Жерминаль
Обложка: Жерминаль

Жерминаль

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.3
1885 год
12+
Автор
Эмиль Золя
Серия
Ругон-Маккары
Исполнитель
Аркадий Бухмин
Издательство
МедиаКнига
О книге
«Жерминаль» – роман одного из величайших французских писателей Эмиля Золя. Является самостоятельной книгой, тринадцатой по счету, и одной из лучших в великой тридцатитомной эпопее ‘Ругон-Маккары’ – грандиозной ‘Естественной и социальной истории одного семейства в эпоху Второй империи’, социальное содержание и интерес которой исключителен.Как и многие другие книги в серии, она содержит массу метафор, множество детальных описаний характеров героев и исторических мест. В ‘Жерминаль’ описывается правда о роде человеческом, о высоких мотивах одних и самых низменных чертах других, постоянно соперничающих в борьбе, предательстве, алчности, любви, смерти…Рассказывается о судьбе молодого идеалиста, бывшего механика на железной дороге Этьена Лантье, изгнанного за пощечину начальству, и который волею судьбы становится лидером шахтеров забастовщиков. В ходе трагических событий, проиграв забастовку, часть шахтеров погибает в затопленной шахте, в том числе и возлюбленная Этьена – Катрин.
ЖанрыОтзывы Livelib
OlgaZadvornova
28 ноября 2021
оценил(а) на
4.0
Книга не из лёгких, надо настроиться на тяжёлые темы и описания в романе, но спасает язык, слог Золя, повествование энергично ведёт за собой. Веришь, что материал о жизни рабочего класса писатель собирал тщательно, картины, им нарисованные, подробны и убедительны, и без унылости и причитаний, роман содержит мощный эмоциональный заряд.Перед нами классический капитализм 19-го века, два непримиримых полюса противостояния труда и капитала. Одни закабаляют и эксплуатируют, выжимая всё до последней капли, другие – покоряются, у них нет выхода. Одни деградируют в скуке и лени, другие – в нищете и невежестве.Нам, читателям 21-го века, этот роман напоминает, что простые, как аксиома, вещи: 8 –часовой рабочий день, запрет на детский труд, элементарные гарантии безопасности и социального обеспечения – всё это завоёвано кровью, потом и слезами рабочих 19-го века - в Англии, Франции, России, ткачами Манчестера, французскими шахтёрами, петроградскими рабочими.Этьен Лантье, сын Жервезы из Эмиль Золя - Западня , молодой здоровый парень, бредёт в поисках работы по дорогам северной Франции, он уже давно голодает, смертельно устал и почти отчаялся. По «счастливому» случаю его взяли на угольную шахту и ему удаётся поселиться в посёлке углекопов. Условия работы и жизни шахтёров ужасающие, тяжелый труд в подземельях на сотни метров глубиной, угольная пыль, въевшаяся в кожу и лёгкие, в шахте либо духота, либо холод и сырость, постоянно угрожают обвалы, взрывы газа, затопления. Не меньше поражают Этьена и покорность, привычка, с которой принимают потомственные углекопы эти условия жизни и труда. Он знакомится с русским анархистом Сувариным, беседует с ним и другими, пытаясь разобраться, читает книги и статьи социалистов, интересуется созданием «Интернационала».На примере семьи потомственного шахтёра Маэ мы видим все варианты, в которые выливается такое бытиё рабочих – покорность, забитость (Катрин), развитие садистских, жестоких наклонностей (Жанлен), неистовая ярость (мать), осознание своего положения и разочарование от того, что изменить ничего не удалось (отец), сумасшествие (дед), полное самоотвержение и самоотречение (Альзира). Показательно и то, что все герои романа не остаются статичными, они думают, они преодолевают большой путь в саморазвитии.Мощная кульминация романа – это забастовка углекопов, их решимость ни за что не сдаваться, несмотря на результат – голод и крайнюю нищету. Реалистично показано бешенство и неуправляемость толпы, ярость и отчаяние тех, кому терять уже нечего, кого разрывают изнутри накопленные обиды, страдания и несправедливости.