Три Дюма Обложка: Три Дюма

Три Дюма

Скачайте приложение:
Описание
4.2
1237 стр.
1957 год
16+
Автор
Андре Моруа
Издательство
Азбука-Аттикус
О книге
Андре Моруа, классик французской литературы XX века, автор знаменитых романизированных биографий Жорж Санд, Бальзака, Виктора Гюго, Шелли и Байрона, считается подлинным мастером психологической прозы. Он создал целый литературный пантеон. И особое место в нем занимает тройной портрет: генерала Дюма Дави де ля Пайетри и двух знаменитых Александров – Дюма-отца и Дюма-сына. Это также портрет девятнадцатого века, ибо, по словам Моруа, «на фоне целого столетия семейство Дюма разыгрывало на сцене Франции прекраснейшую из драм – свою жизнь».
ЖанрыИнформация
Переводчик
Лариса Беспалова, Серафима Шлапоберская
ISBN
978-5-389-17073-5
Отзывы Livelib
boservas
31 июля 2019
оценил(а) на
5.0
Дюма, конечно же, отец – необыкновенно плодовитый автор. В моей читательской биографии он занимает первое место по количеству освоенных знаков и слов с огромным отрывом от преследователей. И при этом большинство его произведений довольно высокого качества.Давно хотелось мне прочесть биографию великого романиста, написанную Моруа. Тем более, что однажды она оказалась в моей библиотеке. Издатель собрания сочинений Дюма «Фрэд» в девяностые годы почему-то решил включить в состав книгу другого автора. Правда, она была о Дюма, но все же вышла под обложкой того, о ком рассказывала. Ну, что же, спишем это на те трудные времена, когда, истомленные книжным голодом, наши граждане сметали всё, что издавалось, а издатели иногда и сами не очень-то разбирались в библиографии.Моруа подошел к теме с размахом, подобно самому Дюма-отцу, который редко обходился без трилогий. Вот и автор биографии решил объединить рассказы о судьбах трёх представителей семьи Дюма.Читается книга легко, как увлекательный роман, да жизнеописание таких ярких личностей и есть самый настоящий роман, или три романа – три части, переплетенных между собой.Конечно, ключевая фигура, соединяющая текст в единый смысловой массив, это Александр Дюма-отец. Ярчайшая, колоритнейшая личность, олицетворение целой эпохи. Книги Дюма безумно вкусные, это ощущение пикантного манящего вкуса, он сумел придать не только своим книгам, но и всей своей жизни, которая тоже была в своем роде произведением искусства.При этом, как в любом шедевральном произведении, в ней были и положительные моменты и отрицательные. Но это только усиливает раблеанскую мистерию вкуса, расходившуюся волнами вокруг самого гениального оптимиста всех времен и народов.А двигателем всему служил безудержный темперамент этого человека. Где в нем находились силы так пылать? Так много и упоенно творить, так щедро и бездумно сорить добытым, так раздаривать себя друзьям, актерам, любовницам. Да без мотовства он бы и не был тем Дюма, который мог затевать и вести одновременно столько проектов, успевать всюду и везде. И при том быть настолько беспечным в плане денег и собственного здоровья, но этого гиганта в прямом и переносном смыслах от литературы не смогла взять даже холера.Много сейчас написано о его соавторах, больше всего о Маке, но, ведь, Дюма ни у кого не воровал, несостоявшиеся авторы сами приносили свои творения мэтру, которому удавалась вдохнуть жизнь практически в любой проект, нарастить его мясом, заставить заиграть новыми красками. И он же не обижал этих горе-писак, выплачивая им немалые оговоренные проценты. А то, что имя на книге чаще оставалось только его, так и в этом был умысел не самого Дюма, а его издателей.У такого вкусного человека просто не могло не быть кулинарного таланта, и он у него оказался, Дюма не только превосходно готовил сам, он еще и кулинарную энциклопедию написал.И еще такой вкусный человек не мог пройти мимо России – самой вкусной страны Европы и Азии одновременно. Путевые заметки о поездке в Российскую империю читались французской публикой с не меньшим интересом, чем его самые увлекательные романы.Россия стала важной темой и для Дюма-сына, два самых больших романа которого были с русскими женщинами. На одной из них – Надежде Нарышкиной – он даже женился и имел от неё двух дочерей. Так что в потомстве писателей французская кровь сплавилась не только с негритянской, но и с русской.