Державець Обложка: Державець

Державець

Скачайте приложение:
Описание
4.2
209 стр.
1513 год
16+
Автор
Никколо Макиавелли
Серия
Істини
Издательство
OMIKO
О книге
Все життя Нікколо Мак'явеллі (1469—1527), видатного італійського мислителя, історика, письменника і комедіографа, було пов'язано з політикою. У 29 років його обрали другим канцлером Флорентійської республіки, і він впродовж 14 років займався її внутрішніми справами. А коли його позбавили можливості бути політиком-практиком, став політиком-теоретиком – так з'явився його знаменитий «Державець» (1513). Ця книжка стала своєрідною програмою з управління державою, в ній Мак'явеллі сформулював загальні політичні закони, а також визначив роль і місце правителя в житті держави.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Євген Тарнавський
Отзывы Livelib
takatalvi
20 января 2015
оценил(а) на
4.0
ГосударьНрав людей непостоянен и если обратить их в свою веру легко, то удержать в ней трудно. Поэтому надо быть готовым к тому, чтобы, когда вера в народе иссякнет, заставить его поверить силой.Макиавелли мне полюбился еще по цитатам, не единожды попадающимся мне в книгах по философии – его фразы спокойные, рассудительные, прямые и жесткие. Вся суть без прикрас. Поверх до смерти надоевших слащавых слов о том, что правитель должен быть разве что не ангелом, и проклятий в адрес тех властителей, которые были инициаторами кровавых расправ и злодейских преступлений – и вдруг холодный, отшлифованный список советов. Если правитель будет излишне добрым, щедрым или, не дай бог, доверчивым, это не принесет пользы ни ему, ни государству. Если будет излишне жестоким и скупым, это станет другой крайностью и также станет зароком гибели. Отсюда вывод – следует балансировать на грани, не позволять себе быть слишком мягким, не чураться зла, активно пользоваться хитростью, а будучи жестоким, что допускается и порой вообще кажется необходимым, правитель должен как-то компенсировать это, дабы народ от него не отвернулся, ибо поддержка народа – залог успеха. Таковы, в общих чертах, советы Макиавелли, и я мало где могу с ними не согласиться (ибо взгляды у меня в этой области, признаться, достаточно жесткие). Так что мы приятно провели время в гармонии и согласии.История ФлоренцииИ если в какой-либо республике имели место примечательные раздоры, то самыми примечательными были флорентийские. Ибо большая часть других государств довольствовалась обычно одним каким-либо несогласием, которое в зависимости от обстоятельств или содействовало его развитию, или приводило его к гибели; Флоренция же, не довольствуясь одним, породила их множество.А Макиавелли потрудился их описать, от падения Римской империи до 1434 года, причем, поскольку дело, как предупреждает сам автор, касается только внутренних склок и старается не задевать других государств, данный труд, собственно говоря, представляет перечень этих самых склок из разряда «двор на двор».И хотя многие персонажи и события знакомы из уроков общей истории и истории других стран, да даже и из исторических романов, первое и важнейшее правило, которое мне пришлось нарушить, ибо произведение в этом издании с какой-то радости примкнуло к «Государю»: не читать историю Флоренции, если тебя не интересует Флоренция.
Elessar
6 марта 2012
оценил(а) на
5.0
В массовом сознании личность Макиавелли прочно ассоциируется с интригами и предательством, вероломными планами и изощрёнными многоходовыми комбинациями. Когда кого-то сравнивают с этим человеком, то обычно имеют в виду беспринципность, жестокость, готовность пробиваться к цели любыми методами, пусть даже идя по головам. Поистине колоссальное предубеждение. Потому-то сам я книгу до недавнего времени так и не прочитал и вряд ли стал бы. Но, к счастью, стандартный университетский курс политологии включает в себя знакомство с концепциями и воззрениями Макиавелли. А так как ко всяким пересказам и сокращённым изложениям я испытываю патологическое и стойкое отвращение, книга была прочитана полностью и целиком, благо она не очень велика. Перелистнув последнюю страницу, я, натурально, впал в состояние лёгкого недоумения, постепенно перераставшего в полное непонимание. Как, скажите на милость, могло случиться, что имя и наследие столь выдающегося философа и политика оказалось настолько очернено?