О теле души. Новые рассказы Обложка: О теле души. Новые рассказы

О теле души. Новые рассказы

Скачайте приложение:
Описание
4.0
270 стр.
2019 год
18+
Автор
Людмила Улицкая
Серия
Улицкая: новые истории
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
АСТ
О книге
«О теле души» – новая книга прозы Людмилы Улицкой. «Про тело мы знаем гораздо больше, чем про душу. Никто не может нарисовать атлас души. Только пограничное пространство иногда удается уловить. Там, у этой границы, по мере приближения к ней, начинаются такие вибрации, раскрываются такие тонкие детали, о которых почти невозможно и говорить на нашем прекрасном, но ограниченном языке. Рискованное, очень опасное приближение. Это пространство притягивает – и чем дальше живешь, тем сильнее…» (Людмила Улицкая). Содержит нецензурную брань
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-120436-5
Отзывы Livelib
be-free
30 ноября 2019
оценил(а) на
5.0
Если литература для того, чтобы рвать душу – проходите, вам сюда. Рвать душу прекрасным языком и завернутой в него жизнью. Когда остро чувствуешь, как нежно, точно и неожиданно одно слово сочеталось с другим, как очевидно всамделишно и так-и-было лежит перед тобой судьба персонажа. Новый сборник рассказов Улицкой — по-настоящему новый. В нем все та же Людмила Евгеньевна, но какая-то другая. Каждый раз мне кажется, что я уже просто не могу полюбить ее еще больше – некуда. Оказывается, могу.Сборник начинается с необычного предисловия: русские народные напевы смешались в магическом наговоре-рассказе о подругах. Ингридиенты оказались особенными – пробирает до мурашек. Потому что личное всегда чувствуется и манит. Очарованный неожиданным и горячим предисловием читатель погружается в ледяную действительность, где основным мотивом будет смерть. Но смерть не ужасная и пугающая, бессмысленная и несущая депрессию и уныние, как было во многих последних романах Улицкой. Тема переработана, ее эволюция просматривается во всем творчестве писательницы. После тяжелых лет, омраченных ужасом перед чернотой за границей бытия, наступил момент просветления и спокойствия. Смерть всего лишь естественное завершение пути любого земного существа. Особенно это касается тех, кто успел пожить и оставить за собой след.Рассказы «О теле души» разделены на две части. Первая, «Подружки», состоит всего из четырех реалистичных историй о взрослых женщинах. Основные этапы пройдены, суета и пустые переживания сменяются периодом прощения и принятия. Утраты, поджив и зарубцевавшись, приносят новую свободу и умиротворение, а иногда складываются в ступеньки, ведущие наверх, к счастью и всепрощению.Во второй части, с названием, давшим имя всему сборнику, как раз появляется новая Улицкая. В первых романах среди суровой реальности есть небольшие мистические вставки. В «Казусе Кукоцкого», например, немаленькое пространство отдано сновидениям. На этот раз магический реализм природной силой пробивает твёрдую, но хрупкую поверхность прозы, бывшей максимально приближенной к настоящей жизни. Первый рассказ «Туши, туши, где их души...» больше похож на анекдот времен Пушкина. В нем реализм нагревается до температуры почти кипения, становится символическим, чтобы уже в следующей истории магическая нотка взорвалась, оглушив неожиданностью. В третьем рассказе «Вдвоем» на читателя веет пока еще легким ароматом чего-то потустороннего, как пахнет воздух перед началом грозы. В «Аве» сверкают молнии и начинается оно – торжество природы, нерушимая связь объяснимого и запредельного, таинственного. При этом ни один рассказ не кажется фантастическим, наоборот, реализм сгущается, тяжелеет, то проливаясь легким дождиком, то полноценным ливнем.«Смерть, - говорит Улицкая в одном из своих последних интервью, предварившем выход книги, - тоже принадлежит жизни». В молодости чувствуешь себя бессмертным, с первыми признаками старения начинаешь немного чаще задумывать о последней точке в собственной истории. И только шагнув в зрелый возраст встречаешься с уже навязчивой мыслью лицом к лицу. Отражение в зеркале гипнотизирует, как взгляд удава, и так же сильно пугает. Кто-то так до конца и останется в оцепенении, а у кого-то ледяной ужас близости неизбежного однажды сменится спокойным принятием и пониманием: конец — логичное завершение каждой истории. Через свои книги Улицкая делится страхами и нажитой мудростью - уходить не всегда страшно. Я согласна, я верю, я внемлю. Ведь Людмила Евгеньевна, мой старший учитель жизни, еще ни разу не подвела.
ElenaSeredavina
9 октября 2020
оценил(а) на
5.0
