Дети Гитлера. Воспитанники Гитлерюгенда Обложка: Дети Гитлера. Воспитанники Гитлерюгенда

Дети Гитлера. Воспитанники Гитлерюгенда

Скачайте приложение:
Описание
4.1
680 стр.
2000 год
16+
Автор
Гвидо Кнопп
Серия
Взлёт и падение Третьего рейха
Издательство
Алисторус
О книге
Книга Гвидо Кноппа, известного немецкого писателя, профессора, доктора исторических наук повествует об истории и методах работы Гитлерюгенда – детской фашистской организации, призванной воспитать новую руководящую касту всемирного рейха. Автор приводит более 1000 свидетельств тех, кто был в Гитлерюгенде или пострадал от него. На основе собственных исследований и рассказов представителей «потерянного поколения» складывается всесторонняя картина общественной и политической жизни Германии времен Третьего рейха. В формате PDF A4 сохранен издательский макет.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Алексей Чикишев
ISBN
978-5-907351-17-2
Отзывы Livelib
Champiritas
23 июля 2021
оценил(а) на
5.0
Нас обучали убивать животных, отрывать головы голубям, забивать кроликов. Это делалось для того, чтобы мы закалились. Именно эта книга дала мне самый лучший ответ на вопрос «Как так получилось, что нация Гёте и Шиллера совершила самое страшное преступление ХХ века?» Некоторые из тех, чья юность выпала на 30-е годы прошлого столетия, утверждают, что воспитание гитлерюгенд положительно на них повлияло и, более того, оставило яркие впечатления. К счастью, есть и те, кто понял, как их обманывали и хорошо усвоили этот урок.Действительно, «отрыванию голов голубям» предшествовали приятные возможности времяпровождения: палаточная романтика, приключения, катания с парусом – всё это немецкая молодёжь до этого не могла себе позволить, а партия Гитлера воплотила мечту в реальность и предлагала своим юным членам такие возможности. Имея поддержку крупного капитала у национал-социалистов получалось прибрать к рукам детей – они могли предложить то, что было не по зубам другим молодёжным организациям. Достойная форма, престиж, песни, речёвки, командный дух – всё это гитлерюгенд. Молодёжь Гитлера – это лучшие из лучших! Всем хотелось быть смелыми и отважными, носить красивую форму. Позже, те, кто не вступил в организацию, стали изгоями общества. А спустя ещё какое-то время, членство в гитлерюгенд стало обязательным, иные возможности купировались.Поразительно и то, как пропаганда поглощала все стороны деятельности молодёжи – дети на уроках математики решали задачки, например, каким образом один «недочеловек», например, инвалид или душевнобольной, паразитирует на остальном обществе. Дети в школах старательно заучивали, как отличить еврея от нееврея, рисуя карикатурки (их и по сей день можно увидеть в музее Истории Нюрнбергского процесса). Ремень на шее немецкой молодёжи затягивался всё туже – приветствуй фюрера, держи руку выше от сердца к солнцу, опустишь – ты слабак! Меры наказаний за самые мелкие нарушения ужесточались – могли закрыть на несколько часов в отхожем месте. Провинившихся могли избить их же товарищи. Это всё мне напомнило дрессировку бойцовских собак:Нас доводили до полного изнеможения, до той черты, за которой сознание выключается, страх смерти отступает, и человек начинает себя считать органичной частью системы, приказы которой он выполняет без раздумий.Вот, наконец, мне попалась информация о наполненных евреями грузовиках, едущих в неизвестном направлении. До сих пор, из воспоминаний, например, секретарш Геббельса и Гитлера, или Лени Риффеншталь, попадался однотипный ответ: мы не знали, куда их везут. А вот и нет, все всё прекрасно знали! Но детям почему-то думалось, что добрый дядя Гитлер не в курсе, это другие подлецы - вот они преступники.Удивительно, как нацисты планировали построить светлое будущее, уча детей агрессии и отключая критическое мышление. Вы бы хотели жить в обществе, где слабым не помогают, а наоборот, забивают до смерти? Что ждало бы такую нацию, где человечности и гуманности не нашлось места?Эта книга даёт представление о том, что было в голове у немецкого населения, как им выключили сознание и способность рассуждать. К сожалению, рецепт проработан и действует безотказно. Я бы рекомендовала эту книгу всем как противоядие манипуляции, нужно знать, каким образом это всё происходило, чтобы не допустить повторения. фото из Музея Нюрнбергского ТрибуналаP.S. У книги отсутствует список литературы.
