Семейная хроника
Обложка: Семейная хроника

Семейная хроника

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.3
1856 год
12+
Автор
Сергей Аксаков
Серия
Семейная хроника
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Алексей Злаказов
Издательство
МедиаКнига
О книге
"Тесно стало моему дедушке жить в Симбирской губернии, в родовой отчине своей, жалованной предкам его от царей московских… С некоторого времени стал он часто слышать об Уфимском наместничестве, о неизмеримом пространстве земель…". Так начинает свое повествование о роде Багровых, о переселении семьи в заволжские степи, в Оренбуржье, прекрасный русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков. Верный семейным преданиям, памяти о своих корнях, автор воссоздал яркую, достоверную картину помещичьей жизни XVIII века. Житейская история, рассказанная просто, без словесных ухищрений, вошла в сокровищницу классической русской прозы. «Ласково поздоровался дедушка со своей супругой и назвал ее Аришей; он никогда не целовал ее руки, а свою давал целовать в знак милости. Арина Васильевна расцвела и помолодела: куда девалась ее тучность и неуклюжесть! Сейчас принесла скамеечку и уселась возле дедушки на крыльце, чего никогда не смела делать, если неласково встречал ре. „Напьемся-ка вместе чайку, Ариша! – заговорил Степан Михайлович, – покуда не жарко. Хотя спать было душно, а спал я крепко, так что и сны все заспал. Ну, а ты?“ Такой вопрос был необыкновенная ласка, и бабушка поспешно отвечала, что которую ночь Степан Михайлович хорошо почивает, ту и она хорошо спит…»
ЖанрыОтзывы Livelib
Nurcha
15 октября 2019
оценил(а) на
5.0
Замечательная книга, написанная дивным, красивейшим, наичудеснейшим русским языком. Совершенно очаровательные описания природы! С безграничной любовью к Родному краю и к своей Земле. Светлы и прозрачны, как глубокие, огромные чаши, стоят озера твои -- Кандры и Каратабынь. Многоводны и многообильны разнообразными породами рыб твои реки, то быстротекущие по долинам и ущельям между отраслями Уральских гор, то светло и тихо незаметно катящиеся по ковылистым степям твоим, подобно яхонтам, нанизанным на нитку. Чудны эти степные реки, все из бесчисленных, глубоких водоемин, соединяющихся узкими и мелкими протоками, в которых только и приметно течение воды. В твоих быстрых родниковых ручьях, прозрачных и холодных, как лед, даже в жары знойного лета, бегущих под тенью дерев и кустов, живут все породы форелей, изящных по вкусу и красивых по наружности, скоро пропадающих, когда человек начнет прикасаться нечистыми руками своими к девственным струям их светлых прохладных жилищ.Красота! Обалденно вкусное описание процесса поглощения пищи :)) Слюнки аж текли. Горячие щи, от которых русский человек не откажется в самые палящие жары, дедушка хлебал деревянной ложкой, потому что серебряная обжигала ему губы; за ними следовала ботвинья со льдам, с прозрачным балыком, желтой, как воск, соленой осетриной и с чищеными раками, и тому подобные легкие блюда. Все это запивалось домашней брагой и квасом, также со льдом. Обед был превеселый. Все говорили громко, шутили, смеялись...Очень интересный сюжет книги и описание нравов, характеров и обычаев местных жителей. Особенно про старого деспотичного барина интересно написано. Вроде как его и очень любят, но с другой стороны и боятся, аж колени трясутся... Правда, было удивительно читать про отношения домочадцев к невестке. Ревность? Зависть? Зачем нужно было гнобить бедную девушку? Тут прям Санта-Барбара какая-то. Или, как в старых советских сказках про Золушку и сестрицу Алёнушку. В общем, замечательная книга, коротая переносит нас в совершенно другое время. И ты как будто сидишь рядышком со всеми этими людьми и слушаешь интереснейшие рассказы из жизни предков... Книгу слушала в исполнении Алексея Злаказова. Очень качественная, классическая, четкая и душевная работа.
Ptica_Alkonost
30 апреля 2021
оценил(а) на
4.0
Форма книги - оказалась великолепной, язык, как и было обещано - богатый с переливами, мягко и гармонично позволяет насладиться четким течением происходивших событий. До обожаемого мною языка Лескова конечно не дотягивает, но все равно - читаешь, будто полной грудью кристально чистый воздух вдыхаешь. Однако содержание "Семейной хроники"... ммм, вызвало отторжение и неприятие. Попробую разобраться отчего же так. "Хроника" хороша, она действительно рисует так правдоподобно, так ненадумано и благостно подробности быта одного из множества помещичьих семейств, что стоит читать даже только ради этого. Верный семейным преданиям, памяти о своих корнях, автор воссоздал яркую, достоверную картину помещичьей жизни XVIII века.