Блистающий мир
Обложка: Блистающий мир

Блистающий мир

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
3.8
1923 год
12+
Автор
Александр Грин
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Юлия Тарасова
Издательство
МедиаКнига
О книге
Александр Грин – один из ярчайших русских писателей, относивший себя к символистам. Он прожил непростую, полную борьбы и терзаний жизнь, что нашло отражение в его творчестве и выкристаллизовалось в необычный, возвышенный, красивый и романтичный стиль.«Блистающий мир» – наверное, одна из ярчайших работ Грина, где вымысел пересекается с правдой, где добро ходит бок о бок со злом, где вещи кажущиеся на первый взгляд вымыслом и фантазией при более внимательном рассмотрении оказываются аллегориями проявлений высоких людских стремлений – желаниями и мечтами о вечном счастье, воспарении над всем земным и суетным, бесконечной и чистой любви.
ЖанрыОтзывы Livelib
evercallian
25 июня 2019
оценил(а) на
4.0
Начиная читать роман А.Гоина "Блистащий мир", я еще не знала, что меня ждет символическая история, не лишённая иллюзий и глубокого психологизма. В этом романе особое значение отведено полёту, его мотивам. Мы видим главного героя Друда - летающего человека, но это лишь символ падения духа, его лёгкости, беспечности, невесомости. В нем скрыта тайна жизни творческого человека и того, как относится к этому творчеству окружающие люди, власть, возлюбленная. Нельзя не выделить также двух героинь, Руну и Тави, которые также представляют собой некие символы Любви, две основные ее составляющие: разум и чувства. И в идеале эти два качества должны сочетая, но всегда так возможно? И что происходит, если преобладает одно из двух? Об этом модно прочитать в этои волшебном романе Грина.
Ludmila888
8 мая 2019
оценил(а) на
5.0
Свободный полёт бабочки или вечная гусеница?«Дурочка! ... Ты могла бы рассматривать землю, как чашечку цветка, но вместо того хочешь быть только упрямой гусеницей!».Сам Грин называл свой роман символическим. Поэтому возможны его самые различные толкования и интерпретации. В моём восприятии Друд – это свободный и парящий дух, расчётливая Руна – разум, любящая Тави – сердце. Дух в облике Друда ищет пристанище в красивом женском теле, содержащем в себе и разум, и сердце. Но в одном теле разум с сердцем слишком уж часто бывают не в ладу. И две эти необходимые духу составляющие обнаруживаются им по отдельности в разных телах: Руны и Тави. Соединить же их в одном теле не представляется возможным. Красота гармоничного единения разума и сердца – явление редкое и очень ценное. Не найдя её, дух покидает взятое на прокат тело Друда, как и весь этот видимый мир… Находясь в физическом теле, герой пытался «всколыхнуть тайные воды людских душ», неся им свои знания о возможности полёта, иначе говоря – показывал людям путь к свободе. Но «никакое правительство не потерпит явлений, вышедших за пределы досягаемости, в чём бы явления эти ни заключались». Для властей свободолюбивый Друд, конечно же, представлял серьёзную опасность, так как свободными людьми управлять сложнее, чем рабами. «Змея бросилась на орла. Вместе с тем он сознавал, что опасен. Его постараются уничтожить, или, если в том не успеют, окружат его жизненный путь вечной опасностью». В Тави Друд увидел простого, наивного и доброго ребёнка, «ступившего, не зная о том, в опасный глухой круг. Над хрусталём взвился молоток». И Друд помог ей, отведя беду. Образ Руны сложнее, ярче и притягательнее. Она была очень красива, умна, образованна, знала все европейские языки и иногда занималась благотворительностью. Её совершенная внешность сочетала в себе зной и нежность. Друд осознал, что «не встречалось ему более гармонической силы женского ликования», и почувствовал, что готов полюбить Руну. Но на предложение девушки овладеть миром он ответил отказом: «Без сомнения, путём некоторых крупных ходов я мог бы поработить всех, но цель эта для меня отвратительна. Она помешает жить. У меня нет честолюбия. Вы спросите – что мне заменяет его? Улыбка». Стремление Руны к безграничной власти перекрывало ей путь к свободному полёту, как жир мешает взлететь под облака домашнему гусю. «Тот путь без дороги… зовущий в блистающий мир» оказался недоступным для уснувшей души Руны. Свободному полёту и рассматриванию земли, как чашечки цветка, она предпочла жизнь упрямой гусеницы. «- Всё или ничего, - сказала она. – Я хочу власти. - А я, - ответил Друд, - я хочу видеть во всяком зеркале только своё лицо». Друд исчез. Но после общения с ним Руна уже не смогла оставаться прежней, её жизнь изменилась, хоть и заметила она это не сразу. «Тоска губила её»… «Не легко вернуться к себе – печально и далеко звеня, падало, теряясь при этом, что-то подобное украшению». Гибнущая душа Руны искала опору в уверенности, что смерть Друда успокоит её. И к достижению этой цели устремились все помыслы героини. Если есть спрос – появится и предложение. Нужный исполнитель пришёл сам. Как и водится в историях о сделке с дьяволом, Руна расплатилась с нанятыми ею силами зла своей собственной душой. И огромные потенциальные возможности её «крупной» души остались нереализованными. «Вот всё, что надо, что можно, что следовало сказать об этой крупной душе, лёгшей ничком»...
