У войны не женское лицо
Обложка: У войны не женское лицо

У войны не женское лицо

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.6
2008 год
18+
Автор
Светлана Алексиевич
Серия
Голоса Утопии
Исполнитель
Марина Ливанова
Издательство
Вимбо
О книге
Светлана Алексиевич «У войны не женское лицо» – одна из самых известных в мире книг о войне лауреата Нобелевской премии по литературе. «У войны не женское лицо» – опыт уникального проникновения в духовный мир женщины, выживающей в нечеловеческих условиях войны. Перед вами последняя авторская редакция книги: писательница, в соответствии со своим творческим методом, доработала книгу, убрав цензурную правку, вставив новые эпизоды, дополнив записанные женские исповеди страницами собственного дневника, который она вела в течение семи лет работы над книгой. Спектакли по мотивам книги Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо» прошли в Москве и Алматы.«За многоголосное творчество – памятник страданию и мужеству в наше время» Светлана Алексиевич получила в 2015 году Нобелевскую премию по литературе. Книга переведена более чем на двадцать языков, включена в школьные и вузовские программы во многих странах, получила несколько престижных премий: премия Рышарда Капущинского (2011) за лучшее произведение в жанре репортажа, премия Angelus (2010) и другие.Пресса о книге:«Ни один читатель не готов к потрясающей силе книги „У войны не женское лицо“ Observer«Это лучшая из историй, рассказанных о войне» The Tablet«Эта полифоническая книга грандиозно оркестрована – подтверждение необычайного таланта автора, одного из лучших писателей ее поколения» Daily Telegraph© Светлана Алексиевич, 2013© «Время», 2013Запись произведена продюсерским центром “Вимбо”©&℗ ООО “Вимбо”, 2018Продюсеры: Вадим Бух, Михаил Литваков
ЖанрыОтзывы Livelib
prrr
4 июня 2013
оценил(а) на
5.0
я, знаете, читала и плакала. я, знаете, читала и думала - по пути к ней, - а моя бабушка, она так мало рассказала, она ведь даже не воевала, просто в тылу, на заводе. я, знаете, после этой книги и живу иначе, и эти пять звезд, они другие, они не пять, они если пять - то десять, если десять - то сто. Знаете вы, нет? Начался бой. Огонь шквальный. Солдаты залегли. Команда: "Вперед! За Родину!", а они лежат. Опять команда, опять лежат. Я сняла шапку, чтобы видели: девчонка поднялась... И они все встали, и мы пошли в бой... Вы хоть знаете как это? Выпустить на войну женщин, потому что сам не справляешься. Выпустить на войну женщин, а они потом немцев на себе волочат, что уж делать, не бросать умирать же? Выпустить на войну женщин, потому что они за Родину свою, за дитя свое выстоят, выгрызут, потому что мать, потому что сестра, потому что не женское это дело, Родину отстаивать. Я сама ничегошеньки об этом не знаю. Я знаю только, что ни в одной стране женщин на войну не пускали. Я знаю только, что ничего не знаю о том, как бросить своего 4летнего ребенка и уйти в партизаны. Я знаю только, что это тот подвиг, перед которым нам всю жизнь стоять на коленях и молиться на них. На этих слабых, хрупких женщин, которые красились на войне, которые кудри вили на войне, которые воевали на войне. Которые обеспечили будущее нам с вами. И тебе, читающий, и всем нам. Которые зарубцевали шрамами своем сердце, а выстояли, прошли войну. А мы их не помним. А мы свадебным кортежем идем к Вечному Огню и смеемся. Мы ничегошеньки не знаем об этом. Мы сидим в своем уютном мире и думаем: "Что-то денег на отпуск не хватает". Мы, баловни, тех самых Великих Женщин баловни, потому что как иначе? Как не дать самое большое тем, кто после них, кто не ведал войны? Кто может вырасти и думать, что у него проблемы, а он даже не видел, как это? Кто...да мы, кто еще. Мы ничего не знаем и знать не хотим. А их все меньше, их хоронят. У них седечко не выдерживает, - оно же То Самое выдержало, куда уж. У меня, знаете, оба деда войну прошли, и бабушка моя одна. Я дедов-то не застала, только бабушку. Я ревела, когда ветеранам к Победе пледы давали, а сами в кризис закатывали самый большой парад в истории. А в подъезде я напечатала проспекты про ветеранов, ленточку прикрепила, а ее содрали через два часа. И у меня бабушка плакала: "Это ж вам, Сашенька, с ними жить потом, не мне, я свое отжила".Я написала так много пафоса, как никогда в жизни, потому что, знаете, что? Потому что нельзя иначе. Потому что о Героях - только так.
milagro777
10 мая 2010
оценил(а) на