Это прекрасная иллюстрация жизни общества той эпохи, изнутри, с учетом исторически сложившихся особенностей - следить за крепостничеством, анализировать заселение новых земель, развитость культуры, особенности взаимоотношений и взаимозависимостей, гендерную специфику и различия в восприятии. Если смотреть на это, на упаковку и иллюстрацию - книга восхищает и подачей и прорисовкой. Но.. Теперь про "но". Читаешь ты не только умом, но и сердцем, душой. И тут у меня не сложилось гармонии. Когда смотришь в лоб, напрямую, проживаешь жизнь с героями - жить там не хочется. Совсем. Невольно оцениваешь с позиций современности, которые при всем несовершенстве все же более привычней и комфортней. Что же хочется выделить в этой прекрасной снаружи и отвратной внутри книге: Про гуманность и ненасилие. Семейное насилие сейчас является сферой отличного бизнеса - для психологов, юристов, маркетологов и прочих. И общий посыл - это плохо, недопустимо, хотя в жизни конечно оно по-разному бывает, правда? А как это было в веке восемнадцатом, когда жил на радость окружающим дедушка автора Сергея Аксакова? А было все отвратительно - мир крутился вокруг каждого такого самодура. И не смотря на свое безумство и абсолютный, возведенный в максимальную степень эгоизм, дедушка еще не самый страшный тиран. Тот же Куролесов даст ему фору. Пугает другое - искренне и совершенно беспардонное восхваление поведения этого деда.... Автор не то что приукрашивал, он восхищался такими вещами, которые сейчас вызывают только оторопь... Житейская история, рассказанная просто, без словесных ухищрений, вошла в сокровищницу классической русской прозы. Именно это и вызывает негатив - такое выпячивание в качестве похвальбы отвратительных по сути своей черт отвратительного самодура. Взбеситься на пустом месте - избить всех кто попался, придти в бешенство по уважительной причине - оттаскать за волосы, содрать косу со скальпом, оттянуть плетьми, а после просить чтобы снова все любили, почитали и стелились, - и благостно принимать ненатуральные чувства, ломая личность еще в зародыше - этим предлагает восхищаться в дедушке Багрове автор. Эпоха, несомненно способствовала, да и общество жило по этим меркам, но сколько же жизней сломано так, грусть-печаль. Не могу восторгаться этим "рачительным" помещиком, хоть убей. Про женщин. Конечно, сентенция "все бабы - дуры" для автора была грубовата, но общий посыл именно в этом. Не буду про воспитание, среду, и сатрапов вокруг, однако бабы тут все поголовно такие дуры... Их и жалко, и понимаешь, что в большинстве случаев сами виноваты (как в истории с выдачей замуж четырнадцатилетней глупышки - она глупый ребенок, но вы - взрослые тетки, и знали что гнев будет страшен, да и ребенку жизнь сломать одной глупейшей прихотью..). Да и характеры каждой бабы в этой книге сломаны такими домашними самодурами, от которых априори развита зависимость, что смотреть на это печально. И описание поступков, даже со слышимой в интонациях автора любовью или привязанностью, вновь убеждают в печальности дремучего существования тех несчастных женщин. Это, повторюсь, хорошо - потому как описано точно, убедительно и открывает широкую панораму нравов, это и плохо - потому как вариться в чтении в таком адище с внешней благопристойностью сурового уклада очень тяжело. Соглашусь с другими рецензентами, некоторые повороты истории очень сильно напоминали старые сказки, как вот жизнь Софьи до замужества. Да и вся эта гнилая грызня после, описанная живо и сериально, просто угнетает, если поставить себя на место любого из персонажей. Я накатала уже огромную простыню, и наверное стоит заканчивать. Мое мнение может быть и ошибочным, и кто-то будет восхищаться героями и их взаимоотношениями, как искренними и положительными, но я бы не поставила их как пример идеальных. Возможно просто не те акценты нужно видеть в книге, но продолжать знакомство с Багровыми желания пока нет. Язык, форма, стиль, повторюсь - великолепны, затягивают сразу и навсегда, как и талант погружения в историческую реальность - читать можно даже только ради этого.
RittaStashek
25 декабря 2016
оценил(а) на
5.0
После Кинга Аксаков - это вроде как чистая ключевая вода в сравнении с "Пепси-колой". Свежесть. Здоровье. Простота. Счастье. Детство. Эту книгу очень любила покойная прабабушка Таня. Я тоже пыталась читать ее в юности, но не смогла продраться сквозь описания природы и архаичные семейные отношения. В памяти осталось только одно: старый деспотический дед, скучно. И ничего почти не происходит. А в этом-то и вся прелесть. Книжки едва хватило на два вечера. Не оторваться. Люди здесь ни с кем не воюют, ничего не изобретают, ни от кого не скрываются. Просто живут. Сюжет развивается на протяжении десятилетий, на протяжении поколений. Патриархальность самая милая и самая дикая. Отношения, которые сейчас трудно и представить. Не хочу и думать, что