Удивительный мир птиц. Легко ли быть птицей? Обложка: Удивительный мир птиц. Легко ли быть птицей?

Удивительный мир птиц. Легко ли быть птицей?

Скачайте приложение:
Описание
4.3
660 стр.
2012 год
16+
Автор
Тим Беркхед
Издательство
Азбука-Аттикус
О книге
Как птицы, находясь в пустыне, узнают, что за сотни километров от них идет дождь? Как они ориентируются в пространстве с помощью магнитного чувства? Автор этой книги, Тим Беркхед, посвятивший всю жизнь изучению пернатых, обладает богатым опытом полевых исследований, проницательностью и уникальным пониманием натуры птиц. Прослеживая историю развития наших знаний о птицах – от первых опытов ученых XVII–XVIII веков, через монументальные труды Брэма и научные находки начала XX века до изысканий последних пятидесяти лет, – Тим Беркхед увлеченно рассказывает, как птицы взаимодействуют друг с другом и с окружающей средой. Его книга – первый в своем роде рассказ профессионала о том, насколько сложна взаимосвязь между чувствами и поведением птиц. «Я попытался подвести итог тому, что мы знаем в настоящее время, и вместе с тем – тому, чего мы еще не знаем о чувствах птиц. Наши представления о сенсорных системах человека развиваются не по дням, а по часам, и если история что-нибудь да значит – а я в этом уверен, – тогда открытия, связанные с чувствами людей, неизбежно позволят нам предпринять подобные исследования для птиц. Кроме того, история со всей наглядностью свидетельствует, что наши открытия, относящиеся к птицам (и к другим животным), имеют колоссальное значение и для людей». (Тим Беркхед)
ЖанрыИнформация
Переводчик
Ульяна Сапцина
ISBN
978-5-389-17468-9
Отзывы Livelib
ioshk
17 января 2021
оценил(а) на
4.0
Занятное чтиво для тех, кто хочет лучше узнать, как изучают птиц. Да, не самих птиц, а методы орнитологии. По каким признакам делаются выводы о тех или иных чувствах? Какие физиологические особенности птиц могут говорить о наличии у них сознания? Чувствуют ли птицы запахи, и если да, то как? Какие птицы видят хорошо, а какие - плохо, и почему? Что нам уже доподлинно известно, а что только предстоит выяснить?Книга скорее о людях, изучавших птиц, и их методах, чем о пернатых самих по себе. Кто, когда, в каких обстоятельствах, где и какой опыт проводил, что выяснил, как и где выступал с докладами и где публиковался. Поднимается много вопросов, а ответы еще не настолько исчерпывающие, как хотелось бы. Но все впереди. В целом мне понравилось. Но не скажу, что узнала что-то особенно интересное. Не знаю, почему так. Все как будто уже и так известно и понятно. Разве что с большим количеством деталей.
