Бюро проверки
Обложка: Бюро проверки

Бюро проверки

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
3.8
2018 год
18+
Автор
Александр Архангельский
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Алексей Данков
Издательство
Аудиокнига
О книге
Новый роман «Бюро проверки» – это и детектив, и история взросления, и портрет эпохи, и завязка сегодняшних противоречий.Александр Архангельский – прозаик, телеведущий, публицист. Автор книг «Музей революции», «Цена отсечения», «1962. Послание к Тимофею» и других. В его прозе история отдельных героев всегда разворачивается на фоне знакомых примет времени – будь то прошлое или политические игры современности. 1980 год. Загадочная телеграмма заставляет аспиранта Алексея Ноговицына вернуться из стройотряда. Действие романа занимает всего девять дней, и в этот короткий отрезок умещается всё: история любви с умной и жесткой девушкой Мусей, религиозные метания, просмотры запрещенных фильмов и допросы в КГБ. Все, что происходит с героем – не случайно. Кто-то проверяет его на прочность. А фоном – нарядная и душная олимпийская Москва, квартиры, улицы, электрички, аудитории МГУ, прощание с Высоцким, Лужники.© Архангельский А.Н., 2018© ООО «Издательство АСТ», 2018© & ℗ ООО «Аудиокнига», 2018Продюсер аудиозаписи: Татьяна Плюта
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-120754-0
Отзывы Livelib
Kseniya_Ustinova
4 июля 2018
оценил(а) на
4.0
Архангельский представляется мне археологом, который нашел пласт 80-ых годов прошлого века и очень тщательно щеточкой начал обрабатывать окаменелость. На мой взгляд, главное, что должно быть в читателе, чтобы книга «сработала» - это жизненный опыт в сознательном возрасте в 80-ые, либо интерес к этому периоду. Идет мощная волна ностальгирования по эпохе, по вопросам, которые тогда задавались, по темам, которые тогда волновали.Александр Архангельский старше моих родителей, я то и вовсе родилась в 1990 году, к тому же эпохой не интересовалась и представляю ее смутно. Точнее вообще не представляю. Поэтому «эффект ностальгии» на мне не работает. Я могу лишь отметить, что в описательных частях очень понравился язык автора, я прямо наслаждалась этими абзацами, иногда целыми страницами, которые «обволакивали одеялом атмосферы». И места эти действительно прекрасны сами по себе, но в рамках романа выглядят чужеродно. Одно дело «Петровы в гриппе», когда вся история написана одним языком – неважно, интерьер это или диалоги. И совсем другое, когда герои существуют отдельно, сюжет отдельно, а атмосфера отдельно.Мне было очень сложно следить за событиями. Я вообще тяжело читаю детективы, поэтому приемы этого жанра меня серьезно стопорили. Это нагнетание девяти дней, которые происходят «сейчас» и сюжеты трехлетней давности, которые это сейчас должны объяснить, воспринимались мной очень сумбурным действием. За всем этим пытаться понять и прочувствовать героя уже не получается возможным. Тем более герой крайне инфантилен, податлив, как из глины каждый лепит из него что хочет, при том что никто ничего не хочет и вообще Высоцкий умер.Этот роман вполне могла написать, скажем, Маринина, в главные герои вывели бы Мусю, и все заиграло бы новыми красками: динамика была бы на уровне, целостности вышло бы больше, характеров.Сразу вспоминается фраза Анны Наринской из встречи «Дискуссия: Как вести разговор о книгах», о том, что современно русского писателя можно разве что похвалить за старание. В этой книге чувствуется старание, но старание это вышло излишним. Сильное влияние редакции, многочисленные переписывания сюжета, смещения акцентов, наполнение элементами. Герой потерялся, детектив не детектив, все написано разным языком. А читатель я, увы, неподходящего возраста.
Manowar76
17 сентября 2020
оценил(а) на
4.0