Показаны и семьи владельцев шахт Энбо и Грегуары, как они скучают, сладко кушают и сладко спят. Господин Энбо тоже страдает, подумаешь, шахтёры требуют хлеба, у него своя драма – жена изменяет. Господин Энбо не в состоянии принять конструктивные меры, он озабочен только своей репутацией в глазах Правления угольной компании, а Правление далеко, в Париже, и знать ничего не хочет, подай результат – забастовка должна быть прекращена, работа шахт возобновлена. Владельцы не желают поступиться ни одним сантимом, чтобы облегчить жизнь и труд рабочих, дабы не потерять прибыль. И даже потери и убытки при стачке, когда рабочие разгромили шахтное оборудование, крупный капитал умеет повернуть себе на пользу, перенести убытки на счёт конкурентов и укрупнить своё производство.Забастовка закончилась кровавыми потерями, а Царь-Голод погнал углекопов опять в подземелье, но роман не заканчивается пессимистически. Об этом сразу же говорит название. Жерминаль – это весенний месяц французского республиканского календаря, когда прорастают все брошенные зёрна.
russian_cat
24 июля 2017
оценил(а) на
5.0
Эмиль Золя, что ты сделал со мной? Зачем же так-то? Всю душу вывернул наизнанку, покрошил на мелкие кусочки, а когда уже живого места не осталось, спалил все к чертям. Даже хорошо, что книга закончилась, а то я боюсь представить, что бы со мной дальше было. А не читать нельзя. С первых страниц - и без возврата. Просто удивительно, как легко читается такая тяжелая книга. Строчки просто проглатываются одна за другой, и вот уже осталось совсем чуть-чуть, а ты все думаешь: что, что дальше? И знаешь ведь что, все очень прозрачно, а в глубине души не хочешь этому верить... Неужели так все и закончится? И уже даже думаешь: пусть хоть так, лишь бы не еще хуже! А ведь поначалу казалось: что может быть хуже? Может... А что-то внутри тебя, несмотря на всю реалистичность и правдивость книги и восхищение от этого, требует другого - более счастливого. "Пусть им хоть немного повезет!" - вопреки всякой логике и здравому смыслу, то и дело встревает внутренний голос. "Нет, это было бы неправдоподобно. Вы сказку читать пришли или слушать неприкрытую правду? Ну так слушайте же" - отвечает Золя. И мы слушаем. Затаив дыхание, внимаем. Что нам еще остается, когда перед нашими глазами открывается такая бездна. Как бы не рухнуть в нее совсем.Вся книга на эмоциях. Одновременно и жалеешь, и злишься, и убить кого-нибудь хочется, и понимаешь, что некого и не за что. Вот взять то убийство в конце книги. Как символично! И бессмысленно. И при этом как будто даже справедливо. Но все равно бессмысленно.Шахтерский поселок. Болезни, голод, грязь, нищета... И шахта - единственный способ выжить. Изнуряющая жара и пронизывающий ледяной ветер, постоянная сырость и отравляющие газы, духота, тяжелый труд на грани физических возможностей, постоянная угроза обвалов... И жалкий заработок, которого едва хватит на хлеб, да и то, если обойдешься без штрафов. Но и на такое место сколько угодно претендентов, вон они, идут по дороге без гроша в кармане, согласные на что угодно ради того, чтобы выжить. И все так жили, и деды, и отцы. И наши дети тоже будут. Нам еще повезло, бывает и хуже.Шахтерская семья. Семеро детей всех возрастов. Дети ценны постольку, поскольку могут приносить пользу. Маленькие дети - просто лишние рты. Когда еще вырастут, чтобы пойти работать в шахту, а сколько хлеба съедают. Сын женился - предатель, заработок должен был принадлежать семье, зря, что ли, растили его. Дочь ушла к любовнику - для того вообще нет приличных слов, дрянь такая, любовник-то и сам зарабатывает, а семье бы ее деньги очень пригодились, ведь младшие дети только что с голоду не умирают. Обычная семья. И ведь нельзя сказать, что они не любят своих детей. Любят. Только жизнь заставляет именно так к ним относиться. Рабочая сила и лишние рты. Их бы, казалось, и вовсе лучше не иметь, да уж "так получается". Потому что других видов отдыха не предусмотрено. Вот и работают парни и девушки с ранних лет в шахтах, не разгибая спины, а по вечерам ходят "отдыхать". Последние подчас и не совсем по своей воле, да только "лишних ртов" годам к 16 уже прибавляется. И выхода из этого замкнутого круга как будто нет. Вот Катрина. Как же неимоверно злит ситуация с ней! На ровном месте ведь. Ладно бы еще "любовь". А то ведь тоже, "так получилось". Ленточка, прогулка... А теперь она считает своим долгом смиренно сносить от своего "мужа" побои, оскорбления, скотское отношение и защищать его от нападок других. Он ведь "муж", если его унижают, значит, и ее тоже. И уйти нельзя, "муж" ведь, а она же не какая-нибудь там, чтобы от одного к другому...