Почему я не христианин (сборник) Обложка: Почему я не христианин (сборник)

Почему я не христианин (сборник)

Скачайте приложение:
Описание
4.1
600 стр.
1927 год
16+
Автор
Бертран Рассел
Серия
Философия – Neoclassic
Издательство
АСТ
О книге
Бертран Рассел (1872–1970) – лауреат Нобелевской премии по литературе, математик, общественный деятель и один из величайших философов ХХ века, автор знаменитых работ «Проблемы философии», «Человеческое познание: его сфера и границы», «Азбука относительности», «Брак и мораль» и «История западной философии». В предлагаемом сборнике собраны самые смелые его сочинения о вере, нравственности и сексуальном воспитании, которые принесли ему славу одного из величайших еретиков в сфере морали и религии. В этих лекциях и эссе он проявил те же проницательность, остроумие и красноречие, которые характерны для блестящей прозы других его работ. Благодаря этим качествам эссе, включенные в данную книгу, представляют собой, возможно, самое трогательное и самое изящное изложение позиции свободомыслящего человека со времен Юма и Вольтера. В формате a4.pdf сохранен издательский макет.
ЖанрыИнформация
Переводчик
А. Семенов
ISBN
978-5-17-109460-7
Отзывы Livelib
romashka_b
14 апреля 2013
оценил(а) на
5.0
Материнство накладывает определенную ответственность - сама ты можешь не верить в бога сколько угодно и не нуждаться в каких-то специальных доводах, но ребенку надо объяснить всё обстоятельно - и про то, какие боги бывают, и про то, почему другие люди все-таки верят, и про то, почему родители как раз не верят. Особенно сложной моя задача становится в условиях огромного количества бабушек, из которых ни одна не является воцерковленной православной, но почти все считают, что они верующие и иногда ребенку сообщают отрывочные, странные, противоречивые сведения. Короче, всё на мне. Для начала, правда, надо самой подтянуть теоретическую базу. Почему я решила начать с Рассела? Потому что захотела прочитать его "Историю западной философии" и, в процессе знакомства с автором, увидела труд с названием, которое взывало ко мне своей чёткой, не оставляющей сомнений формулировкой. Книга состоит из эссе, лекций и отдельных статей, которые в разное время были написаны для различных изданий или выступлений, а потом собраны под одной обложкой. Первые два очерка "Поклонение свободного человека" и "Сущность религии", честно говоря, я так и не смогла одолеть полностью - философское словоблудие зашкаливало, и стало боязно, что вся книга будет состоять из такого бессодержательного умствования. Но с раздела "Мистицизм и логика" всё стало конкретнее и куда интереснее. Конечно, мне как атеисту доводы Рассела кажутся вполне разумными, а возражения его оппонентов - несостоятельными. При этом есть и кое-что, что мне кажется нелепым - Рассел гуманист настолько, что ему не близка идея наказания преступников. Это, мол, не способствует их исправлению. Еще у него иногда проскальзывает мысль о том, что традиционный брак себя изживает, но прошло уже более полувека и всё равно люди продолжают консервативно вступать в брак.Зато мне бесконечно близка та горячность, с которой Рассел отстаивает необходимость полового просвещения подростков и планирования семьи. Даже сейчас, в условиях доступности информации, дремучесть молодёжи в вопросах контрацепции и предохранения от ЗППП поистине чудовищна, а страдают в результате нежеланные, зачастую больные, дети, которые, вероятно, были бы более счастливы, родись они в другое время и в иных обстоятельствах.Ещё несколько цитат и крошечная история Кроме таких практических вопросов, Рассел много времени уделяет истории религии и церкви - от зарождения христианства до 20 века. Большая глава посвящена святым Амвросию, Иерониму и Августину, и это очень интересный раздел, правда, раньше я про данных религиозных патриархов ничего не читала, так что для меня любая малость была захватывающей. В общем, для того, чтобы начать знакомство с такой серьёзной темой, Рассел подходит хорошо - но надо учесть, что это всё-таки не сказочка на ночь, а работа именитого философа, так что некоторая база знаний не помешает. Самая последняя глава книги - это диспут между Расселом и отцом-иезуитом Ф. Коплстоном. Должна заметить, что я читала эту книгу целую неделю, что для меня невыносимо долго. Я плотоядно подбиралась к самому концу и эта глава должна была стать блестящей кульминацией, особенно если учесть, что диалог обычно читать проще. Можете представить себе мою реакцию, когда практически сразу два собеседника не сошлись во мнениях по самым простым терминам, но в какой форме они это сделали!