сказали бы о них феминистки. А чего думать? Я и так знаю, что сказали бы, и от этого заранее скучно. Пример дикой и милой патриархальности. "В несколько минут весь дом был на ногах, и все уже знали, что старый барин проснулся весел. Через четверть часа стоял у крыльца стол, накрытый белою браною скатерткой домашнего изделья, кипел самовар в виде огромного медного чайника, суетилась около него Аксютка, и здоровалась старая барыня, Арина Васильевна, с Степаном Михайловичем, не охая и не стоная, что было нужно в иное утро, а весело и громко спрашивала его о здоровье: "Как почивал и что во сне видел?" Ласково поздоровался дедушка с своей супругой и назвал ее Аришей; он никогда не целовал ее руки, а свою давал целовать в знак милости. Арина Васильевна расцвела и помолодела: куда девалась ее тучность и неуклюжесть! Сейчас принесла скамеечку и уселась возле дедушки на крыльце, чего никогда не смела делать, если он неласково встречал ее. "Напьемся-ка вместе чайку, Ариша! -- заговорил Степан Михайлович, -- покуда не жарко. Хотя спать было душно, а спал я крепко, так что и сны все заспал. Ну, а ты?" Такой вопрос был необыкновенная ласка, и бабушка поспешно отвечала, что которую ночь Степан Михайлович хорошо почивает, ту и она хорошо спит; но что Танюша всю ночь металась. Танюша была меньшая дочь, и старик любил ее больше других дочерей, как это часто случается; он обеспокоился такими словами и не приказал будить Танюшу до тех пор, покуда сама не проснется. Татьяну Степановну разбудили вместе с Александрой и Елизаветой Степановнами, и она уже оделась; но об этом сказать не осмелились. Танюша проворно разделась, легла в постель, велела затворить ставни в своей горнице и хотя заснуть не могла, но пролежала в потемках часа два; дедушка остался доволен, что Танюша хорошо выспалась". У меня детгизовское издание 1955 года. 55 года! И мне умилительно в нем все: то, что это Детгиз (какие дети будут читать такое, скажите на милость?), устаревшая орфография ("вовремя" через дефис, а "темно-красный" без дефиса), архаичный синтаксис ("В исходе июня стояли сильные жары"), собственно ТЕКСТ. Нет, теперь я понимаю, почему я могла читать в 12 лет "Детские годы Багрова-внука", а "Семейную хронику" не могла. В первом случае речь идет о взрослении ребенка, пробуждении детского сознания... нет, не детского, сознания вообще; во втором - об истории семьи, рода. Династии, если угодно. Вторая книга - для человека уже пожившего, желательно даже семейного. Иначе всех этих тонкостей отношений со свекрами, золовками, невестками просто не понять. Какое счастье, что нас не заставляли ее читать в вузе! И не по возрасту, и не по статусу, а главное, тогда просто не хватило бы времени, чтобы оценить язык, все эти смешные милые детали, подробности устаревшего быта... Я бы сказала, что Аксаков - это крайне увлекательное чтение для взрослых. 25+. А может быть, даже и больше. Впрочем, это индивидуально все равно.
alenenok72
21 августа 2018
оценил(а) на
5.0
И почему я так долго откладывала чтение этой книги? Никак не могла взяться за книгу, почему-то она меня пугала. А когда начала ее слушать, поняла, что не могу оторваться от нее. Тут, конечно, сказывалось и исполнение Герасимова, который очень подходит для русской классики, но и сама книга замечательная. Тут все: и красивый язык, и интересные воспоминания о семье, об укладе старой жизни, и тонкие психологические наблюдения за человеческими отношениями, да и просто за людьми! Очень точно описана вспыльчивость Софьи, у меня иногда было такое ощущение, что Аксаков описывал мой характер. Очень удивительно было читать, как сестры были настроены против невестки, как пытались настроить всех кругом против нее. И герои у него получились живые, не приглаженные. Вот Соня очень нравится автору, она ему близка, понятно, что написана с матери, но он описывает ее не приукрашивая, мне многие ее рассуждения неприятны, потому что да, она намного образованнее, чем будущий муж, но разве из этого следует, что она выше его? В конце концов, это сейчас у нее такое высокое положение в обществе, а после смерти отца - ей грозит забвение и намного более низкое положение, чем у Алексея. И мне намного ближе в этой ситуации Багровы. И проблема не в том, что она выше Алексея и его трудно вытянуть на свой уровень, проблема в разных укладах в их семьях, и такие вещи очень сложно преодолеть. Как раз в рассуждениях старших Багровых проскальзывало именно это, все-таки они оказались мудрее Сонечки. В планах продолжение книги, Детские годы Багрова-внука.
Whatever
28 мая 2008
оценил(а) на
5.0
Совершенно прелестные семейные байки. Всем этим Рубиным и Улицким такого никогда не написать.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Аленький цветочек
4.4
Аленький цветочек