Celine
27 июля 2015
оценил(а) на
5.0
Нас хорошо воспитывали для нехороших целей.Это высказывание одного из бывших членов Гитлерюгенда. Я полностью подпишусь под словами этой рецензии о том, что:В тоталитарных режимах много похожего. Например, отношение к детям. Дети – любимое лакомство для диктатора. Как там у Чуковского? «Принесите-ка мне, звери, ваших детушек, я сегодня их за ужином скушаю!» В любом тоталитарном обществе одна из основных целей - овладеть умами молодежи и воспитать их в духе беззаветной преданности фюреру, дульче, вождю всех времен и народов, великому кормчему или еще какому "национальному лидеру". Думать и действовать только в рамках внедренной в сознание идеологической программы.Если рассматривать идеологические установки Гитлерюгенда, то по одиночке в них практически нет ничего плохого. Преданность стране, готовность умереть за Родину. Дисциплина, послушание, общность интересов, ориентированность на то, что молодежь вырастет и будет строить новую страну. Культ красоты, здоровья, спортивной подготовки. Для девушек - ориентированность на семью в том виде, в котором она интересна и нужна государству. Хранить чистоту, выходить замуж за достойного чистокровного немца, а после замужества заниматься семьей и детьми и рожать красивых и здоровых детей которых воспитывать в духе безусловной преданности стране и ее предводителю. Повторюсь, по одиночке в данных постулатах нет ничего плохого, но вот все вместе это каким то образом сложилось в типичную для любого тоталитарного общества картину - когда вырастает поколение не умеющее думать самостоятельно, а умеющее только повиноваться. Стоит также отметить, что у Третьего Рейха была своя особая эстетика не лишенная определенной привлекательности. Обряды, ритуалы, марши, музыка, форма (кстати, эстетической составляющей лидеры Рейха приделяли особое внимание, форма должна была быть красивой и броской, в создании формы для гитлерюгенда, СС, фольксштурма принимали участие ведущие модельеры тех времен, включая Hugo Boss). Впечатляет, не так ли? Для девушек была своя форма - белые блузы и синие юбки, а для занятий спортом (физической подготовке юношей и девушек уделялось особое внимание) коротенькие маечки и шортики позволяющие продемонстировать красивые молодые тела. Сложно было не поддаться и не попасть под обаяние и влияние повсеместно внушаемой пропаганды и не поверить самим в превосходство таких прекрасных юношей и девушек над всем миром. В замечательной книге Бена Элтона "Два брата" (я писала о ней тут) есть такой эпизод: еврейская девушка Дагмар (которая уже на своей шкуре испытала все "прелести" идеологии национал-социализма для евреев) и немецкий юноша Отто, которого силой забрали из еврейской же семьи которой он был усыновлен проводят время вместе. Отто отдали в школу Napoli где отшлифовывали юные умы до идеала преданности идеям национал-социализма. Отто также прекрасно знает что есть что, но вынужден носить нацистскую форму, но как член Napoli пользуется своим положением и выводит "в свет" Дагмар чтобы хоть как то ее развлечь. Они оба знают и понимают что просходит вокруг, она еврейка по рождению, он по воспитанию, но в какой-то момент они оба ловят себя на том, что они нравятся сами себе в окружающей обстановке. Красивая форма, зависть, с которой на них смотрят, чувство принадлежности к чему-то большому и великому, и вот они уже зигуют практически искренне и с восторгом. Судьба многих "детей Гитлера" не пощадила, тысячи из них погибли уже самом конце войны, когда полностью истощившая мобилизационные ресурсы Германия кинула в пасть войны последнее, что оставалось: детей и стариков. (Для интересующихся историей погуглите, кто