О теле души. Новые рассказы
Обложка: О теле души. Новые рассказы

О теле души. Новые рассказы

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.1
2019 год
18+
Автор
Людмила Улицкая
Серия
Улицкая: новые истории
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Юлия Рутберг
Издательство
Аудиокнига
О книге
В новой аудиокниге Людмила Улицкая исследует тело и душу, не разделяя их, а героев рассказов описывает в том предельном состоянии, когда размывается граница между реальностью и небытием.«Про тело мы знаем гораздо больше, чем про душу. Никто не может нарисовать атлас души. Только пограничное пространство иногда удается уловить. Там, вблизи этой границы, по мере приближения к ней, начинаются такие вибрации, раскрываются такие тонкие детали, о которых почти невозможно и говорить на нашем прекрасном, но ограниченном языке. Рискованное, очень опасное приближение. Но притягивает к себе это пространство чем дальше живешь, тем сильнее». Людмила УлицкаяПроживая жизнь, мы постоянно встречаемся с границами – внутренними, внешними, условными, реальными. Границы «расширяются», «стираются», «преодолеваются», «требуют к себе уважения», какие-то устанавливаем мы сами, иные – обозначают государства, общество или традиции. Именно философское и гуманистическое осмысление этого понятия занимает Улицкую.Сборник включает в себя два цикла рассказов. В рассказах цикла «Подружки» ключевым мотивом, мотором повествования является любовь, возможно, главное оружие, сметающее границы между людьми. Через любовь физическую и кровную, позднюю, неожиданную, постепенную, сочувствующую герои обретают недостающую часть души, силу, необходимую для жизни. У многих рассказов сборника есть персональные посвящения.Во втором цикле «О теле души» Людмила Улицкая приближается к самой сокровенной границе – границе жизни, точнее физического существования. Есть ли граница между жизнью и смертью? Или смерть – это граница жизни? И что там, за границей физического существования? Людмила Улицкая застает своих героев в те переломные моменты их жизни, когда телесное и душевное практически неотделимы.© Людмила Улицкая, 2020© & ℗ ООО «Издательство АСТ», «Аудиокнига», 2020 Продюсер аудиозаписи: Татьяна Плюта
ЖанрыОтзывы Livelib
be-free
30 ноября 2019
оценил(а) на
5.0
Если литература для того, чтобы рвать душу – проходите, вам сюда. Рвать душу прекрасным языком и завернутой в него жизнью. Когда остро чувствуешь, как нежно, точно и неожиданно одно слово сочеталось с другим, как очевидно всамделишно и так-и-было лежит перед тобой судьба персонажа. Новый сборник рассказов Улицкой — по-настоящему новый. В нем все та же Людмила Евгеньевна, но какая-то другая. Каждый раз мне кажется, что я уже просто не могу полюбить ее еще больше – некуда. Оказывается, могу.Сборник начинается с необычного предисловия: русские народные напевы смешались в магическом наговоре-рассказе о подругах. Ингридиенты оказались особенными – пробирает до мурашек. Потому что личное всегда чувствуется и манит. Очарованный неожиданным и горячим предисловием читатель погружается в ледяную действительность, где основным мотивом будет смерть. Но смерть не ужасная и пугающая, бессмысленная и несущая депрессию и уныние, как было во многих последних романах Улицкой. Тема переработана, ее эволюция просматривается во всем творчестве писательницы. После тяжелых лет, омраченных ужасом перед чернотой за границей бытия, наступил момент просветления и спокойствия. Смерть всего лишь естественное завершение пути любого земного существа. Особенно это касается тех, кто успел пожить и оставить за собой след.Рассказы «О теле души» разделены на две части. Первая, «Подружки», состоит всего из четырех реалистичных историй о взрослых женщинах. Основные этапы пройдены, суета и пустые переживания сменяются периодом прощения и принятия. Утраты, поджив и зарубцевавшись, приносят новую свободу и умиротворение, а иногда складываются в ступеньки, ведущие наверх, к счастью и всепрощению.