Почему решил прочитать: дочитал трилогию Леки , решил начать "Имя розы" . С утра прочитал только предисловие, а днём наткнулся на новость, что "Бюро проверки" взяло второе место БОЛЬШОЙ КНИГИ-2018. "Памяти памяти" , занявшую первое место, я читать не буду, "Июнь" Быкова , взявший бронзу, я прочитал сразу после выхода, а "Бюро проверки" после вкусной рецензии Юзефович, собирался прочитать давно. А тут такой повод. (Книга прочитана в декабре 2018 г.) В итоге: ладно и складно описана Москва времён Олимпиады-80. Очень много подробностей и примет времени. Собственно, они для автора однозначно важнее, чем неспешный сюжет. Думается, лучше Юзефович про роман и не напишешь. Всем, кто хочет прочувствовать, как жилось интеллигентному студенту в позднем СССР, читать обязательно, как и тем, кто хочет поностальгировать. Чтобы не быть голословным, начиная со второй части романа, я решил выписать несколько десятков примет времени. Надо учитывать, что атмосферу автор создавал в первой части романа, во второй части больше внимания уделено сюжету, эпистолярному жанру и даже снам. Смешные пионерские флажки и похоронные бумажные цветочки в толпе, согнанной для встречи делегации из Индии; ларёчки с пивом; огромный синий почтовый ящик с выпуклыми буквами "Почта СССР"; парторги и комсорги; междугородние звонки, которые в ручную коммутировали телефонистки; совхозы; профессорские шапочки; пятирублёвые купюры; крепдешиновые платья; кассетные магнитофоны с Джо Дассеном; запах струганного хозяйственного мыла в ванной; шампуни "Ивушка", "Края-Кря", "Берёзка"; дамский кошелёчек с золотыми перекрещенными шпуньками; двушки для телефона-автомата; открытки с многоцветным фото Первомая; олимпийская марка с толстопопой копьеметательницей; запонка из глинистого янтаря; заседания комитета комсомола; УЗИ по большому блату в НИИ акушерства; радиорубки; справки для приобретения машины из-за границы; мясной отдел на рынке, под плакатом с контурным изображением улыбчивой свиньи; банки югославской ветчины с аппетитным окороком на крышке; жёлтые банки с пивом "Золотое кольцо", зеленая бутылка "Цинандали", покоцанный синий бидон со свекольником; стройотряды; брезентовые рюкзаки; "Солнцедар"; торт из кулинарии ресторана "Прага"; Первый отдел при деканате; блокнотик в красной лакированной обложке с золотыми правдинскими буквами " Делегату профсоюзной конференции"; бакинский кондиционер на окошко; доносы; подпольная религиозная литература; кровать железная никелерованная, с шишечками; спекулянты, торгующие записями Высоцкого и Никитиных, книгами Булгакова; статуя Дзержинского; Дукатская "Прима", настоящая махорка, горлодёр; дефицитный торт "Птичье молоко", конфеты "Белочка", "Трюфель" и "Мишка на Севере"; портрет печального Ленина, бордовый вымпел с жёлтыми кистями; интернациональный долг, война в Афганистане; подшивки журналов "Коммунист", " Вопросы философии", " Новый мир"; тёмная тесная столовая, где пахло кислой тушёной капустой, хлоркой, желудёвым кофе и мясной подливой; Гипсовая фигура Ленина и красная ковровая дорожка в вестибюле института; переплётчик, как уважаемая профессия и так далее. Сюжет у книги слабый, нитевидный. Да и какой сюжет может быть у обычной жизни обычного парня с факультета философии. Девять дней - от начала Олимпиады до смерти Высоцкого. Богоискательство, любовь, застой, КГБ. Концовочка смазанная, но бытописательству это простительно. 8(ОЧЕНЬ ХОРОШО) Олимпиада-1980 Очередь к могиле Высоцкого
TatyanaKrasnova941
26 июля 2018
оценил(а) на
4.0
