Шопенгауэр как лекарство
Обложка: Шопенгауэр как лекарство

Шопенгауэр как лекарство

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.4
2005 год
16+
Автор
Ирвин Ялом
Серия
Практическая психотерапия
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Роман Волков
Издательство
Эксмо
О книге
Джулиус – успешный психотерапевт, примерный семьянин и в целом счастливый человек. Но очередной плановый медосмотр рушит его спокойную жизнь. Пожилому мужчине сообщают о страшном диагнозе и дают максимум год, чтобы завершить все дела…Психотерапевт решает разобраться с бывшими клиентами, в лечении которых он потерпел фиаско. Одним из пациентов был некий Филип. Связавшись с ним, Джулиус узнает, что Филип справился со своей проблемой при помощи философии Шопенгауэра. Теперь он планирует сам стать психоаналитиком, неся в массы неординарный метод исцеления. Филип просит бывшего врача о супервизии. Но Джулиус уверен, что тот не победил проблемы, а лишь загнал их в глубины разума. Он соглашается помочь клиенту лишь при условии, что Филип какое-то время походит к нему на сеансы групповой психотерапии. А дальше разворачиваются истории о девяти участниках этой группы, перемежающиеся фактами из биографии Артура Шопенгауэра.Удастся ли Филипу признать ложность своих убеждений? Или он уверит остальных в правоте известного философа-мизантропа? Чтобы узнать, читайте онлайн или скачайте роман Ирвина Ялома «Шопенгауэр как лекарство» в сервисе электронных и аудиокниг ЛитРес!
ЖанрыИнформация
Переводчик
Лилия Махалина
Отзывы Livelib
Lusil
25 мая 2020
оценил(а) на
5.0
Когда-то давно мне посоветовали книгу как образец психотерапевтической литературы, я долго к ней не могла добраться, так как с сомнением отношусь к любым громким высказываниям. Скажу честно, не знаю какой она может оказать терапевтический эффект, но книга достаточно интересная. Очень интересная конструкция произведения, я в восторге от биографической части. Рассказ о жизни Шопенгауэра оказался, для меня, очень интересным и захватывающим, здесь четко прорисовывается влияние отношений с родителями на всю его философию. Большие количество цитат тоже кого-то может порадовать, а кого-то огорчить, лично для меня это скорее достоинство. Сюжетная линия с умирающим психотерапевтом изначально заинтриговала, я ожидала совсем другого, серьезных перемен в его жизни, а он принял решение ничего не менять, что уже оригинально))) Его работа с психотерапевтической группой, вокруг которой, по сути, все крутится, ничем выдающимся не отличается, но при этом наблюдать за развитием сюжета и героев интересно. Одним из главных героев является, Филип, очень интересный персонаж которому в свое время не смог помочь психотерапевт и он решил помочь себе сам, оказалось, что его любовь к философии помогла справиться с проблемой, вернее он нашел родственную душу в давно умершем философе, Артуре Шопенгауэре. Именно Филип заставил меня больше всего задуматься над тем как работать над собой, зачем это нужно, а главное где же все-таки грань... Остальные герои более-менее однобокие, но при этом все со своими историями, конечно же важными именно для групповой терапии, поэтому и выглядят однобокими. Все человеческие недостатки показаны автором очень лояльно, без осуждений и оправданий, это мне показалось главным преимуществом произведения. Искренность участников группы периодически поражает, их откровенность и радует и пугает, не все способны без страха выражать свои мысли, аж стало интересно, на реальных встречах тоже так как в книге... Мы все разные, но постоянно об этом забываем, часто обижаем других не желая этого (вернее на нас обижаются), часто люди обидевшие нас даже не представляют о нашем восприятии ситуации или их действий. Это все показано в данной книге, сложно сказать насколько это влияет на читателя, потому что люди разные, для кого-то это станет открытием, а кто-то давно понимает. Но в любом случае эти мысли всегда полезно обновлять и напоминать себе, что к людям нужно относиться с пониманием. Любителям философии, психологии и биографий книга точно должна понравиться. Думаю, что она вообще рассчитана на достаточно широкую аудиторию, так что могу ее посоветовать всем кто задумывается над извечными вопросами и тем кого интересуют отношения между людьми.
