О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий Обложка: О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий

О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий

Скачайте приложение:
Описание
3.7
499 стр.
2017 год
18+
Автор
Жан-Мишель Генассия
Серия
Большой роман
Издательство
Азбука-Аттикус
О книге
Жан-Мишель Генассия – писатель, стремительно набравший популярность в последние годы, автор романов «Клуб неисправимых оптимистов», «Удивительная жизнь Эрнесто Че», «Обмани-Смерть» и др. Французские критики назвали его книгу «Клуб неисправимых оптимистов» великой, а французские лицеисты присудили свою Гонкуровскую премию. В его новом романе «О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий» рассказывается забавная, трогательная и почти неправдоподобная история. Главный герой книги – Поль, подросток, обожающий музыку, по вечерам он импровизирует на фортепиано в ночном клубе. В остальном вроде бы все как у всех: школа, взросление, проблемы. Вот только семья не совсем обычная: у Поля две матери, отца он и в глаза не видел, а одноклассник и лучший друг Поля заверяет, что по уши влюблен в него. Словом, не жизнь, а минное поле! И Поль еще не знает, куда его заведут поиски отца и при чем тут легендарный андрогин Дэвид Боуи! Впервые на русском!
ЖанрыИнформация
Переводчик
Римма Генкина
ISBN
978-5-389-17132-9
Отзывы Livelib
ElenaSeredavina
7 ноября 2020
оценил(а) на
5.0
АНДРОГИННОСТЬ- ЧТО ЭТО"Я лесбиян, существо неоднозначное, трудноопределимое, не подлежащее истолкованию и редко упоминаемое" - С этих слов начинается роман.Охх, как же я люблю вот такое все необычное в литературе. Вот такое неординарное, непринимаемое обществом, не всеми читаемое.Да, мне нравится читать о сексуальных отклонениях (с психологической стороны!). И после, когда-то прочтенного Фрейда и его "Очерков по психологии сексуальности", каждый раз убеждаюсь, что все эти "отклонения" вытекают из детства.Наш главный герой Поль, растёт в семье где две мамы и ни о каком папе речи быть не может (вот вы сейчас правильно поняли  какие мамы). У него с детства заложена такая модель семьи. Где "гомо" это хорошо, а "натурал" это плохо. Да что там плохо, там громкие слова матери "Ты мне больше не сын, если узнаю, что ты натурал"И кем он может вырасти в таком случае? - Мужчиной с внешностью женщины, с ощущением себя женщиной и естественно, с сексуальным влечением к женщинам.Я как всегда без спойлеров, но скажу, что это крутая история становления личности, поиска себя, понятия и принятия своего "я", и конечно, семейная драма. Яркая, эмоциональная, живая и та, которая запомнится история.Автор (новый для меня) потрясающий рассказчик (где-то даже напомнил мне Бойна, а это хороший знак). Он так легко, интересно, непринужденно ведёт повествование и так же легко окутывает своими чарами, после которых (лично для меня) отправляется в разряд автопокупаемых.А ещё я люблю музыканта Дэвида Боуи (признаюсь, сначала только из-за его имени, в названии романа, я  приобрела эту книгу ) Тут конечно о нем вскользь, зато отличный повод включить его песни и слушать фоном пока читаешь. Атмосфера, так сказать
CoffeeT
21 февраля 2020
оценил(а) на
5.0