PavelMozhejko
29 мая 2021
оценил(а) на
4.0
«Я не птица!» Мысль тянула на откровение. Ведь сколько ни насилуй воображение, крылья от этого не вырастут». (Генри Миллер «Улыбка у подножия лестницы») Птица – олицетворение легкости и свободы, недостижимой мечты человечества о полете без каких-либо дополнительных устройств. Она – персонаж легенд и сказаний, форма божественного света, та, в которую обращались волшебники и Боги, посланница, несущий благую весть о конце потопа и символ мира. Где бы ни жил человек, в городе ли, в степи ли, в лесу или пустыне, эти дальние родственники рептилий Юрского периода неизменно окружают нас. И потому не удивительно то, что образ птицы так прочно и так давно вписан в культуру, начиная от вышивки и народных песен, заканчивая орлами на гербах и «Голубкой Пикассо». Птицы одновременно близки нам, вызывают у нас восхищение и интерес, и в тоже время кажутся нам странными, как будто прибывшими с другой планеты. Ну как можно воспринимать птицу киви, как нечто обыденное? Птицы полезны для нас с эстетической точки зрения: пение птиц в весеннем лесу успокаивает и отвлекает от насущных проблем, окрас их перьев демонстрирует порой невероятную игру цветов, способность долго парить в небе провоцирует задуматься о свободе и отсутствии границ, а способность пародировать человеческую речь – веселит. С практической точки зрения птицы также принесли немало пользы, и дело не только в том, что домашние птицы давно и хорошо знакомый нам источник пищи. «С птицами мы отождествляем себя в большей степени, чем с любой другой группой животных (кроме приматов и наших домашних питомцев, собак), поскольку подавляющее большинство видов птиц – правда, киви к ним не относится – полагаются преимущественно на те же два вида чувств, как и мы: зрение и слух. Вдобавок птицы ходят на двух ногах, большинство видов ведут дневной образ жизни, а у некоторых, например, сов и тупиков, есть лица, похожие на человеческие, или, по крайней мере, то, что можно счесть лицом. Однако это сходство не дает нам заметить другие особенности птичьих чувств.»Согласно последним данным переписи населения «в Беларуси преобладает городское население. В городе проживают 7 299 989 человек. Сельское население составляет 2 113 457 человек, или 22,5%». А это значит, что абсолютное большинство жителей страны каждодневно сталкиваются с весьма ограниченным набором видового разнообразия птиц. Воробьи, вороны, голуби, сороки, утки, чайки, синицы… В суматохе стремительной городской жизни вся эта активная живность остается лишь привычным фоном, значение которому горожане придают лишь когда кормят птиц на прогулках. Каждый вид наделен нами стереотипными антропоморфными характеристиками: вороны – умные и хитрые, воробьи – вороватые непоседы, голуби – глуповатые попрошайки, сороки – крикливые сплетницы… Но действительно ли эти птицы имеют такой характер, который мы себе вообразили, и что вообще значит «БЫТЬ ПТИЦЕЙ»!? Что чувствовали и что могли чувствовать братья андерсеновской Эльзы, превратившиеся в лебедей; могли ли на самом деле засмеяться калиф и его визирь, превратившись в аистов; быстро ли научились Юра Баранкин и Костя Малинин вить воробьиные гнезда; умен ли на самом деле был бог Ра, думая головой сокола? В своей книге «Удивительный мир птиц: Легко ли быть птицей?» британский орнитолог, популяризатор науки, профессор поведенческой экологии Шеффилдского университета, член Лондонского Королевского общества, основатель сообщества New Networks for Nature Тимоти Беркхед хочет поделиться с читателями теми актуальными знаниями о восприятии птиц, которыми располагает наука на данный момент, что в свою очередь позволит ответить не только на шуточные вопросы из предыдущего предложения, но и на более серьезные. «Эта книга рассказывает о том, как птицы воспринимают мир. В ее основе лежат орнитологические исследования, проводившиеся на протяжении всей жизни, а также убежденность, что мы неизменно недооцениваем то, что происходит в птичьей голове. Мы уже знаем довольно много, и теперь у нас есть все шансы сделать еще больше открытий.» Книга разбита на семь глав, каждая из которых посвящена определенному чувству: «Зрение», «Слух», «Осязание», «Вкус», «Обоняние», «Магнитное чувство» и «Эмоции». Беркхед в первую очередь отталкивается от поведения птиц, т.