Один ищет Бога, другой хочет быть Богом сам. Они вышли из пунктов А и Б навстречу друг другу.Эта книга не висела у меня в долгих списках — незапланированное чтение. Хотела только заглянуть, но читала до конца не отрываясь, потому что: - это роман-загадка, и нельзя было уснуть, не получив отгадку; - моя давняя мечта — современный роман идей, и чтобы русские мальчики/девочки, и долгие разговоры, и столкновение мировоззрений.Здесь не сегодняшний день, а вчерашний — что ж, я в 80-м году была шестиклассницей, но прекрасно помню и олимпийского мишку, и общество лицемерия, и блеск/нищету столицы/провинции, и страшное слово Афганистан.Главный герой — вполне себе благополучный аспирант МГУ. Философ. Не без тайны — верующий, православный, ищет свой Путь. Но какой же интеллигент без духовного поиска? Всех проблем — предстоящий неравный брак с дочкой дипломата, которой на Духовный Поиск искренне плевать. И вдруг за несколько дней всё благополучие и фактически вся жизнь ГГ рушится.Действие происходит в течение 9 дней, с 19 по 27 июля — интересно, что как раз в эти же числа я и читала роман, что добавляло фантастичной достоверности. Времена просвечивали друг сквозь друга.Так кто же этот таинственный знакомый по переписке, дающий ответы на болевые вопросы молодого философа (тут стоит обратить внимание на подзаголовок книги)? Ведущий его по жизни, предостерегающий от опасностей? Он вообще друг — или наоборот? События, связанные с письмами — мистика или совпадения? Кто проверяет героя на прочность — небесная канцелярия или какая-то другая? Кто там сидит на Олимпе?«Как выйти на прямую Бога? Как победить бессмысленные знаки?» Начинаешь читать социальный роман с узнаваемой атмосферой 80-х, сцена знакомства с родителями невесты напоминает фильм «Курьер» — а он незаметно преображается в роман мистический и вызывает в памяти уже «Волхва» Фаулза, где кто-то превращает героя в марионетку, а его жизнь — в спектакль, смысл которого, как и финал, неведом.Интерес — по нарастающей, язык — прекрасный. Например, герой приходит в гости. Видишь большой абзац с описанием комнаты, ёжишься: не пропустить ли, так ли уж мне важно, что там у них по углам. А там — домашняя библиотека! и описание такое вкусное, что когда оно заканчивается, становится жаль — я бы еще на этих полках покопалась.Среди бонусов книги также пасхалки, которые я собирала с удовольствием, вроде лоскутка из жилетки Гоголя, вшитого в переплет книги, или крышки чугунного утюга в виде головы Льва Толстого.
ALYOSHA3000
13 июня 2018
Умберто Эко, конечно, не первым взялся за модернизацию (постмодернизацию) детектива как жанра, но успех «Имени розы» заставляет все-таки называть ее автора прародителем расшатывания детективистской формы. Главное достижение заключалось в смещении акцентов: мнимо центральные загадка и процесс ее разгадывания перестали быть смысловым ядром книги. «Бюро проверки», основное действие которого происходит, кстати говоря, в год написания романа Эко, наследует эту традицию и по уровню ее реализации явно превосходит большую часть подобных отечественных экспериментов в современной литературе. (Последним из таких принято считать бестселлер Яны Вагнер – ладно скроенный, но абсолютно провальный из-за неудачной трансформации детектива в социально-психологический роман и, как следствие, смазанности и того, и другого.)Первую половину книги Архангельского приходится нащупывать саму сущность интриги, вторую – брести к эпилогу параллельно с ней, обязательной, но обманчивой и глубоко вторичной. Важно не столько сопротивление героя каким-то по-кафкиански неопределенным (но определенно враждебным) силам своего времени, сколько путь его самоопределения в таких условиях. «Я, котя, не умею петь. Я умею быть» – заявляет герою любимая и на резонный вопрос, что это такое – быть, отвечает: «Вырастешь – узнаешь». И далее все как в сказке Юрия Степанова, где выросшему, но так ничего и не узнавшему Жирафенку отец говорит: «Ты уже сам не маленький, пора самому все знать!» Знание мечется между «рано» и «поздно», отчего и сомнительно. Веер прочих проблем, затрагиваемых в «Бюро», раскрывается вне какой бы то ни было афористичности. Ещё Грэм Грин иронизировал над слепой любовью читательской аудитории к звучным цитатам. У Архангельского за внешним «ничего» есть все. Взаимоотношения быта и бытия, веры и религии, обеих – с государством, человека – с ними всеми. Духота повсеместной