Во второй части, с названием, давшим имя всему сборнику, как раз появляется новая Улицкая. В первых романах среди суровой реальности есть небольшие мистические вставки. В «Казусе Кукоцкого», например, немаленькое пространство отдано сновидениям. На этот раз магический реализм природной силой пробивает твёрдую, но хрупкую поверхность прозы, бывшей максимально приближенной к настоящей жизни. Первый рассказ «Туши, туши, где их души...» больше похож на анекдот времен Пушкина. В нем реализм нагревается до температуры почти кипения, становится символическим, чтобы уже в следующей истории магическая нотка взорвалась, оглушив неожиданностью. В третьем рассказе «Вдвоем» на читателя веет пока еще легким ароматом чего-то потустороннего, как пахнет воздух перед началом грозы. В «Аве» сверкают молнии и начинается оно – торжество природы, нерушимая связь объяснимого и запредельного, таинственного. При этом ни один рассказ не кажется фантастическим, наоборот, реализм сгущается, тяжелеет, то проливаясь легким дождиком, то полноценным ливнем.«Смерть, - говорит Улицкая в одном из своих последних интервью, предварившем выход книги, - тоже принадлежит жизни». В молодости чувствуешь себя бессмертным, с первыми признаками старения начинаешь немного чаще задумывать о последней точке в собственной истории. И только шагнув в зрелый возраст встречаешься с уже навязчивой мыслью лицом к лицу. Отражение в зеркале гипнотизирует, как взгляд удава, и так же сильно пугает. Кто-то так до конца и останется в оцепенении, а у кого-то ледяной ужас близости неизбежного однажды сменится спокойным принятием и пониманием: конец — логичное завершение каждой истории. Через свои книги Улицкая делится страхами и нажитой мудростью - уходить не всегда страшно. Я согласна, я верю, я внемлю. Ведь Людмила Евгеньевна, мой старший учитель жизни, еще ни разу не подвела.
ElenaSeredavina
9 октября 2020
оценил(а) на
5.0
Малая проза это литературная сласть (для меня!)Это как вкусный десерт, который ты ешь с особым наслаждением. И ещё, это высший пилотаж писать маленькие, короткие, ёмкие рассказы, в которых есть все, - смысл, глубина, общая тема. Но главное, что они могут рвать душу, целиком, без остатка. Это я сейчас уже об Улицкой и ее "О теле души".Не знаю, мне показалось, или действительно все рассказы тут красной нитью связаны со смертью?!Но так, не открыто, не навязчиво и не до депрессии потом, после прочтения. Нет. А с лёгким налётом грусти и философскими размышлениями, она вас оставит в конце. Книга разделена на две части "Подружки" и "О теле души". И вот те самые "Подружки" скатились по закоулкам моей души, осев тяжёлым грузом и тонной мыслей. Ну, а моё сердце осталось в рассказе "Алиса покупает смерть".  Перечитала раз 5. Я его попробовала на вкус, я его читала быстро, медленно и вслух. Я его словно прожила и пережила сама. Давайте пластырь, будем собирать и склеивать моё тело души.И если вы особо впечатлительны, чувствительны (как я!), книга вас потрясёт своей глубиной, своей трогательностью, поэтичностью и своим скрытым трагизмом. Ощущение, что Улицкая заглядывает в человеческие души и обнажает потом их страхи на бумаге.И да, ребят, некоторые рассказы носят автобиографичный характер или же писались с прототипов реальных людей (друзей автора). Я очень советую, если кто ещё не знаком
Kseniya_Ustinova
24 ноября 2020
оценил(а) на
4.0
Данный сборник посвящен теме ухода, и я специально использую такое более благополучное слово, чем слово смерть. "Уход" не вызывает такого депрессивного настроя и печали, как слово смерть, а именно это и пытается донести сборник, что смерть - это неизбежно, это часть жизни и иногда нужно воспринимать это как уход, как прощание, более спокойно, более разумно.Первая половина сборника достаточно реалистичная, мы видим конкретные ситуации конкретных людей, их взаимодействия, в чём-то это даже слишком обыденно. Как бы это ни звучало, но порой слишком очевидно. Думаю тут дело в возрасте и жизненном опыте. Я на 47 лет младше автора и то о чем она пишет в моей жизни еще не наступило, а учитывая как меняются времена и общество может вообще не наступить и пройти в некой иной форме. По этой причине мне сложно сочувствовать, сложно соотнести себя с историей.Вторая половина сборника мне понравилась гораздо больше. Появилась какая-то мистика. Открывает ее рассказ сформированный из личного опыта автора, о том как девушка обучаясь отправлялась на бойню, чтобы достать жилы свиньи и пережила всю мерзость убийства животного. Это очень сильно берёт за душу не кровавыми расправами, а именно личным искренним переживанием, хорошо переданным через текст. А после этого рассказа уже начинаются мистические истории, когда уход происходит не буквально, а метафизически и персонаж, который должен умереть в основном просто исчезает, улетает, растворяется, и делает он это очень спокойно, благодушно, умиротворенно.Я бы не сказала что сборник наводил меня на какие-то конкретные мысли, скорее мне приятно было прибывать во второй его половине, читать красиво складывающиеся предложения и закрытые душевные истории.
