Далекая Радуга
Обложка: Далекая Радуга

Далекая Радуга

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.4
1962 год
12+
Автор
Аркадий и Борис Стругацкие
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Владимир Левашев
Издательство
АРДИС
О книге
Аркадий Натанович и Борис Натанович Стругацкие – классики современной научной и социальной фантастики. Произведения Стругацких издавались в переводах на 42 языках в 33 странах мира. На русском языке вышло четыре полных собрания их сочинений.На планете Радуга проводятся опыты по нуль-транспортировке – новому способу перемещения в пространстве. Очередной эксперимент вызывает катастрофу, которая неминуемо должна уничтожить всё живое. Единственное средство спасения – десантный звездолёт «Тариэль» – не сможет вместить всех людей планеты. Герои повести должны сделать страшный выбор, кого и что спасти…
ЖанрыИнформация
ISBN
4607031764152
Отзывы Livelib
AceLiosko
16 октября 2021
оценил(а) на
4.0
Одно из ранних произведений цикла "мир Полудня". Уже не такое бодро-оптимистическое, как книги Предполуденного цикла, но ещё и не настолько разочарованно-обреченное, как "Волны гасят ветер".На самом деле, история показалась мне достаточно странной, ведь я уловила в ней всего одну цельную мысль: как разные люди расставляют приоритеты в преддверии неминуемой гибели? Кого или что они попытаются спасти? Как будет действовать общество в целом, а как - отдельные люди? Всё это на фоне каких-то совершенно нереальных локаций планеты Радуга - огромного полигона для физических экспериментов, на которой при этом есть туристы (!) и дети (!!). Это такая человеческая самонадеянность - тащить в смертельно опасную ловушку, не имея даже ресурсов для всеобщей эвакуации, самые уязвимых и неподготовленных?В любом случае, мы наблюдаем этот Армагеддон маленького мирка (всего на планете около 500 человек) с разных точек зрения: влюблённого молодого инженера, умудренного жизнью десантника, оторванных от реальности учёных, не готовых бросить свои изыскания даже на краю гибели, и других,чьи истории читатель увидит лишь вскользь. Все они могут быть как безрассудно смелы, так и банально испуганны: за себя, за других, за свой труд, за будущее.Но в чем был высший смысл истории катастрофы Радуги, я, скорее всего, не уразумела.
Olke
28 апреля 2015
оценил(а) на
5.0
В какой-то момент чтения книги мне захотелось сесть в машину времени и отправиться... Нет, не лет на 300 вперёд, когда можно спокойно полететь на какую-нибудь отдалённую планету в отпуск, а в прошлое, в 60-е годы, годы написания романа. Для того, чтобы понять какое впечатление произвела бы эта книга на меня тогда, а именно первые главы. Когда я их читала, то мне казалось, что речь не о будущем, а о какой-то параллельной реальности. Настолько были близки и девушка в косынке, и парень играющий на банджо, тёплые шутки и одухотворённость людей, но были и тотальный дефицит, и относительная мораль. Вон как мило и по-родному- Какой вздор! - воскликнула Джина. - Успокойся, девочка! Какие слова: "украла", "оскорбила", "энергия"! У кого она украла энергию? Ведь не у Детского же!Но следующие главы стёрли это моё желание. Теперь мне было всё равно в каком я времени, потому как роман Стругацких, хоть, и звучит с ретро-нотками, но актуален и сейчас. Вечный вопрос о смысле жизни. Каждый человек рано или поздно пытается на него ответить и каждый же отвечает по-своему, руководствуясь своими интересами. ... я убеждён, что смысл человеческой жизни - это научное познание. И право же, мне горько видеть, что миллиарды людей в наше время сторонятся науки, ищут своё призвание в сентиментальном общении с природой, которое они называют искусством, удовлетворяются скольжением по поверхности явлений, которое они называют эстетическим восприятием.Знакомо? Да, противопоставление науки и искусства - вечная тема. И будущему её не избежать.Этот конфликт разрастался и разбился, как волна о скалы перед страхом смерти, смерти физической и смерти духовной - и тут не знаешь что страшнее для учёного и творца - погибнуть только самому или вместе с тобой исчезнут все твои достижения, всё то ради чего ты жил и работал, творил... Что вся твоя жизнь окажется напрасной жертвой.Экстремальные ситуации раскрывают людей. Я боюсь таких ситуаций. Я не хочу, чтобы в жизни мне пришлось попасть в такие обстоятельства, что из меня полезет мелочное и гадкое, что запрятано глубоко, глубоко, о чём я даже не подозреваю. Конечно, я могу напротив проявить себя лучше, чем от меня ожидается. Но лучше пусть не будет такого выбора.Думаю, что жители и гости Далёкой Радуги тоже не мечтали о таком, но это случилось. Глобальная катастрофа. Учёные своими опытами регулярно нарушали экологическую ситуацию на планете, но жажда познать, достигнуть, подчинить продолжала руководить ими. Планета не выдержала и реакция её вполне предсказуемая - она решила убрать тех, кто ей досаждает. Она решила убить людей. Убить быстро, без разбора кто прав, и кто виноват. Для неё это своевременное и правильное решение, для человека - жуткое и неожиданное. Но жуть этой книги не в том, что все погибнут, а что кто-то может остаться в живых. Но кто? Надо сделать выбор. На планете есть взрослые, среди которые светила науки и гениальные художники, есть дети, есть люди, которые просто любят друг друга, для которых знать что через несколько часов умрёт самый дорогой человек хуже их собственной гибели. Кому остаться здесь навсегда, а кому вернуться на Землю? Об этом надо читать. И не столько для того, чтобы узнать чем всё закончится, а больше, чтобы в очередной раз понять природу человека.