Кстати, о негритянской крови – Дюма можно считать французским вариантом нашего Пушкина, правда, наш был праправнуком африканца, а Дюма – внуком африканки, но это мелочи, которыми можно пренебречь. Отец писателя – Тома-Александр Дюма – был тоже колоритной и вкусной личностью, это с него сын писал своего Портоса. Младший из троицы уже уступал мощью и вкусностью своим предками. Дюма-сын, прошедший через трудности, с которыми сталкивались незаконнорожденные дети, окунувшись на время в пучину парижской богемной жизни, плодом которой стала «Дама с камелиями», затем пришел к некоторому противостоянию с отцом, превратившись в поборника морали.Незаконнорожденность была фирменным знаком этого семейства, может быть, это был некий протест отживающим социальным нормам, но двое из трёх Дюма были незаконнорожденными – первый и третий. Второй же сам породил бастарда. Дюма-сын, между прочим, тоже отличился в этом отношении, первая его дочь от княгини Нарышкиной тоже родилась до брака, и лишь через несколько лет, после официального оформления союза, удочерена. Ну, а у самого знаменитого Дюма – отца, кроме Александра были и другие побочные дети.И, завершая, все же, повторюсь – до чего же цельную и вкусную жизнь прожил великий романист Александр Дюма, подаривший нам кучу драгоценностей, среди которых особо ярко сияют три жемчужины: «Королева Марго», «Граф Монте-Кристо» и, конечно же, «Три мушкетёра».
margo000
23 августа 2015
оценил(а) на
5.0
Ну и как мне поступить?! Как, скажите, мне в формат лайвлибовского отзыва/рецензии вместить тот объем впечатлений, которые произвела на меня эта книга?! Меня переполняет интеллектуальный и эстетический восторг - я б так назвала это состояние. Читая, я просто физически ощущала, как у меня расширяется диапазон моих знаний, представлений, пониманий. О чем? 1. О целой эпохе. Европейский 19 век (если можно так выразиться), оказывается, не так уж и знаком мне, а тут он заиграл яркими красками, звуками, вкусами... Читала насыщенные историческими фактами строки и постоянно проводила параллель с событиями в России, например: о, 1830-ый год - Болдинская осень! 1861-ый - отмена крепостного права, и пр., и пр. Невероятно интересно! Политические настроения (читай: метания и катаклизмы), социальные расслоения, культура, мораль, нравы - обо всем можно найти не только размышления-комментарии автора, но и справочные материалы, цитаты из газет, фрагменты переписок и мемуаров... Живой учебник истории! И какие имена, какие имена: Наполеоны всех мастей, герцог Орлеанский, Виктор Гюго, Сара Бернар - десятки тех, о ком мы знаем из учебников истории и литературы!...2. Об истории театра, в частности, европейского. И о развитии драматургии. Боже, этот роман Моруа - практически справочник и методичка для желающих посвятить себя подмосткам. Сколько ценного, на мой взгляд, может найти на страницах книги и режиссер, и драматург, и актеры!.. Не буду скрывать: не знала, что и А.Дюма (оба), и В.Гюго сделались великими прежде всего как драматурги, причем и как драматурги-новаторы. Итак, театр - как явление, как целый пласт культуры, как сообщество неординарных личностей - является одним из главных героев книги Моруа.3. Безусловно, о биографии трех Дюма. Три ИСПОЛИНА - вот как я воспринимаю теперь эти личности. Неожиданным было узнать, что в крови Дюма присутствует африканская кровь, внесшая еще больше эмоциональности, страстности, колоритности в характеры деда, отца и, в меньшей степени, сына. Удивительным было узнать, насколько ярка и необычна (особенно с сегодняшней точки зрения) была их жизнь. Сколько приключений, романтических поворотов, непредсказуемых коллизий выпало на долю каждого из них! Самый старший Дюма - отец отца - стал для меня полусказочной фигурой, вызывающей детский восторг. Благородный герой-богатырь - вот он кто! Трагический факт предательства со стороны Наполеона Бонапарта делает генерала Дюма-старшего еще более восхитительным: гордая и неподкупная жертва вероломного политического гения. Александр Дюма-отец - это предмет моей любви и обожания. Прям до слез. Я ему всё-всё прощаю: чрезмерную хвастливость, чрезмерное мягкодушие, чрезмерную влюбчивость, чрезмерную расточительность... Что всё это по сравнению с безмерной жизненной энергией, почти сказочной работоспособностью, безграничной гениальностью, проявляющейся в способности создавать литературные шедевры играючи, выхватывая почти наугад из сотен кишащих в сознании грандиозных идей и сюжетов. Но не за это я люблю его - меня сразили его человеческие качества, проявляющиеся до самых последних дней: великодушие, отзывчивость, щедрость - не только в материальном выражении, но и в первую очередь в душевном. Эти, чуть заезженные нашим частым употреблением, понятия ярко раскрываются в поступках А.