Пятый персонаж. Мантикора. Мир чудес Обложка: Пятый персонаж. Мантикора. Мир чудес

Пятый персонаж. Мантикора. Мир чудес

Скачайте приложение:
Описание
4.4
2569 стр.
1970, 1972, 1975 год
18+
Автор
Робертсон Дэвис
Серия
Иностранная литература. Большие книги
Издательство
Азбука-Аттикус
О книге
Робертсон Дэвис – крупнейший канадский писатель, мастер сюжетных хитросплетений и загадок, один из лучших рассказчиков англоязычной литературы. Он попадал в шорт-лист Букера, под конец жизни чуть было не получил Нобелевскую премию, но, даже навеки оставшись в числе кандидатов, завоевал статус мирового классика. Его «Пятый персонаж» сочли началом «канадского прорыва» в мировой литературе; сам Джон Фаулз охарактеризовал этот роман как «одну из тех редчайших книг, которой бы не повредило, будь она подлиннее». Последовавшая за «Пятым персонажем» «Мантикора» была удостоена главной канадской литературной награды – Премии генерал-губернатора. «Мир чудес» – завершающий роман «Дептфордской трилогии» – представляет собой автобиографию мага и волшебника Магнуса Айзенгрима, историю его подъема из бездны унижения к вершинам всемирной славы. Итак, под одной обложкой – вся «Дептфордская трилогия». Это хроника нескольких жизней, имеющая фоном детективный сюжет, это книга о дружбе-вражде знакомых с детства людей, о тайне, завязавшей их судьбы в тугой узел; Первый станет миллионером и политиком, второй – всемирно известным фокусником, третий – историком и агиографом. Одному из них суждено погибнуть при загадочных обстоятельствах, двум другим – разгадывать загадку. Книга содержит нецензурную брань
ЖанрыИнформация
Переводчик
Григорий Крылов, Михаил Пчелинцев
ISBN
978-5-389-17241-8
Отзывы Livelib
YouWillBeHappy
13 сентября 2017
оценил(а) на
4.0
Девиз истории: Жизнь – это последовательность чьих-то решительных вмешательствДанни, Бой и Пол родом из Дептфорта, небольшого канадского городка. В детстве они не были друзьями, но впоследствии в той или иной мере оставили след в жизни друг друга. Трилогия Робертсона Дэвиса – о хитросплетениях их судеб.В первой книге, «Пятый персонаж», повествование ведётся от лица Данни и охватывает его жизнь с рождения лет до шестидесяти. Учитывая такой большой временной промежуток, сюжет должен быть довольно динамичным, и отчасти он таким и является. Поначалу. Но потом каким-то чудесным образом из интересного и любознательного ребёнка Данни вырастает в такого пресного мужика, что читать о его «взрослой» жизни и наблюдениях становится смертельно скучно.Я долго надеялась, что всё это окажется напускным, что появится в нём какая-то чертовщинка. На деле же – ходячая добродетель. Это не плохо, конечно, но приправил бы её автор хотя бы самоиронией, что ли.Не вызвали восхищения и некоторые сюжетные повороты. Например, встреча Данни с Полом: первую, в Мексике, еще можно списать на случайность – ну чего в жизни не бывает? – но через несколько лет они оказываются в одном городе Южной Америки. Или когда Данни отлупил женщину, пусть и находившуюся с ним в одной весовой категории - этот поступок, кстати, позиционируется автором как перерождение персонажа, его очищение, - а потом с ней переспал, и они остались друзьями до гроба.Понравилась форма. Как я уже упоминала, повествование ведётся от первого лица, но диалогов в тексте очень мало. Чувство, будто дневник чей-то читаешь.В общем, впечатления от книги остались какими-то ровными – ни хорошо, ни плохо.Во втором романе, «Мантикора», рассказ ведётся от лица Дэвида, сорокалетнего сына Боя. Наверное, многие слышали выражение: «Всем нам нужен психоаналитик, потому что у всех нас были родители». Эта часть трилогии именно об этом: Дэвид всю жизнь угробил на то, чтобы отец им гордился, но до идеала так и не дотянул. У него на этой почве развились комплексы, мешающие жить, с чем он и обращается к психоаналитику. Сама форма изложения – воспоминания Дэвида и их обсуждение с мозгоправом – мне показалась очень оригинальным ходом. Ничего подобного я прежде не читала. К тому же тема мне интересна и близка. Да и многим, думаю, будет.