Жизнь двенадцати цезарей
Обложка: Жизнь двенадцати цезарей

Новое

Жизнь двенадцати цезарей

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.3
62 стр.
1990 год
12+
Автор
Гай Транквилл
Исполнитель
Владимир Самойлов
Издательство
АРДИС
О книге
СВЕТОНИЙ Гай Транквилл [ок. 120 г. н. э.] – римский историк и писатель, автор недошедших сочинений энциклопедического характера.«Жизнь двенадцати цезарей» – памятник римской литературы, благодаря которому череда римских императоров – Цезарь, Август, Тибрий, Калигула, Нерон, Тит – из исторических имен воплотилась в художественные образы. Действие книги охватывает почти два столетия – с 80 г. до н.э. по 96 г. н.э. За этот период Рим из республики превратился в империю. С равной обстоятельностью автор излагает исторические события и детали из жизни двенадцати цезарей, представляет биографические сведения о каждом – от внешности и привычек до участия в важнейших событиях римской истории.Книга 1Божественный ЮлийКнига 2Божественный АвгустКнига 3ТиберийКнига 4Гай КалигулаКнига 5Божественный КлавдийКнига 6НеронКнига 7ГальбаОтонВиттелийКнига 8Божественный ВеспасианБожественный ТитДомициан
ЖанрыИнформация
ISBN
4607031753255
Отзывы Livelib
boservas
8 августа 2019
оценил(а) на
5.0
Один из самых знаменитых литературных памятников античных времен из дошедших до наших дней.Книга, если есть хотя бы небольшая историческая подготовка, читается очень легко. Почему я говорю об исторической подготовке, потому что, если её нет, то будет очень сложно ориентироваться в калейдоскопе имен, событий и понятий, что может привести к тотальному отупению и досрочному завершению проекта по одолению литературного артефакта.Гай Светоний Транквилл, таково полное имя автора, будучи личным секретарем императора Адриана, взялся за этот труд, возможно, для назидательного воздействия на патрона.Сочинение состоит из восьми книг; первые шесть посвящены императорам из рода Юлиев, седьмая – «солдатским» императорам, восьмая – Флавиям.Светоний не занимается историческим анализом, он не исследует экономические и политический проблемы, не описывает подробности многочисленных войн, чем обычно занимались римские историки. Вместо этого он сосредотачивается на подробностях личной жизни императоров, особенностях характера и внешности, привычках; не чурается он и анекдотов. Главная его задача – написать как можно более живописный портрет каждого, из попавших в обзор, бывших императоров.Автор благоразумно заканчивает сочинение на Домициане – последнем из Флавиев. Дело в том, что после него к власти придет Нерва – родоначальник новой императорской династии Антонинов. Адриан, которому служил Светоний, был третьим из этой династии. Антонины на фоне предыдущих правителей выгодно отличались, в народе их даже величали «хорошими» императорами, поэтому автор не стал включать в книгу Нерву и Траяна – родственников Адриана.Если попытаться кратко сформулировать основную идею книги Светония, которую, возможно, он даже не пытался проводить, само так получилось, - абсолютная власть развращает.Перед нами проходит череда правителей Империи, с каждым новым поколением погружающихся во всё большее самодурство, безответственность, развращенность. Гай Юлий ЦезарьЕсли два первых императора – Гай Юлий Цезарь и Октавиан Август еще пытались сохранять человеческий облик, уважать древний закон и демонстрировать народу хотя бы видимость заботы и справедливости, то их потомки пустились во все тяжкие. ТиберийУже Тиберий погряз в распутстве и беззаконности, отправляя людей на казнь по капризу и устраивая многочисленные оргии, но это были еще цветочки по сравнению с выходками его внука Гая Юлия Германика, более известного нам под именем Калигула. КалигулаЕго девизом было: «Не забывай, что я могу сделать что угодно и с кем угодно», и он делал: сожительствовал с родными сёстрами, насиловал жен римских граждан, забирал почти целиком имущество умерших. Не удивительно, что ненависть к нему росла, но на это он отвечал: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись!». В своей кровожадности он однажды произнес: «О, если бы у римского народа была только одна шея!» " НеронНу, а апогеем беспутства и абсолютной безответственности стало правление Нерона, который ко всем мыслимым и немыслимым преступлениям прибавил инцест с матерью (правда, в нем он только подозревался) и её убийство. А еще он прославился как отъявленный гомосексуалист, женившийся на мальчиках и выходивший замуж за своих вольноотпущенников. Это, видимо, первые зафиксированные в истории, однополые браки, так что нынешним поборникам толерантности есть на кого ровняться.Все первые римские императоры были поборниками однополой любви, включая даже самого основателя имперской власти – Гая Юлия Цезаря. Случилось единственное исключение – дядя Калигулы и приемный отец Нерона – Клавдий. У него тоже было полно пороков: чревоугодие, пьянство, игра, стяжательство, но вот в половом вопросе он был крайне традиционен, предпочитая исключительно женщин, потому и выглядит на фоне других белой вороной.Доведя страну до страшного кризиса, Нерон покончил с собой, прервав династию Юлиев, а для империи настал страшный год – 68/69 – год троих императоров, сменившихся за короткий срок. Их принято называть «солдатскими», потому что к власти их поочередно приводили восставшие против предыдущего правителя легионы. Кстати, один из этой троицы – Отон – был бывшим любовником Нерона. В беспутстве и разнузданности солдатские избранники не уступали полноправным цезарям, а в сребролюбии, даже пытались превзойти.Некий конец царственному беспределу положил приход к власти новой династии – Флавиев, чей род был не очень знатным. Флавии, не лишенные большинства пороков предшественников, в целом в труде Светония выглядят намного выигрышнее. Автор как бы дает понять, что после нероновского пика, чем ближе к нынешним, современным ему, правителям, тем человеческие качества императоров оказываются лучше.Выше я перечислил несколько крылатых фраз Калигулы, но и другие цезари вошли в историю своим красноречием, отмеченным у Светония.Гай Юлий Цезарь: Лучше сразу умереть, чем жить ожиданием смерти. Я предпочел бы быть первым в бедном городке, чем вторым в Риме. И ты, Брут! (В оригинале "И ты, дитя моё!")Октавиан Август: Измена мне мила, а изменники противны. Торопись медленно.Тиберий: Вы не знаете, что за изверг — эта власть. После моей смерти хоть земля смешается с огнём Нерон: Какой артист погибает.Тит: Деньги не пахнут.
malasla
15 ноября 2011
оценил(а) на
5.0
