Пётр I и Алексей
Обложка: Пётр I и Алексей

Пётр I и Алексей

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.2
2010 год
Автор
Дмитрий Мережковский
Исполнитель
Владимир Самойлов
Издательство
АРДИС
О книге
«ПЁТР И АЛЕКСЕЙ» [1905] посвящён эпохе Петра I, трагическому противоречию старого и нового, европейского и старорусского начал.Это произведение является третьей частью трилогии «Христос и Антихрист», самого крупного сочинения Мережковского, принесшего ему общеевропейскую известность. В трилогии на примере трёх отдалённых во времени исторических эпох изображена вечная борьба Христа и Антихриста, битва добра со злом, которая, по мнению Мережковского, обостряется в кульминационные моменты истории.
ЖанрыИнформация
ISBN
4607031761120
Отзывы Livelib
Eco99
7 февраля 2022
оценил(а) на
5.0
Развитие темы Христа и Антихриста. Роль народа и правителей в формировании этих фигур. Книга в первую очередь о христианской вере. Сюжет плотно наполнен историческим материалом, поэтому произведение будет интересно тем, кто интересуется российской историей.Автор в очередной раз пытается соединить небесное и земное. Возможен ли между ними синтез? Фигура Петра I противоречива, сумасбродное в нем сочетается с заботой о будущем России, влекущая за собой самоотверженность. В Петре ярко очерчен Ветхозаветный Бог, он устанавливает законы и безжалостен к неповиновениям. Автор делает акцент в том, что Петр всегда обращается к Отцу Небесному, минуя Сына. Он не понимает роли Сына, милосердие и смирение Христа, ему чуждо, у него другая роль. Если основной чертой героя прошлой книги, Леонардо да Винчи, было созерцание, с тягой к небесному, то Петр I демонстрирует активное действие в окружающем земном мире. Реформируется государственная управленческая структура и армия. В образе Петра, Мережковский обрисовывает одну из идей в христианстве, противопоставляющей рабскому смирению лозунг - «Не мир пришел Я принести, но меч». Меч разделяющий, когда жертвенного пути не миновать.Церковь теряет свои ведущие позиции, становиться частью государства, на подобии других чиновников. Реформа церкви с одной стороны отдаляет её от лидирующих позиций, с другой, она еще больше деградирует в духовном плане, искажая веру и отстраняя от себя народ, давая народу шанс самостоятельных поисков. На фоне лицемерной и в чем-то предательской роли церкви, возникают различные интерпретации верований в массах. Автор много внимания уделяет религиозным поискам в народе. Вводится специальный персонаж - Тихон, который, на протяжении всего произведения ищет истинную веру. Через Тихона, автор проводит свои идеи, мысли, религиозные и философские поиски. Например, идею Третьего Завета:«Первый завет Ветхий – Царство Отца, второй завет Новый – Царство Сына, третий завет Последний – Царство Духа.»Поэтому приключения Тихона, его размышления, поиски веры, здесь одни из ключевых, чтобы понять самого автора.Царевич Алексей также неоднозначен как и его отец. С одной стороны он с детства избалован няньками и бабками, демонстрирует аморфное, безвольное поведение, не имеет своих стремлений, целей, согласованных с окружающей действительностью, пьянствует и изменяет жене. С другой стороны, на фоне буйной деятельности своего отца, он представляется народу в виде будущего спасителя, как потенциальный наследник престола. И какое-то время он безучастно играть эту роль, плывя по течению событий, доходя в своей пассивности, до предательства отца, его идей. Эту роль он играет в большей степени в виде марионетки влиятельных людей, противоборствующих царю сил. На определенном ходе этой игры, он подставляется под удар и внешне, становится жертвой, страдающим сыном от отца-деспота. В ходе претерпевания страданий, автор наделяет царевича свойствами Христа, агнца, идущего на страдания во имя народа и Отца. Что небезосновательно, народ также имеет мнение, что царевич - страдалец. А отцу он может не помешать, только пойдя на смерть.«Они молча смотрели друг другу в глаза одинаковым взором. И в этих лицах, столь разных, было сходство. Они отражали и углубляли друг друга, как зеркала, до бесконечности. Вдруг царевич усмехнулся слабою усмешкою и сказал просто, но таким странным, чуждым голосом, что казалось, что не он сам, а кто-то другой, далекий, из него говорит. – Я ведь знаю, батюшка: может быть, и нельзя тебе простить меня. Так не надо. Казни, убей. Сам я умру за тебя. Только люби, люби всегда! И пусть о том никто не ведает. Только ты да я. Ты да я.»Автор наделяет царевича мистическим прозрением, делая параллели с Христом, которым пожертвовал Бог-Отец. И в романе, Петр жертвует сыном, как Бог Ветхого Завета жертвует Христом, отправляя его на крест.Языческая тема видна как в царской власти, например в виде «всепьянейших соборов», похожих на вакханалию, так и в сектантских отклонениях от христианства в народе, со своими самосожжениями и массовыми оргиями. Язычество, в своих худших проявлениях продолжает жить в людях, не смотря на века христианства. Тема красоты и культуры, в последнем романе цикла, автором почти не рассматривается, так как не играет особой роли. Эллинская культура вносится в страну в виде статуй и влияний на архитектуру. Статуи больше символизируют рок, чем красоту.В третьей части заметно усилена роль влияния на события женщин. Это вторая жена Петра I – Екатерина, любовница царевича Алексея – Ефросинья и подруга Тихона – Софья. Отдельно можно выделить оду из руководителей секты - Акулину Мокеевну. Влияния эти не однозначны, они в большей степени зависят от мужчин. Чем самостоятельней и сильнее мужчина, тем положительней влияние, даже противодействующее.