Как-то совершенно незаслуженно буднично в России появился последний роман французского писателя Жана-Мишеля Генассия, автора сногсшибающе великолепных «Клуба неисправимых оптимистов» и «Удивительной жизни Эрнесто Че». Если кто-то до сих пор не знаком с этими двумя произведениями и хочет «попробовать» автора с произведением поменьше – окститесь немедленно! Возможно, где-то такая техника литературного познания и работает, но только не здесь. Можно долго спорить о достоинствах ранних или поздних произведений Генассия, но только сумасшедший будет спорить с тем, что два вышеназванных произведения – это безусловный и абсолютный расцвет алжирского сказителя; лучше уже не будет, лучше уже и не нужно. Поэтому, если у вас это первый разик, то начинайте сразу с полноценного акта, не довольствуйтесь короткой прелюдией. Она только для тех, кто уже.Наверное, это достаточно дурацкая причина ругать литератора и его творение, но как же это кощунственно – выдавать в свет такой преступно маленький томик. Несложными математическими махинациями можно вычислить, что «О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий» (кстати, мне сложно объяснить намеренную или нечаянную тупость наших переводчиков - в оригинальном названии Дэвид Боуи влияет на судьбы молодых девушек, а не на судьбы созданий) примерно занимает 20% от того же «Клуба неисправимых оптимистов», что, конечно же, абсолютный le crime. Но, повторюсь, по каким-то собственным разумениям Генассия решил писать меньше, но чаще, а результат, с одной стороны неудачей и не назовешь, но и былая пряная магия канула в лету. А хотелось бы именно ее, а не вот это вот все.Тем не менее, если не брать крошечность романа во внимание (у Стивена Кинга повести побольше есть), то остается тот самый, фирменный алжирский чаровник со своим сочнейшим языком и затейно, но не вычурно сплетенным сюжетом. Да, сразу нужно оговориться, что этот самый затейный сюжет очень тесно связан с любовью во всех ее вариациях, поэтому если вас по каким-то причинам это смущает в 2020 году, то, наверное, вам лучше почитать Домострой или что-нибудь про сжигание ведьм, up to you. Если же у вас с этим нет никаких проблем, то держите разноцветную конфету, вам повезло. Да и тем более французский писатель никогда не ставил себе задачу как-то эпатировать своего читателя – просто его любовь, следуя общемировому цайтгайсту, универсальна и не знает преград. И даже на таком маленьком холсте Генассия все равно удается вдоволь препарировать это большое и важное чувство, со всеми его взлетами и падениями. И опять это у него получается лучше всех – честно, искренне, смешно и ни капельки не приторно. Вторая любимая тема французского кудесника – история взросления. Главный герой книги, Поль, как будто сошел со страниц «Клуба неисправимых оптимистов», он только-только начал жить, а у него уже столько душевных забот и переживаний. От самой первой страницы парень вызывает искреннее сопереживание, его мотивы честны, его поступки натуральны. Первая любовь столь сильна, но так быстро забывается. Ругань с матерью – маленькая кровопролитная война. Ну а кто не пытался убежать в детстве из дома, чтобы возглавить восстание индейцев в Венесуэле, например, ну или просто с Ромкой перекантоваться где-то, чтобы подчеркнуть свою полную независимость? Все это здесь есть, конечно, с налетом французской романтики, но тут уж извините, кто где родился, там и пригодился. Да и никто никогда не мешал пензячкам жечь костры в грудях пензяков. Просто у нас горит чуть хуже, чем у них.Ну и наконец, вишенка на торте. Где-то можно сюжетно попридераться, мол, финальный твист какой-то натянутый (я в последнем абзаце объясню, почему он особенный, просто нужно разгрызть), где-то можно опять попенять на маленький размер произведения, отчего порой кажется, что все немного впихнуто. Но чего не отнять, так не отнять, так этого потрясающего, рельефного, гастрономического языка. Дело даже не в каком-то изобилии или сложносочиненности, дело в живости. Герои Жана-Мишеля Генассия разговаривают как живые, настоящие люди, и это вовсе не клише рецензента, они правда это делают. Сам же Генассия может смешно пошутить, а уже в следующей сцене пожурить