Смотритель Обложка: Смотритель

Смотритель

Скачайте приложение:
Описание
3.8
913 стр.
2015 год
16+
Автор
Виктор Пелевин
Издательство
ФТМ
О книге
Император Павел Первый, великий алхимик и месмерист, не был убит заговорщиками – переворот был спектаклем, позволившим ему незаметно покинуть Петербург. Павел Алхимик отбыл в новый мир, созданный гением Франца-Антона Месмера, – Идиллиум. Павел стал его первым Смотрителем. Уже третье столетие Идиллиум скрывается в тени нашего мира, взаимодействуя с ним по особым законам. Охранять Идиллиум – дело Смотрителей, коих сменилось уже немало. Каждый новый должен узнать тайну Идиллиума и понять, кто такой он сам…
ЖанрыИнформация
ISBN
9785446725427
Отзывы Livelib
Pavel_Kumetskiy
2 июня 2020
оценил(а) на
3.0
 В сентябре-октябре 2015 года вышел новый вы....р маэстро, названный «Смотрителем». Первые с...чи начались после новости о том, что роман разделен на два тома по цене полноценной книги каждый (!!!). Вторая волна началась, когда стало ясно, что Пелевину надоело корчить из себя «интеллектуального» писателя, и книжонка представляет собой г...офентези для ТП (à la Макс Фрай ).(о "Смотрителе" c lurkmore) Авалон - мифический остров во французских и английских обработках кельтских легенд, дошедших до нашего времени. На Авалоне был перезахоронен легендарный король Артур; в других вариантах легенды Авалон — место пребывания Феи Морганы. Согласно современному толкованию, миф об Авалоне — отголосок дохристианских сказаний о «стране блаженства», ассоциировавшейся с полуостровом Авалон в Уэльсе, священном для кельтов. Моя затея с дочитыванием прежде непрочитанных мною романов Пелевина подходит к завершению - мне осталось дочитать «Лампу Мафусаила» и «Тайные виды на гору Фудзи» , а позавчера я закончил читать "Смотритель", о котором мне особо нечего вам сказать, но всё-таки я выскажусь, дабы поставить символическую точку в истории, которая меня с ним связывает. Дело в том, что уже тогда, когда в феврале настоящего года я прочитал «Числа» (после которых я решился на эту затею), я думал в первую очередь о встрече не с «Empire V» или «S.N.U.F.F.» , а о неизбежной встрече со "Смотрителем" - самым зашкварным романом Пелевина в моём тогдашнем представлении, об истории появления в продажу которого у меня были самые нехорошие воспоминания. Как можно было додуматься издателю разбить один роман на две отдельные книги, между выходами которых промежуток времени даже месяца не достиг (первая часть вышла 3 сентября 2015 года, а вторая - 29 сентября того же года)? И если упустить тот момент, что в книгах был нарочито большой шрифт, всё равно даже единственно такой наглый временной промежуток катастрофически дискредитировал Пелевина не только в моих глазах, но и в глазах всех моих знакомых, читающих художественные книги. Напомню для тех, кто не читал мои прежние рецензии на сочинения Пелевина о том, что на тот момент 2015-го года и на начало 2016-го я плохо относился к тогдашнему его новому творчеству (хотя такое отношение сложилось лишь исходя из моего первого неудачного чтения «Цукербрин» , причём я пропустил много других книг между ним и «Generation П» ), считая его вторичным по отношению к ТруЪ-постмодернизму, жалкой пародией на Пинчона (к «Generation П» - одному из лучших произведений Пелевина это не относилось и не относится до сих пор). Когда в 2016-ом году я работал в независимом книжном магазине "Додо", то часто сталкивался с обоими частями "Смотрителя", видя их на полке магазина. У меня была возможность их прочитать, взяв дубликат из запасов напрокат, пользуясь привилегиями продавца, но я ими не пожелал воспользоваться. Вы можете мне не поверить, но я даже помню вес обоих книг, когда листая я их держал в руках, потому что они запомнились мне их почти невесомостью в сравнении с другими книгами, что вместе с пресловутыми ухищрениями вёрстки дополняло ауру зашкварности, от них исходящую. С тех самых пор "Смотритель" был в моём негласном списке книг, читать которые я не собирался. И вот спустя несколько лет я встретился со "Смотрителем" снова. Готовясь