Анафема
Обложка: Анафема

Анафема

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
3.7
1913 год
12+
Автор
Александр Куприн
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Александр Боев
Издательство
Александр Боев
О книге
«– Отец дьякон, полно тебе свечи жечь, не напасешься, – сказала дьяконица. – Время вставать.Эта маленькая, худенькая, желтолицая женщина, бывшая епархиалка, обращалась со своим мужем чрезвычайно строго. Когда она была еще в институте, там господствовало мнение, что мужчины – подлецы, обманщики и тираны, с которыми надо быть жестокими. Но протодьякон вовсе не казался тираном. Он совершенно искренно боялся своей немного истеричной, немного припадочной дьяконицы. Детей у них не было, дьяконица оказалась бесплодной. В дьяконе же было около девяти с половиной пудов чистого веса, грудная клетка – точно корпус автомобиля, страшный голос, и при этом та нежная снисходительность, которая свойственна только чрезвычайно сильным людям по отношению к слабым…»
ЖанрыОтзывы Livelib
AndreasCorelli
5 января 2018
оценил(а) на
3.0
Очень смутно помню о чём этот рассказ Куприна. Вообще не помню, о чём шла речь. Прочитал рецензии, в которых говориться об отлучении графа Льва Толстого от церкви. По моему книга была о священнослужителе, который валялся на печи и ничего не делал, а только проповедовал и над женой издевался. Примерно так, если не прав - поправьте.
DollyIce
23 декабря 2021
оценил(а) на
5.0
Рассказ написан в 1913 году и посвящен тяжелой и печальной теме, отлучения Льва Николаевича Толстого от Церкви.Протодьякон кафедрального собора собирается на службу. Это высокий, крупный человек,  обладающий очень покладистым  характером,котрый пасует перед своей истеричной  женой. У отца Олимпия необыкновенно глубокий голос,котрым он наполняет весь огромный собор, уникальным звучанием, и обертоны вызывают резонанс , и от этого начинают звенеть стеклянные люстры. И сердца молящихся раскрываются ему навстречу. Кроме уникального баса, у протодьякона есть неодолимая страсть к чтению. Прошедшую ночь напролет ,он читал прекрасную повесть о войне на Кавказе. И картины прочитанного повторяются в памяти. Сегодняшний молебен будет проходить в присутствии архиепископа. И это придает особую важность предстоящему богослужению. Чин православия  первой недели Великого поста идет по всем канонам. Дьякон прекрасно ведет молитву утверждения православия,затем должен пропеваться чин анафематствования, в который вносятся проклятия еретикам. Во время этого распева протодьякон получает записку,в ней указано новое имя,которое должно быть предано анафеме. Это имя боярина Льва Толстого, через рассказ которого, дьякону открылась такая глубина человеческой доброты и мудрости. И вместо слов проклятия, отец Олимпий на весь собор,во всю мощь своего голоса заревел :...…Многая ле-е-е-та-а-а-а. И детский хор своими ангельскими звонкими голосами подхватывает слова молитвы. А протодьякон сбрасывает с себя облачение и навсегда покидает собор.Он твердо решил снять с себя духовный сан. Герой не пожелал участвовать в несправедливости ценой своей карьеры.И поступать вопреки своей совести и убеждениям.
nenaprasno
3 декабря 2010
оценил(а) на
5.0
Рассказ Куприна о церковном служителе, отказавшемся провозглашать анафему Льву Толстому. В 1901 году церковь действительно "констатировала отпадение от церкви графа Льва Толстого", но по-моему это не называлось анафемой и имя его ни разу не звучало среди проклятых (так, насколько я помню, написано в книгах о Толстом).Но дело-то и не в Толстом. Что меня поразило в рассказе Куприна, так это текст обряда анафемствования. Обряд проводился в первую неделю поста и в день этот под сводами церкви звучали проклятья. "...да будут дни его мали и зли, и молитва его да будет в грех, и диавол да станет в десных его и да изыдет осужден, в роде едином да погибнет имя его, и да истребится от земли память его... И да приидет проклятство и анафема не точию сугубо и трегубо, но многогубо... Да будут ему каиново трясение, гиезиево прокажение, иудино удавление, Симона волхва погибель, ариево тресновение, Анании и Сапфири внезапное издохновение... да будет отлучен и анафемствован и по смерти не прощен, и тело его да не рассыплется и земля его да не приимет, и да будет часть его в геенне вечной, и мучен будет день и нощь..."Странно представлять себе такие слова, звучащие на богослужении. Это скорее похоже на некий древний языческий обряд, на оккультное нападение, на протыкание иглами восковой куклы. Из года в год во время обряда повторялись некоторые имена отлученных - Степан Разин, Иван Мазепа, Пугчаев и другие. Это удивительно, но только в 1919 году анфемствования ушли из церковной службы. То есть когда в России началось такое, что стало просто не до служб.
feny
28 января 2012
оценил(а) на
4.0
Как удивительно символично Куприн смог выразить свое отношение к Льву Николаевичу Толстому, свое восхищение его творчеством. Коротко, сжато, но настолько ярко, образно, талантливо.
kopi
14 июня 2016
оценил(а) на
5.0
Через 12 лет после отлучения от Церкви Льва Толстого Александр Куприн пишет этот ясный и цельный рассказ…Протодиакон кафедрального собора отец Олимпий на богослужении вынужден провозглашать анафематствование своему любимому писателю Льву Толстому. Читая по требнику XVII века чудовищные проклятия, «которые мог выдумать только узкий ум иноков первых веков христианства»: - ...Да будут дни его мали и зли, и молитва его да будет в грех, и диавол да станет в десных его и да изыдет осужден, в роде едином да погибнет имя его, и да истребится от земли память его... И да приидет проклятство и анафема не точию сугубо и трегубо, но многогубо... Да будут ему каиново трясение, гиезиево прокажение, иудино удавление, Симона волхва погибель, ариево тресновение,Анании и Сапфири внезапное издохновение... да будет отлучен и анафемствован и по смерти не прощен, и тело его да не рассыплется и земля его да не приимет, и да будет часть его в геенне вечной, и мучен будет день и нощь...