Моя жизнь Обложка: Моя жизнь

Моя жизнь

Скачайте приложение:
Описание
4.6
557 стр.
1939 год
16+
Автор
Константин Коровин
Серия
Эксклюзив: Русская классика
Издательство
АСТ
О книге
Свои мемуары «Моя жизнь» Коровин начал писать еще в России, а завершил уже во Франции. В этой книге, написанной просто, естественно, свежо и безыскусно, перед читателем буквально оживают и удивительный мир искусства России времен легендарного Серебряного века (о котором близкий к символистам Коровин знал решительно все), и самые яркие личности этого времени, с которыми автора сводила судьба: Чехов и Врубель, Левитан и Репин, близкий друг автора Серов и многие другие. Помимо мемуаров, в сборник вошли также рассказы и очерки Коровина, созданные в эмиграции и завораживающие читателя светлой, печальной и мечтательной грустью по «утраченному времени» невозвратного прошлого.
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-389-07411-8, 978-5-17-134022-3
Отзывы Livelib
Medulla
29 июня 2013
оценил(а) на
5.0
Иногда вспоминаются незначительные события. И так это странно, что в жизни много было такого, от чего в скорби и тяжести горя холодела душа и меркла надежда жизни. Таких тяжких часов было так много, но не они волнуют в воспоминаниях, а совсем иные, трогательные случаи, незначительные, проходящие около жизни. Константин Коровин ''Мой Феб''У Коровина-художника есть восхитительная особенность - фотографировать в своей импрессионистской манере мгновения жизни, фиксировать взгляд на каких-то таких, вроде бы, незначительных и неброских вещах - например, чаепитие на веранде, или зимние сумерки, или осень.на мосту, или зимой, - неброских вещах из которых и состоит жизнь, в них такое жизнелюбие и полнота жизни во всех ее проявлениях от стареньких деревенских сараев до роскошных огней Парижа - везде и всегда жизнь. У Коровина-литератора есть восхитительная особенность рассказывать трогательные, с одной стороны, незначительные воспоминания о детстве, о друзьях и мимолетных знакомцах, о животных и природе, о художниках и меценатах, написаны легкими, непринужденными, но сочными и объемными словесными мазками, так что дух захватывает; а с другой, эти рассказы, как иллюстрации той эпохи, того времени - яркие, живые, порой, до слез пронзительные, как воспоминания о Саврасове или Врубеле. Ни единого злого слова, ни единого саркастического замечания, никакой разоблачительной грязи. Только красота природы, только прекрасный юмор, только понимание человеческих слабостей и непонимание того, как можно не любить природу, непонимание, но без осуждения, только жизнь во всех ее проявлениях: от столичной жизни в художественно-театральной тусовке до простой деревенской жизни. Только пронзительность от потери Родины, об утраченной прошлой жизни, порой грустные, порой веселые воспоминания о прошедшем. Галерея великолепных и ярких людей: от Саввы Мамонтова до деревенского парнишки Кольки, ушедшего с кривой собачкой на войну искать отца. Любимые ещё с юности художники, неожиданно открываются с человеческой стороны, а не с академической. Иногда с юмором, иногда с нежностью, иногда с грустью пишет Константин Алексеевич о Врубеле, Саврасове, Серове, Мамонтове, Захарьине, Шаляпине, о простых деревенских мужиках. Одно из воспоминаний Константина Алексеевича (день смерти отца): Я ушел в сад...Там дремали большие липы. Никого. Я прислонился к липе и стал шептать молитву. В саду меня увидел Левитан и, подойдя, заплакал. -Что ты-то ревешь? - сказал я ему сердито. -Не смей говорить ''ревешь''! Я любил его. Я рыдаю, а не реву! - ответил мне Исаак с той же горячностью, как намедни в лесу... Что мне еще очень понравилось, так это то, что Коровин не описывает как пришла Муза и осенила своим крылом и благостью талант Кости Коровина, о своих картинах, о живописи он пишет так, словно в этом нет ничего сложного - это просто, как дышать. Да, порой проскальзывает легкая горечь от недопонимания его живописи, его страстного стремления писать природу, жить на природе, его единения с природой Я уже привык, что я не такой, как нужно. И никаких наград и любвей не жду..., но, повторюсь, без ожесточения и ненависти. Удивительно жизнеутверждающая книга, удивительно светлая и очень талантливо написанная, впрочем, как и все картины Константина Алексеевича. От души рекомендую эту книгу всем без исключения. Там столько мудрости, столько любви к жизни и людям в этих небольших зарисовках, что не хочется, чтобы они заканчивались, так вот читала и читала бы. И, напоследок, мое любимое место из рассказа ''Мой Феб'' (Феб - это кофейно-пегий пойнтер Коровина): Я пишу о Фебе, а на столе предо мной стоит большой серебряный бокал. Это он получил на выставке и принес в дом мой. Я взял с собой этот бокал, уезжая из России. Нет у меня теперь дома. И жалею я, что не придется мне лежать там, в земле родной, рядом с другом моим, Фебом, там, в саду моем, где жила иволга. Может быть, еще в каких-то неведомых странах я возьму твою милую голову, Феб, поглажу, а ты мне пробормочешь по-собачьи, как прежде. Должно быть, Фебушка, ты хотел сказать мне, но не мог - хотел сказать, должно быть, про сердце чистое, про великую дружбу и святую верность.