ко встречи, я специально для неё перечитал "Цукербринов" и впервые прочитал не только все предыдущие им романы, но и два следующих после него ( «iPhuck 10» и «Искусство лёгких касаний» ), во всеоружии приготовившись к битве со старым книжным скелетом в шкафу. Должен признаться, что ни одну из тех книг, что я приобрёл с помощью OZON.ru, я не жаждал получить так быстро, как "Смотрителя", потому что учитывая моё вышеупомянутое всеоружее у меня был ещё один козырь в рукаве: я был заранее настроен на положительные впечатления от его чтения, потому что все прочитанные мною романы Пелевина (даже слабые "Empire V" и «Бэтман Аполло» ) мне неожиданно понравились, к тому же я приобрёл издание, объединяющее две книги в одну, что решило вопрос с наглым большим шрифтом и разделением произведения на две части в целях большей выручки. В довесок с такими чертами к "Смотрителю" добавилась ещё моя предсказуемая ностальгия о прошлых событиях, с ним связанных, делающая его будто бы волан-де-мортовским крестражом, содержащим в себе мои воспоминания о них. Но, к сожалению, всё это не спасло его от того, чтобы я, как и многие другие читатели, после прочтения всё-таки отнёсся к нему как к самому слабому роману Пелевина на сегодняшний день. Как вы могли верно догадаться - моё вступление - это попытка отсрочить критическую часть и одновременно добавить рецензии какой-то объём, потому что я не знаю, о чём я могу написать, рассматривая "Смотрителя", ведь он настолько сильно вторичен не только по отношению к мировому искусству в целом, но что хуже - он вторичен по отношению к другим большим текстам самого Пелевина. В ночь с понедельника 23 марта на вторник 24 марта 1801 года, в результате заговора с участием гвардейских офицеров в здании Михайловского замка был убит российский император Павел I. Это, мягко сказать, невесёлое событие является одним из самых ярких и запоминающихся со школьной скамьи уроков российской истории (по крайней мере для меня), которое в игривой постмодернистской манере переосмысляет Пелевин с помощью метода художественной деконструкции (прочтения стереотипа через новый контекст). По задумке Пелевина Павлу I удалось избежать смерти с помощью его перемещения в Идиллиум - искусственно созданное Павлом I и его товарищами-помощниками пространство, являющимся замкнутым самим на себе то ли Флюидом, то ли солипсизмом Павла I. Как окажется далее, на самом деле история "Смотрителя" - это в очередной раз в истории мирового искусства рассказанная история о призраке и его привязанности к определённому месту, а именно к месту его смерти, что вызывает в памяти читателя такие фильмы, как "Шестое чувство", "Другие", музыку - "Проклятый старый дом" Короля и Шута, мультики Хаяо Миядзаки,  и кентервильское привидениеВместе с приметами времени, постоянно обновляющимися с помощью связи с Ветхим Миром (так жители Идиллиума называют наш мир), Павел I переносит в Идиллиум подпоручика Кижа, чья личность основана на историческом анекдоте времён царствования Павла I о несуществующем поручике Киже, возникшем в документах благодаря канцелярской ошибке и не раз получавшим продвижение по службе в силу бюрократической инерции, и даже сосланным в Сибирь, являющимся предком всех Смотрителей, в чьи обязанности входит сохранение жизнеспособности и целостности Идиллиума посредством управления Флюидом - мистической сущностью, из которой по мнению героев создан не только Идиллиум, но и вообще всё. Произведение начинается с того, что главный герой (как затем окажется - новый Смотритель Идиллиума) Алексис II де Киже узнаёт о том, кем ему предстоит в скором времени стать. Вместе с обретением нового почётнейшего статуса в обществе Идиллиума он встречает Юку.Юка была фрейлиной «Зелёные Рукава» — или, как говорят в светских кругах, «зелёнкой». Красота этих существ совершенна настолько, что из приманки превращается в оружие страшной силы. Про «зелёнок» почти ничего никому не известно, и они тщательно поддерживают вокруг себя ореол тайны — к тому же их очень мало, и не всякий поседевший в салонах светский лев может похвастаться, что хоть раз видел одну из них своими глазами. Их выращивают в специальном заведении, как ассасинов или янычар — но обучают не убивать, а, наоборот, возвращать интерес к жизни.