5.0
Девчонки, какое же счастье, что эта книга не о нас! Мы пишем рецензии на livelib, скучаем на парах в университете, мечтаем о новых босоножках, набираем sms любимым... А они видели столько крови, что потом даже красные розы и гвоздики вызывали отвращение, что не могли ходить на мясной рынок, не могли есть куриное мясо, потому что оно так похоже на человеческое. Обгрызанные крысами руки тяжелораненых. Мать, топящая своего грудного ребенка, чтобы он криком не выдал нахождение партизанского отряда. Белые кости на пепелище. Хруст хрящей и звериные крики во время рукопашной. Организм, истощенный до такой степени, что всю войну не было никаких «женских дел», а после войны многие не могли родить. И самое страшное – это «носить мужские трусы», потому что нет ничего хуже для девушки, чем «умереть некрасивой». Да, была и настоящая любовь. Но были и «походно-полевые жены». Сначала - «сестрички миленькие» во время войны. А после – «расскажи, как ты там б... с мужиками» или «На ком ты женился? На фронтовой... У тебя же две младшие сестры. Кто их теперь замуж возьмет?». Светлана Алексиевич хотела написать такую книгу о войне, чтобы от этой войны тошнило, чтобы сама мысль о ней была бы противна и безумна. И это у нее отлично получилось. И так удивительно созвучны этой книге стихи одной из девчонок тех жутких лет – замечательной поэтессы Юлии Друниной: Целовались. Плакали. И пели. Шли в штыки. И прямо на бегу Девочка в заштопанной шинели Разбросала руки на снегу Мама! Мама! Я дошла до цели… Но в степи, на волжском берегу, Девочка в заштопанной шинели Разбросала руки на снегу.
Lusil
23 июля 2020
оценил(а) на
5.0
Война это в первую очередь боль, смерть и страх, а потом уже все остальное. К сожалению войну часто романтизируют и показывают с какой-то "хорошей" стороны. Эта же книга стала изнанкой войны, очень страшной и непривлекательной, именно такой какой и должна быть литература о войне. То, что произведение является документальным и создано на основе множества интервью с женщинами (в основном) которые воевали и лечили, добавляет ему трагичности. Автор проделала большую работу, на протяжении многих лет она искала женщин которые воевали или обслуживали военных во время второй мировой войны, и брала у них интервью. Страшно представить как много материала не попало в книгу, скорее всего самое страшное тоже было отфильтровано, хотя ужасов войны и в окончательной версии книги достаточно. Для того, чтоб читатель мог углубиться в войну женскими глазами, Светлана Александровна подобрала материалы так, чтоб показать войну глазами женщин разных профессий. Здесь собраны как военный профессии: снайпера, танкистка, женщина-сапер и т.д., и не военные: от врачей, санитарок, поваров до прачек. Истории самые разнообразные, человеческие, люди все разные и это отлично отображается в книге. Большинство героинь шли воевать добровольно, некоторые жаждали попасть именно на передовую. Многие были верны идее, а некоторые шли, чтоб отомстить за близких. Самое страшное, что в основном шли воевать совсем молодые девочки и чем они младше, тем сильнее на них влияла пропаганда и "вера". одна из собеседниц автора так и сказала "мы верили в Сталина". Самое страшное, что и сейчас можно воздействовать так на молодежь, что она пойдет стрелять... Сейчас конечно все сложнее, больше рычагов воздействия на неокрепшие умы. Какие же страшные вещи рассказывали героини книги, при чем не только о том, что было во время войны, но и то, что происходило после нее. Женщины боялись признаваться, что воевали, боялись, что их не возьмут замуж (и я могу понять тех мужчин которые не хотят жениться на тех кто убивал). А страшнейшие истории как тех кто попал в плен называли "предателями" и объявляли врагами народа, а как же было их семьям, просто нет слов... спойлер Есть очень впечатляющие истории и очень разнообразные в своем отношении к немцам. Так мне очень запомнилось как некоторые высказывали радость от наблюдения как умирают немцы, а другие спасали и лечили и их тоже, ведь люди любой национальности в первую очередь - люди. Самыми ужасными для меня были истории женщин которые использовали своих детей Говорят: материнский инстинкт сильнее всего. Нет, идея сильнее! И вера сильнее! Знаю, что идея и вера сильнее, поэтому боюсь во что-то верить, ведь жертвовать детьми непростительно. И я подумала: для замужества, мама решила, я маленькая, а для войны нет. Как отправить