Дюма-отца, лежат в основе его взаимоотношений с людьми. Это пример того, как можно ЛЮБИТЬ людей. Андре Моруа позволяет нам увидеть за мишурой пышных обедов, торжественных речей, ссор, судов, любвеобильностей - настоящего труженика и благородную личность. Что касается темы "литературных рабов", о которых я читала и раньше, то здесь можно вынести главное: даже при наличии большого числа помощников, соратников, технических исполнителей литературное величие Дюма отрицать невозможно. Александра Дюма-сына люблю и побаиваюсь. Сочетание великодушия, благородства, ума со строгим морализаторством и порой ханжеской беспощадностью - это повод смотреть на данную личность с опаской и некоторым недоверием. Дюма-сын для меня является примером того, как детские переживания, потери, сформировавшиеся комплексы могут наложить отпечаток на формирование характера, жизненных ценностей, мировоззренческих ориентиров. Любопытна, кстати, параллель Дюма-отца с Портосом и Дюма-сына с Атосом. В "Трех мушкетерах" моим любимым героем был как раз Атос. В книге же Моруа Дюма-отец/Портос нёс больше тепла и человечности, чем его более правильный сотоварищ - и вызывал у меня больше симпатии. Но еще раз отмечу: люблю всех трех Дюма! После прочтения книги А.Моруа трудно не попасть под их обаяние...4. О природе человеческой, о мире человеческих взаимоотношений, психологии привязанности и отчуждения. Андре Моруа НАСТОЛЬКО глубоко позволил нам проникнуть в душевный мир своих героев - главных и второстепенных, - что нельзя было не поразиться яркостью переживаний мужчин и женщин, чьи судьбы прошли перед нашими глазами. Аристократы, политики, интеллектуалы, представители богемы, светские дамы, куртизанки - за описанными фактами их биографии, за фрагментами их переписок и воспоминаний стоят вечные темы поиска себя и смысла жизни, поиска тепла и взаимопонимания... Во все века практически одно и то же. Это морально успокаивает и придает силы в преодолевании жизненных трудностей.Книга удивительна своей объективностью и эмоциональностью одновременно. Своей историчностью. Своей биографичностью и библиографичностью. Современники А.Моруа поражались, как удалось автору к 1957 году найти СТОЛЬКО неизвестного и неопубликованного ранее - пусть и касающегося не самых значительных фактов биографии трех Дюма: к моменту написания данной книги существовало уже немало биографических изданий о Дюма - Андре Моруа создал именно романизированную биографию, превратив ее вдобавок и в увлекательное чтение.
Delfa777
5 мая 2017
оценил(а) на
4.0
Одна из самых увлекательных биографий среди прочитанных мною. Правда, должна признаться, что данный жанр к любимым не относится и знакомство с жизнеописаниями известных людей происходит редко и, чаще всего, случайно. А уж запомнившихся биографий (до этой книги) было буквально раз, два и обчелся. Если придется вспоминать, смогу назвать только Стефан Цвейг - Мария Антуанетта да Рафаэль Сабатини - Жизнь Чезаре Борджа . Слог Моруа прекрасен и любим мною со школьных лет, когда я увлекалась серией «Проклятые короли». Биография трех поколений Дюма читается с таким же интересом, легкостью и азартом. И секрет не только в таланте Моруа, но и в благодатном материале. Жизнь у потомков чернокожей рабыни Сессеты Дюма с острова Сан-Доминго была наполнена кипучий энергией, талантом и амбициями. Понадобилось целое столетие, чтобы утихомирить эту страсть, напор и жажду жизни.