Вечера на хуторе близ Диканьки
Обложка: Вечера на хуторе близ Диканьки

Вечера на хуторе близ Диканьки

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
5.0
1832 год
12+
Автор
Николай Гоголь
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Семен Ярмолинец
Издательство
МедиаКнига
О книге
Великолепная «украинская» проза Николая Васильевича Гоголя сделала его одним из самых заметных российских писателей. Блистательное знание души Малороссии, любовь к живущим там людям, тонко прочувствованный аромат сказочного мира, существующего совсем рядом с миром реальным – все это делает «Вечера на хуторе близ Диканьки» одним из самых любимых литературных произведений XIX века.Сорочинская ярмаркаВечер накануне Ивана КупалаМайская ночь, или УтопленницаПропавшая грамотаНочь перед рождествомСтрашная местьИван Федорович Шпонька и его тетушкаЗаколдованное место
ЖанрыОтзывы Livelib
filinova75
19 октября 2021
оценил(а) на
5.0
Классику читать очень полезно. Самые лучшие произведения, о самобытной культуре, о традициях народа, о жизни людей в дореволюционные, довоенные годы, как люди праздновали самые главные праздники в году, о взаимоотношениях между людьми, что происходило в жизни людей в те далекие времена, написаны классиками. «Вечера на хуторе близ Диканьки» – это очень яркое произведение Н.В. Гоголя, повествующие о культуре и традициях, о характерах людей, какие блюда и напитки были популярны в те времена, о чем люди разговаривали, какие у них были мысли и интересы. С точки зрения эмоционального интеллекта, как наглядное пособие для изучения поведения людей, реакций человека на те или иные события. Н.В. Гоголь, именно в этом произведении, очень ярко и живописно информирует, как люди одевались, как вели себя, какое выражение лица присутствовало у разных людей, какие мысли можно было прочитать на лицах людей. Описание происходит очень самобытным языком. Встречаются слова, которые уже не употребляются в речи людей в современной жизни. Уделяется много внимания деталям и перед глазам предстает четкая ясная картина, описываемых ситуаций, как будто происходит присутствие в то время и переживаются те ситуации и события, которые там происходят, с героями произведения.Повествование ведется от лица Фомы Григорьевича, дьяка Диканьской церкви. «Откуда что набиралось. Истории и присказки такие диковинные.» "Но главное в рассказах деда было то, что в жизнь свою он никогда не лгал, и что, бывало, ни скажет, то именно так и было."Интересные блюда и напитки употребляли в пищу. "Пили ли вы когда-либо, господа, грушевый квас с терновыми ягодами…? Или не случалось ли вам подчас есть путрю с молоком? Боже ты мой, каких на свете нет кушаньев! Станешь есть — объеденье, да и полно. Сладость неописанная!" Н.В. Гоголь очень интересно описывает природу. Он очень внимательно наблюдал за временами года и временем суток, созидал жизнь. "Нагнувшиеся от тяжести плодов широкие ветви черешен, слив, яблонь, груш; небо, его чистое зеркало — река в зеленых, гордо поднятых рамах... как полно сладострастия и неги малороссийское лето! Такою роскошью блистал один из дней жаркого августа тысячу восемьсот... восемьсот..." "и река во всей красоте и величии, как цельное стекло, раскинулась перед ними. Небо, зеленые и синие леса..." "Земля сделалась крепче и местами стала прохватываться морозом. Уже и снег начал сеяться с неба, и ветви дерев убрались инеем, будто заячьим мехом." "...где необъятно синело теплое... небо, завешенное снизу кудрявыми ветвями стоявших перед ними вишен." "Вам, верно, случалось слышать где-то валящийся отдаленный водопад, когда встревоженная окрестность полна гула и хаос чудных неясных звуков вихрем носится перед вами." "...