Колыванский муж
Обложка: Колыванский муж

Колыванский муж

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
3.8
1888 год
12+
Автор
Николай Лесков
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Елена Хафизова
Издательство
ЛитРес: чтец
О книге
Автор обложки: Елена Хафизова
ЖанрыОтзывы Livelib
Soerca
20 мая 2016
оценил(а) на
4.0
Я с легкой опаской бралась за эту повесть. Но как оказалось зря. Написано для меня очень непривычно - от лица самого автора. Он рассказывает про случай, произошедший когда он с семьей отдыхал. Очень ярко и живо показана разница менталитетов русских и немцев. Уже тогда прослеживается отношение, что они лучше всех. Даже у слабого пола. А ведь еще не было Первой Мировой. В целом и содержимое и слог понравились. Читалось легко и с интересом. Даже было немного жаль ,что повесть такая короткая.
HaycockButternuts
24 апреля 2021
оценил(а) на
5.0
Колывань ты моя, Колывань, потом Ревель, Таллин в советские времена и Таллинн по-нынешнему. С незапамятных времен, а именно с 13 века, жили там остзейские или прибалтийские немцы. Ну, жили и жили. Когда пришли в Эстляндию в !721 году русские, немцы совершенно спокойно перешли в подданство Российской Короны. Влияние немцев на русскую науку и культуру - отдельная и очень большая история Как и та проблема, которой был весьма обеспокоен Николай Семенович Лесков. Его вообще тема вероисповедания очень волновала, поскольку сам писатель был из семьи священнослужителей не в одном поколении. Ну, и , естественно, по своим убеждениям Лесков всем сердцем прикипел к славянофильству. Система "свой-чужой" обозначена в его произведениях без всяких оговорок и иносказаний. именно за эту свою принципиальную позицию писатель с легкой руки критика Писарева подвергся фактическому бойкоту народнической общественностью. Клеймо шовиниста оставалось на нем до самого последнего времени, и в советские времена Лескова практически вынесли за скобки школьных программ. Это нам, людям не ортодоксальным и в большинстве от вопросов вероисповедания далеким, вопрос межконфессиональных браков кажется надуманным. А во времена оные это было проблемой чуть ли не жизни и смерти. Ибо на кону стояло не только счастье влюбленных, но и судьба рожденных в браке детей.. В повести эта проблема приобретает просто таки катастрофические масштабы. Конечно, все окрашено неповторимым лесковским юмором. Но если вдуматься... Ой, а там-то - второе дно! И носит это дно изумительное имя Аврора. А уж когда дело касается женщины, да еще и немки... Пиши пропало! Но,не смотря на явно антилютеранский подтекст, все ж главную вину за все происшедшее автор возлагает на .. русского. Ибо если ты бессилен повлиять на ситуацию и отстоять свою веру, если ведешь себя по-сути , трусливо поджимая хвост, то ты сам себя превращаешь в игрушку чужой воли. Так что же нам делать с таким вот неудобным, непричесанным, нежно и преданно любящим русский народ писателем? Читать, конечно!Читать, размышлять и, если нужно, спорить.
Landnamabok
23 марта 2020
оценил(а) на
5.0
У Николая Семёновича много немецких образов и в малой прозе и в романах и они все колоритные. Но Венигрета Васильевна, Лина и Аврора перещеголяли всех. Лескова раздражало значение немцев в русской Прибалтике, они главенствовали, многое определяли. Случалось, что пасторы крестили в лютеранскую веру детей, оба родителя которых были православными. Повторюсь, важна только художественная правда текста. И она у Лескова абсолютна, не важно, что сюжет истории взят из жизни, вообще. Вся трагедия рассказа точечна. Все три немки любили Ивана Никитича Сипачёва, заботились о нём, были с ним нежны – без сучка, без задоринки – у Христа за пазухой, абсолютное счастье. Но капелька дерьмеца в море мёда делает всю кулинарию. А ведь родичи предупреждали – это немцы, держи камень за пазухой, улыбайся, люби, но камень прячь. И хотели-то родные малого: чтобы мальчика Никиткой окрестили. А вместо трёх Никиток, получились Готфрид – Фридэ, Освальд – Воля и Гунтер – Гуня… И всё-то у них числа не сходились... Это идеальное «преступление» - до немок не достучаться, нет преступления, они не видят, не понимают, не хотят понимать, Ивана Никитича всё так-же любят. Один исход – стать немцем, что с Сипачёвым в итоге и происходит. Да и поселяется он в Дрездене. Это всё. Но как это написано – с точностью до слова, до запятой, до малейшей интонации. А эти 12 nain, сказанные Авророй по нарастающей. Гений, что и говорить. Вот эта история действительно по-настоящему потрясла. Это великое противостояние двух культур, которое уже в XX-ом веке выстреливало дважды. Мне понравилось противопоставление двух миров в пословицах о женщинах. Немецкая, которую я взял заглавием рецензии: Даже маленькая женщина сделает чёрту подножку. Eine Frau sei noch so klein, sie stellt dem Teufel ein Bein.И русская: Женские слезы – не вода, а невода.В колыванских немках обе пословицы встретились. И ещё о словах. Спасибо Н.С. за «пеленашку», «толстые московские звоны», Венигрету. Это для радости. Горькая история, но радостно, что читая, ощутимо умнеешь. Самый любимый рассказ.
licwin
14 августа 2017
Если уж герой был таким принципиальным, то надо было и перекрестить детей после смерти жены и тещи... Получается , что он пожертвовал религией ради семьи.. И правильно сделал имхо..Больше века прошло с тех пор , а проблема эта в большей или меньшей мере осталась при всем нашем прогрессе...
С этой книгой слушают Все
Обложка: Очарованный странник. Левша. Леди Макбет Мценского уезда. Человек на часах. Тупейный художник. Зверь
Обложка: Леди Макбет Мценского уезда (аудиоспектакль)
Обложка: Лесков Н.С. Старый гений в исполнении Дмитрия Быкова + Лекция Быкова Д
Обложка: Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)
Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)