- протодиакон вспоминает прекрасные строки Толстого, прочитанные накануне ночью, и делает свой выбор – вместо «анафемы» он провозглашает графу Толстому «многая лета». Увы, но весь этот кошмар :«в роде едином да погибнет имя его… да будут ему каиново грясение…иудино удавление»- купринский литературный вымысл. «…начиная с 1869 года, анафематствование отдельных лиц в России было прекращено вовсе… ни в одном из многочисленных печатных и рукописных чинов анафематствования, составленных Русской Православной Церковью за несколько веков, нет ничего даже отдаленно похожего на проклятья, которые Куприн извергает на Льва Николаевича от лица Церкви… Ни в одном из храмов Российской империи анафема Толстому не провозглашалась.»… http://azbyka.ru/proklyate-kotorogo-ne-bylo-cerkov-i-tolstoj-istoriya-otnoshenij А вот и сам текст Отлучения: Божией милостью Святейший Всероссийский Синод верным чадам православныя кафолическия греко-российския Церкви о Господе радоватися.Молим вы, братие, блюдитеся от творящих распри и раздоры, кроме учения, ему же вы научитеся, и уклонитеся от них (Римл. 16:17). Изначала Церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть ее и поколебать в существенных ее основаниях, утверждающихся на вере во Христа, Сына Бога Живого. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви Святой, которая пребудет неодоленною вовеки. И в наши дни, Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой. Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно перед всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь Святая. В своих сочинениях и письмах, в множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует с ревностью фанатика ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской; отвергает личного Живого Бога, во Святой Троице славимого, создателя и промыслителя Вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа – Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ради человек и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает божественное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы, Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святого Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем неприкровенно, но явно пред всеми, сознательно и намеренно отверг себя сам от всякого общения с Церковью Православной. Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем перед всею Церковью к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею. Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2Тим. 2:25). Молимтися, милосердный Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь. Подлинное подписали: Смиренный АНТОНИЙ, митрополит С.-Петербургский и Ладожский. Смиренный ФЕОГНОСТ, митрополит Киевский и Галицкий. Смиренный ВЛАДИМИР, митрополит Московский и Коломенский. Смиренный ИЕРОНИМ, архиепископ Холмский и Варшавский. Смиренный ИАКОВ, епископ Кишиневский и Хотинский. Смиренный ИАКОВ, епископ. Смиренный БОРИС, епископ. Смиренный МАРКЕЛ, епископ. 2 февраля 1901 Совершенно очевидно, что даже намека на какое-либо проклятие этот документ не содержит.» Святейший Синод своим решением лишь констатировал уже свершившийся факт – граф Толстой сам отлучил себя от Церкви, полностью порвал с ней, чего он не только не отрицал, но и при всяком удобном случае решительно подчеркивал: "То, что я отрекся от Церкви, называющей себя Православной, это совершенно справедливо… Я отвергаю все таинства… Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей…" Это лишь некоторые из подобного рода многочисленных заявлений великого писателя. 27-летний Л.Толстой вынашивал идею создания новой веры, о чем свидетельствуют его дневники той поры. А в преклонных годах.. писатель создает небольшую секту своих почитателей и пишет "Евангелие от Толстого". Главным объектом нападок Л.Н. Толстого становится Православная Церковь. Его высказывания и поступки, направленные против нее, были ужасающи для православного сознания. Более того, деятельность Л.Н. Толстого в последние десятилетия его жизни, к сожалению, была поистине разрушительна для России, которую он любил. …Недаром вождь большевиков чрезвычайно ценил именно это направление деятельности Л.Н. Толстого и называл писателя "зеркалом русской революции". Великие подвижники Русской Православной Церкви – праведный Иоанн Кронштадтский, святитель Феофан Затворник и многие другие – с горечью признавали, что великий талант графа Толстого целенаправленно употреблен им на разрушение духовных и общественных устоев России. Однако, поскольку примирение писателя с Церковью так и не произошло (Л.Н. Толстой публично не отказался от своих трагических духовных заблуждений), отлучение, которым он сам себя отверг от Церкви, снято быть не может. Это означает, что канонически его церковное поминовение невозможно. И все же сострадательное сердце любого христианина, читающего художественные произведения великого писателя, не может быть закрыто для искренней, смиренной молитвы о его душе. С искренним уважением, архимандрит Тихон (Шевкунов) http://www.pravoslavie.ru/42885.html А рассказ Куприна просто чудо как хорош! «- Земной нашей радости, украшению и цвету жизни, воистину Христа соратнику и слуге, болярину Льву... в переполненной народом церкви в это время не раздавалось ни кашля, ни шепота, ни шарканья ног. Был тот ужасный момент тишины, когда многосотенная толпа молчит, подчиняясь одной воле,охваченная одним чувством. И вот глаза протодьякона наполнились слезами и сразу покраснели, и лицо его на момент сделалось столь прекрасным, как прекрасным может быть человеческое лицо в экстазе вдохновения. Он еще раз откашлянулся, попробовал мысленно переход в два полутона и вдруг, наполнив своим сверхъестественным голосом громадный собор, заревел: - ...Многая ле-е-е-та-а-а-а. И вместо того чтобы по обряду анафемствования опустить свечу вниз, он высоко поднял ее вверх. Теперь напрасно регент шипел на своих мальчуганов, колотил их камертоном по головам, зажимал им рты. Радостно, точно серебряные звуки архангельских труб, они кричали на всю церковь: "Многая, многая, многая лета". Просто ангельски хорош! И тут каждому читателю выбирать: вправе ли был Куприн так «художествовать», отстаивая право великого писателя Толстого на свой религиозный выбор….
С этой книгой слушают Все
Обложка: 33 лучших юмористических рассказа
3.4
33 лучших юмористических рассказа

