Лягушки Обложка: Лягушки

Лягушки

Скачайте приложение:
Описание
3.7
910 стр.
2009 год
16+
Автор
Мо Янь
Серия
Литературные хиты: Коллекция
Издательство
Эксмо
О книге
История Вань Синь – рассказ о том, что бывает, когда идешь на компромисс с совестью. Переступаешь через себя ради долга. Китай. Вторая половина XX века. Наша героиня – одна из первых настоящих акушерок, благодаря ей на свет появились сотни младенцев. Но вот наступила новая эра – государство ввело политику «одна семья – один ребенок». Страну обуял хаос. Призванная дарить жизнь, Вань Синь помешала появлению на свет множества детей и сломала множество судеб. Да, она выполняла чужую волю и действовала во имя общего блага. Но как ей жить дальше с этим грузом?
ЖанрыИнформация
Переводчик
Игорь Егоров
ISBN
978-5-04-106548-5
Отзывы Livelib
Altabek
24 мая 2020
оценил(а) на
4.0
Что я знала о китайцах? Что у них коммунизм. И что они живут по принципу «одна семья – один ребенок». Но я никогда не задумывалась как это правило работает в жизни. Теперь знаю. Книга приоткрыла мне шоры. И я крайне расстроена. Структура книги Книгу можно разделить на два блока: 1-й – письма драматурга Кэдоу литератору Сугитани. Я стараюсь избегать эпистолярного жанра в книгах – не люблю я его. Но здесь каждое письмо - это воспоминания о прошлом, это рассказ, охватывающий большой временной период. Это не переписка, ответов литератора здесь нет. 2-й – пьеса «Лягушки» - вот это было для меня неожиданностью. Но пьеса органически вписалась в книгу, являясь её продолжением. В целом книга охватывает события жизни Китая с 1950 по 2010 годы. Герои В аннотации заявлено, что ГГ – это Вань Синь – акушерка. Я бы сказала, что ГГ здесь её племянник – Кэдоу, который пишет письма-воспоминания, он же сочиняет пьесу, все события в книге мы смотрим его глазами от рождения до 60-ти лет. Хотя нет, не так, ГГ – это Сообщество контроля рождаемости населения Китая. О чем книга В 1960-61 гг в сорока деревнях Китая не родилось ни одного ребенка – причина – голод. Но осенью 1962 г собрали большой урожай батата – голод кончился и в следующем году родилось много «бататников». Государство стимулировало рождаемость. Тетушка Вань Синь, акушер - гинеколог помогла появиться на свет 10000 малышей... А вот в 1965 г рождаемость растет еще более стремительно… И тут правительство забеспокоилось: «Не проводить планирования рождаемости нельзя, если пустить дело на самотек, (…), пройдет ещё пятьдесят лет, и весь земной шар будет в китайцах». И вот этой тетушке – акушерке, которая помогала родиться на свет детям, Партия приказывает жить по новым законам. А эти законы очень жестоко ограничивают права людей, желающих производить на свет больше одного ребенка. Вот книга о том, как бедным ценой жизни и здоровья приходилось подчиняться, а богатые научились обходить эти законы.«Рождение детей и приумножение рода – сколько в этом величественного и сколько приземленного, сколько серьезного и сколько вздорного».Игра От А до Я. Тур 2020.