Однако, на мой взгляд, психологически история недоработанная. Во-первых, Дэвид сам по себе вырисовывается довольно замкнутым человеком, но с психоаналитиком так откровенничает, как не каждый – с близким другом. Например, он описывает не только свой первый сексуальной опыт, но и сколько раз за ту ночь у него было подходов. И если в истории показан лишь результат долгого пути раскрепощения Дэвида, оставшийся, так сказать, за кулисами истории, то автор об этом как-то не упоминает.И второй момент. Представьте, вы пришли к психоаналитику, не очень-то веруя в его возможность вам помочь – настроены достаточно враждебно. И вот вы кого-то осуждаете, на что вам говорят: «А не кажется ли тебе, мой друг, что ты ведёшь себя также?», что фактически равносильно расхожему в народе выражению: «Да на себя посмотри!» И вы в ответ… нет, не окидываете презрительным взглядом этого умника, и даже не выгибаете насмешливо бровь, а – задумываетесь: «А вдруг он прав?»Не могу сказать, что реплики мозгоправа стали для меня откровением. По-моему, она просто умела слушать, что, наверное, от людей этой профессии и требуется. Но было интересно узнать кое-что из теории.Несмотря на весь негатив, который я наговорила о второй книге трилогии, мне она понравилась больше всего. Возможно, даже когда-нибудь её перечитаю: нашла в ней много интересных мыслей, заставляющих задуматься.«Мир чудес» – это фактически история жизни третьего выходца из Дептфордта, Пола, ставшего знаменитым фокусником. Честно говоря, как цирк в целом, так и всяких клоунов и фокусников в частности я не люблю просто потому, что не понимаю их увлечённости. Однако именно жизнь Пола – человека, который, как говорят, сделал себя сам, – мне казалась самой интересной, именно этот роман я хотела прочитать больше всего. И он меня ужасно разочаровал.Киношники решили снять фильм о великом, уже почившем, фокуснике и пригласили на эту роль Пола. И вот ради подтекста (что это за хрень такая мудрёная, я так и не поняла) и, наверное, каких-то своих, не ясных для меня, побуждений, он делится историей своего восхождения к славе.Вроде, должно быть интересно, но на деле сильно смахивает на программу Андрея Малахова: герои полощут своё грязное бельё, подначивая друг друга и устраивая время от времени муждусобойчики, чтобы обсудить отсутствующих.Автор утверждает, что каждому человеку на старости лет хочется рассказать о своей жизни. Для меня – сомнительный аргумент. Но даже если принять его во внимание, насколько велика вероятность, что вы сделаете это не просто в кругу двух близких для вас людей, но и еще пары-тройки шапочных знакомых и будете с ними максимально откровенны?Насколько? Ну, например, Пол делится деликатными событиями своей жизни: когда его в первый раз изнасиловали и сколько пользовались им подобным образом впоследствии, когда лишился девственности с женщиной, как страдал спазмом заднего прохода и что при этом чувствовал, о своей первой любви и благоговении перед ней и т.п. Другие от него тоже не отстают. Так, его любовница в прошлом и друг в настоящем рассказывает об их общем сексуальном опыте и признается, что Пол на самом деле любовником был так себе, а вот женщины, с которыми она спала, – пальчики оближешь. При этом по ходу дела оказывается, что один из киношников – старый знакомый Пола, и они не так уж, чтобы очень друг друга любили, поэтому начинают поливать друг друга грязью… Короче, не сюжет, а смак для любителей ток-шоу.При этом герои время от времени вставляют некие психологические разъяснения, которые, вроде как, должны пролить свет на природу человека, объяснить мотивы поступков Пола и т.