А что, все так живут. Вон, посмотрите на соседей. На них, кстати, можно не только посмотреть, но и прямо сквозь стены послушать, они же в домишках тонкие, ничего не утаишь за ними. Одна только и радость - зайти к соседке (особенно, если та сегодня богата и на халяву кофейку предложила, а у тебя дома мышь повесилась) да перемыть косточки этой шлюхе из дома напротив. А потом зайти к той, что напротив - и... Ну, вы поняли.А гайки затягиваются. И если раньше казалось, что хуже быть не может, то теперь понимаешь, что прежде-то все же "жили себе помаленьку". А сейчас мать желает смерти собственным детям, потому что она лучше, чем такая жизнь. Сейчас жена готова убить собственного мужа, если он не возьмет в руки камни и не начнет кидать их в солдат. Не лучше ли подохнуть с голоду сразу, чем надрываться в этом аду и не зарабатывать даже на хлеб?Нарастает недовольство, понемногу, по капле... Привычная, веками выработанная покорность, она многое может стерпеть, а только всему есть предел. И в какой-то момент достаточно искорки, одного слова, чтобы все взорвалось. Не зря же это шахты. Они тоже могут рухнуть, если знать, где подпортить крепление. В них тоже может случиться взрыв, если скопится слишком много газа. Так и в народной массе. Раскачиваются долго, но потом не остановить... И так легко увлечь мечтой о лучшем будущем. Немного потерпеть - и все станет нашим. Проявить храбрость - и все получится. "Все отобрать", "все разрушить", "самим стать хозяевами". Увлечь легко, а что потом? Когда прольется кровь, когда последует прозрение? Как сказать им, что все было зря, потому что так и должно было быть? Потому что это было неизбежно?А тут же, рядом, живут и процветают люди "из другой жизни". Они иногда снисходят до проявления как-бы-доброты. Дети голодными глазами смотрят на сдобную булку? Бедные крошки, вот вам по кусочку. Да поделитесь с братья и сестрами! Какое благородство, степенные родители плачут от умиления любимой доченькой. И чего эти шахтеры жалуются? Они же так отлично живут.Здесь будет много смертей. Много горя. Много мучений. Много тяжелых тем, много вопросов, на которые нет ответа. Книга морально просто расплющивает. И все же она прекрасна. Прекрасна и беспощадна. От первого до последнего слова.
Zuzonok
26 сентября 2018
оценил(а) на
5.0
Это одно из произведений, которое я настоятельно рекомендую к прочтению. И дело тут не в том, что это интересная книга, что она многому учит… Нет! Дело в том, что она описывает реальные вещи и вполне может избавить вас от депрессии (или, наоборот, в нее ввести).Не буду рассказывать, о чем роман, его можно пересказать в двух предложениях. Хочу поделиться мыслями, которые возникли у меня во время его прочтения.Во-первых, я с ужасом осознала, что до него абсолютно не была знакома с жизнью шахтеров. Я всегда жила в городе в благополучной семье, читала, училась, слушала истории про тех, кому не повезло… Знала, что есть опасные профессии или такие, которые предполагают практически рабство… Но вот о подобной жизни я только догадывалась… Каждое утро эти люди идут в место, которое о опасно для здоровья и жизни… Шахтеры поразили меня своей пугающей способностью подчиняться любому приказу. Даже матери жертвовали своей гордостью и честью дочерей ради того, чтобы прокормить своих детей! При этом молодые люди вели себя настолько отвратительно и фривольно, что даже писать об этом не хочется, они напомнили мне свору собак, готовых разорвать друг друга ради физических потребностей… Конец меня окончательно выбил из колеи. Он не был очевиден. Можно было предсказать то, что человеческое терпение не железное, и в итоге, все-таки, лопнет, но чтобы произошло то, что произошло - нет. Не знаю, как Золя смог написать такое и, понимая, что все это не вымысел, не сойти с ума. "Жерминаль" - очень сильное произведение, насквозь пропитанное духом мужества и смирения. Роман затрагивает актуальные во все времена темы бедности и несправедливости. Он логичен от начала до конца, реалистичен и отражает все человеческие пороки. После его прочтения перестаешь расстраиваться из-за мелочей и начинаешь радоваться жизни. Такой, какая есть.