е. от того, как их восприятие влияет на поведение и способствует более эффективному размножению и выживанию. Т.е. эта книга не столько о птицах и многообразии их видов, сколько об общих уникальных особенностях этих живых организмов, характеризующих их оригинальное восприятие мира (umwelt, если хотите) и соответствующее ему поведение. «Я считаю себя прежде всего экологом, занимающимся изучением поведения, и орнитологом во вторую очередь: то есть специалистом по поведенческой экологии, изучающим птиц. Поведенческая экология – отрасль науки о поведении животных, возникшая в 1970-х годах и строго нацеленная на адаптивное значение поведения. Экологи, занимающиеся изучением поведения, задавались вопросом: каким образом конкретное поведение повышает вероятность передачи отдельно взятой особью своих генов следующему поколению.»Можно выделить четыре основных типа изучения поведения (не только у птиц): «Еще в 1940-х, когда исследования поведения животных только начинались, один из основателей этой дисциплины Нико (Николас) Тинберген, впоследствии лауреат Нобелевской премии, указывал, что поведение можно изучать четырьмя разными способами, рассматривая его: 1) адаптивное значение; 2) причины; 3) развитие – как развивается поведение по мере роста и развития животного и 4) эволюционную историю.»В книге довольно много сравнительной анатомии, причем между собой сравниваются не только различные виды птиц, но и человек. Так, обозначая различия между глазами птиц и людей, между ухом человека и ухом совы, Тим Беркхед не только акцентирует внимание на недостатках и преимуществах этих различий для того образа жизни, который ведет птица, но и позволяет читателю в некоторой мере понять, как то или иное чувство развито у птицы. Можно увидеть, как некоторые привычные для человека способности, для птиц являются бесполезными, и наоборот. Так, нам не нужны мигательные перепонки на глазах, а у ныряющих за рыбой и обитающих в густых кустарниках птиц они выполняют важную защитную функцию. Но некоторые особенности органов зрения и слуха птиц могут быть полезны в дальнейшем и для человека, когда биотехнологии выйдут на новый уровень. Так, у птиц возобновляются волосковые клетки улитки внутреннего уха, а это значит, имей люди такую же способность, наш слух с возрастом не становился бы хуже. А также птицы имеют в сетчатке особые колбочки, восприимчивые к ультрафиолету, что значительно расширяет возможности их зрения. Во многом, книга Тима Беркхеда это еще и экскурс в историю науки. Изучение птиц – это всегда особый вызов для натуралиста. Птицы любят гнездиться в труднодоступных местах, на зимовку они осуществляют перелеты на тысячи километров, умеют хорошо маскироваться в кроне леса и легко улетают прочь при малейшей опасности. Перейти к более широкому изучению птиц позволило открытие Дарвиным теории естественного отбора, изучение родственных связей и общих черт у различных видов птиц, развитие технологий и транспорта, постепенное уменьшение размеров маркировочных устройств (долгое время использовалось только кольцевание – привязывание к лапкам пойманной птицы кольца с кодировкой), налаживание международного сотрудничества в изучении птиц и мн. др. Ставя во главу угла два основных мотива: выживание и размножение, можно постепенно понять логику поведения птиц в той или иной ситуации и прийти к неожиданным выводам. В исследовании животных (и птиц в частности) можно выделить два основных подхода: изучение отдельных особей в лабораторных узконаправленных экспериментах (более характерно для американских ученых) и изучение поведения «издалека» в природных условиях (более характерно для европейских ученых). Оба подхода имеют свои достоинства и недостатки, а также ограничения. Автор честно говорит о том, что восприятие птиц исследовано еще слабо и в этой области предстоит много новых открытий. На полке «мы знаем» еще не так много папок, больше их на полке «мы предполагаем». Но рядом стоит поставить целый пока еще пустой шкаф под то, что «мы не знаем, но оно существует». Что же, тем интереснее. «Один психолог недавно заметил, что наше время, начало XXI