Малая проза это литературная сласть (для меня!)Это как вкусный десерт, который ты ешь с особым наслаждением. И ещё, это высший пилотаж писать маленькие, короткие, ёмкие рассказы, в которых есть все, - смысл, глубина, общая тема. Но главное, что они могут рвать душу, целиком, без остатка. Это я сейчас уже об Улицкой и ее "О теле души".Не знаю, мне показалось, или действительно все рассказы тут красной нитью связаны со смертью?!Но так, не открыто, не навязчиво и не до депрессии потом, после прочтения. Нет. А с лёгким налётом грусти и философскими размышлениями, она вас оставит в конце. Книга разделена на две части "Подружки" и "О теле души". И вот те самые "Подружки" скатились по закоулкам моей души, осев тяжёлым грузом и тонной мыслей. Ну, а моё сердце осталось в рассказе "Алиса покупает смерть".  Перечитала раз 5. Я его попробовала на вкус, я его читала быстро, медленно и вслух. Я его словно прожила и пережила сама. Давайте пластырь, будем собирать и склеивать моё тело души.И если вы особо впечатлительны, чувствительны (как я!), книга вас потрясёт своей глубиной, своей трогательностью, поэтичностью и своим скрытым трагизмом. Ощущение, что Улицкая заглядывает в человеческие души и обнажает потом их страхи на бумаге.И да, ребят, некоторые рассказы носят автобиографичный характер или же писались с прототипов реальных людей (друзей автора). Я очень советую, если кто ещё не знаком
YuliyaSilich
5 августа 2020
оценил(а) на
4.0
Когда человек умирает, Изменяются его портреты. По-другому глаза глядят, и губы Улыбаются другой улыбкой. Я заметила это, вернувшись С похорон одного поэта. И с тех пор проверяла часто, И моя догадка подтвердилась. Анна Ахматова, 1940Смерть — это нарушитель спокойствия, но не в меньшей степени это свойственно и самой жизни. Первая останавливает дыхание человека, вторая может просто взять и придушить его. Августо Кури «Продавец грёз»21 июня в моей жизни случилась внезапная потеря родного человека, которая основательно выбила почву у меня из-под ног, и оставила после себя помимо злобного недоумения на несправедливость бытия, беспросветную горечь и фундаментальное оцепенение. Хотелось любым способом заглушить вопли недобитой совести и прикрыть дыру в сердце, из которой безбожно сквозит. И ответить на главный вопрос: ПОЧЕМУ ЖЕ ЛЮБИТЬ МЁРТВЫХ У МЕНЯ ПОЛУЧАЕТСЯ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ЖИВЫХ?!! В качестве доступного терапевтического средства была выбрана книга «О теле души».Однако все ныне существующие люди, безотносительно к сфере их деятельности (патологоанатом, литератор и т.д.) и индивидуальным эманациям, не располагают в достаточной степени ни полноценными инструментами, ни весомыми аргументами, дабы проникновенно и убедительно поведать собеседнику о таинстве смерти и теле души. Улицкая, при всех неоспоримых и очевидных достоинствах её большой прозы, к сожалению, в данном случае не стала счастливым исключением. Задумка грандиозная, но воплощение какое-то невнятное. (Не могу сказать, что у меня всё было. Так себе «приход», на полшишки – выражаясь языком наркоторговли). Несмотря на наличие в тексте телесности со всеми вытекающими, атрибутов одухотворенности и весомости как-то не хватило. Ну, не верю я, хоть убей, в авторскую лайт-версию «пограничного пространства» и совершающегося перехода. «Чувствую нутром», происходящее отнюдь не так изящно и необременительно, как в её рассказах. Ой, как далек процесс умирания от порхания бабочки. Да и деменция рисуется мной иначе: ни белилами, а тушью. Вечная ночь, непроглядная тьма… В новом сборнике, вместо анонсируемых субстанций, мною были обнаружены: нереализованные возможности, либеральные ценности, сосредоточенная созерцательность, напрасные заблуждения, различные оттенки одиночества, старческой беспомощности, неисповедимости и предопределённости человеческих судеб.И всё-таки настоящая книга, в отличие от того же "Казуса Кукоцкого", недвусмысленно убеждает меня в том, что с «атласом души» писательница ещё на «Вы». Морис Матерлинк на этом поприще продвинулся чуть дальше. Не исключена вероятность того, что я отнюдь не беспристрастна и злобствую в силу притуплённого слуха, вызванного подавленным состоянием духа.Пришло время отвлечься от бесплодной рефлексии и конкретизировать свою оценку. Редакция Елены Шубиной публикует «новые рассказы», но вместе с тем «Ава» уже знакома читателю по сборнику "Птичий рынок". Итого, в сухом остатке из нового читатель имеет 10 произведений, разделенных на 2 цикла «Подружки» и «О теле души», и два специфических предисловия в стихотворной форме. Последние исключительно «на любителя», хотя и чрезвычайно откровенны. Вот фрагмент первого: Скачут юные, сиськи которых заточены остро, вислогрудые скачут, и сливы сосков подлетают, играя, плоскогрудые девочки скачут, руками свой срам прикрывая венком из укропа…А вот отрывок другого: Всё лживо, криво, наперекосяк. Кретинка! Дурак! I’m fucked! Ни один не выучен урок. Но как же пёрло, и до сих пор прётНу, и как вам? Думается мне, что стихосложение и рассказы для детей – не самые удачные литературные формы Людмилы Евгеньевны. Едем дальше.