Поворот к лучшему Обложка: Поворот к лучшему

Поворот к лучшему

Скачайте приложение:
Описание
3.8
895 стр.
2006 год
16+
Автор
Кейт Аткинсон
Серия
Джексон Броуди
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
Азбука-Аттикус
О книге
В высшую лигу современной литературы Кейт Аткинсон попала с первой же попытки: ее дебютный роман «Музей моих тайн» получил престижную Уитбредовскую премию, обойдя «Прощальный вздох мавра» Салмана Рушди, а цикл романов о частном детективе Джексоне Броуди, успевший полюбиться и российскому читателю («Преступления прошлого», «Поворот к лучшему», «Ждать ли добрых вестей?», «Чуть свет, с собакою вдвоем»), Стивен Кинг окрестил «главным детективным проектом десятилетия». Суммарный тираж цикла превысил три миллиона экземпляров, а на основе первых его книг телеканал Би-би-си выпустил сериал «Преступления прошлого» с Джексоном Айзексом в главной роли. На этот раз действие происходит в шотландской столице, наводненной туристами во время знаменитого ежегодного Эдинбургского фестиваля искусств. Снова Джексон Броуди оказывается свидетелем, казалось бы, ничем не связанных эпизодов: видный бизнесмен, под которого уже вовсю копает отдел экономических преступлений, попадает в больницу с инфарктом при весьма компрометирующих обстоятельствах; отлив оставляет на берегу тело девушки с сережками-крестиками, но прилив снова уносит его в море, несмотря на все старания случайно оказавшегося рядом Броуди. Местная полиция видит в нем в лучшем случае лжеца, а то и подозреваемого…
ЖанрыИнформация
Переводчик
Мария Нуянзина
ISBN
978-5-389-18098-7
Отзывы Livelib
shurenochka
29 августа 2019
оценил(а) на
4.0
Мне понравилось. Добротная английско-шотландская проза... не слащаво, не сопливо, все "hard-boiled", но вмеру... Детективной линии в классическом ее понимании, думаю, здесь нет, но в наличии сплетение невероятных совпадений и флешбэков героев, которые местами вводили в некий ступор (в хорошем смысле). Особенно мне нравится развязки некоторых сюжетных линий у этой писательницы, где герои "уходят в закат" и нам остается только догадываться, чем все у них там закончится.... Немного меньше тонкого английского юмора, чем в первой книге о Джексоне «Преступления прошлого» Кейт Аткинсон , и больше "клюквы" про русских , что повлияло немного на скорость чтения и восприятие. Но эмоциональная составляющая и отношения Джексона с женщинами здесь ,конечно,описаны довольно правдиво и искренне (хоть и не сентиментально- и не розово-конфетно). И я даже удивлялась местами, как автору-женщине это удалось!? Про послушать: Параллельно подвергала себя прослушиванию аудиокниги в оригинале в исполнении Стивена Кроссли (Steven Crossley). Довольно неплохой чтец, несмотря на особенности его произношения (я не знаток, но возможно это у него просто говор определенной местности). Слушать приятно и , как ни странно, все было понятно.
be-free
28 октября 2020
оценил(а) на
4.0
В сентябре у меня случился недостаток Аткинсон в организме. Это как с витамином или поездками. Недостаток поездок в этом году со мной тоже случился уже много раз, но там ничего не поделаешь, а Аткинсон вот она, рядышком. Открой и начни читать. И я начала.«Поворот к лучшему» - вторая книга серии о частном детективе Боуди. Поэтому если вы любите читать серии по порядку, то начинать стоит с «Преступлений прошлого». Но можно и сразу с этой (хотя «Преступления» мне больше понравилась). Здесь вас ждет запутанная история со странным жестоким типом и эдинбургский фестиваль искусств, вдова крупного бизнесмена и немного русских девушек в привычной роли сами знаете кого.