Когда я отложила роман я думала не только о только последствиях катастрофы, но и о том как получилось, что её допустили, о том что можно было бы сделать, чтобы всё случившее не было настолько фатальным. Почему учёные не просчитали что рано или поздно такое случится? Наращивая силу эксперимента, они должны были подумать о силе реакции, а значить предусмотреть что делать в случае, если сила окажется запредельной. Например, обеспечить необходимое количество звездолётов, хотя о чём я говорю, если на планете не могли победить дефицит энергии. Далёкая Радуга - явно экспериментальная площадка и площадка опасная. Так почему же там был детский интернат? Не лучше ли было закрыть эту планету для всех и организовать научную станцию с вахтовым методом работы научных сотрудников? Ну это так... мысли, которые вообще не о книге. И возврат к ощущениям, что не будущее вся эта история, а параллельная реальность.
Kseniya_Ustinova
26 декабря 2018
оценил(а) на
3.0
Книга поднимает много проблем, но в рамках маленького объема вызывает кучу вопросов, при этом еще и навивает скуку. Мне откровенно не интересно было большую часть повествования, не смотря на всю динамику и просто кучу персонажей, я терялась и скучала. Проблема выбора искусства и науки была уж больно откровенно в лоб, на таком уровне дискуссию ведут в 16 лет, но никак не взрослые состоявшиеся мужчины. Проблема волны для меня вообще неадекватна, если каждый эксперимент с нуль-транспортировкой заканчиваются подобной трагедией, почему планета не обеспечена необходимыми средствами спасения за тридцать то лет? Нужным количеством кораблей или какими-то бункерами? Тут моя логика скрепит и просит все переделать. А если все переделать, то книга вообще перестает существовать. Гуманитарная проблема – спасать детей и брать решение на себя – тут я тоже не поверила и кривилась. Как научная фантастика – много интересных идей. Как цельное произведение – ничего не понравилось.
strannik102
17 июля 2012
оценил(а) на
5.0
Первые две главы дают читающему картину почти лубочную и буколическую, рисуют образ совершенно благоустроенной и какой-то едва ли не полусонной планеты с абсолютно лояльным климатом и отличной пригодностью для томительной неги. Присутствие в первой главе влюблённой пары только резче и чётче прорисовывает эти приметы Радуги. И экипаж небольшого Д-звездолёта "Тэриэль" немедленно наполняется этим чувством, и авторы тут же помогают своим героям погрузиться в глубины охватившего их чувства, отправляя добряка и бородача Перси Диксона в Детское, устраивая штурману и космическому "волку" Марку Валькенштейну совершенно "случайную" встречу с томной красавицей-брюнеткой Алей Постышевой и суля дружеский обед с бывшим коллегой-десантником Леониду Андреевичу Горбовскому, капитану "Тэриэля". Для контраста Стругацкие подкидывают и демонстрируют нам самые актуальные и острые проблемы Радуги — дефицит энергии, чрезвычайно необходимой всем научным группам населения планеты. Энергии, необходимой, прежде всего, для решения самой насущной проблемы, проблемы нуль-транспортировки. Вся эта благодать заканчивается весьма быстро — ход эксперимента вышел из под контроля физиков и на обоих полюсах планеты возникла смертоносная Волна совершенно нового, неизученного ещё типа, представляющая собой мощнейший выброс вырожденной материи и обладающая чрезвычайной разрушительной силой. И перед людьми во весь рост встают самые простые и самые сложно решаемые проблемы — как спасать, что спасать и кого спасать. Спасать при минимуме средств спасения. Должен (и не единожды) сделать свой страшный Выбор наш влюблённый физик-нулевик Роберт Скляров, должны сделать Выбор физики-теоретики Патрик, Ламондуа, Маляев, энергетик Радуги Пагава и их оппоненты и визави, обречены на Выбор все остальные маленькие и большие люди этой научной планеты, и точно так же вынуждены принимать непростые решения Диксон, Валькенштейн и Горбовский — экипаж маленького десантного Д-звездолёта. Собственно говоря, вот эта необходимость делать какой-то определённый Выбор в острой, критической, смертельной ситуации, и является зерном этой небольшой по объёму, но такой важной для понимания системы ценностей Стругацких повести. И поневоле сам себя ставишь на место самых разных героев книги, пытаешься понять их мотивы и пытаешься разобраться в себе, в том, а как поступил бы ты сам...
chuk
22 ноября 2012
оценил(а) на
5.0
Огромное удовольствие - читать и перечитывать эту книгу, смаковать остроумные фразочки, непривычные словечки, ярких героев, головокружительные повороты сюжета. Люблю эту повесть за многое: за неподражаемого Горбовского с его "Можно я лягу?", за образ милой Али Постышевой, "высокой полной брюнетки в белых шортах", тянущей за собой тяжелый кабель, за Камилла, последнего из Чёртовой дюжины, за многих других. И особенно за это: "Он испустил протяжный рык и, брыкнув ногами, помчался на четвереньках в лес. Несколько секунд ребятишки, открыв рты, смотрели на него, потом кто-то весело взвизгнул, кто-то воинственно завопил, и всей толпой они побежали за Габой, который уже выглядывал с рычанием из-за деревьев." Но больше всего за это: "Горбовского сильно толкнули в плечо. Он пошатнулся и увидел, как Скляров испуганно пятится, отступая, а на него молча идет маленькая тонкая женщина, удивительно изящная и стройная, с сильной сединой в золотых волосах и прекрасным, но словно окаменевшим лицом." Ну и конечно же за это: ...Ты, не склоняя головы, Смотрела в прорезь синевы И продолжала путь...
С этой книгой слушают Все
Обложка: Пикник на обочине
Пикник на обочине