пруд, угрюмо обставленный темным кленовым лесом и оплакиваемый вербами, потопившими в нем жалобные свои ветви. Как бессильный старец, держал он в холодных объятиях своих далекое, темное небо, обсыпая ледяными поцелуями огненные звезды, которые тускло реяли среди теплого ночного воздуха, как бы предчувствуя скорое появление блистательного царя ночи. Возле леса, на горе, дремал с закрытыми ставнями старый деревянный дом; мох и дикая трава покрывали его крышу; кудрявые яблони разрослись перед его окнами; лес, обнимая своею тенью, бросал на него дикую мрачность; ореховая роща стлалась у подножия его и скатывалась к пруду." "Усталое солнце уходило от мира, спокойно пропылав свой полдень и утро; и угасающий день пленительно и ярко румянился. Ослепительно блистали верхи белых шатров и яток, осененные каким-то едва приметным огненно-розовым светом.» «Сильно и звучно перекликались блистательные песни соловьев, и когда они, казалось, умирали в томлении и неге, слышался шелест и трещание кузнечиков или гудение болотной птицы, ударявшей скользким носом своим в широкое водное зеркало. Солнце убралось на отдых; где-где горели вместо него красноватые полосы; по полю пестрели нивы, что праздничные плахты чернобровых молодиц.» «Издали только мерещился огонек, и кони, чуя близкое стойло, торопились, насторожа уши и вковавши очи во мрак.»Н.В. Гоголь любил наблюдать за людьми. Он очень детально описывает внешность, характеры и поведение людей. "Неугомонная супруга... в нарядной шерстяной зеленой кофте, по которой, будто по горностаевому меху, нашиты были хвостики, красного только цвета, в богатой плахте, пестревшей, как шахматная доска, и в ситцевом цветном очипке, придававшем какую-то особенную важность ее... лицу, ..." "сохранял упорное молчание и хладнокровно принимал мятежные речи разгневанной супруги." "Однако ж, несмотря на это, неутомимый язык ее трещал и болтался во рту до тех пор, пока не приехали они в пригородье к старому знакомому и куму, козаку Цыбуле. Встреча с кумовьями, давно не видавшимися, выгнала на время из головы это неприятное происшествие, заставив наших путешественников поговорить об ярмарке и отдохнуть немного после дальнего пути." "...возразил человек в пестрядевых шароварах. "И, посмеиваясь и покачиваясь, побрел он с нею к своему возу, а наш парубок отправился по рядам с красными товарами, в которых находились купцы даже из Гадяча и Миргорода — двух знаменитых городов Полтавской губернии, — выглядывать получшую деревянную люльку в медной щегольской оправе, цветистый по красному полю платок и шапку для свадебных подарков тестю и всем, кому следует." "Совершенно провалившийся между носом и острым подбородком рот, вечно осененный язвительною улыбкой, небольшие, но живые, как огонь, глаза и беспрестанно меняющиеся на лице молнии предприятий и умыслов — все это как будто требовало особенного, такого же странного для себя костюма, какой именно был тогда на нем. Этот темно-коричневый кафтан, прикосновение к которому, казалось, превратило бы его в пыль; длинные, валившиеся по плечам охлопьями черные волосы; башмаки, надетые на босые загорелые ноги, — все это, казалось, приросло к нему и составляло его природу." "Много грез обвивалось около русой головы. Иногда вдруг легкая усмешка трогала ее алые губки и какое-то радостное чувство подымало темные ее брови, а иногда снова облако задумчивости опускало их на карие светлые очи." "«Слушай, паноче! — загремел он ему в ответ, — знай лучше свое дело, чем мешаться в чужие, если не хочешь, чтобы козлиное горло твое было залеплено горячею кутьею!» " "...волосы ее, черные, как крылья ворона, и мягкие, как молодой лен (тогда еще девушки наши не заплетали их в дрибушки, перевивая красивыми, ярких цветов синдячками), падали курчавыми кудрями на шитый золотом кунтуш." "Голова любит иногда прикинуться глухим, особливо если услышит то, чего не хотелось бы ему слышать." "Глядь, вместо кошки старуха, с лицом, сморщившимся, как печеное яблоко, вся согнутая в дугу; нос с подбородком словно щипцы, которыми щелкают орехи. «Славная красавица!» — подумал Петро, и мурашки пошли по спине его. " "В полуясном мраке горели приветно, будто звездочки, ясные очи; блистало красное коралловое монисто, и от орлиных очей парубка не могла укрыться даже краска, стыдливо вспыхнувшая на щеках ее." Длинные ресницы ее были полуопущены на глаза. Вся она была бледна, как полотно, как блеск месяца; но как чудна, как прекрасна! Она засмеялась..." "Рот его покривился, и что-то вроде тяжелого, хриплого смеха, похожего более на гудение отдаленного грома, зазвучало в его устах."