majj-s
21 сентября 2021
оценил(а) на
4.0
Пусть расцветают сто цветов.Мао ЦзэдунВряд ли в китайской традиции дети так связаны с цветами, как в нашей, не говоря о том, что приходилось слышать и такой вариант заглавной фразы: "дети - это цветы на могиле родителей". Но уж очень заманчивым показалось соединить тему детства с лозунгом про сто цветов, которым Учитель Мао призывал к гласности и критике: вы указываете Партии на ее недостатки - мы исправляемся. Не факт, при этом. что наши представления об исправлении совпадут. Интеллигенция поначалу опасалась, потом поверила, подставилась. Тут-то ее и накрыло культурной революцией. Не совпали взгляды.О культурной мы читали в "Красном гаоляне" нобелианта,  "Лягушки" открывают следующую страницу новой истории Китая. Принятый в 1979 году закон "Одна семья - один ребенок" призван был ограничить рождаемость, традиционно высокую в аграрных обществах. Двадцатый век с техническим прогрессом, победой над голодом, успехами фармакологии резко снизил детскую смертность.  Перенаселёность климатически благоприятных Юга и Юго-Востока  Китая грозила ресурсной катастрофой. Характер демографической политики из рекомендательного стал запретительным.То есть, в точности противоположным стимуляционному современной России, где платят материнский капитал за второго и солидное пособие до трех лет на третьего. В Китае, согласно закону, рождение второго грозило штрафом, сопоставимым с нашим маткапиталом. Там много было всего: пропаганда контрацепции, разные методы стерилизации, аборты. На самом деле, это сработало  и количество детей в семье за полвека снизилось с шести в среднем до трех детей на каждые две семьи.Да и не был закон так уж непреложно суров. В северных провинциях двух детей разрешалось иметь, а в случае, если хотя бы один из супругов принадлежал к национальному меньшинству - и трех. В сельской местности разрешение на второго ребенка давали, если первой рождалась девочка. Можно было поехать рожать на Север, в этом случае в идентификационной карте ребенка были ограничения на получение некоторых социальных благ на Юго-Востоке. Можно было родить в Гонконге, куда китайцам не требовалась виза, а новорожденному автоматическое присваивалось гонконгское  гражданства. Наука умеет много гитик.Об этих нюансах Мо Янь не считает нужным упомянуть Понятно, драма о том, как правительство учинило геноцид головастиков, изрядно утратит в убедительности, примись он рассказывать, что пути обхода существовали, но герои предпочли головами таранить Вликую стену государственных установлений. Итак, акушерке Ван Синь, равно преданной своему ремеслу и своей Партии приходится взять на себя дополнительные обязанности,  прямо противоположные приведению в мир новых людей.Легко ли это? А сами как думаете?  В одночасье оказаться в конфикте с друзьями, соседями, родичами, односельчанами, с самой своей внутренней сутью. Да, в помощь тебе государственная машина давления и подавления, твоя убежденность в правоте Мао - а все же. Роман в псевдоэпистолярном жанре, как серия писем драматурга к литературному наставнику с последовательным хронологическим изложением событий своего детства, ранней юности, взросления, утраты любимой жены, новой женитьбы и позднего отцовства. Завершает повествование пьеса-эпилог.Главное событие - смерть первой жены, которую вынуждают к аборту на седьмом месяце, буквально угрожая сравнять с землей дом родителей, у которых пряталась, и дома ближайших соседей. Это, жемчужина книги, наряду с шедевральным эпизодом поедания угля. Покажи, как  сельские дети сначала принюхиваются к привезенной куче угля, потом пробуют на язык, раскалывают, жуют, а на следующий день у всего класса на уроках черные уголки рта и все непрерывно жуют - вкуснотища. Покажи такое, и не нужно объяснять, что жили голодно.    Мо Янь поразительно талантлив, и он рассказывает о малых мира сего, не имеющих голоса. чтобы говорить за себя. Такая последовательная гражданственная позиция заслуживает всякого уважения.  Оставлю на совести автора неполное и неточное освещение вопроса, он на стороне сельской бедноты, на стороне женщин,  и говорит от их лица. Однако вот эта лягушачья тема с претензией на глубокую метафоричность, она к чему?К чему мильон терзаний с суррогатным материнством? Нас так подводят к выводу, что запреты порождают криминал и расшатывают мораль? Спасибо, понятно, хотя были законные и куда менее затратные способы обхода. Как коррелирует с романом история ресторана "Дон Кихот"? Намек, что борец за права униженных бывает принимаем за сумасшедшего, непонят и осмеян? Принято. А все же нет, это не "Красный гаолян"