blackeyed
13 июня 2016
оценил(а) на
2.0
Стиль Грина очень сложно классифицировать. Романтизм ✔. Символизм ✔. Фантастика (в этом романе) ✔. Но этого будет мало. Кроме переплетения элементов этих стилей у Грина какая-то неподдающаяся описанию манера изложения, манера, которую я не встречал ни у одного писателя. Можно ли назвать её образной избыточностью (или она укладывается в символизм?)? Я тут подумал и, пожалуй, нашёл аналогию: Барокко - художественный стиль 16—18 вв. (получивший наибольшее развитие в архитектуре), отличавшийся декоративной пышностью деталей и живописностью. (Малый академический словарь) Вот-вот. Не сказать, что Грин применяет его повсеместно, однако довольно часто обыкновенная на вид ситуация или обстановка услащается им невесть откуда (из большой фантазии и поэтического взгляда на вещи) взявшимися красочными деталями, делающими описываемые пейзажи/события/мысли особенными, "волшебными", а рутинное чтение - более вкусным и лакомым. Детали эти зачастую приправлены житейскими мудростями, мол, "плавали, знаем": автор-бог, как добрый, всезнающий дядечка, растолковывает что хорошо, а что плохо. Грина действительно приятно читать, но беда в том, что эти изощрённые интересные детали, которые делают текст привлекательным, в этом конкретном романе никак не складываются в одну общую мозайку. Много красивых деталей, и нет одной красивой картины. Т.е. красивые, цветистые, статные деревья, с раскидистыми ветвями образуют несуразный нестройный лес. Этим же недугом страдают некоторые гриновские рассказы, которые довелось прочитать. Ему просто не достало таланта соединить яркие вспышки-задумки воедино (али мне не хватило внимательности при чтении?). При этом, сюжетная слабина отсутствует в "Алых парусах" и "Золотой цепи"."Проще бууудь" - вот что я бы сказал автору об этом романе. Оказывается, здесь описывалось, как нашего с вами летающего человека Друда пытались устранить сильные мира сего. Честно: я вообще этого не заметил и не понял. Куда-то ходили, летали, говорили - всё было опутано паутиной таинственности, когда заговорчески подмигивают. А суть то ускользнула. Читатель (я), без подмоги автора, сам не догадался. Тави Тум - конечно, аппетитная куколка; поздравим её с днём рождения, но зачем в роман была введена её сюжетная линия, я (вы уже поняли) так и не понял. Казалось ведь, фабула должна крутиться вокруг Друда и Руны, другой пассии, описываемой в первой части. И это не единственный обнаруженный мной казус.Не знаю, слизывали ли америкосы, или это просто всемирное хождение общих сюжетов, но на этот роман очень похож голливудский фильм "Хэнкок". Способность летать ✔. Сила, ловкость, хитрость ✔. Преследование властями и преступниками ✔. И лучше бы я пересмотрел нафуфыренный распиаренно-броский фильм, чем прочитал этот претендующий на глубокомысленность роман.
BlueFish
29 октября 2014
оценил(а) на
5.0
«Введите в свою жизнь тот мир, блёстки которого уже даны вам щедрой, тайной рукой». А. Грин.Вот интересно: внешняя интрига всегда казалась мне чрезмерно фантастической, герои не были близки (Тави виделась забавной, но не из моего мира, Друд просто раздражал от начала до конца, а Руна вызывала сопереживание до той поры, как ей потребовалось мировое господство, − wtf?) − но роман этот перечитываю практически каждый год и почти каждый год корректирую по нему курс жизни. Мне потому неважно, романтизм это или не романтизм; я бы сказала, что Грин − мастер метафоры, развернутой на целое произведение, и говорит он о жизни души, фактически − о жизни и омертвении души. Поэтому, субъективно, для меня «Блистающий мир» − произведение не трогательное, но трагичное, не сказочное, но предельно реалистичное. Как по мне, и реализм своим реализмом часто не дотягивает до Грина, поскольку реалисты вечно отвлекаются на беготню героев и прочие проекции внутреннего на внешнее, пытаясь этим привлечь читателя. В конечном итоге даже от «Игры престолов» начинаешь клевать носом: вроде бы всё очень интересно, но через какое-то время вечный круговорот действий ощущается как простейший способ познать бессмысленность сансары художественным путём. Грин тоже, конечно, так делает − то есть его герои живут, действуют и радуются жизни, в равной степени далекой от солипсизма и постмодерна, но он применяет своё фантастическое допущение, чтобы с огромной и убедительной силой презентовать в своей не сильно-то и искаженной реальности (фантастикой Грина не назовешь) своё мировосприятие. Ему не нужно отвлекаться на революции или запечатление нравов современного или не современного ему общества. Он говорит о нравах общества вообще, о человеке вообще , о сне души и пробуждении души вообще − и это именно то, за что я люблю и Грина, и гуманитарных фантастов, которые жертвуют законами условной реальности ради изображения глубинных аспектов бытия. Таких людей не гипнотизирует ни время, ни пространство. Я это ценю во всех людях, но в художниках − в особенности.