Сергей Аксаков

Обложка: Сказки русских писателей
5.0
Сказки русских писателей

Сергей Аксаков, Павел Бажов, Всеволод Гаршин, Максим Горький, Владимир Даль, Пётр Ершов, Василий Жуковский, Николай Карамзин, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Александр Пушкин, Алексей Толстой, Лев Толстой, Константин Ушинский, Евгений Шварц

Обложка: Лучшие сказки русских писателей
Лучшие сказки русских писателей

Сергей Аксаков, Всеволод Гаршин, Владимир Даль, Пётр Ершов, Василий Жуковский, Михаил Лермонтов, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Михаил Михайлов, Николай Некрасов, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Александр Пушкин, Михаил Салтыков-Щедрин, Лев Толстой, Константин Ушинский

3.5
Обложка: Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)
Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)

Сергей Аксаков, Леонид Андреев, Борис Житков, Юрий Казаков, Александр Куприн, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Константин Паустовский, Михаил Пришвин, Лев Толстой, Иван Тургенев, Константин Ушинский, Антон Чехов

2.0
Обложка: Лучшие сказки русских писателей
Лучшие сказки русских писателей

Сергей Аксаков, Всеволод Гаршин, Владимир Даль, Пётр Ершов, Василий Жуковский, Михаил Лермонтов, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Михаил Михайлов, Николай Некрасов, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Александр Пушкин, Михаил Салтыков-Щедрин, Лев Толстой, Константин Ушинский

3.5
Обложка: Лучшие сказки русских писателей
Лучшие сказки русских писателей

Сергей Аксаков, Всеволод Гаршин, Владимир Даль, Пётр Ершов, Василий Жуковский, Михаил Лермонтов, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Михаил Михайлов, Николай Некрасов, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Александр Пушкин, Михаил Салтыков-Щедрин, Лев Толстой, Константин Ушинский

3.5
Обложка: Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)
Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)

Сергей Аксаков, Леонид Андреев, Борис Житков, Юрий Казаков, Александр Куприн, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Константин Паустовский, Михаил Пришвин, Лев Толстой, Иван Тургенев, Константин Ушинский, Антон Чехов

4.0
Обложка: Аленький цветочек
4.4
Аленький цветочек

Сергей Аксаков

Обложка: «Аленький цветочек» и другие сказки русских писателей
«Аленький цветочек» и другие сказки русских писателей

Сергей Аксаков, Михаил Лермонтов, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Константин Ушинский

2.0
Обложка: Конёк-Горбунок. Сказки русских писателей для детей
4.0
Конёк-Горбунок. Сказки русских писателей для детей

Сергей Аксаков, Всеволод Гаршин, Владимир Даль, Пётр Ершов, Владимир Одоевский, Антоний Погорельский, Лев Толстой