п. Выглядит это, честно говоря, нелепо, вычурно и вообще самонадеянно.Выбор автором формы повествования ввёл меня в ступор. Рассказ ведётся от лица Данни, который приводит откровения Пола (и еще пары людей) от первого (!) лица. Во-первых, известно, что каждый рассказчик вносит что-то своё, поэтому для меня присутствовал элемент искусственности – и бесполезности всего прочитанного. Поскольку получилось описание жизни Пола глазами Данни, сдобренное репликами других участников беседы. Сарафанное радио какое-то. Многие писатели используют эту форму повествования, но именно здесь она казалась особенно неуместной, тем более что диалоги занимают восемьдесят, если не больше, процентов от объёма книги.В целом, не могу сказать, что знакомство с автором вышло неудачным. Я бы почитала ещё что-нибудь у Дэвиса, для сравнения.
Artevlada
17 февраля 2012
оценил(а) на
5.0
Представьте себе ситуацию, когда течение жизни нескольких человек и их будущее поставлены в зависимость от Их Величества Случая. А Случай – это снежок, брошенный от злости одним десятилетним мальчиком в своего ровесника, который увернулся, и снежок попал в голову беременной жены пастора. В результате женщина родила мальчика на 2 месяца раньше срока и сошла с ума. Тот, кто бросил снежок, попросту забывает о нем и вспомнит только в день своей смерти, спустя долгую жизнь. Тот, кто увернулся – помнит о нем всегда и постоянно терзается чувством вины. Тот, кто родился на два месяца раньше срока, долгие годы не знает о снежке, изменившем всю его жизнь. Данстан Рамзи, Бой Стонтон и Пол Демпстер - это три таланта, проявившие себя по-разному. Это три видения мира, отличающихся по ценностям, моральным принципам и правилам. В их умелом сопоставлении кроется главная интрига произведения. Масштаб повествования – большое эпическое полотно, захватившее две трети 20 века, две мировые войны. События по ходу трилогии перемещаются по разным странам: Канада, Америка, Англия, Франция, Швейцария... Повествование многослойное и движется по спирали. С каждым следующим витком характеры героев становятся более выпуклыми, возникают все новые и новые подробности жизни героев и окружающих их людей. Каждая книга этой трилогии сама по себе является законченным произведением и ее можно читать отдельно. Но когда читаешь их все, появляется что-то новое, начинаешь видеть подтекст, какой-то Замысел (Божественный?), ведущий персонажей. Практически у всех героев этой книги было несчастное детство, практически все они оказались искалеченными своими родителями – все по-разному. Дэвис глубоко анализирует жизни своих персонажей, и можно четко проследить, как и какой поступок в детстве отзовется в будущем. Дэвис убеждает нас, что не существует объективной истины – у каждого она своя. Одна и та же ситуация, увиденная с разных точек зрения, это разные ситуации. То, что кажется злом, может оказаться, в конечном счете, добром. Ведь если бы не несчастное детство, ненамеренное похищение и жутковатая жизнь в балагане под названием «Мир чудес», кем бы стал запуганный мальчик Пол Демпстер? Уж никак не великим фокусником Магнусом Айзенгримом. Но оправдывает ли это тех, кто за зло ответственен? И это не единственная нравственная проблема, которую поднимает Дэвис. Важное место в романе занимает религиозная проблематика, рассматриваемая с различных позиций. Более того, религия и отношение к религии – одна из ключевых тем всего произведения, с ней связано множество сюжетных линий. «Вы обязательно должны сами выбрать, во что верить, и понимать, почему верите именно в это, так как если вы не выберете себе веру, то можете не сомневаться, какая-нибудь вера (и, вполне вероятно, далеко не лучшая) выберет вас». Интересна сама по себе и необычна научная сторона исследований Данстана Рамзи, а его увлеченность предметом исследований постепенно передается нам. Данстан Рамзи избрал редкую профессию – он