Самая яркая, интересная часть посвящена основателю династии -Тома-Александру Дюма Дави де ля Пайетри. Отец его, бывший полковник и генеральный комиссар артиллерии, потомок нормандского дворянского рода и маркиз милостью короля, в 1760 году отправился на острова, решив попытать счастья на Сан-Доминго. И он, определенно, нашел это счастье. Если не для себя, то для всех будущих почитателей писательского таланта Дюма-отца и Дюма-сына. В первой части понравилось все - местность, эпоха, характер. Шаловливое описание маленького городка Вилле-Коттре, расположенного к северу от Парижа, на пути из Суассона в Лаон и царивших там нравов при регенте Франции Филиппе Орлеанском. Удивил и восхитил благородный мулат - первый Дюма. Этот французский геркулес славился отвагой, силой и благородством. Был честен и романтичен. В 30 стал генералом, но ему больше нравилось сражаться, чем планировать. Стратегия не относилась к числу его талантов. Оказавшись под командованием Бонапарта, тогда еще генерала 26 лет, он не проникся его честолюбием и имперскими амбициями. В египетской компании они рассорились окончательно и Дюма впал в опалу. Амбиции не выдержали схватку с судьбой, хотя борьба была упорной. Он удалился в Вилле-Коттре и умер рано, оставив миру главное свое наследие - Александра Дюма, будущего автора Трех мушкетеров, Графа Монте-Кристо и огромного количества чуть менее известных произведений.Сын унаследовал силу, внешность и неистощимую энергию. В детстве он любил фехтовать и слонялся по лесу вместо учебы. Имел витиеватый почерк и стремился стать повелителем судеб. Сорванец, балуемый матерью. Став юношей, он отказался принять титул маркиза и выбрал театр своей стезей. Открыл в Шекспире себя. Разве могло быть иначе? Ведомый энтузиазмом и жаждой славы, черпал вдохновение изо всех источников без разбора. Случайно открытая страница энциклопедии или любой другой книги могли натолкнуть на гениальную идею пьесы или романа. Он дерзко совмещал выхваченные у других сюжеты, додумывал, путал, увлекал. Невежественный самоучка в 28 лет стал самым почитаемым драматургом. Он легко и быстро писал пьесы, мастерски выстраивал сюжет. Всегда добивался, чтобы за его творением следили восторженно, затаив дыхание. Но жизнь Дюма-отца превосходит по увлекательности все созданные им романы. Он щедро удовлетворял потребность общества в силе, энергии, великодушии. Третья часть книги, посвященная жизни Дюма-сына самая неоднозначная. То ли жизнь его была не так колоритна, то ли не стоило вмещать три такие самобытные истории в одну книгу. Жизнь Дюма-сына малоизвестна и Моруа сделал все что мог, чтобы привлечь внимание к талантливому человеку с непростой судьбой. Но, настроившись на приключение мушкетеров, трудно перестроиться на даму с камелиями. Но я оценила старания автора и с интересом прочла всю книгу от первой страницы до последней.Поразил Моруа нетипичной характеристикой Наполеона. Я привыкла к тому, что французы на него едва не молятся. Особенно Гюго. А тут обвинения в тщеславии, стремлении окружить льстецами, отсутствии великодушия. С удивлением узнала, что Жозефина - креолка и прочие интересные детали. Без знания которых вполне можно жить, но которые так украшают чтение. Обязательно продолжу знакомство с биографиями, созданными Моруа. Пожалуй, лучше всего подходит книга о Гюго. Очень уж не хочется расставаться с девятнадцатым веком.
Clickosoftsky
10 сентября 2014
оценил(а) на
5.0
Самое правильное, что можно сделать перед тем, как писать рецензию на «Трёх Дюма» — это с некоторым сожалением кинуть в воображаемую печь гору заметок, сделанных во время чтения: вдоль и поперёк исписанные странички блокнота с жирными подчёркиваниями и энергичными курносыми стрелочками; гигантский столбец мелкого курсива «Моих заметок» на ЛЛ-странице книги... Потому что невозможно руководствоваться этими заметками. Потому что половину книги хочется взахлёб пересказать, а другую половину — процитировать.Оставим в стороне то, что Моруа для «симметрии» и для литературной устойчивости назвал свой том «Три Дюма»: совсем немного места/времени уделено в книге «Дюма-деду» по имени Тома-Александр. Он тоже был человеком удивительным, практически национальным героем, но — воином, судьба которого со временем стала представлять интерес лишь для историков. Пусть его великая тень вечно несёт караул у двойного пьедестала, возведённого сословием читателей для его сына и внука, ставших известными миру как Дюма-отец и Дюма-сын.