Карта родины Обложка: Карта родины

Карта родины

Скачайте приложение:
Описание
3.9
912 стр.
2009 год
18+
Автор
Петр Вайль
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
Corpus
О книге
Петр Вайль (1949–2009) – известный журналист, писатель, один из основателей жанра русской послевоенной эссеистики, автор книг “Гений места”, “Стихи про меня”. Так же, в соавторстве с А. Генисом, им написаны “Родная речь”, “Русская кухня в изгнании” и др. Петр Вайль эмигрировал из СССР в 1977 году и жил за границей до конца жизни. “Карта Родины” – сборник эссе о его путешествиях по стране, в которой он родился и которой уже больше не существует. В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-137776-2
Отзывы Livelib
majj-s
10 сентября 2021
оценил(а) на
4.0
И травинка, и лесок,В поле каждый колосок.Травка, небо голубое,Это все мое, родное.Это родина моя.Всех люблю на свете я.Этот год подарил мне знакомство с Петром Вайлем. Такое случается чаще, чем принято думать. Ты обитаешь в одном пространстве с кем-то, чем-то совершенно своим, а пересечься все не получается, потом какой-то поворот шестерни в часовом механизме, встреча оказывается возможной, и ты думаешь: "Ох, ну надо же, как хорошо!" Не бросаясь читать у автора все, до чего можешь дотянуться, но пребывая в уверенности, что следующая встреча непременно состоится. В случае с Вайлем триггеров было два: весной его великий поклонник Игорь Князев, чья большая поклонница я, перезаписал "Гений места", дополнив "Картинами Италии", а летом в его же исполнении вышла аудиокнига "60-е. Мир советского человека". И Этим же летом в Редакции Елены Шубиной, новинок которой стараюсь не пропускать, вышел "Довлатов и окрестности", написанный с постоянным соавтором Александром Генисом.И вот, осень - аудиокнига  "Карта родины". Восхитительный путеводитель по просторам России (и не только) от остроумного, наблюдательного, потрясающе эрудированного и доброжелательного, несмотря ни на что, рассказчика. Россия книги - это родина глазами эмигранта, который смотрит на нее после долгого перерыва, до сих пор чуть удивляясь возможности писать это слово со строчной буквы. Страна, утратившая железобетонную целостность и переживающая не лучший период (девяностые не случайно сопровождает в новейшей русской истории эпитет "лихие").Как ни странно, две главные русские беды, неизменные на протяжении столетий, прошедшая четверть века не то, чтобы вовсе отменила, но изрядно снивелировала. Дороги ощутимо лучше, дураков не то, чтобы меньше - может просто не стремятся так активно на передний план, переселились в интернет. Две другие характеристики "пьют и воруют" тоже поутратили остроту. Пьют меньше. Да-да, это так! А воруют, да кто ж его знает, но явно уже не так нагло. И это не может не радовать.Из стабильного "сегодня" книга дает возможность путешествия на двухместной машине времени. Почему двухместной? Потому что неизменным спутником в этом путешествии будет голос  Князева, лучшего из возможных вергилиев. А книга, и впрямь, дивно хороша. Я даже не могу сказать, что в ней лучше. Города, где я бывала, но видела с иного, чем маститый  и знаменитый американец, ракурса, предстают знакомыми незнакомцами.Те, где не бывала вовсе, но много о них читала, парадоксальным образом, более узнаваемы: да-да, вот именно так я представляла себе Владивосток - хочется сказать. Кстати же, с Калининградом совершенно мое впечатление. Меня столько раз упрекали любящие город люди за картинку серых бетонных кубов на брусчатке, какой увидела город в свой приезд, меж тем, в главе "Кант в бескозырке" теми же словами.И полный комплекс ощущений матери, ребенка которой заслуженно похвалили, когда читала об Алма-Ате. Да-да-да, она такая, лучший город на свете. И вкус грузинских блюд на языке, терпкость молодого вина, когда о Грузии. Ну не была я там и читала не то, чтобы много, но с этой книгой получила возможность ощутить во всей полноте. И невыносимая горечь, когда о чеченской кампании, но не буду продолжать - это хождение по тонкому льду. Отличная книга.
Morra
30 октября 2008
оценил(а) на
2.0
Эта книга Вайля меня разочаровала. Слишком много в ней интеллектуального снобизма и великодержавного шовинизма по отношению ко всем нерусским народам, которые входили в состав СССР. Каждая история похожа не предыдущую: умный автор, местные глупые-несчастные аборигены, разглагольствования философско-исторической направленности... Неприятный остался осадок.
Scary_Owlet
24 января 2014
оценил(а) на
5.0