Юка была идеальной во всех отношениях девушкой, но как и сура Кая из "S.N.U.F.F." не предвещающая ничего хорошего главному герою, а только одну энтропию. Юка была идеальной, но Алексис узнаёт о том, что на самом деле она является результатом непрерывной круглосуточной работы целой группы профессионально обученных мужчин (причём нетрадиционной сексуальной ориентации) по созданию из Флюида симулякра-девушки Юки, вдыхающих в неё сознание, модели поведения и эмоции. На самом деле детали несколько сложнее, но суть легко угадываема теми, кто знаком с другими произведениями Пелевина: как и киборг-сура Кая является идеальной подделкой живой девушки, так и сестричка из "Цукербрин", так и Юка - всем им не хватает человеческого несовершенства для того, чтобы мужские главные герои могли с ними ужиться. И снова Пелевин представляет перед читателем метафору того, что каждое человеческое сознание (а для героев Пелевина в особенности женское) является проявлением многоголосия,- Точно так же внушаемые девушки делают себе пирсинг в пупке. Это нужно для того, чтобы заслужить одобрение воображаемого племени, способного подавать голос даже в сознании совершенно одинокого человека, если его уже посвятили в мистерию так называемого "стиля жизни".которым легко управляют многие факторы, такие как инстинкты, гормоны, общественные стереотипы. Забавно, что эта мысль Пелевина передаёт умозаключения среднестатистического пользователя 2ch, впервые узнавшего о существовании идей, изложенных в «Трактате о любви, как ее понимает жуткий зануда» Анатолия Протопопова (не читал, но наслышан) и многих других книгах на подобную тематику, и о том, какую роль играют различные нейромедиаторы в механизме гормональной привязки-зависимости, из-за которой по одной из версий была развязана Троянская война. Читалось бы это на ура, если бы не то, что уже в который раз Пелевин пишет практически идентично даже в деталях об одном и том же, из-за чего сами напрашиваются определённые фрейдистские мысли, представляющие одного из самых главных современных русских писателей омежкой, которого я недавно увидел в повестях Александра Беляева . Но не только знакомый омежка роднит Пелевина с Беляевым: "Смотритель" на сегодняшний день является самым художественным из всех романов Пелевина, в нём практически (а может даже и вообще) нет "назлобуднявности", но его художественность временами один в один напоминала мне по моему мнению неудавшуюся картонную художественность повестей Беляева. Приступая к чтению "Смотрителя", помня о том, что это самый сказочный, фантастический роман Пелевина, я ожидал от него сопутствующего фантастике визионерства, о котором писал Генри Миллер в «Черной весне» :Верю, что лишь визионеру, не испытывающему страха ни перед жизнью, ни перед смертью, по плечу найти ту неизмеримо малую частицу силы, какая в мгновение ока способна погрузить в бешеное коловращение космос.Но чуда не произошло, и если в начале были все признаки того, что мир Идиллиума возможно будет описан Пелевиным подобным Анти-Терре из «Ады» (другой набоковский текст [ «Solus Rex» ] упоминается в "Смотрителе"), то затем сюжет снова идёт по привычному и уже заржавевшему пелевинскому путевому шаблону инициации ученика, его посвящения, его лёгкой победы над слабым врагом, и его заключительным положением а-ля "старуха у разбитого корыта" (Пелевин даже невольно предсказал то, как глупо сольют сценаристы главного злодея-изюминку сериала "Игра престолов" Короля Ночи, подобным образом слив и своего главного злодея Великого Фехтовальщика в "Смотрителе"), теряя при этом проработанность не только того мира, в котором происходят действия романа, но и проработанность характеров и мотиваций его героев. Завершая читать книгу, я не мог отделаться от мысли, что читаю что-то уже прежде прочитанное и даже мною отрецензированное...