своего читателя, что он улыбался пару страниц назад – конечно, опять же шутки ради, не всерьез, но тем самым демонстрируя свою феноменальную необъяснимую синергию со своими читателями. И вот уже где по-настоящему жаль, что страниц так мало (да, я знаю, что я в третий раз пишу об этом), так именно здесь. Ну и, наконец, как и обещал, маленький твист в конце книги, который вы наверняка пропустите (без спойлеров), но который демонстрирует потрясающее умение Генассия не только вести диалог с читателем, но и постоянно подшучивать над ним. Еще раз, здесь нет спойлеров, ne vouz inquietez pas. Один из героев книги рассказывает о концерте Дэвида Боуи на бельгийском фестивале в Верхтере в 1997 году и говорит, что Боуи начинает свое выступление с песни Rebel! Rebel! («он всегда начинает с нее» - небрежно ставится акцент, который заставляет меня отправится на поиски). И смотрите, что любопытно, свое выступление на фестивале в Верхтере в 1997 году Боуи начал с песни Quicksand, затем были All the young dudes, кавер на Velvet Underground, нетленка Under Pressure (дум-дум-дум-ду-ду-дум) и разнузданный джангл Little Wonder на конец. Песня Rebel! Rebel! в тот день так и не прозвучала. Но в книге она есть, получается, что же, Генассия ошибся? Безусловно, но случайно ли? Если открыть текст этой прекрасной песни, то уже по первым двум строчкам понятно, что не ошибся, а пошутил. Про свою же книгу:You've got your mother in a whirl (Твоя мать в замешательстве) She's not sure if you're a boy or a girl (Она не уверена, мальчик ты или девочка)
girlinthemirror__
22 сентября 2019
оценил(а) на
5.0
There's a starman waiting in the sky He'd like to come and meet us But he thinks he'd blow our minds ⠀ Пишу этот отзыв и слушаю The man who sold the world Боуи, которую потом перепела Nirvana. Знаете историю о том, как Боуи доставали фанаты Нирваны, мол “ой, это та самая песня Нирваны, которую перепел Боуи”? Думаю, объяснять не надо, что Боуи посылал их на известные три, а в английском четыре буквы. ⠀ Когда я узнала про новинку от Генассии, то сразу же решила. Буду читать. Как иначе, если в названии имя одного из моих самых любимых музыкантов? Я очень люблю Дэвида Боуи. Не просто потому, что это модно. Не потому, что он весь такой необычный. ⠀ Его песни — это я. Они растворяются во мне и я чувствую связь. Это самое крутое, что есть в музыке. Ещё в детстве, когда мне было 8, я смотрела «Лабиринт», где Боуи восхитил меня, напугал и навсегда запомнился. ⠀ И, конечно, я давно хотела познакомиться с Генассией, а тут такой повод. Знакомство вышло отличным: роман стал одни из лучших в сентябре. ⠀ Это зарисовка на жизни обыкновенных людей, судьбы которых оказались подвержены влиянию Боуи, о которых он даже и не подозревал. Главный герой оказался этакой ошибкой, сбоем в матрице. Его не должно было быть, но он есть. Он живет, существует, но не знает своей тайны. ⠀ Было бы круто посмотреть фильм или сериал по роману. Он актуален и интересен современному поколению, поэтому я проглотила книжку буквально за пару дней. ⠀ Let the children lose it Let the children use it Let all the children boogie
ElenaSeredavina
7 февраля 2020
оценил(а) на
5.0