YuliyaSilich
5 августа 2020
оценил(а) на
4.0
Когда человек умирает, Изменяются его портреты. По-другому глаза глядят, и губы Улыбаются другой улыбкой. Я заметила это, вернувшись С похорон одного поэта. И с тех пор проверяла часто, И моя догадка подтвердилась. Анна Ахматова, 1940Смерть — это нарушитель спокойствия, но не в меньшей степени это свойственно и самой жизни. Первая останавливает дыхание человека, вторая может просто взять и придушить его. Августо Кури «Продавец грёз»21 июня в моей жизни случилась внезапная потеря родного человека, которая основательно выбила почву у меня из-под ног, и оставила после себя помимо злобного недоумения на несправедливость бытия, беспросветную горечь и фундаментальное оцепенение. Хотелось любым способом заглушить вопли недобитой совести и прикрыть дыру в сердце, из которой безбожно сквозит. И ответить на главный вопрос: ПОЧЕМУ ЖЕ ЛЮБИТЬ МЁРТВЫХ У МЕНЯ ПОЛУЧАЕТСЯ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ЖИВЫХ?!! В качестве доступного терапевтического средства была выбрана книга «О теле души».Однако все ныне существующие люди, безотносительно к сфере их деятельности (патологоанатом, литератор и т.д.) и индивидуальным эманациям, не располагают в достаточной степени ни полноценными инструментами, ни весомыми аргументами, дабы проникновенно и убедительно поведать собеседнику о таинстве смерти и теле души. Улицкая, при всех неоспоримых и очевидных достоинствах её большой прозы, к сожалению, в данном случае не стала счастливым исключением. Задумка грандиозная, но воплощение какое-то невнятное. (Не могу сказать, что у меня всё было. Так себе «приход», на полшишки – выражаясь языком наркоторговли). Несмотря на наличие в тексте телесности со всеми вытекающими, атрибутов одухотворенности и весомости как-то не хватило. Ну, не верю я, хоть убей, в авторскую лайт-версию «пограничного пространства» и совершающегося перехода. «Чувствую нутром», происходящее отнюдь не так изящно и необременительно, как в её рассказах. Ой, как далек процесс умирания от порхания бабочки. Да и деменция рисуется мной иначе: ни белилами, а тушью. Вечная ночь, непроглядная тьма… В новом сборнике, вместо анонсируемых субстанций, мною были обнаружены: нереализованные возможности, либеральные ценности, сосредоточенная созерцательность, напрасные заблуждения, различные оттенки одиночества, старческой беспомощности, неисповедимости и предопределённости человеческих судеб.И всё-таки настоящая книга, в отличие от того же "Казуса Кукоцкого", недвусмысленно убеждает меня в том, что с «атласом души» писательница ещё на «Вы». Морис Матерлинк на этом поприще продвинулся чуть дальше. Не исключена вероятность того, что я отнюдь не беспристрастна и злобствую в силу притуплённого слуха, вызванного подавленным состоянием духа.Пришло время отвлечься от бесплодной рефлексии и конкретизировать свою оценку. Редакция Елены Шубиной публикует «новые рассказы», но вместе с тем «Ава» уже знакома читателю по сборнику "Птичий рынок". Итого, в сухом остатке из нового читатель имеет 10 произведений, разделенных на 2 цикла «Подружки» и «О теле души», и два специфических предисловия в стихотворной форме. Последние исключительно «на любителя», хотя и чрезвычайно откровенны. Вот фрагмент первого: Скачут юные, сиськи которых заточены остро, вислогрудые скачут, и сливы сосков подлетают, играя, плоскогрудые девочки скачут, руками свой срам прикрывая венком из укропа…А вот отрывок другого: Всё лживо, криво, наперекосяк. Кретинка! Дурак! I’m fucked! Ни один не выучен урок. Но как же пёрло, и до сих пор прётНу, и как вам? Думается мне, что стихосложение и рассказы для детей – не самые удачные литературные формы Людмилы Евгеньевны. Едем дальше.спойлер1. «Дракон и Феникс» – дань современному мейнстриму и демонстрирует авторскую позицию в отношении ЛГБТ сообщества, и напоминает читателю о Карабахский конфликте: – Скажи, чем отличаются армяне от азербайджанцев? Ну, не так, как во дворе об этом говорят. По науке. Ты же генетик. … – ты объясни, почему нельзя усадить за один стол армян и азербайджанцев?