В этой книге Макиавелли рассуждает о сущности власти и способах, кои следует применять для её приобретения и удержания. И надо сказать, что методы, предложенные этим "мерзким интриганом", сделали бы честь большинству современных политиков. Да, Макиавелли предлагает действовать решительно, рассудочно, не останавливаясь ни перед чем в попытке сохранить стабильность и благоденствие государства. Конечно, в таком случае благо общее и частное пересекаются далеко не всегда. Но ведь Макиавелли и не полагает террор и насилие единственными методами управления. Напротив, это самые что ни на есть крайние меры, прибегать к которым следует лишь убедившись в бесполезности прочих, более гуманных способов. Но если уж применять, то наверняка, не давая второго шанса, не веря в раскаяние. Разумеется, государство всеобщего счастья нельзя построить на таком фундаменте. Но ведь его и вовсе нельзя построить, счастье для всех, даром, бывает только в сказках. А в реальной жизни приходится иметь дело с настоящими людьми, подверженными порокам и грехам. И совладать с народом, как он есть, можно только так, как предлагал автор. При всём этом во главу угла ставится не личное благоденствие владыки и группки его приближённых, но процветание и мощь всего государства. Как это непохоже на нынешних лицемерных политиканов, за фальшивой кроткой улыбочкой скрывающих непомерные амбиции и алчность.В итоге, "Государь" - превосходная книга, которая должна стать настольной для всякого политика и управленца, сохранившего хотя бы воспоминание о совести. Очень жаль, что Макиавелли оказался предан анафеме за несуществующие грехи - труды этого выдающегося политолога легко применимы в современном мире и, думаю, ещё долго останутся актуальными.
fullback34
28 февраля 2020
оценил(а) на
5.0
Глава 1 Где-то в сирийской пустынеПесок сирийской пустыни забивался под маски, которые, по идее, должны были спасать глаза и легкие четырех сотен вооруженных мужчин, передвигавшихся на бронированных машинах поздней, инфернально темной ночью. Куда вела их судьба? Или свободная воля? По местным масштабам и не в такие далекие края – поля нефтеносной провинции на востоке Сирии (или уже Ирака?). Почти все получилось у этих «солдат удачи», плевавших на национальность товарища по оружию, его вероисповедание и даже отсутствие такового. Цель – ясная. Четкая, исчисляемая. Цель объединяла их крепче всей гуманитарной чепухи.Нефтескважины. Три десятка нефтескважин. И почти всё получилось. Но вдруг (а у настоящих профи, солджез оф форчун, «вдруг» быть не может. Но здесь – судьба) сирийский песок взбаламутил до горизонта совсем не местный сухой и удушающий ветер, - нет, всё было и проще, и страшнее: «Апачи». Несущие ещё одних солдат удачи. В этот раз вторая команда оказалась удачливей: «Блэк вотер» повела в счете на количество смертей с «Вагнером» 230 на «смешные» 15 душ.Шел ноябрь 2018 года от Рождества Христова.Глава 2 Где-то в северной Амазонии…Малярийные комары, топь, разверзшие небесные хляби всё-таки заставили остановиться и расположиться лагерем «солдат удачи» где-то на границе Колумбии и Венесуэлы.Куда шли эти вовсе не неприкаянные мужики? Туда и за тем, где и хорошо, очень хорошо платят. За все невзгоды армейской службы.Только вот лагерь этот стал последним убежищем почти для каждого из укрывшихся под тканью палатки «солдата удачи». Ракеты достали всех. Почти всех. «Вагнер» сокращает разрыв в счете: до 95 душ отправились на встречу с богом. Или дьяволом. Потерь со стороны нападавшей стороны не зафиксировано.Шел апрель 2019 года от Рождества Христова.А вот в XV веке, ну хорошо – в XVI, но в самом начале, наемное войско описывалось одним чрезвычайно опытным и интеллектуальным специалистом в конфликтологии и политологии, совсем иначе: «Наёмники славятся тем, что медлительно и вяло наступают, зато с замечательной быстротой отступают». А говорят, что нет ничего нового под солнцем!