АНДРОГИННОСТЬ- ЧТО ЭТО"Я лесбиян, существо неоднозначное, трудноопределимое, не подлежащее истолкованию и редко упоминаемое" - С этих слов начинается роман.Охх, как же я люблю вот такое все необычное в литературе. Вот такое неординарное, непринимаемое обществом, не всеми читаемое.Да, мне нравится читать о сексуальных отклонениях (с психологической стороны!). И после, когда-то прочтенного Фрейда и его "Очерков по психологии сексуальности", каждый раз убеждаюсь, что все эти "отклонения" вытекают из детства.Наш главный герой Поль, растёт в семье где две мамы и ни о каком папе речи быть не может (вот вы сейчас правильно поняли  какие мамы). У него с детства заложена такая модель семьи. Где "гомо" это хорошо, а "натурал" это плохо. Да что там плохо, там громкие слова матери "Ты мне больше не сын, если узнаю, что ты натурал"И кем он может вырасти в таком случае? - Мужчиной с внешностью женщины, с ощущением себя женщиной и естественно, с сексуальным влечением к женщинам.Я как всегда без спойлеров, но скажу, что это крутая история становления личности, поиска себя, понятия и принятия своего "я", и конечно, семейная драма. Яркая, эмоциональная, живая и та, которая запомнится история Автор (новый для меня) потрясающий рассказчик (где-то даже напомнил мне Бойна  а это хороший знак). Он так легко, интересно, непринужденно ведёт повествование и так же легко окутывает своими чарами, после которых (лично для меня) отправляется в разряд автопокупаемых А ещё я люблю музыканта Дэвида Боуи (признаюсь, сначала только из-за его имени, в названии романа, я  приобрела эту книгу ) Тут конечно о нем вскользь, зато отличный повод включить его песни и слушать фоном пока читаешь. Атмосфера, так сказать А вообще у Жан-Мишеля Геннасия есть известная всем книга "Клуб неисправимых оптимистов" с которой и советуют начинать знакомство с автором. Я ещё не читала (но уже купила )
ksushinatr
28 марта 2020
оценил(а) на
4.0
«Двусмысленность как раз по мне. Вот и доказательство, что главное – не то, кем вы являетесь в действительности, всем на это плевать, главное – то, кем вы представляетесь, кем вас считают. И если вы хотите жить спокойно, лучше их не разочаровывать». ⠀ Очень лёгенькая и достаточно приятная книга совсем небольшого объёма с обманчивым названием (его, кажется, ещё и не совсем точно перевели). Она больше о становлении (сексуальном и личностном), чем о влиянии. А ещё о любви во всех её проявлениях – андрогинных, гомосексуальных, случайных… ⠀ И про семейные взаимоотношения, конечно же. Как в «И повсюду тлеют пожары» Селесты Инг в «О влиянии…» Генассия в основном концентрируется на теме непростых отношений матери и ребёнка. Только персонажи у него чуть более гиперболизированы в своей неординарности. Хотя, может во мне говорит ретроград – кого сейчас удивит мальчик-андрогин-лесбиян и две матери, воспитывающие сына? ⠀ Наверное, книга к тому же ещё и очень музыкальна – отсылки к композициям есть. Но мне не удалось это прочувствовать в полной мере – натянутые отношения с музыкой (я в таких границах не мыслю). ⠀ Сюжет интересный, проблемы актуальные и живые, герои необычные. Читается легко и быстро. Не давит нравоучениями. Да, это определённо литература с лёгким французским безумным флёром.
С этой книгой читают Все
Обложка: Эль-Сид, или Рыцарь без короля
4.4
Эль-Сид, или Рыцарь без короля

Артуро Перес-Реверте

Обложка: Королевство слепых
4.3
Королевство слепых

Луиза Пенни

Обложка: Опережая некролог
4.3
Опережая некролог

Александр Ширвиндт

Новое
Обложка: Королевство
4.0
Королевство

Ю Несбё

Обложка: Нож
4.9
Нож

Ю Несбё

Новое
Обложка: Вычеркнутый из жизни. Северный свет
Обложка: Смертельная белизна
4.7
Смертельная белизна

Роберт Гэлбрейт

Обложка: Песнь моряка
4.1
Песнь моряка

Кен Кизи

Обложка: Шантарам
4.6
Шантарам

Грегори Дэвид Робертс

Обложка: Склероз, рассеянный по жизни
4.4
Склероз, рассеянный по жизни

Александр Ширвиндт

Обложка: Игра Подсказчика
3.9
Игра Подсказчика

Донато Карризи

Обложка: Последняя рукопись
4.1
Последняя рукопись

Франк Тилье

Новое
Обложка: Нетопырь
4.5
Нетопырь

Ю Несбё

Обложка: Шоколадная лавка в Париже
Обложка: Четыре стороны сердца
2.8
Четыре стороны сердца

Франсуаза Саган