Если снять с «Блистающего мира» поверхностный романтический флер и посмотреть, о чем эта книга, перед глазами возникнет серьезная картина игры тени и света. Развитие свободной человеческой души направляется мечтами и путеводными нитями, которые вступают в конфликт с окружающей реальностью, формирующей в сознании человека определенные узоры мышления. (С подлинной действительностью стремления души в конфликт не вступают, я говорю только о времени, месте, условностях общества.) Со временем перед каждым встаёт выбор − подчиниться реальности (это не значит подчиниться действительности, это часто противоположные понятия) или создавать реальность свою на основе того, что ощущается истинным. При этом, если выбираешь второе, не изолировать себя в уютный внутренний мир, а как бы жить в текущей реальности, отвечая на её зов, но видя кругом только суть вещей: прозревать не только свои иллюзии, но также иллюзии эпохи. Грин, впрочем, в этом романе поднимает первый вопрос, о выборе, поскольку и его многим хватает, чтобы засыпаться. Например, Руне − человек тонкого душевного склада, глубокой способности к восприятию падает жертвой не столько даже корыстных помыслов (это довольно грубо), сколько, как мне кажется, неспособности силой, волей отстоять свое право на подлинное существование - блистающий мир. Причем и сил, и воли ей не занимать − однако она прикладывает их неверно, упорно пытаясь совместить блистающий мир с законами своего общества и получает в итоге душевное расстройство. Она вроде бы перечеркнула свою прежнюю жизнь, но то был минутный порыв − жить дальше так она не смогла, старые привычки взяли свое. Чтобы вернуть себе нормальное душевное состояние, Руна должна забыть о своих мечтах, полностью преобразиться в существо текущей реальности, обрести спокойное семейное счастье и ровную благопристойную жизнь. Грин пишет о ней, как о «крупной душе, легшей ничком». Да ладно, перед этим он даже описывает ее параноидальный психоз, когда для того, чтобы забыть, ей надо убить всё, что напоминает ей о мире иных возможностей, из-за чего она открывает безжалостную охоту на человека, приоткрывшего дверь в святая святых ее души. Жутко? Мне − да. Но это очень реалистично: не в буквальном смысле, конечно, а в символическом.Тави не так интересна: романтический персонаж с душой ребенка, ей ничего не надо делать, кроме как быть собою, у нее нет никакой внутренней борьбы, зато от нее светло и тепло (и немного сахарно). Друд вообще скорее возможность, символ: да, я свободен, но мне нужна свободная рядом. В целом, «Блистающий мир» для меня − роман с реалистичным описанием падения и намеком на возможность полета. Он позволяет очистить душу, снять очки и выбрать то, что хочется повторить в домашних условиях. Кроме того, анализируя историю Руны, я наконец поняла сакраментальное выражение Юнга «ну слава богу, он довел себя до невроза»: как говорила вслед Фроммом одна моя подруга, невротики хотя бы ясно понимают, что им чего-то не хватает. Но колеблются, не в силах сделать шаг в собственный центр − это уже Ошо, да и Грин со своим романом, как мне кажется, тоже сюда относится.* * *«Если ты не забудешь, как волну забывает волна...»
Anastasia246
5 мая 2018
оценил(а) на
5.0
Невероятная фантастическая история (мне чем-то напомнило и Уэллса, и Беляева, и даже Булгакова) о человеке, который умеет летать. Уже за одно это можно влюбиться в книжку.Но кроме того это еще и две прекрасные истории о любви: двух женщин к одному мужчине (естественно главному герою - человеку со сверхспособностями - Друду).Любовь Руны - роковой красавицы, которая хотела власти над миром, - обернулась безумством для нее самой, помешательство и галлюцинациями.Любовь Тави - скромной добродушной девушки - обернулась неожиданным спасением ее от пучин разврата и, возможно, от собственной смерти.Друд - поистине увлекающаяся натура, он не хочет вредить людям, да, иногда ему хочется похвастаться своим даром перед другими, но это не от самомнения, это такая особенность его впечатлительного характера и еще он безумно одинок в этом своем - недоступном для других - мире: "Я зову тебя, девушка, сердце родное мне, идти со мной в мир недоступный, может быть, всем. Там тихо и ослепительно. Но тяжело одному сердце отражать блеск этот; он делается как блеск льда. Будешь ли ты со мной топить лед?"С этими словами он обращается (естественно, в разные периоды) к обеим девушкам. Но лишь одна ответит согласием (нетрудно, наверное, догадаться, какая:). Но вот финал будет поистине непредсказуемым, ошеломляющим (и, на мой взгляд, очень нелогичным...) и переворачивающим все с ног на голову..."Если ты не забудешь, Как волну забивает волна, Ты мне мужем приветливым будешь, А я буду твоя жена..."А каким невообразимо прекрасным языком написано это чудесное произведение - читаешь и смакуешь каждое слово.5 баллов из пяти. Блистающий мир и блистательное произведение.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Алые паруса
4.1
Алые паруса

