Севастопольские рассказы Обложка: Севастопольские рассказы
Бесплатно

Севастопольские рассказы

Скачайте приложение:
Описание
3.9
304 стр.
1855 год
12+
Автор
Лев Толстой
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
Общественное достояние
О книге
Вскоре после начала Крымской войны молодой поручик Лев Толстой по личной просьбе был переведен в Севастополь, где участвовал в защите осажденного города, проявляя редкое бесстрашие. Был награжден орденом св. Анны «За храбрость» и медалями «За защиту Севастополя». Армейский быт и эпизоды Крымской войны дали писателю обширный материал для творчества. Сначала это были художественные очерки, написанные на фронте, после войны они были обработаны и получили название «Севастопольских рассказов». Сборник состоит из трех рассказов, больше тяготеющих к жанру небольших повестей, описывающих разные периоды обороны Севастополя. Рассказы, повествующие о храбрости и мужестве русских солдат, рисующие беспощадно достоверную картину войны, произвели огромное впечатление на русское общество. В них война впервые предстала безобразной кровавой бойней, противной человеческой природе.
ЖанрыИнформация
ISBN
5-04-007598-7, 978-5-699-15152-3
Отзывы Livelib
JewelJul
17 ноября 2021
оценил(а) на
4.0
Три рассказа об истории обороны Севастополя во времена Крымской войны 1853-1856 годов. Как известно, Империя ее проиграла, так что не будет никаких победных фанфар и упоенных чувств. Напротив, будет много мокрой грязи, кишок, размышлений о трусости-храбрости, и горькое-горькое чувство обиды.Три рассказа о трёх временах года, зиме, весне и осени, три этапа обороны. Зимой Севастополь это не только баррикады, бастионы, линия фронта и траншеи, но ещё и пока ещё действующий город с кафе-шантанами, аллеями, прогуливающимимися дамами и красотками, да и офицеры не прочь отвлечься от беспролазной войны. Толстой очень удачно выбрал в герои волонтёра, желающего воевать за Родину, который видит все наново: и подъезд к городу, забитый ранеными в смердящем госпитале, и сам город, танцующий, и только потом траншеи и окопы, блиндажи и грязь по колено.Весной город показан как у Джойса, один весенний день с утра и до позднего вечера, в многофигурной композиции. Авто сравнивает разных людей, разные чувства, тщеславных и не очень, мечтающих о Георгии, и мечтающих, чтобы это все поскорее закончилось, а пока надо делать свою работу, размышляет о том, что можно считать за храбрость, а что за безрассудную храбрость, а что и вовсе за отчаяние. Понравилось, что никаких закономерностей он не приводит, потому что пуля - шальная, бомбы - дурные, и никто не гарантирует вообще ничего. И чувство безопасности выжившего после дня под пулями - ложное. Одна ошибка - и ты погиб.Всегда было интересно и страшно узнать, что же чувствует человек, наступивший на противопехотную мину. Он ещё жив, но как только он отпустит ногу, он мертв. Толстой пофантазировал немного на эту тему, представив такую ситуацию для двоих офицеров, в шаге от которых упала фугаска, и что-то задержалась со взрывом. Я примерно так и думала, что превалирующим чувством будет "пожалуйста, не надо взрываться", но помимо этого чувства будут и другие.Осенью Севастополь будет сдан. Третий рассказ о двух братьях, один из которых уже матёрый офицер, а второй, младший, только-только приехал заступать на службу. Их глазами увидим всю разницу в восприятии войны опытных вояк и восторженных новичков. Правда, на финал обороны это никак не повлияет, да и на жизнь братьев тоже. Романтизируй, не романтизируй, все равно оторванные ноги, выбитые глаза, изуродованные лица в жизни того не стоят, и это если в живых останешься.Вместе с Толстым я буду грустить из-за "напрасной" 11-месячной обороны, из-за сдачи города, из-за бездарных руководителей, из-за хапуг-прапоршиков, из-за утраченных кафе-шантанов, из-за пробивающегося сквозь соленый морской бриз смердения трупов и засохшей крови. Ничего романтичного в ней нет, никакого облагораживания характеров. Мужчины могут сколько угодно размышлять о храбрости и отваге и риске собой ради родины, моя мелочная натура кричит о том, чтобы хватать все свое добро и бочком, бочком, подальше, подальше.
strannik102
19 февраля 2022
оценил(а) на
4.0
Цикл, состоящий из двух рассказов и одного очерка-эссе, знакомит нас с Крымской войной 1853-56 гг., однако не со всей кампанией, а только лишь с обороной Севастополя. Первый очерк повествует о событиях декабря 1854 г. Но скорее даже не о событиях, а даёт нам кусочки общей картины города, отдельные обрывки рассказов жителей Севастополя о переживаемом, о соседстве жизни и смерти, а также какие-то описания то улиц города, то каких-то укреплений, то госпиталя с ранеными и увечными. И во всём этом просто чувствуется решительный настрой на твёрдую оборону от супостата.Дальше...Второй рассказ переносит нас в май 1855 г. и знакомит с офицером Михайловым. Который неспешно прогуливается по городу, встречаясь с офицерами из аристократических кругов (и тут Толстой вволю прохаживается по сути этого понятия) и готовясь в очередной, тринадцатый раз идти на бастионы. Понятны страхи молодого человека перед возможной гибелью, однако решимость выполнять свой долг превыше страхов. И потому когда началось «дело», то штабс-капитан ведёт себя вполне достойно и при получении ранения не уходит в госпиталь — ему стыдно, что могут подумать, что он струсил. Наступившее перемирие сводит противников вместе, и солдаты двух воюющих сторон охотно пытаются как-то общаться друг с другом — казалось бы вот он, мир, стоит только захотеть… Но вновь открывается огонь из пушек и мортир и те, кто только что разговаривал, ожесточённо стреляют друг в друга.Третий рассказ переносит нас в август 1855 года, в качестве главных героев выступают два брата Козельцовы — старший после ранения и госпиталя возвращается в Севастополь, а младший едет туда же добровольцем под влиянием патриотических чувств и порывов. А дальше каждого из братьев ждёт своя судьба — старший возвращается в свой полк и видно, что солдаты очень хорошо относятся к своему командиру. А младший попадает в свою часть и отправлен на Малахов курган, испытывает сильное ощущение страха и боится оказаться трусом. С началом штурма оба офицера ведут себя весьма достойно, однако ни тому, ни другому не повезло — оба погибают во время штурма. Заканчивается рассказ картиной эвакуации армии и жителей Севастополя на Северную сторону, при этом у всех общее чувство горечи.Рассказы отличаются от привычных военных повествований тем, что в них автор нисколько не героизирует войну и всё, на ней происходящее. Скорее наоборот, Толстой старается заглянуть в мысли и чувства и своих главных героев, и других персонажей рассказов, стремится показать чудовищность и бессмысленность войны. Книга закончена и издана ещё до подписания мирного договора, т. е. когда ещё состояние войны длилось Возможно, автор хотел познакомить российское общество с истинной картиной современной войны и снизить накал глупого «патриотизма» — всё-таки войну делают не «герои», а военные специалисты. Умелые и обученные. А не 17-летние юнцы.