оборонял Берлин в последние дни, старики и подростки из гитлерюгенда вооруженные фаустпатронами и последствия для обороняющихся и наступающих). Читая книгу невозможно удержаться от сравнения методов обработки и промывки мозгов в Германии и в СССР, и общих методов и способов, увы, гораздо больше чем хотелось бы. Там юнгфольк, гитлерюгенд, у нас октябрята, пионеры и комсомол. Там принимали в члены молодежной организации в день рождения Гитлера (20 апреля), у нас в день рождения Ленина (22 апреля). Красный цвет знамен и галстуков и там и тут как символ "пролитой крови" за "свободу и процветание", а сама "пролитая кровь" возводится в роль чего-то священного и сакрального (ненавижу это слово, но тут не удержалась). Ценность личности ничто перед ценностью коллектива, готовность пожертвовать собой возводится в абсолют. Когда читала и сравнивала молодежные идеологии в СССР и Германии, почему-то у меня в памяти упорно всплывала история Вики Люберецкой из "Завтра была война" . Почему она добровольно лишила себя жизни? В конечном итоге ее самоубийство сводится к одной причине: ее собирались исключить из комсомола, и даже такая умная и неординарная девушка была настолько пропитана действовавшей тогда идеологией, что для нее смерть была предпочтительнее позора исключения из комсомола. (Вспомним, в прощальном письме Искре она писала "я умираю комсомолкой"). Такая установка возможна только в насквозь идеологизированном и тоталитарном обществе. Те, кому "посчастливилось" быть пионерами и комсомольцами могут вспомнить пропагандинстские догмы, которые вдалбливались нам. Можете мне что угодно рассказывать про то, что "у тогдашней молодежи были идеалы, не то что сейчас", да плевать я хотела на "такие" идеалы, где членство в какой-то организации, пусть хоть десять раз распрекрасной ставится выше человеческой жизни. О многом меня заставила думать эта книга, так много хочется еще написать... Но остановлюсь пожалуй, и напишу только одно: будь прокляты все фюреры и лидеры всех стран, которые в угоду своим амбициям делают из детей послушное зомбированное стадо, которое они потом без колебаний кинут на смерть.
romashka_b
29 марта 2013
оценил(а) на
5.0
Культивируемое чувство готовности умереть за фюрера являлось в сущности наиглавнейшим в нашей жизни. Ханс-Йохен Фогель, родился в 1926 Это книга о тех, кто не выбирал Гитлера, но родился и воспитывался при нацистах. Книга о детях, которым с рождения навязали одну роль: мальчикам - воевать, девочкам - рожать. «Женская эмансипация»— это слово, придуманное еврейским интеллектом, и содержание его тоже тоже придуманное. Адольф Гитлер, 1934 С 10 лет дети должны были вступать в “пионерию” - причём, разумеется, совершенно добровольно, но отказаться нельзя. С 14 лет - разделение на Гитлерюгенд и СГД - Союз германских девушек. Всё регламентировано, всё под контролем и всё подчинено одному: Вы — маленькие мальчики и девочки должны заботиться об этой новой Германии. Вы должны быть ей верны. И эти воспоминания будут вам незабываемой наградой на всю вашу жизнь. Адольф Гитлер, 1932 Конечно, молодым людям нравится, когда им говорят: «Вы есть будущее. Вы будете все решать. Старики все равно исчезнут с горизонта в один прекрасный день.» Ханс-Йохен Фогель, родился в 1926 Молиться можно было только Гитлеру, читать только биографию вождя, много заниматься спортом, чтобы твоё тело было в состоянии сражаться или рожать. Петь можно только одобренные песни, танцы под зарубежную музыку приравнивались к предательству рейха. На самом деле из них растили пушечное мясо: под конец войны на фронт отправляли даже 14-летних, которые - несмотря ни на что - не хотели умирать! Гитлеровские солдаты-школьники были детьми, от которых изо дня в день требовали стать мужчинами. Во время перерывов между налетами они всё ещё играли, получали в качестве спецпайка сладости и сигареты, плакали во сне и звали своих матерей. Они хотели считать себя полноценными бойцами, и поэтому им приходилось умирать солдатской смертью. Я не желаю видеть детские лица со