Наверное, это была худшая книга Аткинсон в моем списке. С одной стороны, я сполна получила все то, что хотела: открытые портреты героев с их обширным внутренним миром, много межличностных тем, а детектив на месте десятом. Однако уже не в первый раз у меня ощущение, что серьезное отношение автора к происходящему в начале книги как-то верно съезжает к фарсу в финале. Аткинсон откровенно стебется и штампует ситуации. Как творец – она в своем праве. Но что делать читателю? Такие серьезные размышления и всеобщая рефлексия всех основных героев вдруг кончается цирковым представлением, и ты стоишь, как г…ном облитый с вечным вопросом: «Что это было?».Читать к осени Аткинсон у меня уже стало рефлексом. Но она странная дама. Мне даже удивительно, что кто-то еще может любить ее книги. Хотя это как было впервые вконтакте обнаружить кучу групп с очень странными названиями и осознать свою причастность ко всем чудака города, а то и страны. Так и тут. Не зря же именно этот цикл обрел мировую популярность. Что-то в нем определенно есть. Не подскажете что?
bastanall
3 февраля 2020
оценил(а) на
5.0
Четыре фестивальных дня в Эдинбурге. Джексон Броуди приезжает туда вслед за подругой-актрисой и на четыре дня погружается в меланхолично-грязный мир шотландской столицы. За этот срок его жизнь делает крутой поворот. Он уже два года как не частный детектив, но, став свидетелем волны преступлений (правонарушений, ненависти, насилия и прочего зла), не может оставаться в стороне. «Волной преступлений» окатывает Эдинбург по мановению волшебной биты одного мордоворота (однажды более поэтично названного на страницах романа шотландским троллем), а Броуди снова подводят (точнее сказать, снова уводят на стежку сыщицкого дела) волшебные слова: Ты говоришь кому-то волшебную фразу из пяти слов: «Чем я могу вам помочь?» — и этим словно отдаёшь в залог свою душу. Итак, что же происходит за четыре дня в Эдинбурге? В машину неизвестного врезается машина мордоворота, тот вовсе не чувствует себя виноватым и в качестве аргумента использует биту. Его останавливает метко пущенный портфель с ноутбуком, из-за чего писатель теряет плоды многодневных мучительных трудов (первую их копию, если точнее), зато спасает чью-то жизнь. На побережье праздно шатающийся Броуди находит труп девушки. Прилив отбирает у сыщика труп — словно эгоистичный ребёнок свою куклу, — жадно слизывая тело с берега вместе с вцепившимся в него Броуди. Броуди вытаскивают из воды. В труп никто не верит. Застройщик-мошенник попадает с инфарктом в больницу и оказывается в коме. Его подельники сходят с ума, не зная, куда он делся, и пытаются защитить тылы. По его следу тем временем идёт полиция. В сумке неизвестного обнаруживается пистолет. В доме писателя убивают его соседа. Кто-то похищает из офиса последний экземпляр неоконченной рукописи. В парке развлечений на русскую девушку — поразительно похожую на ту, с побережья, — совершают покушение. Умирает собака. Умирает кот. Мальчишки неудачно грабят магазинчик. Дом трещит по швам. Отношения Джексона Броуди с подругой-актрисой — тоже. И всё взаимосвязано со всем.Можно с подозрением отнестись к упоминанию России в книге иностранного автора. Здесь лейтмотив России — едва ли не гротескный. Не Россия, а её лейтмотив: гротескно само использование очерняющих, характерных, узнаваемых в Европе штампов, а кое-что автор даже возводит до уровня композиции (в виде матрёшки, о чём я напишу ниже). Это меня немного смутило, однако мнимый гротеск искупили причины, по которым один из героев любил Санкт-Петербург, — ведь у меня самой почти такие же. Мартин всегда хотел побывать в этом городе. Городе Петра Великого, Достоевского и Дягилева, прибежище зрелого Чайковского и юного Набокова. Штурм Зимнего дворца, Ленин на Финляндском вокзале, Седьмая симфония Шостаковича в прямом радиоэфире в августе 1942-го, в разгар блокады, — невероятно, что один город может быть настолько отмечен историей.