Аркадий Аверченко, Джером Джером, Влас Дорошевич, Ефим Зозуля, Александр Куприн, О. Генри, Саша Чёрный, Антон Чехов, Семен Юшкевич

Обложка: Яма
Яма

Александр Куприн

4.5
Обложка: Яма
Яма

Александр Куприн

4.5
Обложка: Повести и рассказы
Повести и рассказы

Александр Куприн

4.4
Обложка: Святочные рассказы
5.0
Святочные рассказы

Леонид Андреев, Александр Бестужев-Марлинский, Дмитрий Григорович, Александр Грин, Владимир Даль, Григорий Данилевский, Михаил Зощенко, Александр Куприн, Николай Лесков, Василий Немирович-Данченко, Константин Станюкович

Обложка: Белый пудель (сборник)
4.4
Белый пудель (сборник)

Александр Куприн

Обложка: Рождество. Чудесные истории
Рождество. Чудесные истории

Николай Вагнер, Александр Куприн, Николай Лесков, Иван Шмелев

5.0
Обложка: Юнкера
Юнкера

Александр Куприн

4.2
Обложка: Ночь перед Рождеством. Лучшие рождественские истории
Ночь перед Рождеством. Лучшие рождественские истории

Леонид Андреев, Валерий Брюсов, Николай Гоголь, Александр Грин, Федор Достоевский, Александр Куприн, Николай Лесков, Антон Чехов

4.2
Обложка: Поединок
Поединок

Александр Куприн

4.2
Обложка: Истории про животных
4.0
Истории про животных

Борис Житков, Александр Куприн, Алексей Толстой, Лев Толстой, Иван Тургенев, Константин Ушинский, Антон Чехов

Обложка: Молох
Молох

Александр Куприн

4.1