Little_Dorrit
9 апреля 2020
оценил(а) на
5.0
Я уже достаточно давно знакома с романами Мо Яня и буквально недавно прочла его «Красный гаолян», который мне очень сильно понравился. Данный роман меня точно так же сильно впечатлил и теперь я могу с точностью сказать, что более позднее творчество автора намного лучше, чем та же «Страна вина». В «Лягушки» совершенно нет присущего автору магического реализма, здесь он рассказывал очередную историю из своей жизни. Стиль повествования, на удивление, очень современный, без любимых автором наворотов. Однако, тема в этом романе очень спорная, очень скандальная и лучше я сразу выскажу свою позицию. Однозначно, этот роман не для всех, потому что не все захотят копаться в теме закона «одна семья – один ребёнок» и обсуждать аборты. Поэтому выскажу сразу своё личное мнение, чтобы потом ко мне не приходили с вопросами о правах выбора. Делать или не делать аборт – личное дело каждого, но лично я против аборта и по отношению к самой себе на это никогда не пойду, даже если это для меня закончится летальным исходом. Для меня ребёнок это уже живое существо с момента зачатия и это лично моя позиция. Касаемо же данной книги она мне понравилась, однако одно конкретное мнение человека не вызвало во мне принятие – циничное отношение к детям как к куску мяса. Особенно со стороны врача. Я прекрасно понимаю, что это её работа, но для матери этого ребёнка это не шутки и не что-то смешное. «Просто замолчи и держи свои выводы при себе» - это для тех горе – лекарей, кто всюду пытается вставить отсебятину не в рамках ситуации. Во-вторых, не нужно оскоблять китайских граждан и говорить про то, что они слишком много рожают детей, потому что это не правда, это говорит о том, что вы абсолютно не знакомы с законами Китая и с историей страны. Для тех, кто не знает, многожёнство в Китае отменили в 1952 году и до этого мужчина мог брать в жёны кучу наложниц, помимо главной супруги. Каждая из них стремилась родить больше наследников и соответственно, количество детей в такой семье могло достигать 20 или больше. Просто из-за того, что дочери не имели право наследования, и потому что смертность была огромной. Из-за этого-то и было огромное количество населения, а не потому, что они прямо хотели родить столько детей. Результатом же введения политики «Одна семья – один ребёнок» стал запрет на рождение больше чем 1-го ребёнка, что сейчас привело Китай к тому, что количество женщин в 3 раза меньше, чем количество мужчин. Как я уже говорила, данная история основана на реальных событиях, рассказчиком тут выступает сам автор и в основе сюжета его жизнь и жизнь его родной тётушки. К слову, она жива и до сих пор ей эта тема доставляет эмоциональные переживания. Вань Синь была профессиональным врачом акушером – гинекологом. Она помогла тысячам детей появиться на свет, но после того, как объявили закон об одном ребёнке на семью, она вынуждена была участвовать в принудительных абортах. И нет, здесь вам не будут показаны эти процедуры на маленьких сроках, а целенаправленное убийство уже взрослого 30-ти недельного плода, потому что, по мнению Вань Синь "пока ребёнок не вышел из тела – он мясо, а как вышел – человек". Поэтому, в Китае реально отлавливали беременных женщин и даже если они были на последней неделе беременности – убивали плод. Если же женщина пыталась защитить себя, то местный совет приходил к её родным, увольнял их с работы, сжигал их дом и вносил круговую поруку на всю местность где живёт эта девушка.