спойлер1. «Дракон и Феникс» – дань современному мейнстриму и демонстрирует авторскую позицию в отношении ЛГБТ сообщества, и напоминает читателю о Карабахский конфликте: – Скажи, чем отличаются армяне от азербайджанцев? Ну, не так, как во дворе об этом говорят. По науке. Ты же генетик. … – ты объясни, почему нельзя усадить за один стол армян и азербайджанцев?В свете последних событий вопросы подобного рода терзают не только главную героиню.2. «Алиса покупает смерть» – один из самых жизнеутверждающих рассказов, который не может не понравиться барышням всех возрастов, потому что дарит надежду на лучшую участь. Сюжет наглядно демонстрирует изречение из фильма «Москва слезам не верит» о том, что «в 40 лет жизнь только начинается». И даже если нам немного за 60, то по-прежнему есть надежда выйти замуж за принца, ибо жизненные тропы непостижимы. А посему, милые дамы, по возможности не теряем оптимизма и телесной бодрости. «Перезапустим гормональные циклы»:)3. «Иностранка» написана современным языком «без китайских церемоний, со здоровой простотой», поэтому на её страницах легко обнаружить: «сплющенную с боков женщину с целеустремлённой грудью», «изрядный живот», «неизбежность судьбы – грудь, очки, порядочность, английский язык, экономность». Узнаем, что «математик ученый, не хер собачий!», а основное достоинство мужчины – недвижимость: Что в нём было хорошего – комната. Перевесила и лысину, и вид не совсем бравый Говорят, что «простота, хуже воровства». Типичный случай. Она убивает во мне всё живое. Под занавес произведения рекомендуется спеть интернационал. И вспомнить слоган Дома-2: «И мы счастливы!»Не знаю, как вы, а я подустала… До чего же «томительно скучно» (плеоназм позаимствован у Чехова) спойлерить. «Ужесть», и только! Восхищаюсь рецензентами, прибегающим к этому методу на регулярной основе. 4. Благословенны те, которые… – это рассказ о том, как ничтожно мало, по сути, мы знаем о своих близких. Почему так часто случается, что «лицом к лицу. Лица не увидать»? И только после утраты человека, нам открываются иные, доселе неизведанные стороны… В этом месте я прекращаю ёрничать и одёргиваю себя словами одной из героинь: – Да не бурчи ты! Ты просто не понимаешьсвернутьСлучилось так, что во время написания рецензии, я несколько пересмотрела своё отношение к книге Людмилы Евгеньевны и повысила оценку. Оказывается, бывает и так… Довольно, пора и честь знать. Пусть второй цикл сохранит интригу. А мою неудобоваримую рецензию завершаю цитатами, которые «вместо тысячи слов» : – Благословенны те, кто смотрят на меня с участием… – Благословенны те, кто приноравливает свой шаг к моему, усталому и замедленному… – Благословенны те, кто громко говорят в моё оглохшее ухо… – Благословенны те, кто ласково сжимают мои трясущиеся руки… – Благословенны те, кто с интересом слушают мои рассказы о давно ушедшей молодости… – Благословенны те, кто понимают мою жажду общения… – Благословенны те, кто дарят мне своё драгоценное время… – Благословенны те, кто помнят о моём одиночестве… – Благословенны те, кто возле меня в минуты моих страданий… – Благословенны те, кто меня радует в последние дни моей жизни… – Благословенны те, кто будет держать меня за руку в минуту моего ухода…Р.S: «являемся ли мы живыми атомами, которые распадаются и никогда уже не станут тем, чем мы были? Что есть бытие и что есть небытие? Какому смертному это известно? Кто глубоко исследовал атрибуты смерти, дабы познать ее суть? Смерть — это конец или начало?» (Августо Кури)Р.Р.S: А может, смысл ухода в том, Что остаётся тихим дом, Столь тихим, чтобы, наконец, Ничем не заглушать сердец. И шорох капель дождевых Заходит в мозг. И сколько их Ни есть, они слились в одну Немыслимую тишину. В одну огромную слезу, – Как бы зрачок в твоём глазу Глядящий пристально сейчас Куда-то в нас и через нас. Или, замолкнув, мы глядим Вот в этот миг зрачком одним С тобой. Как тихо, Боже мой!.. Мы все пришли к тебе домой. К тебе, к себе – не всё ль равно, Раз мы сейчас совсем одно? И смысл ухода только в том, Чтоб оставался тихим дом, В том, что мы жить и петь должны, Не нарушая тишины… Зинаида Миркина, 1983
IraBookinist
14 апреля 2020
оценил(а) на
5.0