советской пошлости с ее интеллигентским нытьем с одной стороны и «бодрячковым идиотизмом» – с другой. Время, когда одновременно с Афганской войной проходит Олимпиада, а в воздухе незримо витает дух «Олимпии» Рифеншталь. Эпоха, правила которой вынуждают «ковырнуть Леонида Ильича» на полке с книгами, чтобы добраться до «литературы второго ряда». Вряд ли роман так пессимистичен, как может показаться на первый взгляд. Дело вот в чем. Количество прямых отсылок к Пастернаку у Архангельского гораздо больше, чем могла бы себе позволить случайность: тут и там цитируются его стихи, выделяются его синие тома на одной из множества книжных полок в романе и даже упоминается «та известная фотография» Пастернака. Именно поэтому закономерна мысль о том, что «Бюро» неспроста заканчивается следующим образом: «И все-таки тоска не подступала, лишь нарастало сладостное чувство ожидания, словно прошлое уже ушло, а новое еще не наступило». Такому финалу подспудно вторит голос Юрия Живаго. Смерти не будет, потому что прежнее прошло. Это почти как: смерти не будет, потому что это уже видали, это старо и надоело, а теперь требуется новое, а новое есть жизнь вечная.
DollakUngallant
22 сентября 2018
оценил(а) на
5.0
"Я жил одним, а верил в другое, и полюса расходились всё дальше" «Чем точнее попадешь, тем оглушительней». Кажется такой девиз у боксеров. Но так же с этой книжкой сложилось у меня. С оглушительной точностью в ней переданы приметы времени. Знаки, приметы, явления, признаки и симптомы жаркого олимпийского лета далекого 1980 года в Москве. Из каких-то таких хранилищ памяти они извлечены Архангельским в абсолютно не поврежденном состоянии. Многие читатели отмечают этот факт. Запах горькой дешевой «Примы». Пахнущая краской телефонная будка. Накрахмаленный милиционер в будке на перекрестке. Прозрачные конусы соков в отделе бакалеи. Газета «За рубежом». Ах черт возьми, как метко!И многое в книге вызывает чудесное, простите, интеллектуальное волнение от строчки к строчке: и это сумалеевское: «культура начинается с дистанции», и вовремя упомянутое Окуджавы: «И поручиком в отставке сам себя воображал», и: «механическая пишущая машинка с маленькими круглыми клавишами, которые росли на длинных ножках, как поздние опята».При гениально переданных приметах и свойствах времени А. Архангельский создает абсолютно не типичный для того период нашей истории образ Алексея Ноговицына православного воцерковленного верующего студента, затем аспиранта философского факультета. В жизни Алексея есть загадочное ясновидение его духовника о. Артемия. Завораживающая загадка предвидения будущих событий в жизни Алексея и страны, которые делает невидимый духовный православный наставник. Нам всем тогда кто-то незримый говорил, что мы не так живем… Нам не всегда удавалось расслышать. Впрочем, когда, в какие времена русский человек чувствовал уверенность, что живет правильно, по совести и в соответствии с Божьим замыслом? Ноговицын упорный и стойкий в вере своей человек, которому предстоит стать образцом для будущих поколений. Он не совершит яркого подвига, он просто останется честным человеком в условиях тогдашней чудовищно лживой жизни. Он выдержит тяжелое испытание для чести и совести, Ноговицын откажется давать показания на своего учителя. За это будет отчислен из университета и уйдет в армию, на советско-афганскую войну. Алексей оказался настоящим человеком, мужчиной, солдатом будущей армии преображения. Я имел счастье знать таких людей.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Бюро проверки
3.8
Бюро проверки

Александр Архангельский

Обложка: Александр I
3.3
Александр I

Александр Архангельский

Обложка: Лицей 2019. Третий выпуск
3.5
Лицей 2019. Третий выпуск

Антон Азаренков, Оксана Васякина, Никита Немцев, Павел Пономарев, Анастасия Разумова, Александра Шалашова

Обложка: Цена отсечения
3.7
Цена отсечения

Александр Архангельский