стал агиографом, специалистом по святым, потому что всю жизнь был уверен, что знал одну святую лично. По ходу повествования мы знакомимся с психоанализом, узнаем, в чем же заключается практическая польза работы настоящего психоаналитика и как возможно стать им для себя самого. Особо о языке. Говорить о языке и стиле переводного романа – дело довольно сложное. Но, тем не менее, стиль ясный, прозрачный, лаконичный, никаких украшательств. Намеренно не пишу, почему «пятый персонаж», кто такая «мантикора»? Оставляю это удовольствие размышлять всем, кто впервые будет читать трилогию.
watermill
19 июня 2009
оценил(а) на
5.0
Если честно, я взялась за Дептфордскую трилогию после "Молитвы об Оуэне Мини". Она там бегло упоминается. Когда-то, лет эдак в 19, я её уже читала. Она не произвела особого впечатления - разве что ещё сильнее запутала мою и без того сильно нездоровую тогда голову.Не могу сказать, что теперь она меня просто поразила, но все те четыре дня, которые я читала трилогию, я не могла оторваться. Очень банальная фраза про "переплетение судеб" и про поступки-и-последствия - но в ней это очень ярко показано. Эта трилогия - эдакая комната с кривыми зеркалами тропок, в которой каждое зеркало показывает своё отражение одного и того же предмета; стоит ли удивляться, что отражения выходят совершенно непохожими?- Кто убил Боя Стонтона? Зал загудел, как потревоженный улей, и тут же стих; Голова озарилась изнутри таинственным светом, раздвинула губы и заговорила странным, то ли мужским, то ли женским голосом - голосом Лизл: - Его убили те же, что и всегда, персонажи жизненной драмы: во-первых, он сам, а еще - женщина, которую он знал, женщина, которой он не знал, мужчина, исполнивший самое заветное его желание, и неизбежный пятый, хранитель его совести и хранитель камня.персонажи жизненной драмы не меняются. эта книга - хорошее зеркало, в котором стоит хотя бы разок отразить свою жизнь. прозрений не будет, но кое-какие открытия - наверняка
lapickas
11 апреля 2011
оценил(а) на
5.0
А вот это уже совсем другое дело. Читала с большим удовольствием. Не знаю, к какому жанру отнести - и не сага вроде, но что-то общее с ней имеется. Три тома - истории трех людей, так или иначе связанных в пространстве-времени. Первый том, "Пятый персонаж" - история жизни историка Рамзи. Вернее, это потом он стал историком. А сначала был обычным мальчишкой, воспитанным очень авторитетной мамой. В самом детстве с ним происходит один случай, который, можно сказать, наложил отпечаток на всю его жизнь, и связал воедино все персонажей трилогии. Мальчик растет, дружит, влюбляется, воюет, учится - полноценная история взросления. Пожалуй, первый том - самый интересный. Второй том, "Мантикора" - это история сына Боя Стонтона, друга Рамзи, который будет уже хорошо знаком по первому тому. Дэвид (сын Стонтона) после смерти отца решается на поход к психоаналитику, чтобы покопаться внутри себя и понять, что же такое его гложет и что с ним не так. Лейтмотив все тот же - отпечаток не самого простого детства и не самых простых отношений с родителями на всю последующую жизнь. Любителям читать про визиты к психоаналитикам понравится) Третий том, "Мир чудес", несмотря на обилие этих самых чудес (а может, как раз по этой причине) читался дольше всего. Перенасыщен он событиями. Посвящен третьему участнику событий детства Рамзи, Полу Демпстеру. Можно сказать, история мага и престидижитатора, рассказанная им самим. В первом томе данному персонажу уделено не слишком много места - там он преждевременно рождается, некоторое время живет под гнетом фанатично верующего отца, и сбегает из дома с циркачами. А вот о том, как все это произошло, и во что вылилось - как раз и рассказывает "Мир чудес". Любителям книг с многочисленными переплетениями судеб, когда нити постоянно то сходятся, то расходятся - однозначно читать. Лично для меня это было очень, очень приятное знакомство.