При каких условиях достигается оптимум в решении задачи на расширение? Например, территории. Как завоевать и – главное – удержать завоеванное? Послушаем первоисточник: «Римляне, завоевывая страну, соблюдали все названые правила: учреждали колонии, покровительствовали слабым, не давая им, однако, войти в силу; обуздывали сильных и принимали меры к тому, чтобы в страну не проникло влияние могущественных чужеземцев».Мужское. Слишком мужское.Стоит ли прогибаться под изменчивый мир? Что есть сильный правитель или народ? «Римлянам не по душе была поговорка: полагайтесь на благодательное время, - они считали благодетельным лишь собственную доблесть и дальновидность».Макиавелли – абсолютный циник? Павда? Как интересно, как интересно!!! Как насчет этого высказывания: «Нельзя попустительствовать беспорядку ради того, чтобы избежать войны, ибо войны не избежишь, а преимущество в войне утратишь». Не достаточно цинично? «Горе тому, кто умножает чужое могущество, ибо оно добывается умением или силой, а оба эти достоинства не вызывают доверия у того, кому могущество достается». И это не убеждает? «Кто меньше полагается на милость судьбы, тот дольше удерживается у власти».Разумеется, у автора есть куча человеколюбивых, в формате абстрактного гуманизма, пассажей. Например: «Нет способа надежно овладеть городом иначе, как подвергнув его разрушению». Значит, оправдывает итальянец свою мерзкую анти-либеральную сущность. Может, прислушаемся к его резонам? Представьте – они есть! «Кто захватит город, с давних пор пользующийся свободой, и пощадит его, того город не пощадит. Там всегда отыщется повод для мятежа во имя свободы и старых порядков, которых не заставят забыть ни время, ни благодеяния новой власти». Вот как- то так.Писал мужчина для мужчины. Во времена сурово мужские. И мораль, и логика у него были такими же. «С волками жить, по-волчьи выть». Было. Есть. И ещё очень долго будет. Аминь.Нет, ещё не "аминь".Книг об искусстве управления в мире - триллиарды. Не, даже сискилионы. И? Чего в них не сказано, о каких секретах не поведано миру? Всё рассказано, обо всем поведано. И?Кто не мнит себя макиавеллевским Государем? Кто не мыслит уж точно не будет им никогда. Никаких шансов. Чё ж с результатами-то как-то не очень? Скорее всего, те, кто читал, ну, такие, яйцеголовые, скорее всего так и останутся самыми-самыми. В себе. Для себя.Те же, от сохи или от плаща, книжек явно не читавшие, ну, хорошо, не так много и, возможно, вовсе и не те, что учат править, - грамотенки не хватает. Для строительства империй. Вот и болтается этот мир между тьмой невежества и ничтожностью опыта и, главное, отсутствием воли превратить сказку в быль, как ещё недавно пелось в одной песне, дух и воля которой, без преувеличения - вселенский. Но кому ж сегодня нужен такой дух? Да и дух вообще?Потому как был "Государь" вершиной, так он вершиной и останется. На ближайшую тыщу лет. У тех нет духа, у других - буквы.Теперь уж точно - аминь!А ниже... да просто наслаждайтесь цитатами "от Макиавелли".И хотя о Моисее нет надобности рассуждать, ибо он был лишь исполнителем воли Всевышнего, однако следует преклониться перед той благодатью, которая сделала его достойным собеседовать с Богом.Людей следует либо ласкать, либо изничтожать, ибо за малое зло человек может отомстить, а за большое – не может; из чего следует, что наносимую человеку обиду надо рассчитать так, чтобы не бояться мести.Нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми. Кто бы ни выступил с подобным начинанием, его ожидает враждебность тех, кому выгодны старые порядки.Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше.Но если в народе ищет опоры государь, который не просит, а приказывает, к тому же бесстрашен, не падает духом в несчастье, не упускает нужных приготовлений для обороны и умеет распоряжениями совими и мужеством вселить бодрость в тех, кто его окружает, он никогда не обманется в народе и убедится в прочности подобной опоры.Основой же власти во всех государствах…служат хорошие законы и хорошее войско. Но хороших законов не бывает там, где нет хорошего войска.