Жизнь и смерть ходят рядом, это закон нашего мира. А вы задумывались, что там за гранью, за той самой последней чертой?! Будет ли вам больно в тот самый момент или ваша душа освободится и задышит бесконечностью? Какая будет погода в тот самый день, что вы успеете сделать и сколько глотков воздуха успеет пройти через ваши лёгкие?! Будет ли идти тёплый летний дождь или ваша душа уйдёт неслышно, еле-еле ступая по хрусткому снегу. Всех нас без исключения интересует данная тайна. Премудрость её постигнет каждый, но только в своё время. Кто-то слишком рано... Так рано, что не успеет понять как жить и что такое жизнь. Кто-то умудрённый опытом, чья голова посыпана пеплом , а зубов уже почти не осталось. Кто-то в самом расцвете, когда казалось бы, жизнь только началась и всё устаканилось, а сколько на неё планов и мечт... Для ушедших, это будет уже совсем неважно, ни погода, ни температура, ни обстановка и место... А что останется живым, ныне здравствующим и скорбящим по ушедшим... Рассказы Людмилы Евгеньевны нарисуют вам абсолютно разные схемы и сценарии развития того самого события... Кто-то уйдёт уже так казалось бы обыденно от ТОЙ самой болезни, а кто-то упорхнёт бабочкой и растворится во Вселенной. Прочитав эту книгу, я поняла одно, самое важное - не нужно бояться этого перехода от тела земного к бессмертному телу души. В этом случае нужно быть фаталистом. И, конечно же, стоит помнить, что смертью ничего не заканчивается, а всё только начинается... Уж очень хотелось бы в это верить!
sq
21 сентября 2020
оценил(а) на
2.0
Дедушка, а ты помнишь свою первую любовь? -- Что ты, внученька! Я и последнюю забыл. (Алоис Альцгеймер)Под обложкой видим два блока рассказов.Первый называется "Подружки". В этом наборе полный комплект озабоченности разнообразными национальными вопросами с примесью политики. Тут и армяне, и азербайджанцы. Польско-литовскио-еврейские корни. Араб, который оказывается курдом, и его русская жена (счастье с которой он находит в Британии). Врачиха, старая еврейка с нежными усами. Наверное, ещё какие-нибудь нации есть, пусть они меня простят, если забыл. Ну не понимаю я этой ерунды. Разумеется, Улицкая везде утверждает, что это не важно, что нет разницы между армянами и азербайджанцами ни с какой биологической или просто логической точки зрения. Это понятно, по-другому она сказать и не может: интеллигентный человек как-никак. Однако я также понимаю, что для неё самой это всё охренительно важные вопросы. Все рассказы цикла по сути одинаковые, рекомендую прочитать первый ("Дракон и феникс"). Должно хватить на первое время.Второй цикл, "О теле души", про эвтаназию -- в дословном значении слова. В переводе с греческого эвтаназия = хорошая смерть. Ну и вот, хорошие люди прекрасно (и с удовольствием) умирают. Прямо хочется поскорее последовать за ними. Некоторые из этих людей -- чистые ангелы. Один или два и вовсе на Христа похожи...Особенно приятно, по мнению Людмилы Улицкой, умирать от Альцгеймера. Это я про последний рассказ ("Серпантин") про женщину-библиотекаря. Да, я и прежде слышал такую идею. Всё белое, чистое, а в самом конце все слова внезапно вспоминаются, приходит понимание мира, Бога или ещё чего-нибудь -- кому что нравится -- в ассортименте. Интересно, кто об этом рассказал Улицкой? Дело вкуса, разумеется. Лично я предпочту два раза умереть в авиакатастрофе, чем один раз от нейродегенеративного заболевания. Оно, к сожалению, сопровождается разнообразными явлениями, о которых автор, без сомнения, знает, но говорить не хочет. А то неэстетично может выйти. Ну да, ну да...Из второго блока рекомендую рассказ 'Aqua Allеgoria'. Вот он действительно мне понравился -- один-единственный из всей книги. Вроде бы история не веселее остальных, но написана гармонично.Людмила Улицкая по телику сказала мне, что "Веселые похороны" для молодых, а "Тело души" для старых. Ну не знаю. Либо я ещё недостаточно стар, либо у нас слишком разные понятия о жизни и смерти.Все рассказы обоих блоков объединяют следующие черты: -- Советское время. Причём не позднесоветское, а то ещё: с коммунальными квартирами и прочими прелестями. -- Строго бабские проблемы. Несчастные тётки и детки. Тётки в основном старые, одинокие. Но и те, что не старые, всё равно одинокие. Счастливы только отдельные второстепенные персонажи. -- Общая безысходность и тщета жизни. Советской и российской жизни. Кое-что есть и хорошее, но строго за пределами территории бывшего СССР. -- Сентиментальность и железобетонная серьёзность.В общем, если эта книга для старых, то именно для старых тёток.Это последняя моя книга Людмилы Улицкой. "Казус Кукоцкого" мне когда-то очень понравился, даже фильм посмотрел, что со мной нечасто случается. Но с тех пор автор не порадовала меня больше ни разу. Как говорят испанцы, adios, что сокращённо значит "иди к Богу".
С этой книгой читают Все
Обложка: Ведьмак
4.8
Ведьмак