tatelise
24 февраля 2013
оценил(а) на
4.0
Может я скажу громко, но эта книга написана для того , чтобы быть настольной книгой каждого. Ее можно разобрать полностью на цитаты , найти совет на вопросы души. В ней найдем ответы на многие вопросы и возбудит в нас интерес к психологии, философии. Лично для своей жизненной ситуации, которая некоторое время меня мучила, я нашла простое объяснение "Чем меньше уважаешь других, тем больше они будут уважать тебя" К сожалению эти слова дали понять простую истину в общении с подругой, которая сильно изменилась в отношении ко мне, на все мои попытки выяснить причину, она отмалчивалась или приводила какие-то несуразные ответы. Я искала причины в себе, полностью считала виновной себя, хотя не понимала в чем...Хотя мое подозрение было поверхостным, заключалось в том, что подруга просто не хотела больше общаться. Но прочитав эту книгу, я многое поняла. Жаль что время ушло, а ведь можно было открыть диалог , смотря друг другу в глаза, не убегая от ответов. Я рассказываю все это к тому, что считаю , что диалог является важным аспектом в общении с людьми, важно не только уметь говорить, но и уметь слушать и понять собеседника. Книга затрагивает и наш вечные вопрос к бытию, для чего мы живем, как нужно отнестись к неизбежному. Не обязательно быть на пороге смерти , чтобы задуматься о том как вы прожили жизнь и как вы живете.
Unikko
5 августа 2013
оценил(а) на
3.0
В действительности, книга эта - не художественный роман (кстати, более подходящим названием было бы «Лекарство от Шопенгауэра»), а дистанционный сеанс групповой терапии. После странного предисловия, напоминающего речь на церемонии вручения Оскара («я благодарен…» и список имён на страницу), читателю предложено «предварительное занятие» – знакомство с главными героями, а затем и «введение в группу» - реакцию на прочитанное и необходимо будет самостоятельно осмыслить. И в то же время наличие строгой композиции - не без мелодраматической кульминации и трогательного хэппи-энда, - единого сюжета и более-менее «гладкого» слога позволяют считать роман достаточно качественным произведением художественной литературы.Нельзя не согласиться с Сартром, который в отношении американских писателей говорил следующее: «самые смелые их находки наивны. В их глазах мир недавно рождён, ещё только предстоит дать вещам имена, впервые рассказать о небе, о сборе урожая…» Так, всё в том же предисловии Ялом пишет: «идея самоисцеления с помощью систематического чтения философии принадлежит Брайану Маджи и его великолепной книге «Признания философа» (1999 г.)». В то время как ещё лет за 70 до того Ален (тот самый учитель Моруа) писал: «философия – доступная всем мудрость обретения счастья на земле». Но даже если американские «открытия» совершенно не оригинальны, только американцы могут превратить любую идею в коммерчески успешную - придумать группы «философского консультирования», приносящие «дилетанту-терапевту» по 70 долларов с человека за час! Но вернёмся к роману и его героям.Джулиус, психотерапевт, готовящийся умереть, вызывает глубочайшее уважение и восхищение. К слову, его мировоззрение не так уж далеко от философии Шопенгауэра, как это может показаться. Если человек, узнав, что ему осталось жить совсем немного, никоим образом не меняет свою жизнь, значит, он жил и живёт правильно – идея абсолютно в духе немецкого философа. Но теория преодоления экзистенционального страха смерти из уст Джулиуса: «я взглянул на свою жизнь и понял, что прожил её правильно», выглядит ограниченной, равно как и предложенная автором формула смысла жизни - «спасти одного человека значит спасти целый мир» - работает только в идеальных условиях. Предположим, что Филип выходит из группы после шести месяцев, как договаривались, тогда он не спасён, следовательно, не спасена и Пэм, очень вероятным становится срыв у Гилла, а Тони не хватит времени, чтобы обнаружить и развить свои терапевтические способности. Как быть в этом случае? Тогда необходимо будет дополнить «формулу»: а если не удалось спасти человека, то следует удовлетвориться тем, что ты сделал всё возможное. А если и это не так? Филип, конечно, нуждается в психотерапевтическом лечении. Хотя бы по той причине, что философия Шопенгауэра внутренне ему не близка, это выражается, в частности, в постоянном цитировании философа без малейшей попытки критического анализа. О несоответствии подлинного чувства и высказываний говорят так же мимика и жесты Филипа, самый частый пример в тексте – не смотрит в глаза, как не вспомнить феномен «взгляда» Сартра? Включение Филипа в группу с главной целью усиления его социализации и достижение этого результата – несомненная заслуга Джулиуса.А вот часть романа, посвященная Шопенгауэру, несколько разочаровала. Видимо, нужно считать закономерным тот факт, что жизнеописание, создаваемое психотерапевтом, неизбежно превращается в патографию. А отрицание абсолютизации шопенгауэровского мировоззрения (что само по себе очевидно) выглядит так, словно автор поддаётся на провокацию немецкого философа. Более того, по Шопенгауэру самая «правильная» жизнь (как результат абстрактного понимания мира и его сущности) – жизнь святых, отшельников и аскетов. Но предвосхищая возможный упрёк «а что же ты сам так не живёшь?», он ответил: «одинаково не нужно святому быть философом, а философу быть святым, как не нужно, чтобы очень красивый человек был великим скульптором или чтобы великий скульптор сам был красивым человеком. Вообще странно требовать от моралиста, чтобы он не проповедовал иных добродетелей, кроме тех, какие имеет он сам. Воспроизвести в понятиях в абстрактной, всеобщей и отчетливой форме всю сущность мира и как отражённый снимок предъявить ее разуму в устойчивых и всегда наличных понятиях — вот это и ничто иное есть философия». Уже только по этой причине «смешивание», осуществлённое в романе, личной жизни Шопенгауэра и его философии выглядит нелепым. Но поскольку не так часто встречаются люди, тщательно и серьёзно читавшие работы Шопенгауэра, и ещё реже те, кто знает его биографию, то популистские цели Ялома, безусловно, заслуживают поддержки.В современной психотерапии самым «сомнительным» моментом представляется стремление врачей привести всех пациентов к стандартной роли (успешный человек с хорошими отношениями), как «дроби к общему знаменателю». Групповая терапия помогает пациенту приспособиться к социальному окружению, но часто такое приспособление происходит за счёт его собственного независимого развития. Ялом сторонник индивидуализированного подхода в психотерапии в противовес институциональному, только даже личное групповое лечение и экзистенциальный тип групповой техники основывается на… независимости и личности терапевта, не пациента.И всё же самая ценная возможность, предоставляемая психотерапией, если верить Эрику Берну, это возможность самоанализа. Именно в побуждении к самоанализу и самопознанию и заключается главная ценность романа Ялома. А о философии Шопенгауэра, Хайдеггера, Ницше, Монтеня, Сартра каждому лучше составить собственное независимое мнение, опираясь, в идеале, на первоисточники, а не на пересказ.
RoxeyRite
13 января 2022
оценил(а) на
1.0
М-да, не лучшее начало чтения советов во флешмобе. Чуяла же, что ничего хорошего не выйдет... Спасибо Киллвишу, что с этим кактусом я расправилась в первую очередь, и надеюсь, что дальше будет лучше. На всякий случай оговорюсь: я не философ, я самый обычный читатель и ничем не примечательный человек.Было очень интересно, откуда у книги столько положительных оценок и отзывов, и почему я снова оказываюсь в меньшинстве, как и после прочтения "Петровых в гриппе". Оказывается, история с Сальниковым повторяется: меня отвернуло от книги по тем же причинам, по которым другим она, наоборот, понравилась и полюбилась.Философия и психология - очень зыбкие штуки. Рассуждать о чём-либо, что невозможно точно узнать и доказать (по крайней мере на данный момент) можно до посинения, но достичь консенсуса не удастся никогда, полемика вечна. Поэтому, собственно, важно смотреть вокруг, слушать и слышать окружающих, анализировать их мысли и действия, читать книги, смотреть фильмы, вбирать в себя информацию и делать из этого свои выводы, каким человеком ты хочешь быть, на кого равняться и к чему стремиться - по крайней мере, именно так живу и шагаю по жизни я. И не только: благодаря общности и готовности делиться и принимать идеи других мы достигли того развития цивилизации и человечества, которое имеем сейчас.Эта книга делится на две части. В одной мы следим за психотерапевтом Джулиусом и группой, которую он ведёт. Джулиус узнаёт, что серьёзно болен и жить ему осталось всего около года, и поэтому решает подвести итоги своей многолетней работы, связавшись, кроме всего прочего, со своим давним клиентом Филипом, которому так и не смог помочь в своё время. Связаться, чтобы узнать, смог ли он избавиться от своей сексуальной озабоченности, тревожившей его настолько, что буквально мешала нормально жить. Во второй же части мы следуем за жизнью Шопенгауэра с самого знакомства его родителей и до смерти Артура. Связывает эти две части тот факт, что "помогает" Филипу справиться с проблемой именно "его личный психолог" Шопенгауэр. И его цитаты - это процентов 20 всего текста. Добавить 50%, занятые его же биографией, и от остального "тела" книги остаётся 30% бесед вымышленных персонажей на вымышленных сеансах психотерапии о вымышленных проблемах и травмах.Философия Шопенгауэра мне абсолютно чужда и даже противна. Начать с того, что он мизантроп, но при этом превозносит себя и желает достичь славы - уже само по себе противоречие: славы он может достичь, только если найдёт приверженцев среди людей, которых так не любит (причём их должно быть приличное такое количество, если говорить не о какой-то локальной известности). Во-вторых, возвращаясь к началу отзыва, повторю, что мы сейчас находимся на данном этапе развития только потому, что учились (и учимся) на опыте предшественников, изучаем их достижения и ошибки, и развиваем наиболее сильные идеи. Благодаря этому нам не нужно учиться высекать искры каждый день, чтобы добыть огонь, или изобретать велосипед каждый раз, когда нужно куда-то добраться. Это всё уже пройденные этапы, которыми мы можем пользоваться здесь и сейчас и которые позволяют нам двигаться дальше и развиваться в других направлениях. Шопенгауэр же замыкается в своём мирке, не желая слышать никого, кроме себя:В библиотеке Шопенгауэра было 1375 книг. Однако Шопенгауэр весьма критически относился к чтению — в своём произведении «Parerga und Paralipomena» он писал, что чрезмерное чтение не только бесполезно, так как читатель в процессе чтения заимствует чужие мысли и хуже их усваивает, чем если бы додумался до них сам, но и вредно для разума, поскольку ослабляет его и приучает черпать идеи из внешних источников, а не из собственной головы. Шопенгауэр с презрением относился к «философам» и «учёным», деятельность которых в основном состоит из цитирования и исследования книг (чем, например, известна схоластическая философия) — он выступает за самостоятельное мышление.Совсем недавно наткнулась на мысль, что мы всё чаще оказываемся в ситуации, что писать и творить хотят очень многие, а читать и воспринимать эти творения - единицы. И в итоге оказываемся в мире авторов и писак, где каждый слышит и видит только себя, а читателя и приверженца находят или случайные счастливчики/создатели чиклита, или те, кто и сам не чурается изучить и понять чужие взгляды, усвоить их и побеседовать с читателем. Вторых в разы, в десятки раз меньше, но именно они, как правило, становятся классиками (иногда даже "современными классиками").Но вернёмся к Шопенгауэру. Он стремился к популярности, писал свои труды, не мороча себе голову чужими мыслями и идеями, но ну-ка, напомните мне, когда он стал известен? А тогда, когда кардинально пересмотрел свои взгляды, смягчил их и поставил во главу стола сострадание другим людям (да-да, этот человек - мизантроп). И пусть я со многими его поздними изречениями тоже не согласна, но он, опять же, противоречит себе, изменяет всё, чего придерживался раньше, и изобретает уже кем-то другим много лет назад изобретённый велосипед.Что касается персонажей Ялома, мне было абсолютно неинтересно за ними наблюдать. За что я люблю художественную литературу, так это за то, что писатель создаёт аналог реальной жизни: его герои живут в каких-то своих условиях со своим бэкграундом, проходят через испытания и жизненные перипетии, совершают ошибки и наглядно (для читателей, конечно) на них учатся или не учатся, каждый имеет свою позицию, свои взгляды на жизнь, свой опыт, они задаются определёнными вопросами в определённые этапы своей жизни, которые чётко и логически прослеживаются (да, я любитель романов взросления). Читателю же при этом можно с кем-то себя отождествлять, с кем-то противопоставлять, кого-то поддерживать, за кого-то переживать, проживать целые жизни вместе с персонажами, учась на их ошибках, оказываясь при этом в таких ситуациях и условиях, которые были бы невозможны просто в силу времени или банального случая родиться в совершенно других условиях. И я в целом с опаской и некоторым недоверием отношусь к нынешней психологии, всем этим группам, сеансам, личным консультациям, потому что, как по мне, это зачастую пустая трата времени и денег, топтание на месте или вскрытие ран до такой степени, что в том расковырянном нечто и раны-то не видно - это уже становятся повреждения, чуть ли не несовместимые с жизнью. И непонятно, нужна ли была вообще та пресловутая терапия, или и раньше, в общем-то, вполне неплохо жилось? Вот и герои Ялома: ходят вокруг да около, не могут признаться в очевидных проблемах даже самим себе, годами скрывают их, а в итоге что? Им помогает простой разговор с глазу на глаз: каждый выслушал и услышал другого, и всё встало на свои места, пазл сложился, проблема выяснена, старые раны тут же начинают затягиваться. Но да, для этого им потребовался специально обученный человек, талдычащий: "Что ты сейчас чувствуешь? Выскажись. Молодец, а теперь послушаем другого". При нормальных человеческих отношениях люди достигают этого согласия слушать и быть выслушанным сами, но здесь все так зациклены на своём единственном и неповторимом "я", что без вмешательства третьего уже не могут. Не регресс ли это?.. Ну и Шопенгауэр в итоге никакое не лекарство, а в лучшем случае разве что плацебо (если не отрава): Филип ведь не избавился благодаря ему от проблемы, а только замкнулся на самом себе, стал асоциальным, некоммуникабельным, неспособным налаживать какие-либо контакты с другими людьми вообще. А резкая перемена настроения и изменение персонажей буквально в двух последних главах книги настолько неправдоподобны, что просто сбивают с толку. Очень уж резко и очень кардинально всё переменяется. В итоге получается, что и эти 30% мне совершенно не пришлись по душе и даже подбешивали.Отдельно присыплю сверху к уже сложившимся 100% книги процентов 10 пафосных псевдоглубокомысленных изречений персонажей и умения автора пользоваться толковым словарём (или что это - самолюбование? попытка блеснуть эрудицией?) - возникло ощущение, что Ялом считает своих читателей недалёкими. Иронично, иронично.В общем, это книга для любителей психологии, терапевтических сеансов и, может, копания в чужом грязном белье, не знаю. Неприятная, полная постылых персонажей и абсолютно чуждой мне философии. Но зато теперь уверена, что ни с Яломом, ни с Шопенгауэром мне точно не по пути, и буду их избегать.
ilarria
11 ноября 2018
оценил(а) на
4.0
В целом, о чтении книги не жалею, но ощущения от нее все же двойственные. Хотя мне порядком поднадоели психотерапевтические сеансы через каждую главу (со стороны глянув, книга может показаться как пропаганда психотерапевтов), в книге есть то, что заслуживает внимание. Во-первых, для интересующихся философией будет возможность познакомиться с Шопенгауэром. Автор счел нужным составить его биографию, незатейливо раздробив её на множество глав, чередующихся с упомянутыми заседания группы у психотерапевта. Во-вторых, мне показалось, что Ялом просто и доступно учит читателей жить сегодняшним днём, настоящтм моментом, ценя его каждую минуту и наслаждаясь оным. Многое из этой своеобразной психотерапевтической книжки мне давно знакомо (у меня, к тому же, нет желания общаться с представителями этой профессии). Она подталкивает на психологические самокопания. Так, на некоторые вещи я посмотрела с другой стороны, открыв их заново. Например, осознанно выбранный жизненный путь Шопенгауэра мне чужд, несмотря на то, что его взгляды мне симпатичны. А жизнь и мысли, как у участников собраний у психотерапевта, заклёвывшие того,кто выбрал стезю Шопенгауэра, мне скучны и банальны, но я не мизантроп, не испытываю ненависти к людям и превосходство над ними, как это делают последователи Шопенгауэра. Книга заставляет задуматься не только о жизни и смерти, но и о сочетании этих двух жизненных путей.
С этой книгой слушают Все