Творчество
Обложка: Творчество

Творчество

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.2
16+
Автор
Эмиль Золя
Серия
Ругон-Маккары
Исполнитель
Ольга Андреева
Издательство
МедиаКнига
О книге
Студия «МедиаКнига» представляет аудиокнигу одного из величайших французских писателей Эмиля Золя – «Творчество». «Добравшись до своей старинной полукруглой двери с железными скобами, Клод, ослепленный дождем, стал ощупью искать пуговицу звонка, но вздрогнул, наткнувшись на живое тело, прижавшееся к двери. В эту минуту опять сверкнула молния, и Клод увидел в ее свете высокую молодую девушку в черном платье, совершенно промокшую и дрожавшую от страха. Раздавшийся вслед за молнией удар грома заставил обоих вздрогнуть. – Вот сюрприз! – воскликнул Клод. – Кто вы и что вы делаете здесь? Он не видел ее лица в наступившей темноте, но слышал сдержанные рыдания. – О, сударь, умоляю вас,– бормотала она, – сжальтесь надо мной… Боже, я в первый раз в Париже!.. Я не знаю, где я теперь… »Эмиль Золя, «Творчество». Роман является самостоятельной книгой, четырнадцатой по счету, и одной из лучших в великой тридцатитомной эпопее Эмиля Золя ‘Ругон-Маккары’.© & ℗ ООО «МедиаКнига», 2020
ЖанрыОтзывы Livelib
lerch_f
13 марта 2013
оценил(а) на
4.0
Хорошая книга мне попалась в ТТТ.Собственно, "Творчество" есть полубиография французского художника, постимпрессиониста Поля Сезана. Почему полу? А потому что с этой книгой связана одна очень интересная история. Эмиль Золя, написав роман, использовал образ своего друга - Поля, использовал его привычки, высказывания, события из его жизни. Вот только будущее он нарисовал ему страшное. Автор писал о неудачах, разочарованиях, о художнике, так и не нашедшем себя, и покончившим с собой, не оставив никакого наследия, кроме набросков и этюдов. В действительности же Сезанн смог добиться прижизненного успеха, в 1904 году у него была выставка в Салоне, где ему был отведен целый зал. Но роман Золя написал в 1886... Поль Сезанн обиделся на него за эту книгу. И я его понимаю. Я бы тоже обиделась.Что мне дико не понравилось, так это образ Пьера Сандоз. Я так понимаю, в нем угадывается сам Эмиль Золя. И по-моему это просто подло со стороны автора - досочинить такую страшную судьбу другу, при этом показывая себя со всех сторон белым и пушистым. Очень хорошо получилась Кристина. Я ее чувствовала будто саму себя, переживала за нее, пыталась поддержать как могла, но что я могу изменить? Ничего, только и оставалось, что следить за развитием событий... Кристина вышла совсем как живая. Да и и остальные персонажи тоже. Вообще такое чувство, что все герои - главные. Только теперь мне очень хочется прочитать настоящую биографию Сезанна, чтоб уловить тот момент, с которого Золя не смог предсказать, угадать своего друга, а мне самой для себя найти кем же стал Сезанн, как смог найти себя и в жизни, и в творчестве. Точнее наоборот, в первую очередь в творчестве, конечно.
strannik102
11 декабря 2019
оценил(а) на
5.0
На сегодняшний день для меня это самый неоднозначный роман из всего ругон-маккарского цикла. Чётко расслоившийся в моём личном восприятии на два смысловых пласта: на поверхности лежит история жизни Клода (как главного героя романа) и близких ему людей — любовницы и затем жены Кристины, друзей Сандоза, Дюбюша и ещё многих других персонажей книги, а в глубине мерцает и выбулькивает на поверхность творческая составляющая — сам Клод принадлежит к художникам, Сандоз стал успешным писателем, а архитектор Дюбюш перестал быть таковым и превратился в простого обывателя.И в моём восприятии первая — бытописательная и лирико-драматическая — линия жизни Клода и его друзей-приятелей была куда интереснее и увлекательнее и переживательнее, нежели вот эти главы рассуждений персонажей романа о сути и предназначении творчества. Хотя конечно трудно начисто отчленить первую линию от второй, потому что весь быт Клода в общем-то буквально пропитан потугами и затем уже просто муками творчества, когда художник пытается поймать сюжет и выразить его на холсте доступными ему способами и в присущей лично ему творческой манере, и не находит должной оценки своим картинам практически ни у кого — ни у супруги, ни у друзей по живописному цеху, ни у взыскательной и острой на словцо парижской публики. И вся личная драма и в конце-концов и трагедия и Клода, и Кристин неотделима от творческих усилий Клода и от невозможности передать зрителям всё то, что чувствует внутри себя художник.