Коплстон. ...Утверждение, что необходимое существо — это такое существо, которое должно существовать и не может не существовать, имеет для меня вполне определенный смысл. Для вас оно бессмысленно. Рассел. ...Существо, которое должно существовать и не может не существовать, это для вас конечно же существо, сущность которого предполагает существование. Коплстон. Да, существо, сущность которого в том, чтобы существовать. Я беззастенчиво и совершенно непотребно заржала на этом моменте, и вы не станете меня осуждать.Но они все же англичане и джентльмены, поэтому завершили изящно: Коплстон. ...Но ваша общая позиция, лорд Рассел, такова, что незаконно даже спрашивать о причине мира? Рассел. Да, такова моя позиция. Коплстон. Если такой вопрос для вас неосмыслен, то, разумеется, очень трудно обсуждать его, не так ли? Рассел. Да, очень трудно. Как вы думаете, не перейти ли нам к какому-нибудь другому вопросу? Обожаю англичан.Однажды утром, когда ничего не предвещало, Лёва (ему тогда было 6 лет) внезапно тревожно спросил меня: - А создатель слышит музыку из моей игры? Я, упав со стула, переспросила: - Кто? Создатель игры? - Нет, - отвечает малыш, - наш создатель. На небе который. - Существование создателя не доказано, - быстро ответила я. Рассказала Леве свою версию - что создатель может есть, а может нет, но, в любом случае, бояться его не надо. Если он и сидит наверху, то совершенно точно не для того, чтобы наказывать маленьких мальчиков за компьютерные игры.Далее планирую прочесть Толковую Библию Лопухина и Бог как иллюзия Докинза.
likeanowl
16 апреля 2013
оценил(а) на
3.0
Я, право, никак не ожидала, что название окажется настолько буквальным. На этих трех сотнях страниц Рассел честно и добросовестно объясняет, почему он не христианин, — то есть излагает свою личную субъективную позицию, и излагает достаточно уверенно, чтобы неподготовленный читатель мог принять ее за истину. Если бы я была атеисткой, я бы, наверное, почувствовала себя увереннее и позаимствовала пару-тройку аргументов. Если бы я была христианкой, я бы, наверное, от души посмеялась. Так вышло, что я это просто я, и мне остается только пожать плечами и немного недоуменно подумать: «Сэр, я рада, что Вы нашли свой путь, но... дальше-то что?» И еще: «Сэр, мне кажется, мы с Вами читали две разные Библии».Чего же тогда я ждала? Спокойного, рассудочного, внятного и по возможности разностороннего анализа. Либо философия сильно изменилась за лето, либо раньше я читала ее совсем иначе. Можно было бы поспорить с содержанием, но это дело бесконечное, бессмысленное и — главное — дело только личного выбора. Можно было бы поспорить с формой подачи. Можно было бы просто поспорить: тема благодатная, вы понимаете. Меня останавливает заповедь невмешательства в чужой выбор и... полное безразличие к прочитанному. Спорить можно с тем, что вовлекает, задевает, обижает, вызывает неприятие; спорить с тем, что не затронуло никаких струн, слишком сложно и утомительно.Забавно, что именно Рассел заново разжег во мне интерес к христианским мистикам, древнегреческим философам и шаманизму: знакомым цитатам в тексте я радовалась, как старым приятелям на скучной до зубной боли встрече.Я не пытаюсь сказать, что считаю философа неправым. Он прав в рамках своей собственной картины мира, точно так же как права я или один из любимых моих собеседников — воцерковленная христианка. Просто стоит помнить: вера в то, что Бога нет, может ослеплять точно так же, как и вера в то, что он есть. Просто не стоит забывать: во что бы ты ни верил, ответственность за свою жизнь ты несешь только сам.Есть своя ирония в том, что на языке так и вертится первое послание к Фессалоникийцам: «Всё испытывайте, хорошего держитесь».