стальными касками на голове. Детский труд — не самое лучшая вещь, но детский героизм нам и вовсе не нужен. Я не желаю это увидеть ещё раз. Дитер Хильдебранд, год рождения 1927 Эта книга наполнена цитатами, как мой отзыв о ней. Почти нет длинных рассуждений от автора, только цитаты и факты, и так ещё страшней. Во время чтения я открывала для себя совершенно новый нацизм - нацизм, который сожрал собственных детей, который не задумываясь убил их в последних боях Второй мировой, который взрастил их с извращёнными идеалами и моралью, а потом бросил в пустыне среди мёртвых вождей. Преступления нацизма неисчислимы; и это одно из самых отвратительных.Я вернулся домой и сказал матери, что больше я в Фольксштурм не пойду. Она очень обрадовалась. Я переоделся, спрятал форму в развалинах и снова стал маленьким мальчиком».
agata77
14 марта 2015
оценил(а) на
5.0
Меня часто спрашивают о мотивах, которые нами двигали. Нынешние подростки не понимают, почему я был так глуп и принимал участие в тех событиях. Я могу только ответить: Слава Богу, что вы сегодня можете спрашивать об этом. В те времена мы бы не посмели задавать такие вопросы». У них не было выбора. В тоталитарных режимах много похожего. Например, отношение к детям. Дети – любимое лакомство для диктатора. Как там у Чуковского? «Принесите-ка мне, звери, ваших детушек, я сегодня их за ужином скушаю!»Когда я читала эту книгу, я все время думала «А если бы я жила при Гитлере, что стало бы с моими детьми?» Моего сына и мою дочь, при достижении 10 лет, 20 апреля «подарили» бы Гитлеру. Избежать этого было невозможно. Учителя в школе следили за «добровольным» вступлением детей в нацисты. К пропаганде вступления детей в наци были привлечены все СМИ, школы, местные органы власти, спортивные секции. И даже христианские союзы молодежи поставляли детей Гитлеру. К 20 апреля 1936 года 90% детей находились в рядах нацистов. Мои дети вступили бы в ряды нацистов. О! сначала им это все очень бы понравилось. В ночь на 20 апреля лучших привозили в замок в Мариенбурге. Принятие в ряды Гитлерюгенда походило на посвящение в рыцари. Ночью, при свете факелов. Это священнодейство транслировали на всю страну. Дети произносили присягу «Я обещаю, будучи членом Гитлерюгенда, исполнять свой долг в любви и преданности фюреру и нашему знамени». Они посвящали свою жизнь Гитлеру.В трудовых буднях мои дети должны были бы «служить»: патрулировать общественные мероприятия, следить за порядком. В случае антиправительственной критики донести в гестапо. По воскресеньям стрельба. Бесконечные марши с песнями во славу Гитлера. Девочки помогали многодетным матерям и старикам.Они обожали свою красивую форму: коричневая у мальчиков, синяя с белым у девочек. Форма их выделяла и делала привлекательными. И давала силу, учителя боялись бить ребенка в форме наци.Им нравилось чувство принадлежности к избранным. Им так красиво рассказывали о товариществе, родине, чести. Они были бы в восторге от разнообразных кружков, значков, походов, отдыха в летних лагерях. Военизированных игр, типа нашей «зарницы». Нацисты воздействовали на чувства детей, давали им яркую, насыщенную жизнь. Восприятие действительности было чудовищно искажено. Если родители говорили о преступлениях, о концлагерях, они отвечали «Гитлер не знал. Его обманули». Они сами как будто «не видели» что происходило с евреями рядом с ними. Они спокойно восприняли тот факт, что людей травили как дичь. Дети как будто находились под влиянием наркотиков. Они грезили наяву. Ни война, ни бомбежки, ни смерть Гитлера не могли их отрезвить.