Teya805
6 февраля 2022
оценил(а) на
5.0
Удивительно, но Лев Николаевич умеет писать довольно коротко и очень емко! Нет, разумеется, без пейзажных вставок не обошлось, но длиннот в книге минимальное количество. И очень живые характеры - видно что автор был непосредственным участником событий и видел этих людей или их прототипы.И еще это очень антивоенная книга, без прикрас описывающая все ужасы осады и очень разные стратегии выживания жителей Севастополя.
VaninaEl
23 октября 2017
оценил(а) на
4.0
Не помню, по какой такой причине я, в школьные годы весьма прилежно читавшая все произведения, входившие в школьную программу, упустила из виду «Севастопольские рассказы». Но факт остаётся фактом – этот сборник из трёх небольших рассказов я прочла только сейчас, будучи взрослой. И очень этому обстоятельству рада, ибо отнюдь не уверена, что в школьном возрасте смогла бы это произведение великого классика оценить по достоинству. И дело даже не в том, что дети классику читают не слишком охотно – тут у меня проблем никогда не возникало, а скорее смутил бы тот факт, что эти рассказы, по сути, являются скорее даже не рассказами с определённым сюжетом, а зарисовками из жизни осаждённого Севастополя, показывающие его жизнь в трёх периодах – в декабре 1854 года (тяжёлые будни осаждённого города, спокойное принятие этого факта и сдержанный, не напоказ, патриотизм, мужество и доблесть защитников города); в мае 1855 года (тщеславие офицерского состава и желание выслужиться, за которыми скрывается банальный страх за собственную жизнь, явно проявляющийся на передовой) и, наконец, август 1855 года (поражение российской армии многократно противостоящими силами противника, оставление города и последние, уже бессмысленные жертвы этой кровопролитной войны).Рассказы не связаны между собой ничем, кроме места действия и герои в каждом из них разные, и если первый из них – очерк, позволяющий оценить жизнь осаждённого города стороннему наблюдателю и второй, посвящённый жизни офицеров, даже во время военных действий не забывающих о чинах и превосходстве одних над другими, не слишком меня тронули, то последний, повествующий о судьбе братьев Козельцовых, в одночасье сгинувших в горниле этой проигранной Россией войны, очень зацепил.Ну а основная идея произведения, которую Толстой, сам лично являвшийся очевидцем описываемых событий (ведь писал он «Севастопольские рассказы» буквально в тех же самых окопах) доносит до читателя – бессмысленность войны, зачастую губящей лучших представителей нации ради эфемерных целей, поставленных великими мира сего. Не могу не согласиться.
blackeyed
10 мая 2016
оценил(а) на
4.0
Жребий не такой уж и слепой, если подкинул мне на 9 мая именно "Севастопольские рассказы". В моём списке не было ничего о войне, кроме этой книжки Толстого и ремарковской "Триумфальной арки"; согласитесь, что Крымская Война в 19-м веке - это хоть и другое, но нечто однородное с ВОВ, 71-летнюю годовщину победы в которой мы в эти дни отмечаем, и чтение о ней несколько больше пришлось "в тему", нежели если бы я выбрал рассуждения немецкого автора. У меня даже создалось впечатление, что Ремарк обязательно читал Толстого; его пацифизм в "На западном фронте без перемен" насчёт генералов, которым лучше бы выйти на арену в борцовских трусах и биться друг с другом, чем заставлять миллионы людей убивать друг друга - так вот эти рассуждения Ремарка очень похожи на сравнения Толстого из этой книги по поводу того, что 1 на 1 это тоже самое, что 80 тысяч на 80 тысяч. Не знаю как насчёт зарубежной традиции, а русская военная проза наверняка (если не вся, то хотя бы частично) вышла из "Севастопольских рассказов", в которых миролюбие сочетается с обязанностью нести долг - защиту Родины; отвага и доблесть сочетается с трусостью и тщеславием; военные аристократы, воюющие за чины и ордена, варятся в одном котле с неприхотливыми солдатами; где пока одни умирают за государя и за правду, другие больны флюсом и режутся в карты. И изнанка военного быта, и изнанка человека показаны здесь с необыкновенной правдивостью. Кто злодей, кто герой ее? [...] Герой моей повести, которого я люблю всеми силами души, которого я старался воспроизвести во всей красоте его и который всегда был, есть и будет прекрасен, - правда. К слову, вот такие "публицистические" вставки у Толстого, где он напрямую излагает свои собственные взгляды, мне очень по душе, и как я слышал, они часто встречаются у Л.Н. Слышал, но не читал. После этой книги мне кажется странным, как можно было не иметь на полке ни одной книги Толстого; по-моему, он великолепен. 4 я поставил скорее из-за собственных предрассудков, а по сути это железная 5: было увлекательно, иллюстративно, драматично, трагично и страшно (госпитальные сцены - пострашнее всякого С.Кинга)! И человечно! Показаны были не просто положение войск и ход битвы, а людские тревоги и душевные терзания. Дан был ответ на вопрос: "Что заставляет человека идти воевать?", ответ не односложный и развёрнутый. Я родился в Крыму (где жил первые 3 года жизни) и чувствую какое-то родство с этой книгой - это написано про мой край, про мою Родину и мою страну. И примешивается гордость, что я крымчанин; не из-за крымнаш и прочей шелухи, и Севастополь тогда ведь пришлось сдать... А из-за принадлежности к понятию русский человек (в широко-духовном, не национальном смысле слова; жаль, что приходится оговариваться в наши дни). Мы как-то всё привыкли, что книжные миры - это виртуальная реальность, в которую хорошо уходить с головой, вечером сидя под пледом, отрешившись от всех забот; в которой искупался, вылез на берег, обсох, поехал домой и вскоре забыл, где побывал. Книга же Толстого, лежащая сейчас передо мной, отображает реальный мир 150-летней давности, настоящие, не авторско-фантазийные жизни, отданные ради других, и подлинный, не сочинённый героизм защитников Родины. Защитникам этим, всем павшим во имя отчизны, - живи они 71, 150 или хоть 250 лет назад, - вечная слава!
С этой книгой читают Все
Обложка: Павшие листья войны
5.0
Павшие листья войны