Анджей Сапковский

Новое
Обложка: Маги без времени
4.2
Маги без времени

Сергей Лукьяненко

Обложка: Зулейха открывает глаза
Обложка: Самая хитрая рыба
4.2
Самая хитрая рыба

Елена Михалкова

Обложка: Думай медленно… Решай быстро
4.3
Думай медленно… Решай быстро

Даниэль Канеман

Новое
Обложка: Порог
3.9
Порог

Сергей Лукьяненко

Обложка: Первая сверхдержава. История Российского государства. Александр Благословенный и Николай Незабвенный
Обложка: Происхождение
4.2
Происхождение

Дэн Браун

Новое
Обложка: Прививать или не прививать? или Ну, подумаешь, укол! Мифы о вакцинации
Обложка: Ореховый Будда
4.5
Ореховый Будда

Борис Акунин

Новое
Обложка: Графики, которые убеждают всех
4.0
Графики, которые убеждают всех

Александр Богачев

Новое
Обложка: Задача выжить. Полигон
4.0
Задача выжить. Полигон

Михаил Атаманов

Новое
Обложка: Авиатор
4.2
Авиатор

Евгений Водолазкин

Новое
Обложка: Ермак. Личник
4.1
Ермак. Личник

Игорь Валериев

Обложка: Лавр
4.2
Лавр

Евгений Водолазкин