Не так давно, читая «Мандарины», сформулировала для себя «статусы» нескольких главных действующих лиц: человек-вчера, человек-сегодня, человек-завтра. Александр Дюма-отец, вне всякого сомнения, был «человеком-сегодня». И не только потому, что жил только настоящим, не печалясь о прошлом и не тревожась о будущем, загораясь сиюминутными идеями и остывая к очередной возлюбленной, едва она скрылась из глаз... хотя и всё это тоже, замечу мимоходом. Нет-нет, подумалось мне: дело в том, что автор «Трёх мушкетёров» был бы совершенно уместен и даже не особо удивителен именно в XXI веке... Не торопитесь возражать. Представьте...— вот Александр Дюма азартно роется в интернете, который по первому загугливанию предоставляет ему монбланы исторических сведений для его будущих книг; — вот он устраивает холивар на форуме и, разя оппонента острым словцом, за комментом в карман не лезет; — вот он выводит свои киноприёмчики из прозы и драматургии действительно на большой экран и организует кинофабрику «Монте-Кристо», для которой сам же тоннами пишет сценарии; в ход идут сиквел («Три антракта к «Любви-целительнице» — продолжение пьесы Мольера), приквел: Дюма написал сначала пьесу «Мушкетёры» (1845), а уже потом — «Юность мушкетёров» (1849), — и франшиза (ну, это все читатели А.Д. сами назовут...); — а теперь Дюма-пер организует литературную фабрику Дюма и Компания, делающую ставку на массовую культуру и приносящую щедрые жертвы богам Тиража и Гонорара... Тут справедливости ради следует сказать, что не только на Дюма-отца пахали литературные негры (что стало общим местом), но и сам он был литературным негром у целого взвода других авторов, «ремонтируя» их колченогие пьесы, с пылом и фантазией доводя их до сценического совершенства и успеха в залах и в кассах театров; — этот писатель королей и король писателей был не прочь поиграть в монополию. Литературную, конечно. Против него бунтовали отдельные МТА (которым не повезло просочиться в литературные негры); — Дюма, всегда стремясь быть на виду, участвовал в революциях, пытался заняться политикой (последнее как-то не удалось, но он особо не расстроился), носился с идеей завести свой ресторан и сам прекрасно готовил, причём частенько — на огромное число гостей или на театральную труппу, гастролировавшую с его пьесой; — легче лёгкого представить себе Дюма-папу, сбрасывающего на мобильнике звонок от кредитора и с лукавой улыбкой проматывающего список номеров бесчисленных любовниц...Шутки шутками, а ведь Александр Дюма-отец не только талантливейший писатель, работоспособности которого люто завидуешь, но и очень обаятельный человек, узнав которого лучше на страницах биографического романа Моруа, проникаешься к нему искренней любовью и горячей симпатией.Совсем не таков Александр Дюма-сын. Унаследовав от отца рост и стать, талант и творческое долголетие, просто-таки гипнотическое влияние на женщин, он, этот «человек-вчера» (искренне полагающий себя «человеком-завтра») не вызывает симпатии. Он, кстати и к его чести сказать, трезво оценивает свои писательские качества: ...я вообще не художник. Ни по форме, ни по содержанию. У меня зоркий глаз. Я вижу достаточно ясно и говорю достаточно чётко — это так, но в том, что я пишу, нет ни энтузиазма, ни поэзии, ни волнения. Это иронично и сухо. Произведения этого сорта развлекают, удивляют, затем утомляют публику, автора же это убивает.Практически всю жизнь, испытав сладость и горечь настоящей (и обречённой) страсти в ранней юности, он предпочитал быть непримиримым моралистом и язвительным резонёром, рвался воспитать всё общество разом, не умея навести порядка в собственной душе. Вёл себя младший Александр всю жизнь как человек в футляре; его душил высокий крахмальный воротник собственных моральных принципов, которые не принесли ему счастья. Женщин, только и мечтавших о том, как бы это половчее броситься к нему в объятья, он предпочитал держать на расстоянии — от вытянутой руки до пушечного выстрела.И всё же жаль, что знаем мы его практически по одному произведению — «Даме с камелиями». Переведены на русский, но не сказать, что очень популярны, несколько его романов. А мне, несколько перекошенному в театральную сторону человеку, очень хотелось бы прочесть его пьесы (пьесы Дюма-отца читала, больше всего понравились «Кин, или Беспутство и гениальность» и «Молодость Людовика XIV»).