Знаете почему у меня этот роман не вызвал отвращение, хотя я против абортов? Потому что мне было интересно, с какой целью власти это вводили, и получалось ли людям всё же обходить этот закон. Так вот, лицемерие правительства заключалось в том, что позже эти меры частично отменили. Для примера, если женщина родила первой девочку, то через 8 лет она уже могла родить сына, и это не облагалось налогом или если человек богат и состоятелен, то он мог заплатить 600 тысяч юаней за каждого последующего ребёнка и мог хоть 7 детей родить (примером служит Аариф Рахман, который является 7-м ребёнком в семье и родился он в Китае). Есть и другие способы обойти закон, например не стоять на учёте в поликлинике и не вносить его в семейный реестр, тогда гражданин страны как бы есть, и государство его обеспечивает, но при этом он не является членом семьи или же родить ребёнка за границей и юрисдикцией это опять же не засчитается. Но кто сейчас компенсирует страдание тех семей, которые попали под раздачу, а потом вдруг они узнали, что этого можно было и не делать? Да никто.Подводя итоги, мы прекрасно видим, что в каждой стране есть свои перегибы. На данный момент закон об одном ребёнке отменен, и семья может родить двое детей без налога, а последующих уже с налогом, но никто тебе аборт уже насильно и принудительно делать не станет, как это было раньше. Потому что нужно было не вводить такие жуткие меры, а просто улучшить ситуацию с экономикой. Сейчас уже рождаемость изменилась в результате личностных убеждений граждан: многие предпочитают строить карьеру до 35-40 лет и лишь потом, обзаведясь домом – вступать в брак и рожать детей (в Китае жильё очень дорогое и купить его можно только годам к 40), и понятное дело, что уже возраст не тот и больше 2-х детей не будет; стремление азиатов к компактности – высвобождает место для жизни и теперь Китай не зависит от наличия земли и всего остального; улучшение благосостояния населения, на данный момент лишь 5% китайцев живёт за чертой бедности, тогда как в 70-х годах, уровень бедности составлял 40%. Поэтому, если вам интересен именно аспект рождения детей в Китае, советую прочесть, но книга не для слабонервных.
moorigan
26 ноября 2021
оценил(а) на
4.0
Безумно спорная и обсуждабельная книга. Спорная именно в том смысле, что о сюжете ее и поднимаемых в ней проблемах можно спорить до хрипоты и бесконечности. Спорная и в том, что она разительно отличается от привычной нам, европейским читателям, западной литературы. Больше всего она напоминает мне, если говорить об ассоциациях, великие латиноамериканские шедевры "Сто лет одиночества" и "Тереза Батиста, уставшая воевать". Но отталкиваться от ассоциативного ряда было бы нечестно по отношению к Мо Яню, автору прославленному и самобытному. Автору азиатскому. Автору китайскому."Лягушки" - это исторический роман, написанный в жанре магического реализма. Исторический период, который рассматривает автор, это последние полвека, место действия - Китай. Это история страны, которая от сохи поднялась до положения мирового экономического лидера, поднялась ценою великих жертв. Об одной из таких жертв и поведает нам Мо Янь, нобелевский лауреат, на минуточку.Во второй половине двадцатого века в Китае из-за угрозы перенаселения проводилась политика "Одна семья - один ребенок." Политика эта выражалась в том, что если ты крестьянин, то родив одного ребенка, о втором ты можешь задуматься только через восемь лет. Если же сословие твое чуточку выше, то ни о каких вторых детях и думать не смей, иначе потеряешь всё, вернешься в родную деревню обрабатывать поле. Главный герой романа Сяо Пао по кличке Кэдоу, Головастик, возвращаться совсем не хочет, вот и уговаривает любимую жену Ван Женьмэй сделать аборт. Ничего хорошего из этого не выходит, Кэдоу на всю жизнь обречен мучиться сознанием своей вины."Лягушки" - это сюжетно роман о борьбе с перенаселением и о насильственных абортах. Для работников китайских абортариев не имело значения, на каком сроке находится женщина. Пока ребенок не родился самостоятельно, не "вылез из котла", словами одной из героинь, отношение к нему было, как к куску мяса. Родился - гражданин Китая. Вот и бегали врачи гинекологи за несчастными беременными, преследовали их в родных селениях и в лесах, лишь бы выскоблить потенциального гражданина. Ужас.