Остромов, или Ученик чародея Обложка: Остромов, или Ученик чародея

Остромов, или Ученик чародея

Скачайте приложение:
Описание
3.9
1803 стр.
2020 год
18+
Автор
Дмитрий Быков
Серия
Быков.Всё
Издательство
АСТ
О книге
В Ленинграде 1926 года истерически смеются, отчаянно голодают, продают душу за котлету, привыкают к власти чекистов – и верят любому, кто может дать надежду в рухнувшем мире. Идеальная обстановка для появления мошенника куда опаснее Остапа Бендера. Масонский кружок, начавшись как простая афера, становится моделью человечества и сталкивает мораль с грязью, ложь с верой, убожество с благородством. Сюжет романа Дмитрия Быкова основан на истории «Дела ленинградских масонов» середины 20-х годов. «Остромов, или Ученик чародея» – завершающая часть «О-трилогии». Содержит нецензурную брань!
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-122327-4
Отзывы Livelib
Hopeg
28 февраля 2017
оценил(а) на
5.0
Закончила прочтение трилогии, что говорить Быков для меня ассоциируется у меня с сверхчеловеком, с большим-большим мозгом, который ежеминутно ворочает гигабайты информации, к нему не подойдешь с вопросом, что купить в магазине или сколько стоит буханка хлеба. Самое завлекательное в сюжетах Дмитрия Львовича, что каждый раз он капнет какой-то иной литературный сюжетный слой, дернет за спрятанную струнку души, что невпечатлённой я от его книг точно никогда не буду. Оправдание Оправдать то, что не возможно НИКАК оправдать, на что нельзя отмахнуться и просто забыть. Пытаться найти объяснения всему ужасу, проходящего во время зачисток. Каждая страничка все глубже и глубже погружает, роман читается на одном дыхании. Идея сверхчеловека для оправдания жестокости необычный сюжет. ... жизнь во всей ослепительной наготе, графическая модель, косточка без персика – вот что они устроили в сибирской тайге, уважительно расступившейся перед великим и бессмысленным страданием – единственным, что отличало человека от прочих тварей. Смысл жизни был не в зарабатывании денег на хлеб, не в строительстве домов, которые рано или поздно обречены рухнуть, не в сочинении книг, количество которых, множась, совершенно уничтожало значение новых; смысл жизни был не в истреблении себе подобных, не в захвате чужих земель, не в жалкой, животной по своей сути борьбе за существование, – он был в причинении и переживании боли, бессмысленной и бесполезной, то угнетающей, то возвышающей душу. Орфография Умопомрачительно, такой карванал героев на сцене, противостояние Елагинской и Крестовской коммуны, а Ять - главный герой, он же лишняя буква во всей этой истории ("Был бы приличный человек, подписывался бы Добро или Веди."). Развитие макромира России и микромира Литераторов подпадают под трактат Луазона “Оправдание”(!!!) - "чтобы общество оправдало любой террор, ему достаточно нескольких месяцев бесконтрольной свободы — и всякий, кто дает ему эту свободу, сознательно или бессознательно желает именно окончательного закрепощения." И здесь же повторяется мысль литераторов: : "Наше дело спорить, мы для этого созданы... Человек культуры может и должен спорить с другим человеком культуры; но когда в их полемику ввязывается обезьяна..." Тот же сценарий прокручен на Гурзуфе в более гротескном варианте. Итог: Ять устал выбирать из двух вариантов власти, не находит себе места в новой России, и хочет связать остаток своей жизни с другой страной . То, что в исторической литературе получило впоследствии название красного террора и гражданской войны, было никак не борьбой за власть, но отчаянным самоистреблением страны, испробовавшей самый радикальный вариант спасения империи и разочаровавшейся в нем. И когда не осталось ни белых, ни красных, а только выжившие, — страна готова была начинать с нуля. Остромов. Классический авантюрист прибыл в