iri-sa
17 апреля 2019
оценил(а) на
4.0
Это было нечто! Очередное нечто! С Золя был небольшой перерыв, после 15 книг не думала, что сможет чем-то удивить. Казалось бы, все темы уже затронуты, что ещё?! Шахтёры - вот новая тема у автора. В цикле ещё не говорилось об этом. Нищенская, голодная, рабская жизнь трудяг. Платят жалкие су, труд - каторжный, опасный, за всё штрафуют и вычитают. Золя показал всю изнанку этого тяжёлого труда. Читая/слушая, постоянно мелькает мысль: "Вот, сейчас уже должно всё измениться к лучшему... Не может же быть всё так плохо..." Куда там! Иначе Золя был бы не Золя. Жёсткое деление социальных слоёв населения: или Пан, или пропал. Никого не волнует из богатых, как живут рабочие. А управляющий, глядя на гуляющую молодежь, завидует их влюблённости, кажущейся ему со стороны. На самом деле - сплошной разврат и деградация. Девушка в 14 - легко может быть соблазнена кем-либо из таких же рабочих. Хорошо, если одним, а то и несколькими. Побои становятся нормой. Родители с лёгкостью выгоняют из дома, лишний рот не нужен. На самом деле - очень страшная книга, сюжет разворачивается очень медленно, мы "видим" быт изнеможденных тяжёлой работой людей. Они не перестают надеяться, что их услышат. Бастуют. Лучше голодная смерть, чем каторжный труд, за который почти не платят, детей не прокормить. Забастовка и расправа - это было страшно. Сломят ли их дух? Этих голодных, озлобленных людей. В книге опять встречаем Этьена Лантье, он уже не машинист, находит себе работу здесь в шахте. Ему нравится девушка, достанется ли она ему?.. Обвал в шахте показан, конечно, ужасно. Лошади, ищущие выход, чувствующие опасность, бросающиеся в кромешной темноте куда ни попадя, ломая себе ноги. Как будто слышишь их предсмертный хрип. А люди? Способны ли они выжить под землёй долгое время?.. В очередной раз книга из цикла меня поразила. Нет, ошарашила своей реалистичностью описаний. Золя - мастер описаний без прикрас. Слушала в исполнении Аркадия Бухмина, его низкий тембр мне очень даже стал нравиться, хотя впервые было сложно привыкать, но уже 3я книга в его исполнении, поэтому буду продолжать.
BakowskiBabbitts
29 марта 2021
оценил(а) на
5.0
Шестидесятые годы 19 века, французская глубинка, на дворе очередной кризис перепроизводства, большинство заводов и фабрик банкротятся и закрываются. В стране тотальная безработица и адские условия труда, которые еще более усугубляются желанием основных акционеров компаний переложить свои денежные неудачи на плечи рабочего люда путем понижения зарплаты и снижения расценок за проделанную работу. Этот чудовищный кризис не обходит стороной и шахтерские поселки, чье население полностью зависит от единственного источника своих скудных доходов - добыча угля в шахтах. Эмиль Золя пишет пронзительную правду об изнурительном труде углекопов и их беспросветной жизни "в долг" с самого детства до своей смерти. Люди с 8-10 лет вынуждены, словно кроты, проводить половину своей жизни под землей, работать в нечеловеческих условиях, при отсутствии какой-либо техники безопасности и каждый день рисковать своей жизнью, дабы хоть как-то прокормить себя и своих детей. "Выполняешь как скот такую работу, на которую раньше посылали каторжников, платишь часто своей собственной шкурой и за это не получаешь даже куска мяса на ужин. Ешь сколько нужно, чтобы не умереть с голоду, живешь по уши в долгах, и тебя же еще преследуют, будто ты не заработал, а украл свой кусок хлеба. Когда приходит воскресенье, то весь день спишь от усталости... - Хуже всего знать, что ничего не можешь изменить... В молодости, веришь, в счастье и надеешься на лучшие времена, а потом приходит нужда, в которой так и остаешься..." В это непростое, для обычного люда, время, гонимый безработицей и голодом, в поисках работы, в шахтерский поселок "Двести сорок" приходит механик Этьен Лантье. По воле случая он устраивается на работу в одну из шахт, в