Нужно быть абсолютно бесчувственным, чтобы не проникнуться жалостью к этим женщинам и к их семьям. Им угрожали штрафами, налогами, тюрьмой, выселением и банально физической расправой, а они прятались в погребах, колодцах и пещерах. Бог знает, сколько китайских детей появилось на свет в те годы незаконно и без всякой государственной регистрации. Бог знает, сколько неучтенных китайцев живет и поныне. Вот только...Вот только, жалея этих несчастных матерей, я вполне понимаю китайское правительство. С одной стороны, это прямое вмешательство государства в личную жизнь граждан в обход всех прав человека. С другой, именно к этому государству именно эти граждане придут за пособием по безработице. Именно к государству они обратятся за образованием, медициной, рабочими местами и социальными выплатами. И государство понимает, что такое количество людей ему не прокормить. Ну и как бы не такое уж жестокое оно, это государство, позволяя каждой семье иметь одного ребенка. Черт, я не знаю, кто тут прав, люди или государство. Инстинкт размножения заложен в нас самой природой, но на то мы и homo sapiens, чтобы обуздывать свои инстинкты. Ох, спорная книга. ..Не могу сказать, что влюбилась в слог Мо Яня с первой строчки или с первой страницы. Почти четверть книги читала через силу, без особого интереса. Возможно, роль в этом сыграли трудно запоминающиеся китайские имена, когда запомнить, кто есть Ван Гань, а кто Ван Дань, неимоверно сложно. Возможно, потому что изначально Мо Янь не сосредотачивается на главных героях, а дает широкий план деревенской жизни. Когда же на первый план выходит судьба конкретных персонажей, читать становится гораздо интереснее.Ну и невозможно не сказать о том, что главная тема романа - вина. Главные герои страдают от чувства вины долгие годы, оправдывая себя чувством долга, приказом свыше, обстоятельствами. У кого-то руки по локоть в крови, кто-то пугливо промолчал, но все они в итоге виноваты. Позиция Мо Яня, в отличие от моей, предельно ясна. Он гуманист в полном смысле этого слова, и это ставит его в ряд с самыми выдающимися литераторами века прошедшего и века нынешнего.
snow_flower
7 июня 2020
оценил(а) на
5.0
У меня уже был не очень удачный опыт чтения книг Мо Яня, после которого, я вообще зареклась читать его книги, но сейчас меня буквально заставили это прочитать, т.к. эта книга была в заказе от подруги. Но прежде всего, мне было сказано, что это совсем другой Мо Янь, и тема уж точно зацепит.На самом деле, тема детей и абортов для меня очень остра, и читать книги где упоминаются аборты, мне очень тяжело. В этом романе автор рассказывает историю своей родственницы, работающей акушеркой, и тогда после войны Китай начал осуществлять политику "Одна семья - один ребенок", дабы количество населения было огромным. Но те методы, которыми это делалось - были просто ужасны. Беременных женщин буквально против воли лишали их не рождённых детей. Шантажировали семьями, порукой и немилостью государства, а самое страшное, что те, кто это творил, не считали это чем-то жестоким, ведь если процитировать, то плод, пока не выйдет из чрева матери - не является живым человеком.Для меня это страшно и жутко. Жутко от того, что такое действительно было в реальности, а еще, от того, что были люди, которым приходилось убивать не рождённых детей, те акушерки, у которых не было выбора, которых шантажировали расправой над собственными семьями. Я не приемлю аборты, хотя, случаи и ситуации бывают всякие, но для меня аборт - это преднамеренное убийство человека, пусть даже не рождённого. Единственный случай аборта, который я могу понять, это аборт по медицинским показаниям. Да и то, я не представляю, как жить, зная, что ты - та, которая призвана принимать детей идешь на их убийство.Очень сильная книга, после которой я очень долго отходила, потому что меня реально очень долго трясло. Вы не найдете здесь присущего автору магического реализма, здесь вы найдете суровую и жестокую реальность. А еще, описания того, как делались аборты. В подробностях. Поэтому слабонервным и беременным советую обойти книгу стороной.П.С. Пожалуйста, не надо мне писать о том, что я не права. Я высказала личную точку зрения касаемо темы книги, и менять ее не собираюсь. Поэтому не нужно кидать в меня тапками и доказывать обратное, в данном случае, это будет бесполезной тратой вашего времени.
С этой книгой читают Все