Чернь, народ, в третьей части претерпел эволюцию, в нем проявились элементы творчества и самостоятельности в выборе веры. Но народ очень зависим от её лидеров, склонен к идейному самоуничтожению и вере в светлые идеалы, которыми наделяет не вполне достойных личностей.Мережковский не дает законченных идей, обостряет противоречия, никуда не завет, не призывает, а предлагает обдумать совместно с ним. В целом, цикл не решает вопроса «соединения неба и земли», любые попытки приводят к диспропорции, к неустойчивости существования, к разрушениям вокруг себя, к одиночеству, так как воспроизводимы только в отдельных личностях, что приводит к изоляции и необходимости существования вне текущего мира. Автор не находит решения в рамках сегодняшнего христианства и приходит к необходимости третьего и последнего завета, завета Святого Духа.
Aleni11
4 июля 2020
оценил(а) на
4.0
Очень неоднозначная книга… Идея показать трагедию отношений Петра I и его сына, раскрыть характеры этих исторических персонажей с религиозно-философской точки зрения, безусловно, любопытна. Приступая к чтению немного опасалась, что придется продираться через многочисленные церковно-славянские словеса, но в этом плане все оказалось вполне терпимо. Вообще, нужно отдать должное автору, стилистика повествования выстроена органично и максимально комфортно для читателя, насколько это в принципе возможно с учетом тематики. Основное повествование, выполненное в достаточно привычной нам манере XIX века, вполне успешно чередуется здесь с разговорными образцами XVII-XVII веков, а также с цитированием различных текстов и документов этих и более ранних времен. Так что аутентичность текста можно только похвалить. Но легким это его, конечно, не делает: читать в основном приходилось неторопливо, вдумчиво, а местами и с некоторым напряжением. Ну как, например, еще можно воспринимать подобные экзерсисы: Чрез частое усмотрение вас, яко изрядного ангела, такое желание к знаемости вашей получил, что я того долее скрыть не могу, но принужден оное вам с достойным почтением представить. Я бы желал усердно, дабы вы, моя госпожа, столь искусную особу во мне обрели, чтоб я своими обычаями и приятными разговорами вас, мою госпожу, совершенно удовольствовать удобен был…Вроде и по-русски, а смысл… Но это не в упрек автору, а просто информация к размышлению. Еще одним очевидным плюсом написанного стали для меня зрелищные, атмосферные картины строящегося Петербурга и находящегося в запустении московского Кремля. Как будто вживую все увидела... Теперь собственно о романе. Как я понимаю первоначальная идея заключалась в том, чтобы соотнести личность Петра с Антихристом и условно противопоставить ему играющего здесь роль Христа Алексея. И вот тут даже не знаю, хвалить автора или ругать. Потому что не убедил… Он так всесторонне, на конкретных примерах раскрывает своих героев, так убедительно показывает их положительные и отрицательные стороны, что и Петр не такой уж Антихрист получается, и Алексей до Христа сильно не дотягивает. И в тоже время, если не зацикливаться на предполагаемой концепции, сам конфликт отца и сына, жестокий, мучительный слом старого уклада, построение новой России описывается достаточно неплохо. Понравилось, что Мережковский в основном представляя Петра в отрицательном ракурсе, тем не менее отдает должное и его положительным сторонам. Вообще Петр в видении Мережковского получился хоть и не самым симпатичным персонажем, но зато более живым что ли. Мы видим не только великого и страшного государя, каким его обычно рисуют, но человека, сложного, ошибающегося, страдающего, совершающего глупости и творящего жестокости, не щадящего ни себя, ни других. Героя видят все, человека – немногие.Алексей в этом плане выглядит чуть менее правдоподобно. Слишком уж мало он похож на привычного нам затурканного мамками-няньками, богобоязненного, запуганного и замороченного лживыми советчиками страдальца. У Мережковского это вполне самодостаточный характер, умеренно положительный, но и не лишенный недостатков. Он не просто ненавидит отца, но одновременно и тянется к нему, старается получить его одобрение. И вполне могли бы они договориться, если бы чуть преступили свои характеры, дали друг другу шанс. Но слишком уж антагонистичны были по своей сути отец с сыном, слишком много факторов мешало им сблизиться, поэтому финал получился столь трагичным. Словно положен был на них беспощадный зарок: быть вечно друг другу родными и чуждыми, тайно друг друга любить, явно ненавидеть.И такой характер царевича, противоречивый, но яркий, конечно, гораздо более ярок и интересен, чем его традиционный образ. Другое дело, насколько этот самый характер соответствует действительности: большие сомнения у меня вызвали и сцены с женой царевича, и его отношения с Ефросиньей в трактовке Мережковского. Да и вообще в целом историческая достоверность романа не слишком убедительна. Так, например, в самом начале описывается сцена празднования по поводу установки в Летнем саду статуи Венеры (Венус), прикупленной по случаю в Риме. Сцена датируется 1715 годом, в то время как на самом деле сей скульптурный шедевр был найден предположительно только в 1719 году, а в Россию привезен в 1720. И это не единственный временной рассинхрон, замеченный в романе. Например, в дневнике фрейлины царевны Шарлотты Вольфенбюттельской девицы Арнгейм (вымышленной, как я понимаю), который начинается 1 мая 1714 года, присутствует запись датированная 8 октября 1714 года: Говорят, будто бы еще в конце прошлого, 1714 года… Помарка? Возможно… Не являясь большим знатоком петровских времен, я не могу с уверенностью сказать, сколько еще таких временных (а возможно, и иных) допущений имеется в тексте, но с учетом увиденного, думаю, что такие точно есть. Можно конечно, сказать, что это мелочи, не оказывающие сильного влияния на общий смысл произведения. Но из таких вот мелочей и складывается мнение о достоверности описываемых событий, а тут они с самого начала показывают, что автор довольно вольно обошелся с фактологическим материалом. В общем, любопытно, да… и написано неплохо, а уж верить или нет, это решать каждому.