В свете последних событий вопросы подобного рода терзают не только главную героиню.2. «Алиса покупает смерть» – один из самых жизнеутверждающих рассказов, который не может не понравиться барышням всех возрастов, потому что дарит надежду на лучшую участь. Сюжет наглядно демонстрирует изречение из фильма «Москва слезам не верит» о том, что «в 40 лет жизнь только начинается». И даже если нам немного за 60, то по-прежнему есть надежда выйти замуж за принца, ибо жизненные тропы непостижимы. А посему, милые дамы, по возможности не теряем оптимизма и телесной бодрости. «Перезапустим гормональные циклы»:)3. «Иностранка» написана современным языком «без китайских церемоний, со здоровой простотой», поэтому на её страницах легко обнаружить: «сплющенную с боков женщину с целеустремлённой грудью», «изрядный живот», «неизбежность судьбы – грудь, очки, порядочность, английский язык, экономность». Узнаем, что «математик ученый, не хер собачий!», а основное достоинство мужчины – недвижимость: Что в нём было хорошего – комната. Перевесила и лысину, и вид не совсем бравый Говорят, что «простота, хуже воровства». Типичный случай. Она убивает во мне всё живое. Под занавес произведения рекомендуется спеть интернационал. И вспомнить слоган Дома-2: «И мы счастливы!»Не знаю, как вы, а я подустала… До чего же «томительно скучно» (плеоназм позаимствован у Чехова) спойлерить. «Ужесть», и только! Восхищаюсь рецензентами, прибегающим к этому методу на регулярной основе. 4. Благословенны те, которые… – это рассказ о том, как ничтожно мало, по сути, мы знаем о своих близких. Почему так часто случается, что «лицом к лицу. Лица не увидать»? И только после утраты человека, нам открываются иные, доселе неизведанные стороны… В этом месте я прекращаю ёрничать и одёргиваю себя словами одной из героинь: – Да не бурчи ты! Ты просто не понимаешьсвернутьСлучилось так, что во время написания рецензии, я несколько пересмотрела своё отношение к книге Людмилы Евгеньевны и повысила оценку. Оказывается, бывает и так… Довольно, пора и честь знать. Пусть второй цикл сохранит интригу. А мою неудобоваримую рецензию завершаю цитатами, которые «вместо тысячи слов» : – Благословенны те, кто смотрят на меня с участием… – Благословенны те, кто приноравливает свой шаг к моему, усталому и замедленному… – Благословенны те, кто громко говорят в моё оглохшее ухо… – Благословенны те, кто ласково сжимают мои трясущиеся руки… – Благословенны те, кто с интересом слушают мои рассказы о давно ушедшей молодости… – Благословенны те, кто понимают мою жажду общения… – Благословенны те, кто дарят мне своё драгоценное время… – Благословенны те, кто помнят о моём одиночестве… – Благословенны те, кто возле меня в минуты моих страданий… – Благословенны те, кто меня радует в последние дни моей жизни… – Благословенны те, кто будет держать меня за руку в минуту моего ухода…Р.S: «являемся ли мы живыми атомами, которые распадаются и никогда уже не станут тем, чем мы были? Что есть бытие и что есть небытие? Какому смертному это известно? Кто глубоко исследовал атрибуты смерти, дабы познать ее суть? Смерть — это конец или начало?» (Августо Кури)Р.Р.S: А может, смысл ухода в том, Что остаётся тихим дом, Столь тихим, чтобы, наконец, Ничем не заглушать сердец. И шорох капель дождевых Заходит в мозг. И сколько их Ни есть, они слились в одну Немыслимую тишину. В одну огромную слезу, – Как бы зрачок в твоём глазу Глядящий пристально сейчас Куда-то в нас и через нас. Или, замолкнув, мы глядим Вот в этот миг зрачком одним С тобой. Как тихо, Боже мой!.. Мы все пришли к тебе домой. К тебе, к себе – не всё ль равно, Раз мы сейчас совсем одно? И смысл ухода только в том, Чтоб оставался тихим дом, В том, что мы жить и петь должны, Не нарушая тишины… Зинаида Миркина, 1983
WhisperOfBooks
9 февраля 2021
оценил(а) на
4.0
Ворвавшись в мою жизнь «Казусом Кукоцкого» Улицкая продолжила в ней существовать сборником рассказов «О теле души».Очень сложно передать все те чувства, что вызывает во мне проза современной российской писательницы, но одно могу сказать точно — глубоко и сильно она пишет.Её истории обволакивают дымкой сюрреальности  и уносят на дно человеческих сущностей. Говоря об этом сборнике, отмечу, что каждый рассказ прост и при этом неповторим в своей философии.У каждого, есть двойное дно. × То, что лежит на поверхности — обычные будни. × То, что спрятано — жизнь внутри мыслей и личностных чувств. А они, как известно, всегда колоритны и часто печальны.На мой взгляд, Улицкая - далеко не для всех. Читать её интересно и понятно тем, кто любит смотреть в себя и заниматься внутренним анализом.Я такое люблю, поэтому автор мне по ДУШЕ!
С этой книгой слушают Все
Обложка: Лестница Якова
4.3
Лестница Якова