бригаду Маэ. Тут, уважаемый читатель, мы отступим в сторону и расскажем о необъяснимом свойстве всех эксплуатируемых народов - терпеть нужду эксплуататора и ждать мессии, который придет и поведет этот народ на борьбу с их эксплуататорами. Так бедняки и рабы ждали Христа, который стал воплощением идеи борьбы за права неимущих классов. Он был одним из первых, кто нес Красную идею справедливости. Так с упоением рабочие читали первую в мире программу Маркса и Энгельса "Манифест коммунистической партии", объединяющую рабочих всего мира на борьбу со своими эксплуататорами. Так в конце 19 века на русскую землю пришел мессия, который начал свою политическую деятельность с создания "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" и издал одну из первых своих книг под фамилией Ульянов для рабочих: Эти спасители рабочих и бедняков могли бы спокойно проживать свой век в достатке, но они предпочли тихой и богатой жизни, вечную борьбу за мир без эксплуатации человека человеком. Для шахтерского поселка "Двести сорок" таким мессией стал Этьен Лантье. Образованный, напичканный идеями о социальном преобразовании мира, старавшийся, за счет чтения, повысить свой уровень знаний, Этьен сплачивает вокруг себя тысячи углекопов и зажигает их сердца своими рассказами о "новом Граде на холме", где нет богатых и бедных, а шахты принадлежат рабочим. "Долой бездельников, существующих за счет рабочих!" - таков девиз нового объединения углекопов. Но, для начала, нужно решить насущные проблемы и заставить эксплуататоров повысить зарплату. Ради этого начинается многомесячная стачка, которая приведет к трагическим последствиям. Будучи рабочим с многолетним стажем и конечно участвовавший в забастовках, я, читая некоторые сцены романа Золя, как будто еще раз проживал некоторые эпизоды из своей жизни. Угрозы забастовщикам и членам их семей, предательство некоторых "товарищей", которые поддавались на посулы начальников и вопреки договоренности начинали работать и тем самым предавали забастовку. Для слома забастовки наем рабочих из других стран за меньшие деньги - в моем случае это были граждане из Узбекистана и Таджикистана, в романе Золя это рабочие из Бельгии, готовые занять места шахтеров. Все это было не один раз, и не только со мной, но и с тысячами рабочих, которые в определенный момент доходят до определенной черты, за которой терпеть нужду уже нет возможности. И ведь не зря Эмиль Золя издал свое произведение под названием "Жерминаль". Этим словом французы обозначали первый весенний месяц революционного республиканского календаря. В свою очередь слово "Жерминаль" пошло от латинского слова "germen" - что означает росток, побег. Стачка в романе "Жерминаль" это и есть один из первых ростков на пути к выходу из мрака постоянного голода и нищеты. Провидец Золя был уверен - через множество таких же стачек и забастовок, через кровь расстрелянных рабочих, через путь на каторгу, обездоленные этого мира наверняка придут к построению мира без эксплуатации человека человеком. Нужно лишь дождаться Спасителя. Один из лучших художественных романов прочитанных мной за последнее время. Уровень реализма зашкаливает. Очень рекомендую к прочтению, стоит хоть раз снять розовые очки самовлюбленности и личного довольствия, и по-настоящему взглянуть, что-же происходит по ту сторону баррикады, среди простого рабочего люда.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Дамское счастье
Дамское счастье

Эмиль Золя

4.3
Обложка: Нана
3.9
Нана

Эмиль Золя

Обложка: Чрево Парижа
4.1
Чрево Парижа

Эмиль Золя

Обложка: Деньги
4.1
Деньги

Эмиль Золя

Обложка: Жерминаль
4.3
Жерминаль

Эмиль Золя

Обложка: Нана
Нана

Эмиль Золя

3.9
Обложка: Тереза Ракен
4.0
Тереза Ракен

Эмиль Золя

Обложка: Деньги
Деньги

Эмиль Золя

4.1
Обложка: Страница любви
Страница любви

Эмиль Золя

4.0
Обложка: Творчество
Творчество

Эмиль Золя

4.2
Обложка: Человек-Зверь
Человек-Зверь

Эмиль Золя

4.2
Обложка: Страница любви
Страница любви

Эмиль Золя

3.9
Обложка: Радость жизни
Радость жизни

Эмиль Золя

4.1
Обложка: Тереза Ракен
Тереза Ракен

Эмиль Золя

4.0
Обложка: Доктор Паскаль
4.1
Доктор Паскаль

Эмиль Золя