Этого стоика, этого занудного воспитателя общественного вкуса трудно представить в XXI веке. Разве что на ЛЛ: здесь бы он угрюмо отмалчивался, писал рецензии раз в полгода, а раз в год или два выкладывал свои опусы о падении нравов и ничтожности женщин в теме «Творчество наших читателей»; впрочем, уязвлённый недостаточно почтительными, недостаточно восторженными или недостаточно компетентными комментариями, он бы, пожалуй, попросил администраторов закрыть его аккаунт...Андре Моруа — отдельная моя читательская любовь — красноречив и афористичен, фразы его старомодно пространны и при этом романтически легки: их окрыляет искреннее восхищение автора личностью и талантом Дюма (в первую очередь, конечно, Дюма-отца). В то же время это не только художественный, но и документально-исторический текст. Практические подробности, суммы в франках и сантимах, точные даты, лаконичные либо обширные (соответственно сюжетной необходимости) цитаты из газетных статей, рецензий, личной переписки, дневников и записных книжек — всё это не только интересно, но и внушает настоящее уважение. Честно говорю: эту книгу в ходе «Долгой Прогулки» я перечитывала (первый раз с «Тремя Дюма» встретилась в 1987 году), воспользовавшись соответствующим пунктом правил. Ничуть не пожалела, потому что читала с интересом, с удовольствием, с азартом даже. Потому что это действительно роман, а не просто набор биографических фактов. Отличная книга, рекомендую.Мини-бонус: а ещё рекомендую старенький чёрно-белый, кажется, ещё фильм «Секрет великого рассказчика», посвящённый Дюма-отцу. Прелестно.
Oksananrk
21 ноября 2019
оценил(а) на
5.0
Прочитала очень объемный и содержательный труд "Три Дюма". Я, как и многие, в юности зачитывалась такими книгами как "Граф Монте Кристо", "Королева Марго", "Две Дианы" и так далее,поэтому мне очень интересно было читать книгу Моруа. Отступление - когда я была маленькой - я помню хорошо рассказ моего отца о том, что есть два писателя: первый Александр Дюма-отец, второй Александр Дюма -сын. О том что Дюма-отец был очень популярен в свое время и как в связи с этим тяжело пришлось его сыну, от которого ждали многое, вместе с тем обвиняли, что ему помогает отец. Так вот эта история мне очень запомнилась и заставила размышлять об этом вопросе - ведь такое часто бывает когда дети не могут найти себя в связи с известностью их родителей, и из-за того что их судьба этим предопределена. Моруа, спасибо ему за это - помогает разобраться в этом вопросе. Рассказ о жизни троих главных героев (генерал Дюма (дед), Дюма-отец, Дюма-сын) - тесно переплетен с историей Франции, и книга представляет собой интерес не только как увлекательный роман, но и так исторический труд. Меня поразило количество использованного материала, автором, для написания книги. Тут и многочисленные переписки, и отзывы критиков в изданиях, и хронологии событий, и архивные документы. Также проведен подробный анализ творчества и Дюма-отца, и Дюма-сына. Книгу рекомендую к прочтению и тем кто любит Дюма, и тем кто интересуется историей, и тем кто читает книги ради увлекательно сюжета, потому что жизнь Дюма и есть самый увлекательный роман.
С этой книгой читают Все
Обложка: Книга стиля
Книга стиля

Ариен Вега

Обложка: Жить в присутствии Бога
Жить в присутствии Бога

Архимандрит Эмилиан Вафидис

Обложка: Ярмарка тщеславия
4.6
Ярмарка тщеславия

Уильям Теккерей

Бесплатно
Обложка: Погоня
4.8
Погоня

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Дьяволиада
4.8
Дьяволиада

Михаил Булгаков

Бесплатно
Обложка: Мартин Иден
4.7
Мартин Иден

Джек Лондон

Бесплатно
Обложка: Яма
4.8
Яма

Александр Куприн

Бесплатно
Обложка: Казан
4.6
Казан

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Баллада Рэдингской тюрьмы
4.6
Баллада Рэдингской тюрьмы

Оскар Уайльд

Бесплатно
Обложка: Эта свинья Морен
4.5
Эта свинья Морен

Ги де Мопассан

Бесплатно
Обложка: Аэропорт
4.5
Аэропорт

Артур Хейли

Обложка: Золотая петля
4.5
Золотая петля

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно