Сага о Форсайтах Обложка: Сага о Форсайтах

Сага о Форсайтах

Скачайте приложение:
Описание
4.4
2367 стр.
1921 год
16+
Автор
Джон Голсуорси
Серия
Эксклюзивная классика (АСТ)
Издательство
АСТ
О книге
«Сагу о Форсайтах» Голсуорси писал более 15 лет. Поистине не имеющий аналогов по масштабности цикл, охватывающий жизни не одного поколения семьи Форсайт и их ближайшего окружения. Неоднократно служившая основой для телесериалов и фильмов, эта эпическая семейная сага, с одной стороны, поднимает острые социальные вопросы, а с другой – рассказывает о судьбах людей, чьи жизненные перипетии не оставят никого равнодушным. Яркие характеры, неожиданные сюжетные повороты, любовь и страсть, сметающие все на своем пути, сплетни, козни, интриги, тайны, – вот основа успеха этой никогда не устаревающей книги.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Мария Богословская, Наталья Волжина, Мария Лорие
ISBN
978-5-17-123341-9
Отзывы Livelib
Elessar
14 октября 2013
оценил(а) на
2.0
Внимание! Attention! Увага! Achtung! Ненормативная лексика inside!Вот ни черта не понимаю я в этих классических семейных драмах. То есть я, конечно, смекаю, что тут задумывалась драма страдающей женщины и обличение зажравшихся капиталистов. Но! Циничному мне всё видится несколько иначе, поэтому сейчас я изложу всё так, как оно мне кажется, о всех центральных персонажах по порядку.Бедная-несчастная-страдающая Ирэн - шлюховатая стервозная дамочка, так и не решившая, а что ей, собственно, нужно в жизни - много денег или большой и чистой любви. Ситуацию усугубляет ещё и циклопических размеров гордость и самомнение. Вот смотрите - за Сомса она вышла добровольно. Вот только зачем, раз он ей был так прям отвратителен? Она красива, и наверняка могла выйти за кого-то ещё, более милого, хотя и более бедного. Весь роман на Ирэн, отвесив челюсть и капая слюной, пялятся мужики разной степени красивости и материального достатка, десятки их. Так черта лысого она выбрала этого мерзкого Сомса? Уж не в том ли дело, что он был самым состоятельным среди соискателей? Выросшая в нищете девчонка, натурально, запала на дорогущие подарки и прочие ништяки. А когда поняла, что делать нечего, придётся раздвигать ножки и идти замуж, коли хочется продолжения банкета, таки пошла. А уже потом вдруг решила, что мужик, который в поте лица заколачивает денежки на её шмотки и украшения, на самом деле мерзкое и бесчувственное животное. И отказала, значит, законному мужу в доступе к телу и завела интрижку с женихом Джун, которая вроде как была её лучшей подругой, души в ней не чаяла и считала чуть ли не старшей сестрой. Что характерно, терять плюсы замужества за состоятельным коммерсантом героине не хочется. Пойти к мужу и сказать "извини, дарлинг, но нам не по пути" её не хватает. Там, блин, не феодальное средневековье. Пойти и развестись, делов-то. Но ей интереснее мучить мужа, который её и вправду любит как умеет. Потом уже героиня встаёт в позу, оставляет коробку с драгоценностями и прочие подарки. В то же время смеяться в лицо Джун у неё наглости хватает. Так что это она не такая честная, а такая, сука, гордая. Заметим ещё, что в следующих романах она внезапно разглядит в молодом Джолионе личность аккуратно в тот момент, когда выяснится, что он унаследовал сто кусков чистоганом. До этого нищий художник с выводком спиногрызов был нашей высокодуховной особе не интересен. Оценка - резко отрицательная.Босини отвратителен чуть менее, но всё же тот ещё мудак. Пойти и сказать невесте, что влюбился в другую, яиц у парня не хватает, что печально. Сомса, опять же, на деньги кинуть пытался, раздув смету с 8 до 12 с половиной штук. Бил себя пяткой в грудь и орал, что он первоклассный архитектор, которому Сомс пытается навязать гонорар третьесортного подмастерья. Чёрт, мужик, если ты такой умный, то почему такой бедный? Вон у Суизина кучер получает 60 фунтов в год, а ты всего 50 заколачиваешь. Как-то не фонтан для крутого спеца, согласны? Талантливый архитектор в его возрасте уже должен иметь свою контору, кучу довольных заказчиков, множество классных работ в портфолио, репутацию респектабельного профессионала и счёт в банке. Вероятно, герой хотел поправить дела за счёт женитьбы на богатой наследнице, но потом влюбился в Ирэн и слетел с катушек. Любил-то он её взаправду, поэтому зарабатывает оценку просто отрицательную.Молодой Джолион. Ещё один распиздяй, который бросил маленькую дочь на попечение уставшего от болезней и работы старика-отца. Мать у Джун умерла, так что девочка росла в компании старика Джолиона, а потом и вовсе попала под влияние мразей вроде Ирэн. Живёт в одном городе с дочерью и стариком-отцом 15 лет, за которые не удосужился ни разу их навестить. Когда оказывается, что ублюдок Босини кинул его дочь, долго мямлит, мнётся и в итоге решает, что Босини славный парень и хрен с ней, с дочерью. В моей системе ценностей нормальный отец просто обязан был пойти и выбить из ублюдка всё дерьмо. Поэтому юный Джолион у нас - тряпка и слабак. Ну хоть за деньгами гнаться не пробует, и то хорошо. Оценка нейтральная с уклоном в минус.Старый Джолион - больной и таки старый человек, наживший упорным трудом много денег и поплатившийся за это здоровьем и душевным спокойствием. Тоскует по ушедшей молодости, не понимает, зачем теперь жить. В итоге парадоксально решает, что жить стоит ради внуков от сына, которого не видел 15 лет, и лишает львиной доли наследства Джун, которая все эти годы была рядом. В общем-то, извиняет его только неуклонное сползание в старческий маразм. Оценка - нейтральная.Сомс. Работяга-трудяга, мужик не особо утончённый и изысканный, но прямой и работящий. Влюбился в стерву, потратил кучу денег и эмоциональных сил, надоел ей. После того, как ему наставили рога, трогательно пытается вернуть любовь жены. Позора и материального ущерба не боится, а боится только потерять Ирэн. На фоне меркантильных ублюдков, которых автор выводит пушистыми англеочками, это, блять, ну самый первый кандидат на клеймо собственника, без вопросов. Заметим, что ни разу этот ваш зажравшийся бульдог-капиталист не упрекнул изменницу, что дескать, "я тебя из грязи вытащил, а ты, сука неблагодарная...". Единственное, что мужик думает в связи с деньгами - у жены их нет, у её хахаля тоже, и без него она, бедняжка, ноги с голода протянет. Не пробует использовать влияние и деньги чтобы расправится с любовником жены, хотя, казалось бы, подыскать пару парней покрепче, сунуть им по сотне и всё, вопросов нет. Тащит Босини в суд, где побеждает врага по закону. Босини, превысивший смету в полтора раза, ну прям слов нет какой эксперт и специалист, это да. Видимо, про такую вещь, как договор наш специалист не слышал. Что можно реально выставить против Сомса - изнасилование жены. Чуваки, ау, это его жена, которая вроде как сто раз могла свалить, но всё так и не собралась. И вообще, мужик мог бы выбить из неё дурь и слова бы ему никто поперёк не сказал. В общем, Сомс нормальный, пусть и не слишком тонкий душевно человек, доведённый до ручки стервой-женой. Оценка положительная.Джун. Молоденькая девушка, у которой дед старая кошёлка, отец идиот и слабак, жених пустоголовый мечтатель и кобель, а подруга, которой она доверяла как сестре, предательница. За Джун абсолютно некому заступиться - здоровущий клан с добрым десятком мужиков боится огласки и как бы чего не вышло. При этом бедняжка ведёт себя достойно, не истерит и всеми силами пытается спасти своего подонка-возлюбленного. Чтобы, значит, ему тепло и сыто с чужой бабой жилось. Парадоксально, но во всей семейке Форсайтов единственный мужик - хрупкая мечтательная девочка. Оценка - полностью и безоговорочно положительная.Остальные же - картонный зверинец, долженствующий изображать звериный оскал капитализма, о них и говорить-то тошно.В общем, пока подобная претенциозная макулатура будет считаться классикой и учебником жизни, я так и буду неустанно находить её и писать разгромные рецензии. Это как с "Анной Карениной", такая же насквозь лживая и вусмерть затянутая бодяга, где нас пытаются учить жизни. Плохая, очень плохая книга.
Akvarelka
17 августа 2011
оценил(а) на
5.0
Знаете, совсем недавно я открыла для себя нового автора, который однозначно перейдет в разряд любимых. А все благодаря удивительно сочному языку повествования и исключительной манере изображения героев – через намеки, полутона. Как будто стираешь защитный слой на лотерейном билете, а под ним не спеша, но довольно уверенно проступают заветные символы, которые складываются в единый образ.Столь значительный труд автора непреклонно требует и внушительного размера анализа произведения. Хоть я и не задавалась этой целью специально, а все-таки быть краткой, увы, не удалось. Данная рецензия будет интересна тем, кто уже познакомился с этим произведением, ибо предполагает собой изобилие спойлеров и массу впечатлений по каждой части. Ну, что ж, начнем, пожалуй.«Собственник»Эта часть задумывалась как самостоятельное произведение, а стала началом великого труда, повествующего об истории одной семьи, поколение за поколением, которые являют собой образ Великого Собственника.Что дает нам толковый словарь на слово «собственность»? 1. Материальные ценности, имущество, принадлежащие кому-нибудь или находящиеся в полном распоряжении кого-нибудь. 2. Право на владение кем либо, чем либо. Голсуорси, скорее, подразумевает второй вариант. Ведь Собственник у него – это и владелец земли, дома, капитала, и владелец своей жены. Чувство обладания растет как снежный ком и охватывает все, что попадает в поле зрения.Меня заинтересовала сюжетная линия отношений между Сомсом и Ирэн. Насколько мне интересен Сомс как персонаж, настолько мне неприятна Ирэн. Я презираю таких женщин. Если ты продаешься, то изволь делать это с достоинством. А не строить жалобный вид и изображать из себя разочаровавшуюся жертву. Знаю, что многие с этим могут не согласится и найдут сотни фраз для ее оправдания, но я презираю ее, и в этом меня не переубедишь. Она знала на что идет, соглашаясь на этот брак, знала, что, быть может, никогда не сможет полюбить своего мужа. Но она дала свое согласие, а значит продалась. За имя и деньги.Мне очень симпатичен сам Сомс. Он подкупает своей искренностью по отношению к этой женщине, своей трепетной любовью, такой настоящей и такой бескорыстной. Он требует от нее добросовестного исполнения роли жены и имеет на это полное право. Разве можно его за это осуждать? Сомс любит Ирэн, хочет ее, благоговеет перед ней, молится на нее… Хоть автор и пытался в некоторой мере показать собственническое отношение героя к жене, у него плохо это получилось. В каждом шаге Сомса сквозит любовь!Еще один очень интересный для меня персонаж – старый Джолион. Его образ – это образ многовекового дуба, чьи могучие ветви хранят историю не одного поколения. Он остов семьи и он ее память, ее сердце и ее сознание.Вот закрыта последняя страница этой части, а я уже скучаю по этим Собственникам, мне мало того, что я про них узнала. Видимо, автору тоже этого показалось мало, и он продолжил плести кружево жизни этой удивительной семьи, превращая его из маленького платочка в поражающее разум панно.Что же ждет тебя за поворотом, Великий Собственник?"Интерлюдия: Последнее лето Форсайта"Пять лет прошло после событий последней главы «Собственника». Пять лет – долгий срок. Что-то меняется, что-то обретает новый смысл, а что-то и вовсе стирается из памяти.Поразительно, как изменилась за это время Ирэн. Из испуганной лани, жалобного существа с глазами подбитого животного она превратилась в «даму в сером». Есть в этом что-то горделивое, благородное. Из неверной жены, дерзкой и холодной, она превратилась в музу умирающего человека. И я уже не могу осуждать ее, корить и упрекать, потому что вижу только глазами старого Джолиона. А она для него – как глоток свежего воздуха в знойный полдень, «отзвук красоты», которой так хочется наслаждаться, когда уже не остается сил на другое. Он восхищается Ирэн, и я вместе с ним…Удивительно, как автор рисует этот образ. Он ни разу не дает ей раскрыть свое сердце, обнажиться перед читателем. Нам так и не доводится узнать, какая же она на самом деле – мы познаем ее только через ощущения и восприятие других персонажей.И все же каким призрачным и волнительным ни был бы образ Ирэн в «Последнем лете», остается маленькое «но»… Ощущение того, что этой женщине суждено приносить только горе, тем, кто ее искренне любит. Ведь как ни целительно, на первый взгляд, присутствие Ирэн для старого Джолиона, и все же она привносит в его жизнь ненужное, такое опасное для него волнение, сильнейшие эмоции, которые подтачивают его сердце… Сложно судить старого Форсайта за это его увлечение, ведь он находится в том возрасте, когда молодость и красота, что тебя окружают, позволяют забыть о неумолимом течении времени. И даже не просто забыть, а забыться…Пару слов хотелось бы сказать о чувствах Ирэн к Босини. Да, здесь это любовь, трепетное воспоминание, которое она хранит в самой глубине своего сердца, последняя память о любимом. Но меня не покидает ощущение, что это чувство стало таким только благодаря своей невысказанности, невозможности. И если бы Босини был рядом с Ирэн, оно бы обернулось обычной интрижкой, мимолетным увлечением.Перечитывая все вышесказанное, я понимаю, что меня бросает из крайности в крайность, из одного восприятия романа и героев в совершенно другое, порой диаметрально противоположное. А все потому, что я пишу после прочтения каждой части, не зная, что ждет впереди меня и героев «Саги». Может так и правильнее, честнее…"В петле"И снова в центре повествования Сомс и Ирэн. Это молчаливое противостояние материального мира и красоты. Сомс - приземленный делец, ценитель вещественного, того, что можно «потрогать», осязать. И Ирэн – некое эфемерное создание, не имеющее формы, голоса, образчик красоты и обаяния. Недаром ведь за ней мы наблюдаем только глазами других персонажей, как будто ее и не существует вне их умов и желаний. Вот каков, на мой взгляд, ответ на загадку Ирэн Форсайт, урожденной Эрон. Ее просто нет, она порождение грубого материального разума, истосковавшегося по красоте. И именно поэтому она может быть и прекрасной, и жестокой до неузнаваемости. Ведь не зря же укротить ее удалось только молодому Джолиону. А кто он? Художник! То есть человек, умеющий переносить незримые образы на материальные носители.Поразительна сцена в главе «Рождение Форсайта», когда Сомсу приходится делать сложнейший в своей жизни выбор. Особенно его размышления о том, что будь на месте его жены Ирэн, он бы ни на минуту не колебался…Насколько ироничной, жестокой по отношению к Сомсу оказалась судьба, дав наследника Джолиону. Отрезвляющий поворот событий. Но вот только почему? Неужели это своеобразная насмешка автора над инстинктом собственничества? Жалкая ирония судьбы…"Интерлюдия: Пробуждение"Какие все-таки прекрасные интерлюдии в этом произведении! Сочные, яркие, концентрированные! Целая жизнь умещается на паре страниц, целый мир, глубокий и непосредственный! Они как припев в песне, отличаются от основного мотива своей насыщенностью, и вместе с тем неуловимо похожи друг на друга.«Пробуждение» - это своеобразный гимн детству, молодости, наивности. История взросления Джона Форсайта, удивительным образом сочетающего в себе увлеченность и любовь к красоте Джолиона с непостоянством и «воздушностью» Ирэн. Горючая смесь получилась в итоге. И что-то мне подсказывает, что немало передряг ждет на пути молодого Джона.Джолионы - своего рода ветвь вырождения истинных Форсайтов. Однако только через них сохраняется преемственность этого имени. Но чем меньше у них исконно форсайтских черт, тем короче становятся их имена: Джолион – Джолли – Джон… Что это? Своеобразная ирония над родом? Очень красивая и атмосферная получилась глава. Читая ее, сам погружаешься в детство: скатываешься по лестнице вместе с Джоном, сражаешься с медведем из подушек и кеглей, скачешь на деревянном коне, прячешься от острого взгляда индейцев или строишь вигвам из старых жестянок. Что бы ни делал Джон, ты проживаешь это вместе с ним. Поразительное ощущение присутствия!"Сдается внаем"Самая концентрированная, на мой взгляд, часть романа, самая наполненная событиями и людьми. Сколько людей появляется на этих страницах – это и уже привычные Сомс и Ирэн, Джолион и Аннет, и пока мало знакомые читателю Джон и Флер, старая добрая Уинифрид, новички Профон и Монт, и даже сам Тимоти снисходит до контакта с читателем…Центральная тема этой части – любовь Флер и Джона. Казалось бы, «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте». Как просто, на первый взгляд, взять кровное родство и двух молодых влюбленных и смешать Шекспировский коктейль. Но Голсуорси выше этого, у него получается своеобразная карикатура на известный гимн любви. Этакая одержимая собственническим инстинктом Джульетта, и наивный, чуждый всему грубому Ромео. Причем мне гораздо более импонирует Джон. Флер же – просто взбалмошная девица, привыкшая получать все по первому требованию. Я не вижу у нее настоящей любви, просто желание обладать недоступной, и от этого еще более интересной, игрушкой.Хотелось бы обратить внимание на новых героев – Проспера Профона и Майкла Монта. Весьма колоритные персонажи. Они появляются на страницах романа совсем нечасто, но каждый раз их появление подобно вспышке молнии. Яркой, сопровождаемой громом – в случае с Профоном, и красочным далеким зарницам – в случае с Монтом.Смерть Тимоти, последнего из старых Форсайтов, распродажа с молотка всего имущества – это гибель «Форсайтской биржи», гибель остова семьи, который держался на инстинкте собственничества. У молодых Форсайтов совсем иные ценности, которые, увы, только отдаляют их друг от друга… "Белая обезьяна" Новая пара заступает на сцену – Флер и Майкл, новое поколение Форсайтов, такое далекое от исходника, что, кажется, ничего исконно форсайтского-то и не осталось. И только изредка родовые черты выглядывают наружу, как кукушка из часов – «Ку-ку», и снова битый час тишина…Флер – коллекционер, как и ее отец. Но только углубившись в сюжет, понимаешь, насколько безобидно увлечение Сомса. Он коллекционирует картины, она – людей, их восхищение, перерастающее довольно часто в нечто большее. Флер как Сирена завлекает мужчин, играет с ними, но не хочет расставаться ни с одним экземпляром своей «коллекции».А что же ее муж? О, Майкл! Я влюблена в этого героя! И готова петь дифирамбы его индивидуальности, его чувству юмора, его возвышенному отношению к любимой женщине. Он ничего не требует от своей жены, даже верности, ему нужна только возможность наслаждаться ее ежедневным присутствием, ароматом ее кожи, шелестом ее платьев… Поистине бескорыстный человек! Сомс может быть спокоен за свою дочурку. Ибо он нашел человека, который готов боготворить ее так же, как и он сам.Очень интересен образ Сомса в этой части. Как он покупает воздушные шары, выступает на заседаниях ОГС. Это совсем другой Сомс – освободившийся от давления общественности, от стереотипов. Он искренний, сопереживающий, гордый, в хорошем смысле этого слова. И я только подтвердила свое первое впечатление об этом герое.Удивительна любовная линия Викторина – Тони Бикет. Автор показывает нам любовь, цветущую пышным цветом среди бедности, порой граничащей с нищетой. Почему? Неужели чем больше твое состояние, тем меньше права на счастье?И, наверное, первый раз за все повествование автор вводит такой яркий символ – Белую Обезьяну. Символ эпохи, символ ее дочерей и сыновей. Корки повсюду на земле, очищенный апельсин в вытянутой руке, и глубокое разочарование во взгляде. Чем не похоже на саму Флер??? "Интерлюдия: Идиллия" Впервые я ставлю под сомнение текст Голсуорси… Можно ли назвать идиллией события этой главы? Робкий, нерешительный Джон и кроткая, неискушенная Энн. Идиллия ли? То, что между ними происходит – это скорее обаяние американской ночи… Что-то мне не верится в перспективность этого союза."Серебряная ложка" Надменный поворот головы, колючий взгляд, язвительный смешок за спиной – все это великосветский салон, бомонд английского общества, сливки современности… Здесь каждый спешит оговорить, чтобы не быть оговоренным, предать, чтобы не быть преданным, первым устроить заговор, чтобы не остаться в дураках. Свора стервятников, скажете вы, и будете по-своему правы.Но чтобы выжить здесь, нужно и самому стать стервятником. Вступить на скользкую дорожку известности, концы которой низвергаются в бездну. Увы, но Флер удивительно ассимилировалась в этом обществе, стала жестокой, высокомерной, беспринципной. Или может она такой и была? И человек попросту выбирает окружение под стать себе?Ясно одно – здесь нет места искренним чувствам, преданности и отцовской любви. Вместо благодарности, Сомс за свою попытку защитить честь дочери слышит небрежно брошенную фразу «Прости, но я ничего не могу поделать; ты все испортил». Уже после этого стоило бы бросить эту взбалмошную особу вариться в собственном соку. Но Сомс, как настоящий отец, не может сделать этого… И в этом его трагедия."Интерлюдия: Встречи"Как тесен мир, однако! Случайные встречи, мимолетные столкновения взглядов, а какие мучительные воспоминания они рождают! Жаль, но каждая последующая интерлюдия печальнее предыдущей, будто в ожидании чего-то совсем трагического…"Лебединая песня"Вот она, отзвучала последняя песня, лебединая песня… Песня отцовской любви и преданности своему единственному сокровищу, своему смыслу жизни… Так хотелось ниспослать кучу проклятий на голову этой взбалмошной девицы, не считающейся ни с кем и ни с чем, кроме собственной жажды обладания, но пролистав последние страницы, не осталось ничего, кроме пустоты… Меня будто бросили в пересохший колодец, такой глубокий и гулкий, что ничего не остается, кроме как молча сидеть, поджав под себя ноги, и время от времени озираться по сторонам. Поэтому скажу только одно - я прощаюсь с героями книги с чувством щемящей боли… Давно меня так не выворачивало наизнаку…Вряд ли нашелся человек, кто прочел до конца мой многословный полет мысли, но если вы осилили хотя бы один абзац и согласны или, наоборот, не согласны с ним, буду рада любой попытке обсуждения.
strannik102
16 декабря 2015
оценил(а) на
5.0
Собственник (роман) Первое знакомство с Голусорси, хотя в школьном ещё возрасте какие-то кусочки телеверсии Саги видел. Однако ничего не помню, и потому всё впервые и всё незнакомо.Первое сравнение вспыхнуло сразу с недавно прочитанным романом Эмиля Золя "Добыча", однако продержалось в одиночестве недолго, ибо затем сразу же пришёл на ум роман "Говардс-Энд". Но всплыли эти книги не потому, что между всеми ими много схожестей или, упаси бог, заимствований и взаимовлияний. Просто и там и тут речь идёт о истории семейства, и там и тут в центре читательского внимания мелодраматические и трагические происшествия с некоторыми членами семьи; и тут и там любовные истории и скандальные эпизоды стали тем, что буквально взорвало жизнь семейств; все три книги написаны с высоким мастерством и мощным эмоциональным фоном...Трудное однако дело! Вот прочитал (зачем-то!) предисловие и запомнил, что вроде как умом нужно осуждать "собственника" Сомса и вовсю жалеть несчастных любовников, что вроде как в книге Голсуорси гневно осуждает всю систему собственности (может быть это и так) и всех форсайтов и всё форсайтство и форсайтизм, которые и которое так по-хозяйски захватило всё английское общество и подмяло под себя всё духовное, тонкое, чувственное, красивое и искреннее, что было в Великобритании (какие-то отголоски этого отношения Голсуорси к этой проблеме в книге безусловно имеются). Однако вот как хотите, но никакого сочувствия с Ирэн и к бедняге архитектору Босини у меня таки не возникло. Может дело в той самой мужской солидарности, которая безусловно тут присутствует, однако Босини тоже ведь мужчина и по сути занимался истинно мужским "промыслом" (хотя какой это промысел, коли влюбился безбашенно и без всякого расчёта, тут не промысел, а беда!), так что вроде как тоже может получить свою долю сочувствия. Однако нет, не получает, не выходит у меня сочувственной мины. И вроде как в последней главе можно понять всю глубину чувств вернувшейся подневольно и безысходно в "логово" мужа Ирэн — Голсуорси удалось точно сформулировать истинные её чувства и мотивы и состояние, — но всё равно не могу искренне её пожалеть. Хотя надо бы...Однако вся эта любовно-драматическая передряга совсем не затмевает боковых веточек повествования, и боковых же персонажей — в основном тоже Форсайтов. И тут обнаруживаются любопытные личности — некоторые так себе, но отдельные просто на диво замечательные люди — сейчас я прежде всего имею ввиду старого Джолиона. И вообще вот эта веточка взаимоотношений между молодым Джолионом, его отцом старым Джолионом и остальными Форсайтами куда как не менее важна, нежели история перекрёстных отношений между Ирэн и Босини и Джун и Сомсом.Последнее лето Форсайта (интерлюдия) А тут действие переносит нас на три-четыре года вперёд и в центре нашего внимания оказывается старый Джолион, соединившийся... Нет, не буду спойлерить, с кем он там соединился. Тут важно, что Голсуорси показал себя в этой небольшой интерлюдии сильнейшим знатоком человеческой психологии, сумевшим не только глубоко понять чувства старого человека, но и так изобразить происходящее, что многие именитые авторы могут обзавидоваться!В общем, Голсуорси написал мощную книжку, и хорошо, что у меня в задании годового флэшмоба 2015 вся Сага целиком — успею до старта следующего года дочитать всё...
fish_out_of_water
11 мая 2014
оценил(а) на
4.0
О Голсуорси говорить мне трудно хотя бы из-за того, что рискую показаться барышней, занимающейся "кухонной" философией. Разборки типа "Какая бедная Ирен, какой плохой Сомс" с самого начала подразумевает собой долгую светскую беседу с профессионалами в тапочках и халатах, за попиванием чая с плюшками. Но не говорить о книге ничего я тоже позволить себе не могу."Сага о Форсайтах" представляет собой цикл, знакомство с которым я очень долго пыталась избегать. Теперь, когда я прочитала "Собственника" и "Последнее лето Форсайта" я могу сказать, что хоть как-то приобщена. Теперь я поняла, что слово "сага" в названии используется Голсуорси иронически, ведь в ней нет ничего героического - даже "жизненность" героев основывается не на том, что они отображают вечные ценности и/или конфликты человеческой души, а на том, что все проблемы в романе земные, повседневные.С самых первых страниц Голсуорси толкает нас в среду типичных Форсайтов, в среду биржевиков, дельцов, предпринимателей, для которых основной стимул деятельности - это приобретение и владение. Люди-собственники, давно ставшие людьми собственности, рабами вещей, с одной стороны заставляют испытывать отвращение из-за бесконечных бесед об акциях, недвижимости, с другой стороны своими злыми сплетнями они будто пророчествуют дальнейшее развитие событий: людям-собственникам люди-несобственники принесут только одно горе, что в последствии мы видим на примере Сомса-Ирен/Джун-Босини.Голсуорси - мастер повествования. Его проза не претендует на революционные идеи, на обращение против буржуазного настроения. Наоборот, аристократическое происхождение автора задает его позицию. Голсуорси - реалист, и как реалист он выполняет прекрасную работу, а именно раскрывает всю суть своего класса, суть такого не чуждого ему явления, как собственничество. Мастерство автора ощутимо, и выражается оно не только в разнообразии характеров, многосторонности сюжета, но также в его пейзажных зарисовках, которые своей лиричностью будто выступают ярким контрастом холодности и расчетливости мира-собсвенничества.Дальше...А теперь пора надевать тапочки и ставить чайник, ибо перехожу я к персонажам.Для начала я подтвержу немудреную вещь, которая просто обязана быть написанной в приличной рецензии на этот том романа: "Сомс - собственник". Для кого это звучит, как осуждение, для кого-то, как сочувствие. Но плохо ли это на самом деле? Собственничество порождает трезвый расчет в делах, цепкость, умение держать себя в руках. Неужели это настолько плохие качества для современного человека? И неужели собственничество настолько неподходящее качество для любви? Кто вообще сказал, что настоящая любовь не может порождать чувство собственничества? На самом деле, я никогда не понимала этого "Если любишь - отпусти". Это слишком идеальная благородная формула, а люди совсем неидеальны и неблагородны. Тем не менее мы хотим читать об идеалах, а Голсуорси дает нам Сомса, который любит, но любит неправильно. А настолько ли неправильно? Разве если действительно любишь человека, то неужели так просто его отпустить, ровно как и увидеть то, насколько этот человек с тобой несчастлив? Сомс поступал неправильно, порой жестоко, но любовь вообще штука жестокая, господа. Поэтому хватит во всем винить Сомса - мы люди 21 века, и кому как ни нам знать, что быть собственником и зависеть от своих вещей - это норма.По отношению к кому я испытывала совершенно неоднозначные чувства, по крайней мере в течении всей первой половины книги, была Ирен. Я не понимала, что с ней не так: ну не любишь ты мужа и никогда не любила, так зачем тогда замуж вышла? Ну да, не давал он тебе прохода, десятки раз делал предложения, и ты якобы не выдержала навязчивости кавалера и согласилась? Ну не может же быть такого! Если он действительно был тебе так противен, то даже навязчивость не заставила бы тебя согласиться на брак. "Значит дело все-таки в деньгах" - построила логическую цепочку я. И естественно это занизило оценку данного персонажа в моих глазах.Но в том-то и дело, что у Голсуорси виноватых найти практически невозможно. Каждый виноват по-своему в той же мере, в какой и невиновен. Сначала я негативно относилась к Ирен из-за ее неблагодарности и того, что она даже не старалась скрывать свою связь с любовником, тем самым изрядно унижая Сомса и делая его объектом сплетен и шуток. Но уже ближе к концу, я начала понимать, что на самом деле зла эта женщина никому не желала, что не нужны ей были ни деньги, ни имя. Просто как бы сильно она не пыталась быть благодарной Сомсу, она не могла дать того, чего у нее не было - любви и уважения. Стоит ли говорить, что в "Последнем лете Форсайта" я вообще полюбила эту женщину.Говорить о героях Голсуорси на основе одной прочитанной книги и интерлюдии как-то неблагородно. Да, каждый из главных героев обладает своей индивидуальностью, но только, даже несмотря на вышеприведенные множество букв, посвященные героям, меня не покидает чувство, что в "Собственнике" нам видна только верхушка айсберга и что скрытые его аспекты Голсуорси позволит нам лицезреть только в последующих книгах.Посему на этом я заканчиваю и жду знакомства с другими частями саги.
Kwinto
16 июля 2014
оценил(а) на
4.0
Нет, не зря этот роман называют монументальным. Не зря в его названии слово "сага". Несколько поколений одной семьи Форсайтов предстают перед нами во всем своем "великолепии", со всеми достоинствами и недостатками. В самой первой книге мы узнаем, что их династия в скором времени погибнет, изживет себя медленно, но верно. Начавшись с одной ветки, со смерти тети Энн, все дерево непременно засохнет. А нам предстоит наблюдать за этим процессом, угнетающим и подавляющим своей неизбежностью, но не дающим покоя.Кто они, Форсайты? Удачливые и осторожные дельцы, верхушка лондонской жизни, завсегдатаи театров и оперы, воскресных обедов и прогулок в Кенсингтонском саду. - Моя родня, - ответил молодой Джолион, - ничего особенного собой не представляет, у нее есть свои характерные черточки, как и во всякой другой семье, но зато в них чрезвычайно ярко выражены те два основных свойства, которые и отличают истинного Форсайта, - они никому и ничему не отдаются целиком, не увлекаются, и у них есть "чувство собственности".Это чувство собственности застит глаза, не дает понимания других людей, не Форсайтов. О каких чувствах и слабостях может идти речь, когда на кону деньги, репутация и общественное мнение?! Поэтому любовь, возникшая между Ирэн и Босини, воспринимается как нечто неудобное, мимолетное, но никак не серьезное. В их семье не принято говорить на подобные темы, а уж за ее пределами и подавно, здесь срабатывает нечто подобное стене молчания. Проблему можно замолчать, но таким способом она не решится - беды растут словно снежный ком. Несчастны все участники событий, даже те (и, наверное, они-то больше всех), кто не был виноват в их возникновении. Как не виновата Джун в том, что жених влюбился в ее подругу, а она по любви и привязанности продолжала принимать его проблемы очень близко к сердцу.Очень горько и тяжело читать об этой безнадежной истории любви. Финал меня совершенно не удивил, я подспудно ожидала подобной развязки. Своего рода месть Сомса, банкротсво Босини и крах надежд и привычного уклада жизни Форсайтов - итог первой части цикла.Неспешная манера, подробные описания - все это делает книгу более уютной и размеренной. Сама история Ирэн и Босини отчего-то напомнила мне историю Люси Краун Ирвина Шоу, та же отчаянность и крах всего, но только в последнем случае хотелось понять, но не пожалеть или помочь.
С этой книгой читают Все
Обложка: Просто ангел
Просто ангел

Гала Гарда

Обложка: Снюсь
4.0
Снюсь

Александр Житинский

Обложка: Погоня
4.8
Погоня

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Ярмарка тщеславия
4.6
Ярмарка тщеславия

Уильям Теккерей

Бесплатно
Обложка: Мартин Иден
4.7
Мартин Иден

Джек Лондон

Бесплатно
Обложка: Дьяволиада
4.8
Дьяволиада

Михаил Булгаков

Бесплатно
Обложка: Баллада Рэдингской тюрьмы
4.6
Баллада Рэдингской тюрьмы

Оскар Уайльд

Бесплатно
Обложка: Яма
4.8
Яма

Александр Куприн

Бесплатно
Обложка: Ход королевы
4.4
Ход королевы

Уолтер Тевис

Обложка: Казан
4.6
Казан

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Эта свинья Морен
4.5
Эта свинья Морен

Ги де Мопассан

Бесплатно
Обложка: Скотный Двор
4.6
Скотный Двор

Джордж Оруэлл

Обложка: Мы
4.4
Мы

Евгений Замятин

Бесплатно