешь о всякой тривиальности происходящего и получаешь настоящее эстетическое удовольствие. К супружеской чете Драйеров, проживающей в столице, приезжает Франц - бедный дальний родственник из провинции. Курт Драйер - владелец крупного магазина и человек-позитив, легко увлекающийся и обладающий неиссякаемым запасом жизненного любопытства, но порой не замечающий очевидных вещей, происходящих у него под носом, берется устроить его к себе на работу приказчиком. Марта Драйер - скучающая в супружестве женщина, которая живет согласно своим планам, пунктикам и предварительным расписаниям. Она не любит своего мужа, а лишь формально исполняет обязанности супруги, поддерживая удобный для обоих совместный быт. Собственно, Курт тоже свою жену не любит, так как просто не знает ее. Он любит образ жены, который, по большей части, сам же и создает в своей голове. Курт и Марта берут шефство над молодым, стеснительным и закомплексованным провинциалом. Франц строит честолюбивые планы на будущее, поэтому охотно принимает любые их заботы и часто бывает у Драйеров. У Марты, неудовлетворенной жизнью в браке, возникают мысли об использовании Франца в качестве любовника. Между ними происходит сближение, не замечаемое Куртом, и вот они уже бросаются с головой в омут страсти. Постепенно они приходят к четко оформленной мысли, что Курт мешает их счастью, и его необходимо устранить. Вот тут Набоков выдал лучшую часть романа, когда два совершенно негодных на "мокрое дело" человека начинают планировать убийство. Мысли-переживания-отупение-безумие. Ну и самое интересное в том, что тяжело предсказать развязку, где-то инстинктивно чувствуешь, как все закончится, но все же до самого конца еще сомневаешься: " А так ли будет?"Даже не раскрыв в полной мере всех скрытых авторских замыслов, а они непременно присутствуют, чего только стоит харизматичный образ гнусного старичка-извращенца или образ воды, постоянно преследующий героев в виде дождя, я получил незабываемое удовлетворение от прочтения, казалось бы, столь незамысловатой истории, всецело поддавшись очарованию от гения литературной мысли и совершенства языка Владимира Набокова.
Delfa777
7 мая 2019
оценил(а) на
4.0
Странное дело - эту книгу не возможно отложить. История, рассказанная на ее страницах, не отпускает. Хочется быть там. Хочется дослушать до конца. Хотя в романе нет ни одного положительного персонажа, ни среди главных, ни среди второстепенных лиц. Разве что изобретателя можно занести в условно-положительные. А старичок из квартиры так и вовсе похож на наследника хозяев мотеля Бейтса, которому достался мумия старушки и дар чревовещания. Все происходящее безрадостно, безнадежно. Персонажи словно запутались в слоях сна. Для них нет выхода. Везде тупики и можно переходить только с одного уровня сна на другой, такой же бессмысленный и серый.Первая встреча основных персонажей была случайна. Они вместе ехали в столицу поездом. Молодой парень лет двадцати и супружеская пара. Успешный коммерсант, его скучающая жена и бедный провинциал. Стрелки вокзальных часов замерли на мгновение и упругим движением дали толчок этой истории. Застучали колеса, задвигались манекены. Началась игра.Франца провожали на вокзале мать и сестра. Он рад был уехать. Он жаждал свободы. Он молод и грубоват. "Неопытный, неустойчивый, легко соблазнимый". Франц быстро осваивается в столице. Он порхает. Любуется собой. Хищный и слабый. Беспокойный и ведомый. Ищет в лице своей любовницы недостатки. А кто ищет, тот всегда найдет. Упорный мальчик. И везучий.Марте - тридцать четыре и она скупердяйка. У нее есть богатый муж, большой дом, много нарядных платьев и дорогих украшений, но нет счастья. Марта украсила Францем свою жизнь, как дополнительной кушеткой, выбранной, чтобы не было пустого угла. Помогло не сильно. Она сердится на судьбу. Раньше в ее жизни чего-то не хватало, теперь что-то лишнее. Лишним оказывается муж. Слишком живой. Да и улица Франца "заканчивается тупиком".Курт кажется самым счастливым из всех троих. Он часто смеется сам и превыше всего ценит улыбку жены. В нем больше от художника, чем от приказчика. Он считает себя обязанным верить в мечту, а вот в воплощение – не верит. Курт улыбается даже от боли. Бывшая подружка называет его "пустяковым". И она права. Он - очень легкомысленный. Эгоистичный. Думает только о себе. Любит и не замечает, что объект любви изменился. Ценит жену за холодность, которую считает лучшей гарантией верности. Самонадеянно считает, что мир рад служить ему, как пес. И он вряд ли когда-нибудь заметит, что он сам - игрушка в руках судьбы.К достоинствам книги можно отнести необычный финал, пристальное внимание к внутреннему миру персонажей и реалистичное описание их мотивов. А вот метафоры в книге не всегда получается счесть удачными. Они, конечно, оригинальные. Далеко не в каждую голову придет сравнить город с женским платьем. Вот только они казались мне искусственными конструкциями. Тяжеловесности, к счастью, не было, зато метафоры казались лишними и необязательными. Филологические игры вычурности ради, но пока редкие, не смелые. Мне кается, полумеры тут лишние. Надо было или опутывать ими весь текст или делать более легкими и гармоничными. Я много наслышана о стиле Набокова и ожидала большей красоты и большей филигранности в работе со словом. Может, в других книгах найду искомое. Это мое первое знакомство с творчеством автора, не самое удачное, но точно не последнее.Не хватило Берлина. Границы происходящего очерчены любовным треугольником и все, что не имеет отношения к главным героям, ушло в тень. Как-то все подозрительно благополучно и спокойно в столице. Мне иначе виделась ситуация в Германии после первой мировой. Особенно, после чтения Фаллады. Набоков упомянул вскользь об инфляции, которая обогатила мужа и это, пожалуй, все. Экономическая и политическая ситуации в стране остались за кадром. В центре внимания неотвратимый рок, играющий людьми как марионетками. И невозможность обмануть судьбу - ведь она играет краплеными картами.
С этой книгой читают Все
Обложка: В тумане дом
3.8
В тумане дом

Ольга Каменская

Обложка: Виринея, ты вернулась?
4.8
Виринея, ты вернулась?

Александра Миронова

Обложка: Яма
4.8
Яма

Александр Куприн

Бесплатно
Обложка: Братья Карамазовы
4.5
Братья Карамазовы

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Евгений Онегин
4.7
Евгений Онегин

Александр Пушкин

Бесплатно
Обложка: Палата № 6
4.8
Палата № 6

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Дьяволиада
4.8
Дьяволиада

Михаил Булгаков

Бесплатно
Обложка: Анна Каренина
4.7
Анна Каренина

Лев Толстой

Бесплатно
Обложка: Погоня
4.8
Погоня

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Устрицы
4.7
Устрицы

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Преступление и наказание
4.9
Преступление и наказание

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Игрок
4.5
Игрок

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Сашка Жегулев
4.8
Сашка Жегулев

Леонид Андреев

Бесплатно