Как выдавали невесту замуж. "— Ну, жинка! а я нашел жениха дочке!— Вот как раз до того теперь, чтобы женихов отыскивать! Дурень, дурень! тебе, верно, и на роду написано остаться таким! Где ж таки ты видел, где ж таки ты слышал, чтобы добрый человек бегал теперь за женихами? ... — Э, как бы не так, посмотрела бы ты, что там за парубок! Одна свитка больше стоит, чем твоя зеленая кофта и красные сапоги." "— ... Вашему племени все бы корысть только. Поддеть да обмануть доброго человека.— Тьфу, дьявол! да тебя не на шутку забрало. Уж не с досады ли, что сам навязал себе невесту?— Нет, это не по-моему: я держу свое слово; что раз сделал, тому и навеки быть. А вот у хрыча Черевика нет совести, видно, и на полшеляга: сказал, да и назад... Ну, его и винить нечего, он пень, да и полно. " "— Боже, благослови! — сказал Черевик, складывая им руки. — Пусть их живут, как венки вьют!"Как отмечали свадьбу. "...да и заварили свадьбу: напекли шишек, нашили рушников и хусток, выкатили бочку горелки; посадили за стол молодых; разрезали коровай; брякнули в бандуры, цимбалы, сопилки, кобзы — и пошла потеха... В старину свадьба водилась не в сравненье с нашей. Тетка моего деда, бывало, расскажет — люли только! Как див-чата, в нарядном головном уборе из желтых, синих и розовых стричек, на верх которых навязывался золотой галун, в тонких рубашках, вышитых по всему шву красным шелком и унизанных мелкими серебряными цветочками, в сафьянных сапогах на высоких железных подковах, плавно, словно павы, и с шумом, что вихорь, скакали в горлице. Как молодицы, с корабликом на голове, которого верх сделан был весь из сутозолотой парчи, с небольшим вырезом на затылке, откуда выглядывал золотой очипок, с двумя выдавшимися, один наперед, другой назад, рожками самого мелкого черного смушка; в синих, из лучшего полутабенеку, с красными клапанами кунтушах, важно подбоченившись, выступали поодиночке и мерно выбивали гопака. Как парубки, в высоких козацких шапках, в тонких суконных свитках, затянутых шитыми серебром поясами, с люльками в зубах, рассыпались перед ними мелким бесом и подпускали турусы. Сам Корж не утерпел, глядя на молодых, чтобы не тряхнуть стариною. С бандурою в руках, потягивая люльку и вместе припевая, с чаркою на голове, пустился старичина, при громком крике гуляк, вприсядку. Чего не выдумают навеселе! Начнут, бывало, наряжаться в хари — Боже ты мой, на человека не похожи! Уж не чета нынешним переодеваньям, что бывают на свадьбах наших... А как начнут дуреть да строить штуки... ну, тогда хоть святых выноси. ...Шум, хохот, ералаш поднялся, как на ярмарке. Словом, старики не запомнили никогда еще такой веселой свадьбы."Автор описывает впечатления, от лица кузнеца Вакулы, который увидел Екатерину Великую во дворце в Петербурге. «…глядь — сидит сама, в золотой короне, в серой новехонькой свитке, в красных сапогах, и золотые галушки ест.»Также есть художественный фильм с одноименным названием, где Екатерину Великую играет актриса Зоя Василькова, которой уже нет в живых. Я была знакома с ее вторым мужем, с которым они вместе провели остаток ее жизни, с ним произошло знакомство, когда Зои Васильковой уже не было в живых, он зашел в страховую компанию, где я работала определенный период времени, для оформления документов, в ходе разговора выяснилось, что они в юности познакомились с Зоей Васильковой, а встретились уже в конце жизни и были вместе до конца ее дней, его тоже уже нет в живых. Вот такая интересная история произошла в жизни. Мне особенно интересно было снова перечитать это произведение, которое читается вдумчиво и в тоже время непринужденно, от начала до конца, а также присутствуют очень смешные и комичные эпизоды, хочется время от времени возвращаться к этому произведению, которое не утратило актуальности до наших дней. "...и привез грамоту к царице!".
С этой книгой слушают Все