вспомнил! «Град обреченный» Стругацких со своей темой зеркального отражения главного героя созвучен финалу "Смотрителя" не только заключительной идеей, но и деталями. Прежде чем перейти к собирательной метафоре "Смотрителя", мне хочется процитировать описание того, как герои перемещаются в пространстве Идиллиума, "открывая" стены и то, как это похоже на приёмы Вергилия из Devil May Cry 5:Постепенно я стал лучше видеть, что происходило при простых манипуляциях с Флюидом. Например, у нас было упражнение: «открыть стену» (то есть пройти через нее).– Пройти сквозь стену, конечно, нельзя, – сказал Менелай. – Но можно пройти через проделанную в ней на время брешь, что выглядит точно так же.  Роман метафорично может быть выражен через действие, которое Пелевин несколько раз упоминает в тексте: Мир — волшебный кристалл с безмерным числом граней, и повернуть его всегда можно так, что мы рассмеёмся от счастья или похолодеем от ужаса. К счастью, я могу выбирать. И все же иным осенним вечером мне мнится, <...> что я действительно призрак, одиноким смотрителем совершающий обход своего увешанного картинами мавзолея в далеком северном городе. Но мир тут же поворачивается ко мне своей очаровательной нестареющей гранью по имени Юка - а она знает один неприличный, но всегда срабатывающий способ вылечить меня от уныния.Каким же способом Юка моментально возвращала Алексу уверенность в том, что он существует? Она совершала акт орального секса, заключающийся в слове на букву "м" (не хочу получить "неформат"). В "Начале" Кристофера Нолана герой для того, чтобы понять, в реальности он находится или во сне, запускал крутиться юлу - герой Пелевина же доверяет проверку реальности вышеупомянутому акту, чей образ красной нитью прошёлся через весь текст. Ещё ни разу не было так, чтобы я заканчивал свою рецензию отсылкой на два музыкальных альбома, но тут особый случай, потому что "Avalon" (1982) от Roxy Music со своим названием идеально подходит для мира Идиллиума не только концепцией тайного острова, над-пространства, но и своей романтичностью, а "Brain Salad Surgery" - кто в теме, тот в теме, а кто нет - тык.
LilianaShu
4 ноября 2019
оценил(а) на
5.0
Для начала, пожалуй, стоит пояснить, что из Пелевина я прочла последним до этой книги - это был "Дневник оборотня" и "Улитка на склоне Фудзи". Где "Улитка" упала куда-то вниз в моем личном рейтинге, "история лисички" заняла второе место, а вот "Смотритель" восхитил. Для моих вкусов это оказался какой-то волшебно-необычный Пелевин. Нет в этой книге стандартного для него во многих книгах матерного языка, все очень изящно. И в то же время многоуровневый сложный сюжет по большей части связанный с буддийским мировоззрением (впрямую об этом, конечно, ни разу не упоминается и названия используются другие). Можно также этот же пелевинский буддизм рассмотреть и с научной точки зрения: что все существует из атомов. В одной из книг по физике про природу реальности, после долгих описаний теорий Эйнштейна, Хокинга и др, в итоге ученые писали, что все ученые мира до сих пор не знают, что такое реальность и что она из себя представляет, и по сути она и реальна и не реальна одновременно. О том же говорит и Пелевин в своем повествовании. Те, кто пытался найти вопросы на ответы "кто я?" и "откуда этот мир", читал тексты восточных и западных традиций, найдет в этой книге много отсылок. И про "лестницу Иакова"в каббале, и про ангелов, сон Брамы, майю и пралайю, масонские ордена и мальтийский орден
HelloFromSpace
30 мая 2017
оценил(а) на
4.0