LuchiaDeMora
11 марта 2012
оценил(а) на
5.0
И начало Алису (то бишь меня) клинить на художниках-импрессионистах, да на воспоминаниях их :) Нет, правда! Заходя в книжный - разрываюсь: то ли к ЖЗЛ-овским книжкам бежать, то ли к "книгам по искусству" (как же это возвышенно звучит :)) Так вот: Коровина люблю, поэтому в книжку вцепилась, как собака в кость. Читая, поняла почему он мне так нравится! Мы с ним, можно сказать, одинаково мыслим! И взгляды на людей, на природу. Отношение к разному поведению. Я бы себя так же вела :) Как прияятно :))) Книжка шикарная. Написано именно так, как мне нравится, как мне хотелось бы читать. Вот :)
rijka
1 апреля 2016
оценил(а) на
4.0
Заглавное произведение прочитала с большим трудом. Понятно, что речь идет о детских годах художника, но уж больно нарочито примитивно. А вот отдельные рассказы довольно любопытны: и персонажи колоритные, и был дореволюционный, и природы живописнейшая. Я к тому, что если возьметесь, но на первой части запнетесь - не пугайтесь, не вся книга так
sortrava
12 января 2014
оценил(а) на
5.0
Хорошая книга, талантливая, хотя и дюже сентиментальная (я не любитель). Ну вырвать, например, такую фразу из контекста: "На нашей тайной земле человек - создание подобие Господа, мудрый искатель справедливости". О да. И все-таки - хорошая. Потому что большое сердце - наше все. Потому что пожалеть старую лошадь или написать о своей собаке так, что в конце даже сухарь заплачет - это святое. Пожалуй, детские воспоминания о прогулках в лесу и охоте больше всего понравились. Ну и про художников интересно почитать. Да много всего.
TBF
18 февраля 2018
оценил(а) на
4.0
Все-таки когда узнаешь что-то о художнике, по другому начинаешь смотреть его картины. Вот жизнерадостный, жизнеутверждающий и при этом не глупый и не поверхностный Коровин. Не то, чтобы он не видел грустных или безобразных сторон жизни, всех этих передвижнических "сюжетов". Нет, просто это был его выбор - воспевать красоту. А вот рядом печально-задумчивый чувствительный Левитан, который "не ревет, но рыдает". Вот умница Врубель, блестяще закончивший два факультета университета и Академию с медалью, знаток восьми (!) иностранных языков, никому не нужный. Даже Третьяков сомневался приобретать ли его картины. Врубель занял у Коровина двадцать пять рублей, купил флакон духов, за который отдал из них двадцать, встал в таз и обливается. Голубая кровь. И Коровин, вместо того чтобы попенять другу, входит в его положение и понимает, что красота для Врубеля - как хлеб насущный. Сочувствует автор и ушедшему в запой Саврасову. Вот он Саврасов весь перед нами - в невразумительном наряде (пледе-накидке и с красным бантом на шее), подобно Мармеладову, упивающийся своим слезливым унижением. Вот Савва Мамонтов, попавший по клеветническому доносу в тюрьму и там благородно молчащий. Серов как раз писал портрет Николая II, замолвил за Мамонтова словечко и того выпустили под домашний арест. Вот Шаляпин. Но самые трогательные, конечно, детские годы. Все, у кого было счастливое детство, пусть даже при совсем другом времени и других обстоятельствах, узнают себя и поймут Коровина. Очень добрая книга.
С этой книгой читают Все
Обложка: Предел
4.1
Предел

Сергей Лукьяненко

Обложка: Тот, кто ловит мотыльков
4.3
Тот, кто ловит мотыльков

Елена Михалкова

Обложка: Пищеблок
4.1
Пищеблок

Алексей Иванов

Обложка: Ведьмак
4.8
Ведьмак

Анджей Сапковский

Обложка: Лавр
4.2
Лавр

Евгений Водолазкин

Обложка: Ловец видений
3.7
Ловец видений

Сергей Лукьяненко

Обложка: Авиатор
4.2
Авиатор

Евгений Водолазкин

Обложка: Дикая война
3.9
Дикая война

Ерофей Трофимов

Обложка: Порог
3.9
Порог

Сергей Лукьяненко

Обложка: Оправдание Острова
4.0
Оправдание Острова

Евгений Водолазкин

Обложка: Дети мои
4.6
Дети мои

Гузель Яхина

Обложка: Тюремный дневник
4.0
Тюремный дневник

Мария Бутина

Обложка: Симон
4.7
Симон

Наринэ Абгарян