Darya_Bird
25 мая 2022
оценил(а) на
5.0
Книга мне очень понравилась. Про царевича Алексея я до этой книги ничего толком и не знала. Понятно, что это художественная литература, а не нон-фикшн, и в то же время, автору вполне удалось показать на сколько темная в то время была Россия. Не имея знаний в новых науках держались за старое и отказывались идти вперед. И только Петр силой своей не сгибаемой воли пытался что-то изменить. Отправлял дворянских детей на обучение за границу, привозил от туда специалистов в Россию. Строил флот и радовался первым победам над шведами. Темный народ видел в нем Антихриста, а спасение в его сыне Алексее и мечтал о том, что после смерти Петра Алексей все вернет на прежнее место. Этого же и опасался Петр. Не наблюдая в своем сыне тяги к военному делу и переменам, на осуществлении которых Петр положил жизнь, он справедливо полагал, что приняв власть Алексей откажется от его идей о преобразовании России и вернет все к тому, как было в допетровское время.
IRIN59
30 января 2021
оценил(а) на
4.0
Для меня это самая неоднозначная книга из трилогии "Христос и Антихрист". Прежде всего из-за того как показаны главные герои. Петр Великий, самый известный реформатор в российской истории выступает в роли Антихриста! Не очень привлекательным вышел этот образ у автора. Что привлекательного и человечного может быть в персонаже, самолично рубящим головы стрельцам, пытающего собственного сына? Но самый страшный его грех, по Мережковскому, - подчинение церкви государству, казенщина, пронизывающая все общество сверху до низу, полное отсутствие свободы. Но и Алексей у меня большой симпатии не вызывает. Жалость - да. Особенно когда он предстает перед читателем маленьким мальчиком, жаждущим внимания и любви своего родителя. А взрослый человек, в котором сплелась эта жажда любви со страхом и ненавистью, даже этого чувства не вызывает.
Feana
19 декабря 2017
оценил(а) на
4.0
Под маской толстого исторического романа таился … совсем не исторический роман! Поэтому тех, кто хочет с его помощью восполнить пробелы в образовании, ждёт горькое разочарование. Основная канва событий всё же дана – строительство Петербурга, трения царя с Алексеем, бегство царевича и его возвращение в Россию, казнь. Нарастающее раскольническое движение, интриги старого и нового царского двора. Но это лишь фон для любимой автором мысли о том, что внутри всякого российского самодержца живёт Зверь, он же - Антихрист. И книга на самом деле о соотношении человеческого и божественного. о природе и правомерности власти, о поисках Бога. "В миру без Бога или с Богом вне мира". Отсюда приходим напрямую к старообрядцам. Ещё пару месяцев назад я считала, что это такие упрямые люди, которые просто не хотят креститься тремя пальцами вместо двух. После прочтения трилогии Черкасова и романа Мережковского вижу, что кроме невежества и тьмы (а где их нет?) в раскольничестве есть глубокая идея противостояния государственной системе. Очень сложная, но интересная тема. Если обобщать, то роман получился не сколько о XVIII веке, столько о начале XX века. И дело не в пророчествах или исторических аналогиях (ну, когда, когда у нас не было «последних времён»?). Начало века, символизм, поиск потаённых значений, экзальтация, мистицизм- вот что льётся со страниц Мережковского. Зверь, вавилонская блудница, Жена, облеченная в солнце, трубный глас – система образов романа. Я уверена, что лишь моё неважное знакомство с библейскими образами мешает увидеть громаду ссылок и аллюзий, которую являет собой роман. Ещё она важная составляющая – античные боги. Ведь «Пётр и Алексей» является заключительным томом трилогии «Христос и Антихрист». Грубо говоря, в «Юлиане-отступнике» богов убили, в «Леонардо» ненадолго воскресили, случилось Возрождение, а в «Петре» бедных богов привезли в Летний сад, на берега холодной Гипербореи, за которой уже ничего нет. То есть не только Христос и Антихрист идут по страницам книги. Дворовая девка Евфросинья-Афроська рифмуется с Афродитой. При изображении её Мережковский напрямую цитирует да Винчи и Кранаха Старшего. Сморщенный, лысый Пётр Толстой сошёл с полотна Гирландайо. Таким образом, задача автора амбициозна и огромна – соединить культурные традиции Востока и Запада, седой древности и современности. Соединить в попытке объяснить, что же будет дальше. Судить о том, удалось ли ему это, я не могу. Чтение было трудным – целые страницы церковного языка, старые обороты речи, погружение в священные тексты (которые я знаю куда хуже, чем, например, Возрождение). Но мне было интересно читать – в первую очередь, как образец мистического образа мыслей, который многое разъясняет не о начале, а о конце Российской империи.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Воскресшие боги Леонардо да Винчи
Воскресшие боги Леонардо да Винчи

