Дневник Сатаны
Обложка: Дневник Сатаны

Дневник Сатаны

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.0
1919 год
18+
Автор
Леонид Андреев
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Алексей Мошкин
Издательство
АРДИС
О книге
"Дневник Сатаны" – роман, написанный в жанре дневниковых заметок, о воплощении Сатаны в теле человека. Преждевременная смерть автора не позволила закончить эту историю: роман обрывается на «самом интересном месте». Мрачный юмор и философские пассажи Дневника делают это произведение чрезвычайно живым и, увы, актуальным. Вы убедитесь в горьких выводах автора относительно порочности человека, «переплюнувшего» в своих земных деяниях того, кто наивно полагает себя воплощением зла…
ЖанрыИнформация
ISBN
4607031752548
Отзывы Livelib
Zhenya_1981
8 декабря 2020
оценил(а) на
4.0
Очень неоднозначная книга. Черт знает что! Это последнее произведение, написанное автором, оказавшимся в вынужденной эмиграции, не принявшим октябрьскую революцию, страдающим депрессиями. Со всеми вытекающими последствиями. Последнее, да ещё и неоконченное, неотполированное, что сильно заметно.Произведения Андреева и до этого не отличались оптимизмом. Если бы можно было охарактеризовать творчество писателей одним словом, то для Чехова это была бы тоска, для Достоевского - мучения, для Бунина - ностальгия и т.д. Леонид Андреев попадает у меня под категорию "горечь". И это в светлые его годы (если такие были). А здесь...Повесть пропитана злобой по отношению к  человеческому роду. Демоническая сатира, настолько резкая и неприкрытая, что часто скатывается в прямые обвинения и оскорбления. Досталось всем. Социализму (роман писался в 1919), монархизму, демократии, религии. О боже мой! Как досталось религии! Возможно Андрееву не давали спокойно спать лавры Толстого, отлученного от церкви. Но в некоторых местах было даже как-то неловко читать. Мадонна - глупая потаскуха, Папа (будущий) - старая обезьяна. И прочие неликоприятные прелести. Надо отметить, что, несмотря на некоторую грубость, эпатажность и экспрессивность, множество диалогов и монологов Сатаны превосходны. Беседа с кардиналом, к примеру, прописана гениально остроумно.Сатана представлен этаким трёхлетним мальчишкой, уверовавшим в своё всемогущество, наивным юношей на свидании со светской львицей, сельским отличником, попавшим в МГУ, неловким суфлером у первого актера театра. Он, видите ли, затеял Игру! Игру с человечеством. Это как играть с шулером принесенной тем колодой. Своей наивностью в соперничестве с человеком Сатана напоминает чертенка, бегущего наперегонки с меньшим братом Балды.Человек! Вот, кто здесь правит бал! Вот, что звучит гордо. Или гордым?  Человек уже давно осатанел и осатанился. Размах его Игры, сила его Зла давно обогнали некогда всемогущего учителя. И Сатана, почувствовав это, легко отдал свои средства Человеку для ведения своей Игры. Как сказал классик "победившему ученику от побежденного учителя". Но Человек, на то он и человек, чтобы присвоить себе всё! Антогонист нашего героя - Фома Магнус. Думаю, имя говорит само за себя. Великий неверующий. Не верит ни в бога, ни в дьявола, а сам метит на их место. Он, кстати, мне не понравился. Его характер не раскрыт, побуждения непонятны (даже после объяснения). Ладно, черт с ним!В целом, мне понравилось.
Blanche_Noir
7 октября 2021
оценил(а) на
4.0
В исполнении Леонида Андреева строка заглавия, вырванная из арии Мефистофеля оперы Гуно, взрывом оркестровой паники звучит в удушливо вопросительной тональности. Воплощение зла, тривиально заложенное в образ коварного и жестокого Сатаны, разбивается на острые осколки при взгляде сквозь выстрел авторской мысли. Тема мрачная и вечная, как мир, в котором человек облекает могущественную идею вселенского зла в низкие (зл)одеяния собственной души. Любопытно услышать откровение Сатаны? Заглянуть в глубокую темноту его естества? Каким эхо отзовётся безумный колодец на жалкий глас вопрошающего?.. Дневник Великого князя Тьмы отвечает монологом, искренней исповедью перед пристальным взором презренного читателя. Насмешливый Сатана вочеловечился, силой безграничной воли подчинив своему капризу бренное тело случайного мужчины. Искушение великой игры на театральных подмостках Вселенной соблазнили Сатану разыграть спектакль по собственному сценарию. Но актёры на Земле уже играли свою нехитрую