Сергей Аксаков, Леонид Андреев, Борис Житков, Юрий Казаков, Александр Куприн, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Константин Паустовский, Михаил Пришвин, Лев Толстой, Иван Тургенев, Константин Ушинский, Антон Чехов

2.0
Обложка: Лучшие сказки русских писателей
Лучшие сказки русских писателей

Сергей Аксаков, Всеволод Гаршин, Владимир Даль, Пётр Ершов, Василий Жуковский, Михаил Лермонтов, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Михаил Михайлов, Николай Некрасов, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Александр Пушкин, Михаил Салтыков-Щедрин, Лев Толстой, Константин Ушинский

2.0
Обложка: Соборяне. Повести и рассказы
Обложка: Очарованный странник
Очарованный странник

Николай Лесков

3.8
Обложка: Лучшие сказки русских писателей
Лучшие сказки русских писателей

Сергей Аксаков, Всеволод Гаршин, Владимир Даль, Пётр Ершов, Василий Жуковский, Михаил Лермонтов, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Михаил Михайлов, Николай Некрасов, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Александр Пушкин, Михаил Салтыков-Щедрин, Лев Толстой, Константин Ушинский

2.0
Обложка: Очарованный странник
Очарованный странник

Николай Лесков

3.8
Обложка: Лучшие сказки русских писателей
Лучшие сказки русских писателей

Сергей Аксаков, Всеволод Гаршин, Владимир Даль, Пётр Ершов, Василий Жуковский, Михаил Лермонтов, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Михаил Михайлов, Николай Некрасов, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Александр Пушкин, Михаил Салтыков-Щедрин, Лев Толстой, Константин Ушинский

Обложка: Рассказы в Новогоднюю ночь
Рассказы в Новогоднюю ночь

Ганс Андерсен, Николай Гоголь, Максим Горький, Эрнст Гофман, Чарльз Диккенс, Федор Достоевский, Александр Куприн, Николай Лесков, Антон Чехов

Обложка: Леди Макбет Мценского уезда. Левша. Тупейный художник
Обложка: Добрым детям сказки
Добрым детям сказки

Василий Авенариус, Анна Барыкова, Николай Вагнер, Николай Каразин, А. Коваленская, Николай Лесков, Сергей Семенов, Леонид Черский

3.0
Обложка: Большая Новогодняя книга. 15 историй под Новый год и Рождество
Большая Новогодняя книга. 15 историй под Новый год и Рождество

Ганс Андерсен, Николай Гоголь, Максим Горький, Эрнст Гофман, Чарльз Диккенс, Федор Достоевский, Михаил Зощенко, Александр Куприн, Николай Лесков, Антон Чехов

4.0
Обложка: Некрещеный поп
Некрещеный поп

Николай Лесков

4.5