Санкт-Петербург, город, забывающий, что такое культурный отдых в масонских кругах. Остромов производил неизгладимое впечатление на людей, изголодавшихся по чародейству (буквально "смотрел ему вслед, широко раскрыв лазоревые буркала влюбленной свиньи"). Правильно заметил интеллигент Альтер на допросе, что такое для людей его круга было увлечением масонство: "Быть человеком нашего круга не означает ничего хорошего, в особенности сейчас. Но если вы настаиваете, я вам попробую объяснить. Представьте себе ситуацию: жили люди, ели мясо, но мясо вдруг запретили. Его в стране мало, и оно полагается теперь только ответственным работникам. И тогда они стали собираться у кого-нибудь на квартире, есть пареную репу и говорить о мясе." А жизнь в текущей России такова в мыслях Дани: Все были серы, несчастны и злы: бывшие — оттого, что проиграли, настоящие — от того, что победа ничего им не дала, наелись дерьма за собственные деньги, столько назверствовали, а теперь приходится сидеть и читать; окончательное истребление прежних хозяев не случилось, а новыми хозяевами они не стали, и вообще непонятно, кто выиграл от всех этих восьми лет, раз все стало то же самое, только без прежней надежды на перемены."Российской интеллигенции все меньше становится, не успевшие убежать за границу, ведут нищенское существование, прекрасная сцена "Съемки званного обеда". Про Даню, что-то ничего не написала, но что уж говорить прав был Калиостро, нагадавший его маме.
pva1967
8 ноября 2012
оценил(а) на
4.0
Роман «Остромов...» «... И среда была еще как раз такой день, что впору удавиться: бывает в Ленинграде, когда среди теплого и спелого августа, уже казавшегося вечным, заморосит на неделю мелкий, растворенный в воздухе дождь, и станет ясно, что осень будет, да еще и какая. А потом зима, тоже из мерзейших. А потом умрешь, и окажется, что все вот это и было жизнью...» Духоподъёмненько так. Как обычно у Быкова - мир летит в тартарары, но вам повезло - у вас есть я. Как часто бывает к концу запал подрастерялся - линии запутались, история досказана, но скомкано.
Olegga
20 июля 2015
оценил(а) на
3.0
Скажу честно, начала читать из любопытства. В одном интервью Дмитрий абсолютно серьезно и с полной уверенностью сказал о том, что рано или поздно он получит Нобелевскую премию по литературе. Книгу не выбирала, взяла первую попавшуюся на полке в библиотеке (получилось, что самую большую и тяжелую). Из трех произведений сборника "Историческая трилогия" осилила только "Оправдание". Автор сам называет это произведение смертоносная утопия. Я бы назвала недопостапокалипсисом. Если апокалипсисом считать репрессии 30-х годов. Автор выдвигает свою гипотезу, А ЗАЧЕМ ЭТО БЫЛО НУЖНО. Читать сложно, страшно, скучно. Возникло ощущение, что взяв очень болезненную тему автор хочет позабавиться, привлечь внимание, но не к теме, а к себе любимому.
С этой книгой читают Все
Обложка: Китайская мышь
5.0
Китайская мышь

Александр Житинский

Обложка: Превращение
3.0
Превращение

Рэй Брэдбери

Обложка: Старичок с Большой Пушкарской
4.2
Старичок с Большой Пушкарской

Александр Житинский

Обложка: Найти друг друга
2.0
Найти друг друга

Елена Чалова

Обложка: Симон
4.7
Симон

Наринэ Абгарян

Обложка: Не оглядывающийся никогда
4.2
Не оглядывающийся никогда

Татьяна Устинова

Бесплатно
Обложка: Лавр
4.2
Лавр

Евгений Водолазкин

Обложка: Страусиная ферма
5.0
Страусиная ферма

Д. Ман

Бесплатно
Обложка: Пищеблок
4.1
Пищеблок

Алексей Иванов

Обложка: Сирена vs Дракон
Сирена vs Дракон

Катя Лоренц

Бесплатно
Обложка: Звездуха
4.4
Звездуха

Борис Акунин

Обложка: Maдам и все остальные
5.0
Maдам и все остальные

Мария Метлицкая

Обложка: Лесной князь
Лесной князь

Арина Теплова

Бесплатно
Обложка: Яблоки из сада Шлицбутера
Обложка: Морские байки
Морские байки

Сергей Иванов

Бесплатно