Meta
27 марта 2017
оценил(а) на
4.0
Мое знакомство с жителями Дептфорда начиналось чрезвычайно приятно: перед глазами разворачивалось бытие маленького провинциального поселения, в котором каждый обитатель и его дела всегда находятся на виду. Так же мне очень импонировал главный герой, Данстэбл (Данстан) Рамзи, преодолевавший возникающие перед ним проблемы и трудности без потоков жалоб и хныканья. Автору отлично удалось передать захолустные нравы и терзания подросткового возраста, и я искренне наслаждалась повествованием.К сожалению, благодать семейной саги продолжалась лишь первую треть книги, после наше пребывание в Дептфорде подходит к концу. Второстепенные персонажи оттесняются на дальний план, и затем Денни плывет к финалу в гордом одиночестве. Весь сюжет отдается на откуп переплетению трех судеб уроженцев заглавного городка, а течение времени чувствуется все меньше: Первая и Вторая мировые войны, послевоенное время и последующие десятилетия проходят пунктиром, пока смена эпох не перестает ощущаться вообще. Порой попадаются любопытные акценты и приметы быта, но их крайне мало, и роман из исторического русла все глубже погружается в пучины собственной внутренней реальности.Тем не менее, чтение я продолжала с удовольствием, чему способствовало обаяние Рамзи, занятные типажи, непринужденное философствование и ненавязчивый мистический флер. Интерес не ослабевал до тех пор, пока непосредственно перед финалом сюжет неожиданно не вильнул в сторону классического детектива. Эта метаморфоза мне страшно не понравилась, поскольку терпеть не могу сюжетов с четко очерченным горизонтом событий, и сильно испортила впечатление от всей книги. Тут я осознала, что в следующих томах автор будет рассказывать все ту же историю, но уже от лица двух других вершин основного треугольника, Перси Бойда (Боя) Стонтона и Пола Демпстера (Магнуса Айзенгрима), участия которых фатально не доставало в «Пятом персонаже».Увы, моя догадка оказалась почти верна: в «Мантикоре» нас ждет встреча с сыном Боя Стонтона, Дэвидом. По инерции заинтересованность в происходящем сперва еще сохранялась, но вскоре начала спадать, пока не исчезла окончательно. Рутина психоанализа скучна, даже когда терапия проводится профессиональным психологом Флорой Шрайбер с Сивиллой , страдающей множественным расщеплением личности. Что уж говорить о разложении по полочкам сознания вымышленного и вполне нормального индивидуума, чьим лечением занимается совершенно невыразительный выдуманный же врач? До кучи психотерапия идет как по маслу с ровной чередой необходимых кризисов и вовремя появляющихся снов, увенчиваясь внезапным столкновением на улице с нужным человеком (таковых случайностей происходит чересчур много даже за шестьдесят лет книжного времени). И если непосредственные воспоминания Дэвида еще способны хоть немного увлечь внутренней динамикой, то стоячее болото обсуждения тех или иных аспектов его личности по ходу рассказа все более утомляли.Заключительный роман, «Мир чудес», в полной мере наделен все теми же недостатками, что и предыдущий, только вместо погружения в дебри юнгианской терминологии паузы между воспоминаниями Магнуса Айзенгрима заполнены пустопорожним трепом между киношниками, Рамзи и Лизл, партнершей великого мага. Последний, кстати, напрочь лишен харизмы, а это верная смерть для подобного персонажа. Начинаясь с беспрестанных страданий, биография Пола Демпстера слишком уж соплива, хоть и не скатывается в откровенное нытье. А по-настоящему занимательное прошлое Лизл раскрывается торопливо, вскользь, и его просто не успеваешь прочувствовать. Бытие циркачей утомляет читателя так же быстро, как и самого героя, а действительно интересных деталей крайне мало. Очарования же старинных механических игрушек и общей ауры романтизма явно недостаточно, чтобы вытащить на себе терпящее бедствие шапито. Показательно, что из-за ошибки в нумерации файлов моей аудиокниги вскоре после начала произошел скачек сразу на вторую часть, и я довольно долго не замечала подмены: все одни и те же балаганные и театральные кулисы в минувшем и однотипные разговоры в настоящем.