Убийство
Обложка: Убийство

Убийство

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.2
6+
Автор
Антон Чехов
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Павел Ломакин
Издательство
ЛитРес: чтец
О книге
«На станции Прогонной служили всенощную. Перед большим образом, написанным ярко, на золотом фоне, стояла толпа станционных служащих, их жен и детей, а также дровосеков и пильщиков, работавших вблизи по линии. Все стояли в безмолвии, очарованные блеском огней и воем метели, которая ни с того, ни с сего разыгралась на дворе, несмотря на канун Благовещения. Служил старик священник из Веденяпина; пели псаломщик и Матвей Терехов…»
ЖанрыОтзывы Livelib
SedoyProk
30 ноября 2020
оценил(а) на
5.0
Как правило, бытовые убийства производятся первым попавшимся под руку предметом. Кухонным ножом, скалкой, сковородкой… В данном рассказе сестрица с братцем убивают другого брата утюгом. Вот такое варварское убийство. Раскрытию причин случившегося и посвящён рассказ Антона Павловича. Причем, на удивление много в нём места отведено религиозным вопросам.Все три действующих лица, Тереховы - убитый , Матвей, лет 45, его двоюродный брат Яков Иваныч, постарше на десять лет, сестра Якова, Аглая, «высокая худощавая старуха». «Тереховы вообще всегда отличались религиозностью, так что им даже дали прозвище - Богомоловы. Но, быть может, оттого, что они жили особняком, как медведи, избегали людей и до всего доходили своим умом, они были склонны к мечтаниям и к колебаниям в вере, и почти каждое поколение веровало как-нибудь особенно».Поэтому и у Матвея, и у Якова «была та особенность, что они понимали писание не просто, а всё искали в нём скрытого смысла, уверяя, что в каждом святом слове должна содержаться какая-нибудь тайна».Как мне представляется, Антон Павлович отыскал первооснову сюжета этого рассказа в поездке на Сахалин, скорее всего, из реальной истории. Только очень сложно судить о метаниях двух братьев в вопросах веры. Слишком большой диапазон был у этих мечтаний и исканий. На мой взгляд, очевидным итогом расхождений братьев в отношении к вере и послужил трагический исход, повлёкший убийство, совершённое в состоянии аффекта. Что не удивительно, учитывая разницу в восприятии религиозных отправлений у родственников. Разбирать эти разногласия не берусь.Жили все три родственника вместе. Конфликт зрел очень давно и проявлялся весьма ярко – «…Матвей появлялся скоро и кричал дрожащим голосом: "Образумьтесь, братец! Покайтесь, братец!" Сестра бранилась, и Яков тоже выходил из себя и кричал: "Пошел вон из моего дома!" А тот ему: "Этот дом наш общий». Религиозный конфликт на бытовой почве назревал, назревал и закончился убийством.Художественная ценность рассказа, как всегда у Чехова, очень высока. Только религиозные проблемы очень сложны и обсуждать их тяжело.Фраза – «Ему уже было ясно, что сам он недоволен своею верой и уже не может молиться по-прежнему. Надо было каяться, надо было опомниться, образумиться, жить и молиться как-нибудь иначе. Но как молиться? А, может быть, всё это только смущает бес и ничего этого не нужно?..»Прочитано в рамках марафона «Все рассказы Чехова» # 529
ChydoSandra
5 ноября 2021
оценил(а) на
5.0