роль, в которой человек, жестокий и алчный, был главным кукловодом. И, ослеплённый призрачной искрой любви, Сатана сам стал исполнителем чужой постановки искусства ненависти... Заметки вочеловечившегося Дьявола, словно сквозь песочные часы, просеивают его необыкновенную суть, истончившуюся до жалкого самомнения финальных строк. Громкая мощь преисподней повергнутая на колени перед тихой силой облика Марии, девушки со светом Мадонны, в душе Сатаны раздаётся неведомой болью желаний, стремлений и надежд. Дерзость сменяет смирение и любовь стирает дьявольские границы сатанинского сердца... Но животная сущность человека, его низменное притяжение к эгоистическому пьедесталу всеобъемлющей воли, жажда к воистину дьявольскому могуществу, стремление к гению, надменно взирающему зеркальным отражением славы и власти воплотились в образе Фомы Магнуса, человеческой песчинки на безбрежном просторе мира 1914 года. Он, танцующий на лужах чужой крови, сапогом брезгливо попирающий сострадание и раздевающий чистую любовь до судорог страсти жалкой проститутки… И окровавленный ухмыляющийся лик Мадонны повержен в омут развратной грязи… Человек… Вот кто в мастерстве лжи и ненависти сумел отточить безумную чистоту граней, поражающую искренностью и упорством... Человек правит бал на сумасшедшей вакханалии мира. Дневник Сатаны казался налитым бетонным текстом и свинцовыми страницами. Надо отдать должное Андрееву: глубокий смысл заметно оттенялся тягостным слогом. Гнетущая печаль каменными стенами сжимает воображение. Безысходность холодно, сквозь слова, сверлит душу. Автор не щадит никого. Заметен его скептический взгляд на социализм, откровенная насмешка над светской властью, саркастическое глумление над незыблемым могуществом церковной… Строки источают презрение к мелочной животной жадности, отвращение к эгоизму под благообразной рваной вуалью альтруизма, циничную иронию над жестоким сердцем человека, стучащим навстречу вечной жажде дешёвого чуда... Автор безжалостно откровенен. И в своей беспристрастной душевной наготе не жалеет он и читателя, заставляя последнего смотреть в глаза своему отражению до болезненной слепоты, озноба отвращения и почти чувственного слияния с тем, что так удобно называть Сатаной.
Ms_Lili
29 января 2019
оценил(а) на
3.0
Как в свое время я влюбилась в Иуду ( «Иуда Искариот (сборник)» Леонид Андреев ), так и была разочарована его Сатаной. Иуда был настолько оригинальный и неоднозначный персонаж, что поглощал собой буквально все пространство, оставляя в тени Иисуса. Описания автора были невероятно талантливыми, что хотелось перечитывать некоторые абзацы снова и снова.Конечно, Сатана - персона совершенно иного ранга, не чета Иуде, который при всей своей оригинальности оставался человеком. Сатана им никогда не был, так что Андреев попал в сложное положение. Поэтому проблема встает иная: как создать персонажа нечеловеческого происхождения и не впасть при этом в банальность. Разные писатели использовали раазный подход при создании своих нечеловеческих героев: Булгаков и его симпатичный Мефистофель - Воланд, Терри Пратчетт и Смерть-философ, Лорел Гамильтон и ее одержимые сексом и властью вампиры.Андреевский Сатана мне показался слишком человечным. Он признал позже, что начал перенимать некоторые человеческие черты от человека, чье тело он занял, но мне он изначально показался недостаточно сатанистым и осатанелым. Может, это была идея автора - показать, что не так плох сам черт, как людишки вокруг него. Впрочем, мне показалось очень удачным то, как Сатана обращался к людям: «Человече...» Очень колоритное словцо, архаичное. Оно имеет в себе равную долю и снисхождения, и восхищения. Оно, мне кажется, несет глубоко человеческое начало, и, используя его, Сатана может взывать равно и к чему-то низменному, и чему-то облагораживающему людской облик.Книга не закончена, и в этом тоже своего рода тайна. Насколько это уместно? Это недосказанная история или риторическое молчание в конце?
SkazkiLisy
24 февраля 2022
оценил(а) на
5.0