Да и омрачённость образа в конце концов искупилась трагедией, которая разыгралась с героем в Санкт-Петербурге.Композицию я бы назвала «матрёшковой», и дело вовсе не в обилии характерно русских игрушек на страницах романа. Просто за текстом оказывается подтекст, а в подтексте — ещё один подтекст. Преступление внутри преступления — кукла внутри куклы: луковые одёжки смысла, китайские шкатулки мотивов, испорченный телефон отношений. Одна тайна внутри другой. Матрёшка внутри матрёшки. Мне почему-то кажется, что автор осознанно придавала тексту такую форму. Однако пока читаешь этот беспрецедентно увлекательный детектив (то есть у меня ещё не было прецедентов с современными романами), композиция будет последним, о чём возникнут мысли. И это — несомненно жирный плюс. Но вот роман дочитан, и — как взметнувшийся от неловкого движения пловца песок оседает на дно, — информация укладывается в сознании, создавая цельную картину. Все матрёшки открыты: и те, о которых самые ненадёжные из рассказчиков умалчивали до последнего, и даже те, что существовали только в воображении персонажей, — и на руках остаётся самая маленькая, последняя куколка. На ней что-то мелко и неразборчиво написано. Если отыскать лупу и присмотреться, то можно прочесть: «Все перемены, какими бы они ни были, — к лучшему». В этом, кстати, состоит одно из очарований детективов Аткинсон. В конце романа всё может быть плохо, все могут быть мертвы или наказаны, Броуди — счастлив или печален, преступления — раскрыты или похоронены в забвении, но всё равно такое чувство, что конец практически счастливый и «вот теперь-то уж всё будет хорошо». После второй книги цикла я осознала, что это не хэппи-энд, это — особенное отношение к произошедшим переменам, которое заключается в мысли, что теперь ничего не будет по-прежнему, всё будет по-новому — и вот это-то и хорошо.Другое — на мой взгляд, даже более важное, — очарование Аткинсон заключатся в том, что её герои очень много думают на отвлечённые темы. Вспоминают прошлое, пытаются понять отношения с текущими партнёрами, или вспоминают свои грехи, или о чём-то мечтают, или прокручивают в голове самые ужасные сценарии, воплощения которых боятся больше всего на свете. Всё это, разумеется, с аллюзиями, реминисценциями и цитатами из бесчисленных телешоу, фильмов, сериалов, книг и песен. Разумеется, знакомых хоть понаслышке каждому нормальному британцу (а в остальном мире продаваемых под маркой британской классики). Я на вскидку могу назвать десяток любителей детективов среди моих знакомых, которые бы уже давно вопили: а где же драма? где же экшен? И были бы правы: сами по себе преступления и само по себе расследование занимают в тексте мало места. Но я поступлю по-хитрому: просто никогда не буду им советовать этот цикл. Потому что лично мне импонирует такой стиль изложения в детективном романе. Детектив — это всегда человеческая драма, и чтобы её разглядеть, надо хорошо понимать каждого героя, а для этого надо погрузиться в его жизнь. Думаю, на экране роман выглядит даже драйвово: убийства, погони, драки, пистолеты, трупы, секс (кстати, в этой книге секса меньше по сравнению с первой, что даже странно), накал эмоций. Надо будет непременно посмотреть экранизацию, убедиться, что там всё именно так, как я себе представляю. На бумаге же подкупает именно психологизм текста, погружённость персонажей в свой внутренний мир и правдоподобно сложное выстраивание хрупких отношений.