Аркадий и Борис Стругацкие

4.4
Обложка: Понедельник начинается в субботу
Понедельник начинается в субботу

Аркадий и Борис Стругацкие

4.2
Обложка: Трудно быть богом
Трудно быть богом

Аркадий и Борис Стругацкие

4.3
Обложка: Обитаемый остров
Обитаемый остров

Аркадий и Борис Стругацкие

4.3
Обложка: Понедельник начинается в субботу
4.5
Понедельник начинается в субботу

Аркадий и Борис Стругацкие

Обложка: Трудно быть богом
4.3
Трудно быть богом

Аркадий и Борис Стругацкие

Бесплатно
Обложка: Пикник на обочине
4.7
Пикник на обочине

Аркадий и Борис Стругацкие

Обложка: Жук в муравейнике
Жук в муравейнике

Аркадий и Борис Стругацкие

4.4
Обложка: Град обреченный
Град обреченный

Аркадий и Борис Стругацкие

4.4
Обложка: Волны гасят ветер
Волны гасят ветер

Аркадий и Борис Стругацкие

4.3
Обложка: Пикник на обочине + лекция Дмитрия Быкова
Пикник на обочине + лекция Дмитрия Быкова

Дмитрий Быков, Аркадий и Борис Стругацкие

4.5
Обложка: Полдень, XXII век
4.2
Полдень, XXII век

Аркадий и Борис Стругацкие

Обложка: За миллиард лет до конца света
За миллиард лет до конца света

Аркадий и Борис Стругацкие

4.3