Сюжет "Дневника Сатаны" незамысловат, но его реализация меня впечатлила. Сатана решил развлечься и пройтись по земле. Через путешествие Сатаны, впечатление от которого он записывает в дневник, Андреев в очередной раз пытается показать природу человека. За основу автор взял Откровение Иоанна Богослова.Ничего удивительного, что автор обращается к Апокалипсису, учитывая, в какой исторический период он жил. В Европе войны одна за другой, а в России - революции. Андреев не смог остаться в стороне и постарался переосмыслить всё происходящее. В "Дневнике Сатаны" нашли отражение те апокалиптические события, что произошли в России в начале ХХ века.У Леонида Николаевича получилась своеобразная интерпретация "Откровения" - близость катастрофы и неминуемое крушение старого мира. Человечество настолько погрязло в грехе и темных делах, что даже Сатана не способен одолеть человека в этом.Как и в "Откровении Иоанна Богослова", у Андреева Сатана сходит на землю, но в отличие от "первоисточника", делает это добровольно. Он хочет узнать людей. Для осуществления своей задумки, дьявол использует очень характерный для себя способ - убивает американского миллиардера Генри Вандергуда и использует его тело как сосуд.Образ Вандергуда, мечтающего "облагодетельствовать человечество своими миллиардами" возникает у Андреева не на пустом месте. Прообразом стал американский миллиардер Альфред Вандербильт и его филантропическое стремление облагодетельствовать старую Европу. Которому, правда, не суждено было сбыться. Альфред погибает на борту "Лузитании", потопленной немецкой подлодкой в 1915 году.Вернемся к сюжету. Сатана в обличье Вандергута едет в Европу, чтобы облагодетельствовать ее своими миллиардами. Именно ажиотаж вокруг его 3 млрд и составляет сюжетную основу романа Андреева. В погоне за деньгами Вандергута раскрываются все персонажи. Кардинал, меняющий личины в зависимости от ситуации, и цинично рассуждающий, что пока есть смерть, будет нужна и церковь, проповедующая бессмертие. Служитель веры не любит людей, считая любовь слабостью. Подобное изображение духовенства Андреевым не удивительно, учитывая его неоднозначное отношение к религии.Еще одним претендент на деньги миллиардера - Фома Магнус. Имя у этого персонажа говорящее - великий неверующий. Не существует для него ни Бога, ни черта. Для достижения своей цели, Фома вступает в сговор с кардиналом, который, впрочем, не брезгует и таким партнерством. Магнусу нужны деньги, чтобы всех держать в страхе и заставить себе поклоняться. А если нет, то взорвать землю. Этот персонаж выглядит страшнее самого Сатаны. А когда Фома пытается разрушить дьявольскую веру в человека, то понимаешь настолько, по Андрееву, человечество осатанилось.Сам прародитель зла считает, что среди людей появилось слишком много "двуногой мрази", которая слишком быстро плодится, да так, что смерть уже не справляется со своими обязанностями. И чем дальше Сатана продвигается "по сюжету", тем очевиднее для него становится вся мерзкая сущность людской жизни и идеалов . У них не осталось ничего, кроме голого расчета, разрушения и продажности.В конце произведения образ Сатаны эволюционирует. И прародитель зла начинает служить добру и любви. А все дьявольские функции берет на себя Магнус. И вот уже перед нами Сатана, обманутый и преданный Фомой Магнусом, осмеянный кардиналом. Он выглядит жалким. "Если ты Сатана, то ты и здесь опоздал…", - говорит ему Магнус.Любопытный момент в книге, что Сатана, когда только пребывает в Рим, "вспоминает" себя в образе римского императора, поправшего республику - Юлия Цезаря. Таким образом Андреев подчеркнул демоническое начало в этой исторической личности. Подобным сравнением Андреев намекнул читателю на предательство Сатаны Магнусом.Роман мне понравился. Андрееву, как всегда, удалось передать и удерживать мрачную атмосферу на протяжения всего произведения.
namfe
25 февраля 2021
оценил(а) на
4.0
Ох, дьявольски измучила мер эта небольшая книга. Муки сатаны, который вдруг вселился в человека и его первые недели на земле, было читать так тяжко, будто продираясь сквозь густой туман. Но когда Сатана наконец встретил Человека чтение пошло бодрее. И вот тут-то стало по-настоящему страшно. Человек оказывается страшнее любого дьявола. Но между тем осталось много вопросов, и заметно, что история не закончена. Почему Сатана внутри человека как-то совсем потерял своё могущество и ум, и стал способен лишь на угар и глупую влюбленность. И самое интересное, каким образом будет губить мир неверуюший ни во что Фома Великий.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Большая Новогодняя книга. Русская классика
4.3
Большая Новогодняя книга. Русская классика