Но тут можно порассуждать уже о зависимости художника (да и вообще практически любого творческого человека) от внешней оценки — как всё-таки важно любому творящему что-то человеку получать обратную связь в виде слов похвалы и хорошо бы ещё при этом и финансовой поддержки! И при этом получается, что художник (в расширительном толковании этого слова, потому что тут же и актёры, и певцы-композиторы и все прочие скульпторы и другие творцы) начинает становиться зависимым от этой оценки, и легко попадает в соблазн начать творить в угоду прихотливой публике — петь те песни, которым рукоплещет плебс, писать на полотнах то, что легко и охотно воспринимает обыватель и покупает богач, ставить и играть те спектакли, на которые охочи люди в своей массе — (и тут мы сразу вспоминаем «Хлеба! И зрелищ!»). И как раз Клод не пошёл по этому пути (но может быть у него просто не получилось уловить вот эти запросы публики или не вышло угодить «любителям живописи»?..) и не стал «певцом толпы», и потому был не понят и отвергнут. И только после трагического финала пара друзей пытается в личном разговоре отдать должное неповторимой авторской творческой манере художника, однако, взглянув на часы, быстро прекращает свой разговор и расходится по своим делам — из чего понятно, что даже после смерти Клода никто не озаботится попыткой поднять его имя на должную высоту. Жил человек, творил и после себя ничего не оставил...Что касается рассуждений и размышлений о сути и предназначении творчества, то тут у Золя всё получилось (для меня лично) и скучновато и нудновато, и я с облегчением дожидался окончаний всех этих разглагольствований и переходов к следующим содержательно-смысловым частям и главам романа.Тем не менее оценка книги будет достаточно высокой, потому что язык Золя по-прежнему великолепен. И пойдём по циклу дальше, отправимся к «Человеку-зверю».Пара стихотворений по теме в качестве бонуса:Художника, обидеть может каждый!Художника обидеть может каждый! Только на жизнь не жалуйся потом. Когда среди воды умрёшь от жажды, В пустынном море, в лодке за бортом.Художника не трудно искалечить! Любое слово за душу берёт, А хамские бесчувственные речи, Ему мешают двигаться вперёд.Художнику совсем не много надо! Бумага, холст, лист нотный и перо. Плюс вдохновенье, творчества награда, И посиделки с музой под вино.Художников Всевышний охраняет! Обидчиков, уверен, не простит. Мы их читаем, слышим, помним, знаем, А те кто их гнобил, давно забыт.(Семён Файтен)«Художника, - обидеть может каждый»Художника,- обидеть может каждый, От критиков ему порою «нет житья»! Как будто «утоляют чувство жажды», Ведь каждый, как «палач или судья»!Художник, лишь создал произведение, И «холст его ещё от красок не остыл». А вслед уже горланят «наставления», И очень бойко «роют ямы для могил».Не разбираясь в тонкостях и чувствах, В «грязи валяют» так, что свет не мил. Все те, кто понимают толк в искусстве, Но лично сам пока ничто не сотворил.Почти «не замарав в крови манжетов», «Исполнив чувство долга, как наказ», Они спокойно ждут других «сюжетов», Как «снайперы в прицел прищуря глаз».В кого «стрелять» совсем уже не важно, Найдутся жертвы, лишь надо подождать. «Художника, - обидеть может каждый», Не каждый только может, - рисовать. (Игорь Охрименко)
iri-sa
17 октября 2018
оценил(а) на
5.0