дочь на войну? Вот что должно быть в голове у матери? Я всегда пытаюсь относиться с пониманием ко всему, но этого понять не могу. Попробуй найди в войну хорошего человека... Свой на своего шел. А страшные истории того, что делали наши "защитники". Они тоже люди, с теми же пороками, что и остальные, поэтому и совершали тоже ужаснейшие вещи. Один признался как насиловали немецких девочек, я ревела и кричала, это невозможно выдержать. Знаю, что и немцы такое делали, но о их "подвигах" все кричат, а о этом же но наших солдат, молчат. Самое ужасное, что я прекрасно понимаю как влияет общество на человека и каждый из нас может поддаться на порыв которые долго не сможет себе простить. свернутьКниги Светланы Александровны Алексиевич проникают глубоко в душу и оставляют в сердце шрамы, сложно вспоминать о них без содрогания и сложно не плакать при прочтении. Сила подобной литературы поражает, очень хочется, чтоб каждый на себе ощутил эту силу и навсегда начал ненавидеть войну.
lustdevildoll
19 октября 2015
оценил(а) на
1.0
Я эту книгу в свое время выкинула в мусоропровод. Как это модно в последние двадцать с лишним лет, показывать одну сплошную трагедию и валять в грязи подвиг народа, но лицемерно через абзац говорить "Зато победили, это того стоило", навязывая читателю подмену понятий. "Платить и каяться, платить и каяться, ведь коммунизм это тот же фашизм, а то и хуже, посмотрите на эти истории мам и бабушек". А ничего, что эти мамы и бабушки после войны не упивались жалостью к себе, а помогали поднять страну из руин и строили коммунизм с искренней верой в него, поддерживаемые мыслью о Великой Победе? Как удобно писать сейчас об одном плохом и получать золотые горы от европейцев и американцев, годами пытающихся вытравить из памяти народов СССР подвиг, подменив его вечным чувством вины. Почитать последние интервью Алексиевич: "какой ужас, имперские амбиции, ракеты, агрессия, воинственность, аннексия" - ну прямо в лучших традициях передовиц "Нью-Йорк Таймс". Совесть нации, а теперь еще нобелевский лауреат. Тьфу. Бревно из глаза достаньте сначала, ревнительница свобод.
Kseniya_Ustinova
12 июля 2020
оценил(а) на
5.0
Всю книгу ревешь. Слушаешь и ревешь. А ведь и так все это понимал, представлял, просто это все было воображаемое в своей голове, а тут становится реальным, становится фактом, от которого нельзя отмахнуться. Не понимаю я эти празднования 9 мая, каждый год раздражает, что столько денег уходит на фейерверки, на построения, на отмывание денег, а в стране мусорный кризис и кризис здравоохранения. А еще, те что остались, их заставляют вспоминает это все. Голод, страшный голод, вшей, грязь, кровь, море крови, смерть, смерть, смерть. Меня еще с детства раздражало в книгах и фильмах, когда актеры с идеально белыми зубами, одежда на бедняках без единой заплаты, когда все чистенькое, идеализированное, фальшивое. И наоборот, когда максимально натурально показывали радовалась, ведь такая редкая находка. Мы живем в эпоху уничтожения отрицания грязи действительности. В кино появляется расовое разнообразие, боди позитив, в книгах наконец-то пишут про месячные и проблемы в семье. Это не грязное белье, это жизненный опыт, который нельзя замалчивать. Когда мы делаем вид, что этого нет, наши дети, будущие поколения искренне верят, что этого нет, они видят только фальшивый мир, и когда встречаются с реальностью не верят в нее. А потом мы думаем, как такие страшные вещи могли происходить... А ведь мы сами их создаем. Цензура, что постоянно мешала автору, мужья, что постоянно коверкали рассказы интервьюируемых - это все ширмы, красивые разрисованные ширмы, которыми закрывают дырявые, покрытие плесенью стены. Нельзя идеализировать войну, нельзя восхвалять победу, нужно подчеркивать как это ужасно и что это ни в коем случае нельзя повторять. В книге немного не хватает "отрицательных персонажей", как это было в "Крутом маршруте", про своих только хорошее, возможно тоже цензура. И очень вскользь про сексуальное насилие, уверенна его было очень много, страшно много, и честно говоря, я как-то раньше об этом не задумывалась. Мужская похоть страшная боль для бесчисленного количества женщин.
С этой книгой слушают
Обложка: Время секонд хэнд
Время секонд хэнд

Светлана Алексиевич

4.4
Обложка: Цинкові хлопчики
4.4
Цинкові хлопчики

Светлана Алексиевич

Обложка: У війни не жіноче обличчя
4.6
У війни не жіноче обличчя

Светлана Алексиевич