Аркадий Аверченко, Леонид Андреев, Аркадий Гайдар, Николай Гоголь, Максим Горький, Федор Достоевский, Александр Куприн, Николай Лесков, Лидия Чарская, Антон Чехов

Обложка: Ночь перед Рождеством. Лучшие рождественские истории
Ночь перед Рождеством. Лучшие рождественские истории

Леонид Андреев, Валерий Брюсов, Николай Гоголь, Александр Грин, Федор Достоевский, Александр Куприн, Николай Лесков, Антон Чехов

4.2
Обложка: Иуда Искариот
Иуда Искариот

Леонид Андреев

4.3
Обложка: Иуда Искариот
Иуда Искариот

Леонид Андреев

4.2
Обложка: Пасхальные истории
4.0
Пасхальные истории

Леонид Андреев, Николай Колосов, Владимир Короленко, Александр Куприн, Евгений Поселянин, Михаил Салтыков-Щедрин, Саша Чёрный, Антон Чехов, Борис Ширяев

Обложка: Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)
Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)

Сергей Аксаков, Леонид Андреев, Борис Житков, Юрий Казаков, Александр Куприн, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Константин Паустовский, Михаил Пришвин, Лев Толстой, Иван Тургенев, Константин Ушинский, Антон Чехов

2.0
Обложка: Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)
Белый пудель. Лучшие повести и рассказы о животных (сборник)

Сергей Аксаков, Леонид Андреев, Борис Житков, Юрий Казаков, Александр Куприн, Николай Лесков, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Константин Паустовский, Михаил Пришвин, Лев Толстой, Иван Тургенев, Константин Ушинский, Антон Чехов

4.0
Обложка: Святочные рассказы
5.0
Святочные рассказы

Леонид Андреев, Александр Бестужев-Марлинский, Дмитрий Григорович, Александр Грин, Владимир Даль, Григорий Данилевский, Михаил Зощенко, Александр Куприн, Николай Лесков, Василий Немирович-Данченко, Константин Станюкович

Обложка: Иуда Искариот
Иуда Искариот

Леонид Андреев

4.3
Обложка: Проклятие зверя
Проклятие зверя

Леонид Андреев

4.1
Обложка: Тьма
Тьма

Леонид Андреев

4.1
Обложка: Повести и рассказы
Повести и рассказы

Леонид Андреев

4.3