Многие читатели нещадно критикуют поздние работы Виктора Пелевина, и, наверное, не зря. Хотя, как известно, в мире всё относительно, и кто-то, возможно, видит в них вершину творчества данного автора (правда, такие личности мне пока не встречались). Я же попытаюсь сегодня изложить мои впечатления от прочтения предпоследнего, на данный момент, произведения Пелевина – романа «Смотритель».Сюжет «Смотрителя», как обычно в случае с работами данного автора, описать весьма непросто. Речь в нём идёт о некоем параллельном (или выдуманном) мире, который создал русский император Павел I со своими товарищами: Францом Антоном Месмером и Бенджамином Франклином, куда и перенёсся из так называемого «Ветхого мира», замаскировав это с помощью убийства созданного им же самим двойника.Впрочем, всё это произошло за 2 века до описываемых нами событий. Основное течение сюжета повествует об очередном Смотрителе – правителе Идиллиума (именно так называется этот параллельный мир), о его жизни до назначения на столь высокую должность (об этом речь идёт в первом томе) и после оного (второй том). В книге поднимаются различные философские вопросы: излюбленная тема Виктора Пелевина – об иллюзорности бытия, об отношениях между женщиной и мужчиной, о том, что иногда смотреть на мир сквозь призму знания хуже для душевного равновесия, чем оставаться в неведении и многое другое.В чём же главный минус «Смотрителя», если пока всё звучит весьма интересно? Почему его так критикуют? Отвечать за всех – дело неблагодарное и попахивает знатной самонадеянностью. Поэтому расскажу о том, за что критикую эту книгу я.Как я уже упоминал в начале рецензии, всё в мире относительно; и относительно того, из чего состоит современная русскоязычная литература последних нескольких лет, «Смотритель» – это очень даже неплохое произведение. Но не в сравнении с «классическими» работами Виктора Пелевина.На первый взгляд, у «Смотрителя» всё в порядке: отличный слог, интересные мысли и увлекательные диалоги. Да только вот не хватает какой-то искры во всём этом. На протяжении обеих книг меня не покидало ощущение, что автор пишет не книгу, а занимается каким-то до ужаса нелюбимым делом, что его вообще ни капли не интересует происходящее и он ни на йоту не сопереживает своим героям. Просто занимается своей рутинной деятельностью, которой уже сыт по горло.В итоге получилось, что под обложкой «Смотрителя» Виктор Пелевин предложил нам красивый, хорошо сделанный и соответствующий времени продукт, но забыл (или уже не сумел? не захотел?) вдохнуть в него жизнь. Наверное, именно так выглядят написанные без вдохновения произведения.Быть может, автору следует взять небольшой перерыв и не выпускать по книге в год?
AleksSar
13 сентября 2017
оценил(а) на
5.0
Произведение: Меня Пелевин всегда поражает умением описывать обыденные вещи необычным языком. В данном же произведении описана Жизнь через призму другого мира (какого узнаете из сюжета). Писать о произведении не затрагивая сюжет или (что более важнее) гениальные мысли, очень сложно, поэтому напишу просто - стОящая книга для любителей творчества Пелевина (так сказать в лучших его традициях).Озвучание: Сергей Чонишвили читает профессионально. Есть в начитке Игоря Князева (разбитая на две книги). Есть возможность выбирать.Дополнительно: В данной аудиокниге представлены две части романа. Если кратко, то книга полностью озвучена до логического конца.
erhosen
3 февраля 2016
оценил(а) на
5.0
Про книгу всё написано в одноимённом разделе с бумажной версией, здесь же стоит нахваливать чтеца - Сергей Чонишвили как всегда хорош. Дуэт с Пелевиным у них получается очень сильный, я бы даже сказал ядрёный - моментами пробирает до дрожи.
С этой книгой читают Все
Обложка: Проповедник
3.8
Проповедник

Юлия Латынина

Обложка: Мокрое волшебство
3.6
Мокрое волшебство

Эдит Несбит

Обложка: Твоя по принуждению
5.0
Твоя по принуждению

Алиса Ковалевская

Бесплатно
Обложка: История родной женщины
4.3
История родной женщины

Виктория Гостроверхова

Бесплатно
Обложка: Эшелон на Самарканд
4.2
Эшелон на Самарканд

Гузель Яхина

Обложка: День конституции
День конституции

Борис Акулин

Бесплатно
Обложка: Истребитель
4.1
Истребитель

Дмитрий Быков

Обложка: Белая сирень
5.0
Белая сирень

Маша Ловыгина

Бесплатно
Обложка: Лавр
4.2
Лавр

Евгений Водолазкин

Обложка: Двойная фамилия
4.7
Двойная фамилия

Дина Рубина

Обложка: Лесной князь
4.9
Лесной князь

Арина Теплова

Бесплатно
Обложка: Географ глобус пропил
4.5
Географ глобус пропил

Алексей Иванов

Обложка: Освобождение. В поисках Шамбалы
5.0
Освобождение. В поисках Шамбалы

Наталия Жигалова

Бесплатно