века, – золотой век исследований сенсорных систем у людей. Хочется думать, что наступит и золотой век исследований сенсорных систем у птиц. Я попытался подвести итог тому, что мы знаем в настоящее время, и вместе с тем – тому, чего мы еще не знаем о чувствах птиц. Наши представления о сенсорных системах человека развиваются не по дням, а по часам, и если история что-нибудь да значит – а я в этом уверен, – тогда открытия, связанные с чувствами людей, неизбежно позволят нам предпринять подобные исследования для птиц. Кроме того, история со всей наглядностью свидетельствует, что наши открытия, относящиеся к птицам (и другим животным), в том числе их сезонные изменения мозга и регенерация волосковых клеток во внутреннем ухе, имеют колоссальное значение и для людей. К настоящему моменту у нас уже сложилось прочное базовое понимание по крайней мере некоторых из чувств, которыми обладают птицы, но самые грандиозные успехи еще впереди.» Если исключить из книги все, что касается истории науки, описания теорий и экспериментов, то выйдет копилка фактов из серии «Знаете ли вы, что…». Эта сухая выжимка фактов сама по себе позволит взглянуть на окружающих нас птиц, с другой стороны. Вот некоторые из них:01 Зрение - у птиц одни из самых больших глаз относительно размеров тела среди животных; - как правило, у птиц мы видим только зрачки; - поля зрения обоих глаз многих птиц почти не перекрываются, так что они, вероятно, видят два отдельных изображения; - многие птицы не видят кончика своего клюва; - у некоторых видов птиц, таких как крупные совиные, глаза более удлиненной формы, чем наши; - у птиц есть прозрачное третье веко – мигательная перепонка; - у птиц в сетчатке есть световые рецепторы четырех типов (у человека три типа): чувствительные к красной, зеленой, синей и ультрафиолетовой частям спектра; - птицы пользуются своим левым и правым глазом для разных задач.02 Слух - птицы глухи, когда кричат; - у птиц отсутствуют хрящевые ушные раковины, как у млекопитающих; - у млекопитающих, в том числе и у людей, есть три крошечные косточки в среднем ухе, в то время как у птиц – всего одна, как и у рептилий; - у птиц улитка внутреннего уха или прямая, или слегка изогнутая, как банан; - волосковые клетки улитки птиц постоянно заменяются, в то время как у млекопитающих этого не происходит; - способность распознавать голоса у птиц в течение года изменяется; - ученые могут предсказать, насколько восприимчива птица к определенным звукам, по длине ее улитки; - у многих совиных асимметричные ушные отверстия, облегчающие совам локализацию источника звука; - шум крыльев сов тише шуршания мышей в подлеске; - птицы меняют громкость, частоту (или высоту) пения, чтобы подстроиться к шуму большого города.03 Осязание - клювы птиц имеют свои тактильные рецепторы; - нитевидные перья передают вибрации посредством тактильных рецепторов, позволяя птицам отслеживать и регулировать положение своих перьев; - лицевые перья выполняют такие же функции, как усы у крыс и кошек, и помогают птицам избегать столкновения с препятствиями.04 Вкус - птицы реагируют на такие же категории вкуса – соленый, кислый, горький и сладкий, – как и мы; - колибри способны распознавать изменения содержания сахара в нектаре; - птицы и люди очень по-разному реагируют на определенные вкусы, птицы равнодушны к капсаицину – веществу, из-за которого перец чили кажется острым. - ученые выделяют пять птиц с ядовитым мясом: двуцветную дроздовую, рыжую дроздовую, черную дроздовую, изменчивую мухоловки и синеголовую ифриту.05 Обоняние - качурки с перерезанным обонятельным нервом (операция, в результате которой птицы становятся аносматиками – перестают различать запахи) не в состоянии определить местонахождение их колонии; - для ориентации над океаном птицы используют т.н. «запаховые поля» из выделений фитопланктона, наложенные на поверхность воды.06 Магнитное чувство - птицы обладают магнитным чувством, которое позволяет им определять направление по компасу, пользуясь магнитным полем Земли; - птицы также обладают магнитной картой, которая дает им возможность определять свое местонахождение – как система GPS.07 Эмоции - птицы способны ощущать боль и испытывать стресс; - в настоящее время орнитологи различают широко распространенную так называемую социальную моногамию (размножение в паре) и редко встречающуюся сексуальную моногамию (редкие виды птиц не «изменяют» своему сексуальному партнеру); - церемонии приветствия у людей (поцелуи, объятия и т. п.) тем сложнее, чем дольше участники церемонии пробыли в разлуке, и есть данные, что птицы испытывают при встрече такие же долгие и приятные эмоции.