Государь не должен иметь ни других помыслов, ни других забот, ни другого дела, кроме войны, военных установлений и военной науки, ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого.Тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру. Из чего следует, что государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности.…поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх. Ибо о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: пока ты делаешь им добро, они твои всей душой, обещают ничего для тебя не щадить: ни крови, ни жизни, ни детей, ни имущества, но когда у тебя появляется в них нужда, они тотчас от тебя отвернутся… люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно. Однако государь должен внушать страх таким образом, чтобы если не приобрести любви, то хотя бы избежать ненависти, ибо вполне возможно внушать страх без ненависти. Чтобы избежать ненависти, государю необходимо воздержаться от посягательств на имущество граждан и подданных и на их женщин. Любят государей по собственному усмотрению, а боятся – по усмотрению государей, поэтому мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого.Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание.Ненависть государи возбуждают хищничеством и посягательством на добро и женщин своих подданных…. Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью.Победа никогда не бывает полной в такой степени, чтобы победитель мог ни с чем не считаться и в особенности – мог попрать справедливость.Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает. Государю, который сам не обладает мудростью, бесполезно давать советы. Натиск лучше, чем осторожность, ибо фортуна – женщина, и кто хочет с ней сладить, должен колотить её и пинать, - таки она поддается скорее, чем тем, кто холодно берется за дело.
Gonty
17 августа 2012
оценил(а) на
5.0
Как бы не звучало это странно, но на меня это сочинение произвело впечатление детской научно-популярной книжки. Автор многое упростил, что-то специально опустил, где-то слукавил, а где-то и специально присочинил. Словно при написании у Макиавелли было некое ограничение. Хотя, может, я просто надумываю.
bulka_ganger
19 июля 2020
оценил(а) на
4.0
В 1559 г. католическая церковь внесла сочинение «Государь» Макиавелли в список запрещенных книг, а людям, как известно, нельзя ничего запрещать, потому что про плод из пословицы все помнят. Термин «макиавеллизм» стал обозначать концепцию правления, пренебрегающую законами морали. Но если попробовать вырывать умные мысли из контекста, то можно заметить, как Макиавелли иногда чертовски прав в своих суждениях. Но есть высказывания, за которые его хочется убить) Например вот это: Следует понимать, что государь, особенно новый, не может исполнять все то, за что людей почитают хорошими, так как ради сохранения государства он часто бывает вынужден идти против своего слова, против милосердия, доброты и благочестия. Я считаю, что правитель должен пробовать совмещать кнут и пряник, милость и строгость, заботу о своём народе и интересы государства. Должна быть золотая середина, общий знаменатель. И это касается не только правления страной.
С этой книгой читают Все
Обложка: Государь (сборник)
4.3
Государь (сборник)

Никколо Макиавелли

Обложка: Государь
4.2
Государь

Никколо Макиавелли

Обложка: Государь
4.2
Государь

Никколо Макиавелли

Обложка: Государь
Государь

Никколо Макиавелли

4.2
Обложка: Государь
4.2
Государь

Никколо Макиавелли

Обложка: Государь. По ту сторону добра и зла
4.0
Государь. По ту сторону добра и зла

Никколо Макиавелли, Фридрих Ницше

Обложка: Государь. Искусство войны
3.9
Государь. Искусство войны

Никколо Макиавелли

Обложка: О военном искусстве
О военном искусстве

Никколо Макиавелли

4.2
Обложка: Государь
Государь

Никколо Макиавелли

4.2
Обложка: Время государя
4.2
Время государя

Никколо Макиавелли

Обложка: Три эпохи государства и власти
3.0
Три эпохи государства и власти

Никколо Макиавелли, Платон, Иосиф Сталин

Обложка: Государь (краткое изложение)
Государь (краткое изложение)

Никколо Макиавелли

4.2
Обложка: Самые остроумные цитаты
3.5
Самые остроумные цитаты

Никколо Макиавелли