Виктор Гусаров, Денис Гусаров, Ирина Зайцева, София Кнороз, Евгений Криштафович, Ярослав Литвинов, Марк Орлов, Анастасия Перекрестова, Александр Сухопаренко

Бесплатно
Обложка: Севастопольские рассказы в стихах
Севастопольские рассказы в стихах

Марьям Чугинская

Бесплатно
Обложка: «Медные буки»
4.3
«Медные буки»

Артур Конан Дойл

Обложка: Крэнфорд
4.0
Крэнфорд

Элизабет Гаскелл

Бесплатно
Обложка: Братья Карамазовы
4.5
Братья Карамазовы

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Евгений Онегин
4.7
Евгений Онегин

Александр Пушкин

Бесплатно
Обложка: Палата № 6
4.8
Палата № 6

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Анна Каренина
4.7
Анна Каренина

Лев Толстой

Бесплатно
Обложка: Устрицы
4.7
Устрицы

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Преступление и наказание
4.9
Преступление и наказание

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Игрок
4.5
Игрок

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Таинственный остров
4.9
Таинственный остров

Жюль Верн

Бесплатно
Обложка: Ярмарка тщеславия
4.6
Ярмарка тщеславия

Уильям Теккерей

Бесплатно
Обложка: В каменном колодце
5.0
В каменном колодце

Дмитрий Мамин-Сибиряк

Бесплатно
Обложка: Отцы и дети
4.8
Отцы и дети

Иван Тургенев

Бесплатно