Первое впечатление от книги, ещё в процессе чтения - безумно импонирующий слог, ирония, богатство цитат, незаметно вплетающих частное во всемирное. Грешок, за который Вайль попрекает русскую культуру - вечное желание говорить с полётной высоты, за всех, - ему самому свойственен, но с этим ничего не стоит смириться. И воспринимать эту книгу не как бесспорный документ, но как яркое, детальное видение (ударение куда пожелаете).В чём суть: давно и плотно американский гражданин Вайль описывает свои путешествия по России, в том числе - по собственным молодым следам, по следам своей семьи. Интереснее, правда, первые впечатления, элегантно-акынские рассказы: о крохотных местечках и о больших городах, от Калининграда до сахалинской Охи ("Оху ли я увижу возрожденной?"). Сладки и ярки картинки из южных земель (уже не российских) - Кахетии, Алма-Аты, Ташкента. Вообще, когда читаешь эту книгу - в новеньком издании, с современной обложкой - создаётся обманчивое впечатление свежести текста, ан нет! Постепенно понимаешь, что многое написано ещё в 90-х, кое-что - на рубеже веков, а всей книге уж минул десяток лет. И думаешь с надеждой и болью: а как там сейчас? Хуже ли (хотя кажется - где-то хуже точно некуда); лучше ли? Можно ли увидеть ещё то, о чём рассказывает Вайль, попробовать на вкус и плоды, и вино, и воздух? Ведь вот он сам - собеседник, толстый и весёлый (почти видишь его и слышишь голос, гулко журчащий над горячей плитой, где что-то готовится) - оказывается, умер, пять лет назад почти умер, а ты, закрыв книжку, попрощался с ним как с живым.И раскидистое пространство, воссозданное в книге, оказывается побеждено временем; оно отправляется вместе с автором в туманные и сомнительные субстанции - те, о которых нам ничего не известно. Ибо от нас Родина страшно, немыслимо далека - не проехать её, не перейти, не понять и не пережить, только слиться с ней в крохотной точке на карте. Потому-то как раз книга Вайля - ценный опыт отстранения. Ровно до той границы, на которой живут интерес и нежность. Почти любовь.
Ululu
4 декабря 2011
оценил(а) на
3.0
Долго не хотелось писать рецензию - пыталась разобраться в своих чувствах. Я очень люблю Вайля: его мягкость, его юмор, его эрудицию и жизнелюбие (ведь не частое сочетание!). Уверена, что в тандеме Вайль-Генис - не в обиду Александру Генису будет сказано - за искрометность и шутки отвечал Вайль. Но эта книга подкосила: я читала - точнее, продиралась - и не узнавала любимого писателя. Крайне неровное произведение: тут и эссе из самых разных журналов, вряд ли написанные под наплывом чувств - скорее, просто для заработка; и статьи о писателях, подверстанные (не всегда логично и оправданно) к определенным городам, как в "Гении места"; в конце вдруг обильные (и самые симпатичные) воспоминания из детства и юности, где проступает, наконец, "классический" Вайль. С проявившейся рано методичностью я прочесывал собрания сочинений насквозь. Сбой случился лишь однажды, когда взялся за темно-зеленый тридцатитомник Диккенса: подкосил меня восьмой, толще всех, том с романом "Барнеби Радж", который читал, по-моему, только Диккенс и я. Но тут же - убийственное для тех, кто сидит на этом сайте, для тех, кто наслаждался "Гением места" (и книгой, и передачей) - признание: Очень долго полагал, что нет ничего важнее и увлекательнее книг, пока не осознал, что самая изощренная умозрительная коллизия меркнет рядом с событием пустяковой живой мимолетности...Показались неплепыми и стыдными умствования по поводу книжных реальностей. Стало неинтересно писать о книгах, даже думать о книгах, даже читать книги. Уж точно - беллетристику. Обычно так выглядят посмертные сборники - когда все, что нашлось из неопубликованного, быстро выпускают, пока внимание публики подогрето. Но Вайль умер не так давно (и так рано :((, а книжке скоро десять лет. В общем, будь это первое знакомство с писателем, не перерасти бы ему в ту теплоту и приязнь, что остаются во мне все равно - невзирая на "Карту родины". Я просто вынесу ее за скобки.
alexkrm
11 мая 2010
оценил(а) на
3.0
Н-наследничек... Этих, как их там... Радищева и Салтыкова-Щедрина. Родину ему, понимаешь, уважать не получается, а вот "любовь - другое дело". Любовь, перефразируя, в деталях. Вот, например, алкаши Нижнего Новгорода у горьковской ночлежки, Джон Григорьевич, кусочек Москвы - Питера, кстати, нету, сказано, что он "стильный город", и будет с него. Такое вот, бытописание проездом - из Нью-Йорка в когда-нибудь, в "настоящие мемуары". Ну-ну.
С этой книгой читают Все
Обложка: Доктор Гарин
3.9
Доктор Гарин

Владимир Сорокин

Обложка: Загадка номера 622
3.9
Загадка номера 622

Жоэль Диккер

Обложка: Лолита
4.3
Лолита

Владимир Набоков

Обложка: День опричника
3.9
День опричника

Владимир Сорокин

Обложка: Метель
4.0
Метель

Владимир Сорокин

Обложка: Песнь Ахилла
4.4
Песнь Ахилла

Мадлен Миллер

Обложка: Серотонин
3.6
Серотонин

Мишель Уэльбек

Обложка: Цирцея
4.5
Цирцея

Мадлен Миллер

Обложка: Мозг материален
4.3
Мозг материален

Ася Казанцева

Обложка: Эгоистичный ген
4.3
Эгоистичный ген

Ричард Докинз