В этой книге Джексон Броуди становится более ярким и активным действующим лицом. Он и в первой книге, разумеется, был важной частью сюжета, но во второй стал ещё и живым (а не картонным). Но он не единственный главный персонаж. Н этот раз он помогает Мартину Кэннингу, автору старомодных детективов. История грустного Мартина проста как 5 копеек (или 15 матрёшек), но я частенько путала этого героя с другим депрессивным персонажем из другого известного британксого романа — того звали Марвин, если вы понимаете, о чём я. Но аткинсоновский тоже любопытен. Всегда интересно читать, как писатель изображает в тексте писателя, особенно если оба пишут детективы. По ощущениям, более противоположных друг другу писателей, чем Кэннинг и Аткинсон, не сыскать, но тем интереснее следить за судьбой вымышленного. Это уже не лёгкий флёр постмодернистского стиля, как было в первой книге. С Мартина начинается осязаемый и осознанный флирт стиля с жанром. Есть ещё два важных героя — Глория и Татьяна, но они не столь интересны, как Мартин, поэтому и останавливаться я на них не буду. Куда интереснее и важнее то, что, пытаясь установить личность (не)выловленной из воды девушки, Броуди постоянно сталкивается и даже отчасти сближается с инспектором Луизой Монро. У них намного больше общего, чем они думают, но пока не было шанса об этом узнать, — как-никак, большую часть книги Броуди переживает из-за отношений со своей нынешней подругой. Чёртов Броуди: все его любят, все ему изменяют. А про Луизу он знает только то, что она совершенно в его вкусе и что у неё есть сын. Ах да, и что она — отличный сыщик.Луиза же про него знает и того меньше. Но интересно то, что снова переживающего из-за очередных отношений с очередной женщиной Джексона Броуди снова окружают женщины (вообще-то одна, но если проводить параллели с первым романом, то какая к чёрту разница?), которые в следующей книге станут новыми причинами для новых беспокойств Джексона Броуди. Мне кажется, такие повороты-перевороты могут продолжаться вечно, и я надеюсь только, что автор не пойдёт в двух следующих книгах по этому пути. Иначе каждый новый роман будет переливанием из пустого в порожнее, и на бумаге будет только меняться возраст героя, а сам он — навсегда останется всё тем же несчастным, добросердечным меланхоликом, которому не везёт в любви. (Спойлер от Баси, прочитавшей два следующих романа, — как я боялась, так и вышло).В итоге, читать про отношения героев интересно, потому что в детективе всегда есть место для социальной психологии, особенно если автор не скатывается в банальную романтику или истеричную женскую драму. (Я пишу «женскую» не с намёком на недостатки в характере некоторых редких представительниц моего пола, а чтобы обозначить уровень нишевых бульварных романов, которые только женщинам обычно и интересны, а потому не замахиваются на что-то высокое и вечное). А между тем Аткинсон выдерживает литературную марку и не опускается. Поэтому в книге хороши и маленькие матрёшки — композиция, атмосфера, герои, их отношения, — и самая крупная, их вбирающая, — интрига преступления и его расследования. Эдакая хорошая русская кукла.
Penelopa2
9 сентября 2018
оценил(а) на
5.0
После первой книги Кейт Аткинсон я вполне серьезно препарировала ее как детектив и соответственно строго обещала себе разобраться с автором, который меня по каким-то детективным критериям не удовлетворил. К счастью во время второй книги я вовремя опомнилась и поняла, что это никакой не детектив, а весьма ироничное повествование о том, как в этой жизни все связано и перемешано. Самое главное - ироничное. Автор так ведет рассказ, что поминутно хмыкаешь и наслаждаешься ее сравнениями и фразами. Я не люблю выписывать цитаты (я люблю их использовать, а не выписывать), а то пришлось бы поминутно хвататься за карандаш.На шумном перекрестке Эдинбурга случай свел всех будущих героев книги. Из-за случайного ДТП бугай-телохранитель разнес дубиной голову случайно попавшему под руку наемному убийце, за инцидентом наблюдали случайно проходившая мимо жена хозяина того бугая, который (хозяин) в данный момент впадал в кому после бурного секса с проституткой, которая тоже, совершенно случайно, при чем. А также случайный писатель детективов, чей летящий кейс остудил пыл хулиган и во главе всего неслучайный полицейский в отставке Джексон Броуди, которому и суждено расплести всю эту цепь случайностей.