Дмитрий Мережковский

4.3
Обложка: Цветы зла
4.3
Цветы зла

Шарль Бодлер

Обложка: Тайна Трех. Египет и Вавилон
Тайна Трех. Египет и Вавилон

Дмитрий Мережковский

4.0
Обложка: Русские поэты серебряного века
3.6
Русские поэты серебряного века

Иннокентий Анненский, Анна Ахматова, Константин Бальмонт, Андрей Белый, Александр Блок, Валерий Брюсов, Максимилиан Волошин, Зинаида Гиппиус, Николай Гумилев, Николай Клюев, Осип Мандельштам, Дмитрий Мережковский, Николай Минский, Константин Романов, Игорь Северянин, Константин Фофанов, Виктор Хлебников, Владислав Ходасевич, Марина Цветаева, Саша Чёрный

Обложка: Наполеон
Наполеон

Дмитрий Мережковский

4.4
Обложка: Полное собрание стихотворений
Полное собрание стихотворений

Дмитрий Мережковский

2.0
Обложка: Смерть Богов (Юлиан Отступник)
Смерть Богов (Юлиан Отступник)

Дмитрий Мережковский

4.3
Обложка: Микеланджело
Микеланджело

Дмитрий Мережковский

4.1
Обложка: Микеланджело
Микеланджело

Дмитрий Мережковский

4.1
Обложка: Воскресшие боги, или Леонардо да Винчи
4.3
Воскресшие боги, или Леонардо да Винчи

Дмитрий Мережковский

Бесплатно
Обложка: Антихрист (Петр и Алексей)
2.0
Антихрист (Петр и Алексей)

Дмитрий Мережковский

Бесплатно
Обложка: Наполеон
4.5
Наполеон

Дмитрий Мережковский

Бесплатно
Обложка: Данте
3.9
Данте

Дмитрий Мережковский

Бесплатно