*** Более развернуто со всеми вышеперечисленными фактами можно познакомиться благодаря КОНСПЕКТУ-ЦИТАТНИКУ по ссылке ниже. https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---216-konspekt-01-05-28 ***Открывает ли книга Тима Беркхеда птиц по-новому? Да. Удивляет ли она? Порою да. Она мотивирует если не начать изучать птиц, то хотя бы внимательнее присмотреться к ним в парках и лесах. Самое главное, она доказывает, что птицы далеко не так глупы и непредсказуемы, как мы о них часто думаем. Более того, они обладают целым рядом уникальных способностей и можно сказать точно, видят мир совсем иначе, чем мы. Изучение этих способностей в будущем позволит нам не только лучше понимать этих представителей значительной части мировой фауны, но и применить их уникальные способности для расширения возможностей человека. «Уродливый ворон — И он прекрасен на первом снегу В зимнее утро!» (Мацуо Басё) МОЕ МНЕНИЕ ОБ ИЗДАНИИ: Качественное издание в традиционном для научно-популярной литературы оформлении, с иллюстрациями. Формат стандартный, уменьшенный (125x175 мм), твердый переплет, без суперобложки, 368 страниц. Достоинства издания: хорошее качество печати; белая плотная бумага; твердый переплет; рельефная обложка; наличие колонтитулов; информация об авторе; подробное оглавление; примечания; иллюстрации; глоссарий; библиография. Недостатки издания: золотистые буквы на обложке относительно легко стираются.ПОТЕРЯЛ БЫ Я ЧТО-НИБУДЬ, ЕСЛИ БЫ ЕЕ НЕ ЧИТАЛ: Да. Чтение этой книги – это попытка для меня (удачная) открыть для себя новую тему. Книга действительно позволяет по-новому и с интересом взглянуть на птиц (в общем). Теперь каждый голубь возле парковой скамейки для меня больше чем «глуповатый попрошайка».КОМУ ПОРЕКОМЕНДОВАЛ БЫ: Юным натуралистам и тем, кто хочет открыть для себя удивительный мир птиц. Книга способна вдохновить читателей на бёрдвотчинг.ВИДЕО В ТЕМУ: Александр Винчевский — один из основателей и директор общественной организации «Ахова Птушак Бацькаўшчыны», в рамках «TEDxNiamiha» рассказывает о том, как современные технологии позволяют орнитологам делать важные и интересные открытия даже не покидая собственную страну. 13:57
eta_verba
8 февраля 2022
оценил(а) на
5.0
Вообще, вот как Обладать Байетт для меня был окном в инопланетный мир литературоведов, так "Удивительный мир... " - это про птиц, конечно, но ещё не меньше - про орнитологов.То есть нет, на самом деле, автор честно берет пять чувств, и дальше дотошно рассказывает, насколько они другие у птиц. Про одно это читать интересно, правда, в соседней вкладке у меня был открыт гугл и википедия. Гугл, чтобы смотреть, как это все пернатое выглядит, а википедия... Ну, потому что начинаешь с колибри, а в полтретьего ночи заканчиваешь на причинах распада Австро-Венгрии, как гласит известный мем. Но если серьезно, то написано хорошо, без воды, связно, достаточно популярно, чтобы человеку с 3+ по биологии (мне) было все доступно и интересно.Но половина очарования книги для меня - в периодических лирических отступлениях на тему того, как эти результаты (или другие, позднее опровергнутые) были получены, вроде истории про hand-job самца буйвоголового ткача, или зажеванное перо питоху, или раздолбавшего стол красного дерева уже истребленного сегодня белоклювого дятла. Я не знала, насколько орнитология все еще полево-базовая и сколько всего еще неизученного даже в известных видах (и снова я смотрю на 350 видов колибри, а еще на то, что более-менее системное исследование по обонянию птиц вышло только в 1968, во многом неверное и примерное (!), и вот с поправками есть исследование 1990, но тоже не то что бы отвечающее на все вопросы).Удивительный мир птиц и орнитологов, словом.
С этой книгой читают Все
Обложка: Мозг материален
4.3
Мозг материален

Ася Казанцева