Очень печальный и трагичный рассказ. Вот вроде бы обычное бытовое убийство, но как глупо и нелепо. Сколько боли на ровном месте.Семья Тереховых. Все очень верующие. Младший двоюродный брат Матвей в какой-то момент своей жизни и веры стал ужесточать для себя религиозные обряды и считать себя выше церкви.Только вот по прошествии времени исповедаюсь я однажды у священника и вдруг такое мечтание; ведь священник этот, думаю, женатый, скоромник и табачник; как же он может меня исповедать и какую он имеет власть отпускать мне грехи, ежели он грешнее, чем я? Я даже постного масла остерегаюсь, а он, небось, осетрину ел. Пошел я к другому священнику, а этот, как на грех, толстомясый, в шелковой рясе, шуршит будто дама, и от него тоже табаком пахнет. Пошел я говеть в монастырь, и там мое сердце не спокойно, все кажется, будто монахи не по уставу живут. И после этого никак я не могу найти службу по себе: в одном месте служат очень скоро, в другом, гляди, задостойник не тот пропели, в третьем дьячок гугнивый... Бывало, господи прости меня грешного, стою это в церкви, а от гнева сердце трясется. Какая уж тут молитва? И представляется мне, будто народ в церкви не так крестится, не так слушает; на кого ни погляжу, все пьяницы, скоромники, табачники, блудники, картежники, один только я живу по заповедям.Стал он религиозным фанатиком, а люди посчитали его святым и стали идти к нему на поклонение и за исцелением. Ничего духовного из этого не вышло. Вразумили его и Матвей вернулся в лоно традиционной церкви.Будь, говорит, обыкновенным человеком, ешь, пей, одевайся и молись, как все, а что сверх обыкновения, то от беса. Вериги, говорит, твои от беса, посты твои от беса, молельная твоя от беса; всё, говорит, это гордостьПереехал он к старшему брату и сестре. А у тех похожее отношение к вере. Не совсем фанатизм, но близко к этому.И вот на фоне вопросов веры и конечно же денег, куда без них, случилось в этой семье убийство. Кого и как убили раскрывать не буду.Много серьезных вопросов по части морали и религии поднимает автор на страницах этого рассказа. Ожидания в отношении прозы Антона Павловича у меня всегда высокие благодаря его таланту, но я никак не ожидала, что это будет так сильно.
Sofya77877877
17 мая 2022
оценил(а) на
5.0
Вау. Здесь столько разных вер или, наверное, этапов веры.Очень интересно формируется представление о героях.Сначала Матвей предстаёт как богомольник (вспоминает длинные службы и хор), а Яков как атеист. пПотом диссонанс: Яков - то молится, пока его брат в трактире. То есть, брат плохой. Далее мы слышим историю Матвея. Да он почти святой! И вот Матфей заблудил, ой. Но, кажется, образумился, больше не усердствует. А Яков пошёл той же дорожкой: ему все нужно идеально. Ой, а он по другой причине это делает: просто важен порядок. И вот просветленный Матфей хочет образумить дельца Якова. Повторяет одно и то же... иии Яков убивает Матвея. Каторга, Яков разобрался в вере.Считае, произведение - огонь.Про повторение - стоит вспомнить историю самого короткого судебного заседания.Вообще классно обратить внимание на завывание второго этажа, на опасения местных жителей, даже на лошадей. Ну и, конечно, Яков постоянно чувствует на себе бесов.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Повести и рассказы
Повести и рассказы

Антон Чехов

4.5
Обложка: 33 лучших юмористических рассказа
3.4
33 лучших юмористических рассказа

Аркадий Аверченко, Джером Джером, Влас Дорошевич, Ефим Зозуля, Александр Куприн, О. Генри, Саша Чёрный, Антон Чехов, Семен Юшкевич

Обложка: Рассказы и повести
4.5
Рассказы и повести

Антон Чехов

Обложка: Сущая правда
4.9
Сущая правда

Антон Чехов

Обложка: Большая Новогодняя книга. Русская классика
4.3
Большая Новогодняя книга. Русская классика

Аркадий Аверченко, Леонид Андреев, Аркадий Гайдар, Николай Гоголь, Максим Горький, Федор Достоевский, Александр Куприн, Николай Лесков, Лидия Чарская, Антон Чехов

Обложка: Повести и рассказы
4.5
Повести и рассказы

Антон Чехов