Дата: 17 окт. 2018 г.Буквально "проглотила" очередную книгу цикла. Не смотря на то, что нельзя ожидать от Золя доброго конца, до последнего продолжаешь надеяться на лучшее. Клод Лантье, с которым мы встречались лишь мельком в предыдущей книге, здесь главное действующее лицо. Сын прачки и её любовника, который бросил их всех. Художники - особые люди, они живут в своём мире и плавают на своей волне. Их сложно понять, проще принять такими, какие они есть, т.к. изменить взгляды почти невозможно. Молодые люди, художники, скульпторы, писатели... все начинающие, дружат, встречаются, обсуждают, мечтают, создают. Все люди творчесих профессий. Добьются ли они успехов в своих начинаниях? У каждого своя судьба. Удачная или неудачная женитьба, но как же узнать заранее? Клод и Кристина казались идеальной парой, особенно, когда жили в пригороде Парижа и до рождения малыша. Но Париж манил Клода обратно, ни на секунду не отпускал его мысли. Почему только там художник чувствовал себя вдохновленным? Его искусство не приносило ему ни славы, ни материальных благ. Думать о семье Клод был не способен. Хотят ли они есть, одеваться или ещё что-либо, об этом он просто не задумывался. Слишком низкими мыслями нечего забивать голову великому творцу! Как и в любой другой теме того времени, никто не видел и не ценил умения. Главное заключалась в связях. Нет связей - нет и выставки! А сейчас по-другому?..Кристина разочаровала меня, став матерью. Хотя это лишь буквальное название, матерью она никогда и не была. Всю свою жизнь сражалась с любовницей мужа - живописью. Не удивительно, что и с сыном произошло несчастье. Это я никак не могла понять и принять как женщина, как мать. Почему-то именно эта книга кажется мне такой дискуссионной, о которой можно говорить и спорить бесконечно. Герои все заслуживают внимания. Запала в душу.--
Godefrua
25 ноября 2013
оценил(а) на
3.0
Та самая картина "Впечатление", которой обязано своим именем направление в живописи. Impression. Впечатление. Импрессионизм.Да-да. Об импрессионизме. Книга о новом, на момент ее написания, направлении живописи. Смелом направлении. Выросшем из классики. И поглотившем ее. Лучшее враг хорошего. Рождение новой жизни всегда болезненно. Тем более, если это новое - совершенно иное, не подкрепленное экономическими расчетами, не управляемо стратегиями и тем беззащитно. Беззащитно перед пустившими корнями традициями, перед нашими вкусами. Мы безжалостны. Одержать неуправляемую победу над косностью может только страсть. Только она дает силы не страшиться, не чувствовать боль или почувствовать, но тут же забыть о ней. Она способна наполнить мир красками, запахами, сотворить его заново, на свой вкус, соблазнить своей естественной красотой порыва. Это сродни мирозданию и тем сильно. Когда же страсть способна прорваться? Когда накопилось то, что не выплескивалось и забродило. И тогда - всем придется мириться с фактом рождения ее плодов, хочешь не хочешь, признать их красоту. Витиеватым, восторженным, стенающим тоном Золя рассказал о трудных родах импрессионизма во Франции. Ведь он был среди них, импрессионистов. Он и сам импрессионист в какой-то мере. Но не в этой книге. Импрессионизму свойственно быть правдивым, не преувеличенным. Настоящим впечатлением увиденного, пережитого. Здесь же, возможно с целью отомстить за "художников, которых легко обидеть" он обвиняет человечество в былом отсутствии уважения к ним в период их болезненного становления, перед кем общество все таки сняло шляпу и признало красоту нового жанра. Книга доставила хлопот автору. Рассорила его с друзьями-художниками-скульпторами, за которых он вступился. Может потому что переусердствовал в изображении их беспомощности и жалкости? А может, потому что он выбрал самого странного и беззащитного из них - Поля Сезанна и слепил из него собирательный, собранный из всей компании друзей образ? Сомнамбулистического замкнутого неудачника. Ведь на самом деле, все было не так уж плохо. Поль Сезанн, сын буржуа, жил уединенно в провинции, много писал. Да, у него не было светских манер. Но сына своего он не загубил до смерти, жену не свел с ума. Картины его имели огромный успех и он успел насладиться им. Клод Монэ, угадываемый в персонаже Фажероля, вовсе не был тщеславной "содержанткой" у своего агента. Он не был "копирщиком" Сезанна - достаточно сравнить их картины и для этого не нужно быть искусствоведом. Бонгран - Эдуард Мане, действительно был предтечей импрессионизма, но он не был жалким неуверенным старцем, он был светским львом, представителем высшего сословия, что заставляло критиков нового направления в живописи быть помягче. Визитные карточки других мастеров - купальщицы Ренуара, балерины Дега, дерзкая яркость Базиля - мелькают в творчестве