Вот такой комок случайностей, и пока я это не осознала, недовольно кривила губы. А осознав, поняла, что эту книгу стоит перечитать заново, с совсем другим настроениемДля получения правильного вектора все же приведу пару цитат, а там сами решайте, ваше это или нет.Глория не видела, что там случилось. К тому времени как слух пересчитал все позвонки очереди, его словно пропустили через «испорченный телефон»: «Кого-то убили». «Небось кто-то попытался пролезть без очереди», — уверенным тоном заявила она стоявшей рядом трещотке Пэм...Дай ей волю, она бы, недолго думая, казнила уже целую толпу народа — например, тех, кто мусорит на улице; люди точно бы подумали дважды, прежде чем бросать фантик себе под ноги, если бы за это вздергивали на ближайшем фонарном столбе. Ему всегда было трудно сказать «нет». Несколько лет назад Мартин отчаянно пытался закончить книгу, но его постоянно отвлекали посетители ... и он завел привычку держать в прихожей плащ и пустой дипломат, чтобы, как только прозвенит звонок, набросить плащ, подхватить дипломат и сказать: «Простите, как раз собирался выходить». Мартин бы скорее умер, чем стал смотреть порно в Сети, — во-первых, он боялся, что эти сайты отслеживает полиция, и стоит ему кликнуть на «горячих телок» или «заходи-кончай», как тут же примчатся копы, высадят дверь и арестуют его. Он испытывал такой же ужас при мысли о том, чтобы купить прессу с верхней полки в журнальном киоске. Он знал (такая уж карма), что, положи он журнал на прилавок, кассирша (это обязательно будет женщина) гаркнет менеджеру: «Почем у нас „Большие титьки“?» А закажи он что-нибудь этакое по почте, компромат выпадет из упаковки, не успев перейти из рук почтальона в его собственные, и, конечно же, в этот момент мимо пройдут викарий, старушка и ребенок.
Coffee_limon
7 июня 2013
оценил(а) на
3.0
Ничто так не утомляет, как ожидание поезда, особенно когда лежишь на рельсах. Дон АминадоЯ поняла почему при неплохом - в общем-то - стиле и завернутости сюжета, книги Кейт Аткинсон производят на меня гнетущее впечатление. Все дело в обманутых ожиданиях. Я всеядна в литературе. Но жанр выбираю исключительно по настроению. И когда берешь в руки детектив, расписанный в аннотациях именно как крутой детектив, сдобренный восторгами Кинга и кого там еще... То хочется, чтобы твои ожидания были не напрасны. В итоге читаешь сто страниц нудного описания чьих-то жизней и проблем. Пока доходишь до самого интересного... Ну не буду выпускать тараканов из головы. Возможно, попробую эту серию, когда приму ее для себя как просто прозу с детективным сюжетом.
С этой книгой читают Все
Обложка: Королевство слепых
4.3
Королевство слепых

Луиза Пенни

Обложка: Опережая некролог
4.3
Опережая некролог

Александр Ширвиндт

Новое
Обложка: Королевство
4.0
Королевство

Ю Несбё

Обложка: Нож
4.9
Нож

Ю Несбё

Новое
Обложка: Вычеркнутый из жизни. Северный свет
Обложка: Смертельная белизна
4.7
Смертельная белизна

Роберт Гэлбрейт

Обложка: Шантарам
4.6
Шантарам

Грегори Дэвид Робертс

Обложка: Склероз, рассеянный по жизни
4.4
Склероз, рассеянный по жизни

Александр Ширвиндт

Обложка: Игра Подсказчика
3.9
Игра Подсказчика

Донато Карризи

Обложка: Последняя рукопись
4.1
Последняя рукопись

Франк Тилье

Новое
Обложка: Нетопырь
4.5
Нетопырь

Ю Несбё

Обложка: Шоколадная лавка в Париже
Обложка: Тринадцатая сказка
4.7
Тринадцатая сказка

Диана Сеттерфилд

Обложка: Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)
Обложка: Последняя охота
3.7
Последняя охота

Жан-Кристоф Гранже