Александр Грин

Обложка: Алые паруса
Алые паруса

Александр Грин

4.6
Обложка: Алые паруса. Аудиоспектакль
Обложка: Таинственный лес
Таинственный лес

Александр Грин

2.0
Обложка: Алые паруса
Алые паруса

Александр Грин

4.6
Обложка: Бегущая по волнам
Бегущая по волнам

Александр Грин

4.1
Обложка: Алые паруса + лекция Дмитрия Быкова
Алые паруса + лекция Дмитрия Быкова

Дмитрий Быков, Александр Грин

4.0
Обложка: Алые паруса
Алые паруса

Александр Грин

4.1
Обложка: Ночь перед Рождеством. Лучшие рождественские истории
Ночь перед Рождеством. Лучшие рождественские истории

Леонид Андреев, Валерий Брюсов, Николай Гоголь, Александр Грин, Федор Достоевский, Александр Куприн, Николай Лесков, Антон Чехов

4.2
Обложка: Алые паруса. Бегущая по волнам
Обложка: Рассказы
Рассказы

Александр Грин

3.0
Обложка: Рассказы
Рассказы

Александр Грин

3.0
Обложка: Бегущая по волнам
Бегущая по волнам

Александр Грин

4.1
Обложка: Крысолов
Крысолов

Александр Грин

3.3
Обложка: Золотая цепь. Пролив бурь