Людмила Улицкая

Обложка: Казус Кукоцкого
4.2
Казус Кукоцкого

Людмила Улицкая

Обложка: Лестница Якова
Лестница Якова

Людмила Улицкая

4.3
Обложка: Зеленый шатер
4.2
Зеленый шатер

Людмила Улицкая

Обложка: Чума, или ООИ в городе
3.9
Чума, или ООИ в городе

Людмила Улицкая

Обложка: Москва: место встречи (сборник)
4.0
Москва: место встречи (сборник)

Магда Алексеева, Юрий Арабов, Александр Архангельский, Владимир Березин, Николай Бесчастнов, Марина Бородицкая, Евгений Бунимович, Дмитрий Быков, Ролан Быков, Алексей Варламов, Ольга Вельчинская, Виталий Вольф, Юрий Гаврилов, Дмитрий Глуховский, Мария Голованивская, Дмитрий Данилов, Елена Дергилёва, Вероника Долина, Денис Драгунский, Алексей Козлов, Майя Кучерская, Андрей Макаревич, Александр Минкин, Марина Москвина, Ольга Трифонова, Людмила Улицкая, Олег Фочкин, Иван Цыбин, Сергей Шаргунов, Владимир Шаров, Глеб Шульпяков, Татьяна Щербина

Обложка: Птичий рынок
3.9
Птичий рынок

Наринэ Абгарян, Дмитрий Воденников, Евгений Водолазкин, Александр Генис, Олег Зоберн, Александр Кабаков, Павел Крусанов, Анна Матвеева, Екатерина Рождественская, Татьяна Толстая, Людмила Улицкая

Обложка: Чума, или ООИ в городе
Чума, или ООИ в городе

Людмила Улицкая

4.0
Обложка: Бумажный театр. Непроза
4.4
Бумажный театр. Непроза

Людмила Улицкая

Обложка: Даниэль Штайн, переводчик
4.2
Даниэль Штайн, переводчик

Людмила Улицкая

Обложка: Медея и ее дети
4.2
Медея и ее дети

Людмила Улицкая

Обложка: Искренне ваш Шурик
4.2
Искренне ваш Шурик

Людмила Улицкая

Обложка: Детский мир (сборник)
4.0
Детский мир (сборник)

Василий Аксенов, Андрей Аствацатуров, Андрей Битов, Михаил Веллер, Евгений Водолазкин, Дмитрий Горчев, Денис Драгунский, Александр Иличевский, Александр Кабаков, Юрий Казаков, Павел Крусанов, Майя Кучерская, Андрей Макаревич, Анна Матвеева, Татьяна Москвина, Виктор Пелевин, Людмила Петрушевская, Захар Прилепин, Марина Степнова, Александр Терехов, Татьяна Толстая, Ольга Трифонова, Людмила Улицкая, Сергей Шаргунов, Михаил Шишкин

Обложка: Казус Кукоцкого
Казус Кукоцкого

Людмила Улицкая

4.2