второстепенных персонажей книги. И на фоне всех этих "ничтожных", поглощенных выживанием, съедаемых завистью, ворующих друг у друга идеи людей - "весь в белом" уважаемый автор Эмиль Золя - персонаж Сандоз. Вот кто из них нормален, опрятен, разборчив в связях, умен, благороден, щедр, участлив! Вот кому повезло с творчеством, признанием, с женой! Только друзья сплошь недочеловеки - какая жалость! Мне кажется, Золя попал в собственные силки, поддавшись любованию собственным эго. А может быть, таким образом, он создал им "репутацию за одну ночь" своей скандальной книгой? Известно же - скандал двигатель прогресса. Может быть хотел как лучше, а получилось как всегда, как часто бывает при конкуренции с друзьями?
olgavit
18 августа 2021
оценил(а) на
5.0
Когда Золя начинал писать свою серию "Ругон-Маккары", то основным его желанием было показать, как законы наследственности сказываются на отдельных членах семьи, влияют на характеры и судьбы героев. Главный герой романа "Творчество" Клод Лантье, сын прачки Жервезы Маккар, постепенно и полностью опустившейся и Огюста Лантье, альфонса, перебивающегося случайными заработками, человека наглого и с завышенным самомнением. Огюст бросил Жервезу с маленькими детьми, а "воспитывал" их отчим. Клод рано покидает родительский дом. Обо всем этом в романе Эмиль Золя - ЗападняЕще в детстве талант мальчика был замечен и он попал под опеку состоятельного покровителя. Клод становится художником. По всей видимости это собирательный образ. Эмиль Золя был дружен с импрессионистами. В картине "Пленэр", которая выставлялась Клодом в Салоне Одержимых и была осмеяна публикой, легко угадывается "Завтрак на траве" Эдуарда Мане(собственно она и вынесена на обложку книги), в пейзажах на берегу Сены Огюст Ренуар, в даме с зонтиком Клод Моне и именно он рисовал с натуры умершую жену, но картина "Мертвый ребенок" написана Гогеном. И только Поль Сезанн, давний друг Золя, узнает себя в главном герое. Возможно потому, что как Лантье, он всю жизнь пытался доказать себе и другим, что его картины настоящее искусство, возможно из-за схожести характеров с героем романа и даже отец Клода был шляпником, как и папаша Сезанн. Общественное непризнание, публичное осмеяние картины "Пленэр", стало настоящей пощечиной для Клода. Он находит утешение в любимой женщине. Случайная встреча с Кристиной, в самом начале романа предрешила судьбу молодых людей. Отношения развиваются по восходящей, натурщица-любовница-жена, но Клоду , живущему в своем, замкнутом мире не удается реализоваться в семье. Одержимый творчеством, после небольшого перерыва, он с новой силой возвращается к работе, полностью отдаваясь ей, удаляясь от Кристины, не замечая болезни сына, желая добиться признания. Живопись, его единственная страсть и лучшая любовница. Очередная неудача в Салоне теперь с картиной "Мертвый ребенок" приводит Клода в полное отчаяние, он замыкается. Время идет, друзья как-то находят себя в этой жизни, кто-то приспосабливается к обстоятельствам и начинает писать на заказ, поступившись принципами, кто-то реализовывает себя в семье, кто-то бросает живопись и занимается торговлей, кто-то становится признанным и только Клод, живя впроголодь, под многочисленные оскорбления и насмешки, губит себя, жену, сына в своем творческом безумии. В романе писатель задается вопросом "а не зря ли все это?"На этой линии Ругон-Маккаров Золя ставит точку.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Дамское счастье
Дамское счастье

Эмиль Золя

4.3
Обложка: Нана
3.9
Нана

Эмиль Золя

Обложка: Чрево Парижа
4.1
Чрево Парижа

Эмиль Золя

Обложка: Деньги
4.1
Деньги

Эмиль Золя

Обложка: Жерминаль
4.3
Жерминаль

Эмиль Золя

Обложка: Нана
Нана

Эмиль Золя

3.9
Обложка: Тереза Ракен
4.0
Тереза Ракен

Эмиль Золя

Обложка: Деньги
Деньги

Эмиль Золя

4.1
Обложка: Страница любви
Страница любви

Эмиль Золя

4.0
Обложка: Жерминаль
Жерминаль

Эмиль Золя

4.3
Обложка: Человек-Зверь
Человек-Зверь

Эмиль Золя

4.2
Обложка: Страница любви
Страница любви

Эмиль Золя

3.9
Обложка: Радость жизни
Радость жизни

Эмиль Золя

4.1
Обложка: Тереза Ракен
Тереза Ракен

Эмиль Золя

4.0
Обложка: Доктор Паскаль
4.1
Доктор Паскаль

Эмиль Золя