А страшнее всего их НЕНАВИСТЬ. Ко всем не-немцам. Тотальная и разъедающая душу ненависть. Которая постоянно подогревалась. Им как будто ампутировали сердце. Они в серьез верили в свое превосходство как расы «господ». Моего мальчика готовили бы в солдаты. Мою дочь в матери солдата. Их идолами были герои войны, а идеалом «смерть за народ, фюрера и отечество». Их установка: «Ты – ничто, народ –все». Они готовились к бездумной смерти ради фюрера. Они бы все больше и больше отдалялись бы от родителей. Государство заняло бы место рядом с ними. Гитлер заменил бы им мать и отца. Если бы я слушала запрещенные СМИ, дети донесли бы на меня в гестапо. Если бы пыталась остановить их, призвать к их совести, ко мне бы пришли штурмовики. Если бы не позволила ходить на собрания или не отпустила бы в летний лагерь, то меня бы отправили в концлагерь. Если бы хотела забрать сына с баррикад разрушенного Берлина в апреле 45го, и меня и его бы повесили. Я была бы бессильна защитить своих детей от ужаса, ненависти и проклятья. Матери этих детей были запуганы и беспомощны. Как это страшно, когда на твоих глазах ребенок превращается в фанатика – убийцу. Сейчас мне тоже страшно. Кто бы мог подумать, что спустя столько лет мы снова вернемся к тоталитарному вождю. И снова пропаганда. И снова ненависть. Война. И наши дети в школе слушают «подвиги» афганцев, теперь они герои войны. И пишут сочинения «письмо солдату на Украину». И мне страшно. Какое будущее ждет моих детей. И могу ли я их защитить? Матери в нациской Германии тоже хотели мира для своих детей. А вот как вышло…
readernumbertwo
19 июня 2017
Мне нравится читать про нацистскую Германию. Нравится не меньше, чем про СССР времён Сталина. Потому нет ничего удивительного в том, что я решила провести время с книгой "Дети Гитлера" доктора исторических наук Гвидо Кноппа. Последние полтора месяца были непростыми в эмоциональном плане, чтение художественной литературы в такие периоды подобно смерти. Потому что хватает своего, чужое избыточно и приводит к тому, что льёшься через край. Но читать-то хочется. Потому лучше читать нон-фикшн. "Дети Гитлера" знакомит с возникновением и существованием Гитлерюгенд и Союзом немецких девушек в составе этой организации. Естественно, автор делает акцент на том, как бесчеловечно поступили с детьми и подростками, программируя их быть даже не мясными деликатесами, а просто мясом: рожать или с радостью идти умирать на войну. Самое важное, на мой взгляд, из того, что давал как Гитлерюгенд так и вся система, которая сформировалась вокруг и благодаря Гитлеру – ощущение нужности. Пусть ты и винтик в системе, пусть ты – ничто по сравнению с народом и фюрером, но ты причастен к великому общему и ты необходим для того, чтоб оно существовало. Быть одному, идти своей дорогой (при этом не великой и не той, которую ты открываешь для других) – очень сложно для человеческого существа. Мы все знаем, что умрем. И знаем, что заде если после нас что-то и останется, что-то такое, что нас будут помнить следующие поколения, то мы об этом никогда не узнаем, не испытаем гордость и радость, не увидим. Если в настоящем человечество нас не замечает, то снизить тревогу по поводу смертности мы можем пытаться за счёт долго, что мы делаем нечто, что может обеспечивать нам заметность из Вечности. Это как видеть Землю из Космоса. Гитлер и молодёжные организации того времени давали надежду на то, что ты не растворишься в Вечности, а удержишься в ней. При этом с кем-то именно то и случилось. Кроме того, едва ли каждый ребёнок того времени думал о том, как ужасно его обманывали и страдал. Наверняка им бывало интересно, командно, общно, надёжно и – о Боже –хорошо. Но людям крайне необходимо видеть в Гитлере, СС, Гитлерюгенде только зло и не допускать мыслей о человечном во всех этих людях. Нужно обесценивать абсолютно всё и создавать монстров. Потому что никому не хочется думать о том, что он может прямо сейчас быть частью какого-то Гитлерюгенд или что Гитлер – тоже человек. Как и мы. А потому никто и ни от чего не застрахован. Мы рисуем акварели той же рукой, которой нажимаем на курок. Мы не одномерные.
С этой книгой читают Все
Обложка: Командиры Третьего Рейха
3.7
Командиры Третьего Рейха

Сэмюэл Митчем, Джин Мюллер

Обложка: Замок из стекла
4.6
Замок из стекла

Джаннетт Уоллс

Обложка: Чудо под Москвой
3.9
Чудо под Москвой

Алексей Исаев

Обложка: Эдит Пиаф. Я ни о чем не сожалею…
4.6
Эдит Пиаф. Я ни о чем не сожалею…

Симона Берто, Марсель Блистэн, Эдит Пиаф