Да-да, это снова я.Осилила Светония и с ним вернулась радость жизни.Светоний, вообще, кто такой? Светоний - это такой римлянин. У них, римлян, было до черта много свободного времени, так что в свободное от пиров, гладиаторских игр и прочих утомительных занятий времени, он могли позволить себе поразвлекаться, сочиняя историю.Именно это - увлекательная история от Гая Юлия Цезаря до Домициана нас и ждет.Это не такая история, как была в школе, и чем лучше я это понимала, тем более горько мне становилось. Потому что такую историю знали бы все.Ведь как, казалось бы, просто - прошерстить источники, порасспрашивать родственников постарше - и зафигачить двенадцать историй, полных сплетен, интриг, домыслов, лакун и дурных предзнаменований.Вы знали, что со времен Гая Юлия для политика считается хорошим знаком увидеть, как он насилует во сне свою мать? В смысле - если вам это не снилось, забудьте о политике, так говорили все толкователи сновидений. Ну, до Фрейда, по крайней мере.А вы знали, что Октавиан Август с 19 до 21 года развлекался тем, что топил Рим в крови? Причем войн в это время не было - ему просто нравилось смотреть, как умирают люди? Вы знали, что тот же Октавиан бился головой о стену и приговаривал: "Квинтилий Вар, верни мне мои легионы!", а легионы не возвращались.Вы знали, что история Тиберия тааак сильно напоминает историю Сталина, что страшно становится?Вы знали, что Калигула шесть лет жил при Тиберие, убившем его родителей и двух братьев и все эти шесть лет каждый день ему удавалось не дать повода убить и его тоже? А что он правил всего три года? Три года - и за это время его успели возненавидеть так сильно!Вы знали, что Клавдий был самым забавным из императоров, и что никто никогда не принимал его всерьез? Что его жена вышла замуж повторно, даже не удосужившись с ним развестись? И что взяв в жены свою племянницу (кстати говоря, она также была любовницей и Калигулы, своего брата, и, говорят, даже Нерона - своего сына), он продолжен в публичных речах называть ее дочерью?Вы знали, что Нерон выиграл невероятное количество певческих и актерских состязаний? И что именно он сделал стремный калигуловский закон про завещания еще более стремным: если раньше императору просто обязательно нужно было что-то завещать, то теперь ему нужно было завещать "необидную" часть, иначе он печалился и конфисковал все.Вы знали, что Гальбу так звали непонятно почему? То ли за то, что он любил груши, то ли за то, что его предки были из Галли, то ли за то, что он был высокий и худой, то ли за то, что низкий и толстый. Воистину - самый загадочный парень из всех.Вы знали, что Отон правил через силу. Он на самом деле не хотел, его буквально заставили сделать это солдаты.Вы знали, что Вителлий стал третьи цезарем в тот год и при нем сменилось 12 консулов - за пару месяцев правления?Вы знали, что именно Светоний первым пересказал о Веспасиане историю о том, что деньги не пахнут, что именно он, Веспасиан, который поднялся при Калигуле и был приятелем Нерона, построил Колизей и первым смеялся над собой?Вы знали, что его сыновья, Тит и Домициан, боролись за власть, и их семья правила ровно столько же, сколько Калигула, Клавдий и Нерон вместе взятые?Читать эту книгу приятно, но очень долго. То и дело приходится идти читать комментарии, попутно узнавая все, что только можно о Риме того времени. Неприятное место было, скажу я вам.Но сплетен и басен оно наплодило так, что будь здоров. И за это мы любим цезарей.За это мы любим Светония.
strannik102
8 июня 2017
оценил(а) на
5.0
Впервые эту книгу читал где-то в середине 80-х — требовалось в связи с учёбой на юрфаке, — и тогда впечатления остались явно не в её пользу. Показалось и скучновато и нудновато и сумбурновато и суховато и ещё разные "...вато" можно присовокупить к тем старым впечатлениям. И потому книга числилась в списке прочитанных с оценкой * * *.А вот тут чего-то вдруг накатило — захотелось и впечатления о книге освежить, и в историю поглубже занырнуть (ну, туда, к началу 1 тысячелетия новой эры). Знаете чего я вам скажу — старые (в смысле, давно прочитанные книги) иногда полезно перечитывать. И отношение к читаемому обнаруживается совсем иное, и оценка другая и книге и автору, да и интерес к материалу более взрослый и взвешенный.Для меня, как для чела с бывшим юридическим образованием, книга представляет интерес как документ о римском праве. Не обо всём праве, но однако по мере чтения постоянно утыкаешься в фактическую информацию о самых разных юридическим аспектах жизни римлян и граждан Рима, а также и о негражданах Римской империи. И за этими мелькающими в книге подробностями куда как интересно следить со специальным прицелом — всё-таки в основе современной юриспруденции много чего "римского" содержится.Однако в книге Транквилла много и бытовых подробностей и деталей, характеризующих жизнь людей того времени. Конечно, ракурс авторского подхода к освещению темы таков, что он выхватывает только отдельные моменты и эпизоды, косвенно или напрямую связанные с описываемыми историческими личностями — в этом смысле уместна аналогия со светом автомобильных фар в ночное время — всё, что попадает в освещённую полосу, видно хорошо, но что там проносится мимо в неосвещённой зоне — так и остаётся неизвестным. Так и тут, в книге содержатся только те факты, которые прямо или косвенно попадают в зону интереса Гая Светония Транквилла как автора 12 биографий римских цезарей, а факты и эпизоды, напрямую с их жизнями не связанные (пусть даже они и имели важное значение для Рима или его областей и провинций), в книгу не попали.Однако эти нюансы авторского подхода совсем не умаляют значимости книги, и удовольствие от чтения было совершенно искренним и неподдельным.
shoo_by
21 июля 2018
Не время и не место для этой книги. Довольно сухие биографии перенесли меня ментально в школьные годы, в моменты подготовки домашки по истории. Мучительные моменты, которые не забыть теперь никогда. Осилила две первые биографии и отложила...
-273C
9 сентября 2012
оценил(а) на
4.0
-Божественный Цезарь пост сдал! -Божественный Цезарь пост принял! Бодрыми перекличками продвигается вперед древнеримская история. Статисты из сената и чернь в зрительном зале щедры на обожествления: чтобы избежать подобных посмертных почестей, императору надо было быть либо ненавидимым всеми тираном, либо патологически криворуким дебилом. Транквилл неглуп и старательно делает вид что так оно и должно быть. В конце концов, это норма современного ему общества, а причуды правителей есть лишь их причуды. Не так уж важно, изображает император из себя журавля или насилует благородных девиц - пока работает водопровод и регулярно проводятся гладиаторские бои, в Риме все спокойно. Спокойна и проза самого Транквилла: он жил в эпоху, свободную от сильных потрясений, поэтому мог себе позволить не впадать в идеологические истерики и даже стремиться к объективности. Не берусь судить, насколько достоверными сегодня считаются те или иные его воззрения, но читается весьма захватывающе.
С этой книгой читают Все
Обложка: Божественная комедия
Божественная комедия