В целом трилогию объединяет общая стилистика, что оказалось бы положительным качеством, если бы рассказ шел от третьего лица. Но мы имеем трех разных рассказчиков, говорящих от своего имени, и манера изложения у всей троицы абсолютно одинаковая, что особенно бросается в глаза, когда в «Мире чудес» появляются вкрапления биографий, поведанных еще двумя людьми. Конечно, общность интонаций легко объясняется тем, что первый и третий роман являются записками Рамзи, а второй — дневником младшего Стонтона, ученика Данстана, перенявшего его «ясный стиль» письма, но хоть какая-то разница в выражении мыслей должна наблюдаться даже в этом случае.Да и сама композиция цикла выглядит нескладно. Последовательная, а не параллельная структура критично снижает общий градус напряженности. Альтернативный взгляд на события не добавляет интереса, поскольку мы уже знаем, как все произошло доподлинно и сложилось дальше. Множество второстепенных нитей оказываются оборванными, а то и попросту неразвитыми. Второй и третий тома, хотя содержательно они и заполняют сюжетные лакуны, не способны компенсировать ощущения тягостной незавершенности «Пятого персонажа» и давящей необязательности «Мантикоры» и «Мира чудес», и потому становятся ненужными довесками к уже законченной истории. Действующие лица так же не пришлись мне по душе. Да, все они обладают уникальными личностными чертами, привязанностями и антипатиями, но в них не чувствовалось подлинной жизни. Что Данстан, что Дэвид, что Магнус равно похожи на ту самую Медную голову Роджера Бэкона: двигаются, говорят, мыслят, но все это лишь искусная механика и сплошная имитация. А Бой Стонтон так и остался для меня дырой в виде профиля человека. Видимо, отчасти именно это стало причиной, по которой меня нисколько не заинтриговала его смерть, а уж резоны и мотивы, приведшие к этой гибели, и вовсе показались смехотворными и неубедительными. При этом я не могу сказать, что книга слаба и никудышна. Нет, она написана действительно хорошо, порой встречаются примечательные и сочные подробности, хотя пару раз попадаются и орангутаны с хвостом. В тексте присутствуют как единичные философские рассуждения, так и охватывающий весь цикл концепция поисков себя, любви и бога. Но эти идеи, переплетаясь по ходу повествования, превратились в самоцель, и потому не нашли во мне отклика, как и «Дептфордская трилогия» вообще.Аудиокнигу слушала в исполнении Ирины Ерисановой, читающей в своей обычной манере, вполне подходящей для этой трилогии. Если бы не пара сомнительных ударений, придраться было бы совсем не к чему.
С этой книгой читают Все
Обложка: Королевство слепых
4.3
Королевство слепых

Луиза Пенни

Обложка: Стихи для мертвецов
3.9
Стихи для мертвецов

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд

Новое
Обложка: Город вечной ночи
4.2
Город вечной ночи

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд

Обложка: Стеклянные дома
4.3
Стеклянные дома

Луиза Пенни

Обложка: Я знаю тайну
4.9
Я знаю тайну

Тесс Герритсен

Обложка: Умереть снова
4.7
Умереть снова

Тесс Герритсен

Обложка: Молочник
3.6
Молочник

Анна Бёрнс

Обложка: Убийственно тихая жизнь
Обложка: Час расплаты
4.4
Час расплаты

Луиза Пенни

Обложка: Не отпускай
3.6
Не отпускай

Харлан Кобен

Новое
Обложка: Багровый берег
4.2
Багровый берег

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд

Обложка: Самый жестокий месяц
Обложка: Смертельный холод
4.0
Смертельный холод

Луиза Пенни

Обложка: Природа зверя
4.1
Природа зверя

Луиза Пенни

Обложка: Время предательства