Данте Алигьери

4.1
Новое
Обложка: Дубровский. Капитанская дочка. Повести Белкина
Обложка: Юмористические рассказы
Юмористические рассказы

Михаил Зощенко

3.8
Новое
Обложка: Пером и шпагой
Пером и шпагой

Валентин Пикуль

4.3
Новое
Обложка: Король, дама, валет
Король, дама, валет

Владимир Набоков

4.2
Новое
Обложка: Повести и рассказы
Повести и рассказы

Антон Чехов

4.5
Новое
Обложка: Похождения бравого солдата Швейка
Обложка: Невский проспект. Петербургские повести. Сборник: Нос. Портрет. Шинель. Коляска. Записки сумасшедшего
Обложка: Мастер и Маргарита
Мастер и Маргарита

Михаил Булгаков

4.6
Новое
Обложка: Лучшие рассказы
Лучшие рассказы

Аркадий Аверченко, Михаил Зощенко

3.0
Новое
Обложка: Битва железных канцлеров
Битва железных канцлеров

Валентин Пикуль

4.4
Новое
Обложка: Одиссея
Одиссея

Гомер

4.2
Новое
Обложка: Илиада
Илиада

Гомер

4.0
Новое
Обложка: Собачье сердце
Собачье сердце

Михаил Булгаков

4.4
Новое
Обложка: Юмористические рассказы
Юмористические рассказы

Григорий Горин

3.9
Новое