she-ptashka
17 сентября 2012
оценил(а) на
5.0
В самом деле, если все должно иметь причину, то должен иметь причину и бог. Бертран РасселЛогически безупречное размышление о христианской вере и о причинах, по которым автор не поддерживает эту самую веру. На мой взгляд, в условиях активной пропаганды религии (даже в школах), развернувшейся в последнее время в России, каждому разумному человеку полезно читать подобную литературу. Применяя доводы Рассела, не раз мне удавалось поставить в тупик людей, пытавшихся убедить меня в разумности христианства. Рекомендую!
FredenburgVitiators
14 января 2019
оценил(а) на
4.0
Сборник эссе известного ученого, пацифиста и атеиста. Исходя из названия, ожидалось много критики в сторону религии, но если критика и была, то основывалась не на том, почему религия - неправильный путь, а больше говорится о достоинствах науки, о том, что она может дать человеку. Во многих вопросах Рассел поддерживает религию, но на ее сторону не вступает. Затрагивает вопросы нетривиальные для своей эпохи, в чем сделал прорыв, по моему мнению, это вопросы планирования семьи и сексуального образования, вот так-то, и, конечно, критикует религию в этом плане. Большинство своей критики он обрушивает не на религию и веру как таковую, а на церковную организацию.
grt_pretender
20 ноября 2014
оценил(а) на
4.0
«Как я уже указывал, действительная причина того, почему люди принимают религию, на мой взгляд, не имеет ничего общего с доводами рассудка. Люди принимают религию из эмоциональных побуждений. Часто нас уверяют, что нападать на религию весьма пагубно, ибо религия делает людей добродетельными. Уверяли в этом и меня; но я что-то не примечал, чтобы дело происходило действительно так».Эта книга – набор довольно-таки интересных мыслей о роли церкви в развитии цивилизации и нравственного состояния человека, а также о жизни нехристиан. Стоит ли удивляться, что в противовес весьма критичной и безапелляционной теории веры и религии Рассел приводит не менее категоричную теорию разума и науки. Именно здесь и всплывает проблема человечности. Можно строить свою жизнь в оглядке на другую, лучшую жизнь, ожидающую впереди. А можно строить свою жизнь, зная, что все конечно, что в конечном счете у Вселенной может не быть никакого смысла, даже самих понятий добра и зла, желания сохранить то, что мы делаем и во что верим. И хотя в этом месте может возникнуть (и закономерно часто возникает) мысль о том, что это освобождает человека от ответственности и пускает его во все тяжкие, на практике зачастую мы видим совершенно другое. Человек берет ответственность за жизнь, ценности и добродетели на себя. А значит, жизнь будет далека от дебоша и бесцельных похождений) «Нам надо стоять на своих собственных ногах и глядеть прямо в лицо миру – со всем, что в нем есть хорошего и дурного, прекрасного и уродливого; видеть мир таким, как он есть, и не бояться его. Завоевывать мир разумом, а не рабской покорностью перед теми страхами, которые он порождает».В одноименной части (думаю, чаще всего из сборника читают именно ее) Рассел рассматривает известные концепции существования бога. Во-первых, очевидно для того, чтобы показать роль научного мышления и научных открытий в познании мира. Во-вторых, чтобы обратить внимание на множественные изменения, произошедшие в христианской доктрине за время ее существования, далеко не по духовных причинам, а экономическим, политическим и прочим. Иными словами, сделанным ради выживания церковного института и распространяемых им идей. Рассел не говорит об этом напрямую, но это легко считывается из текста и даже средних школьных знаний истории. Хотя автор в меру ироничен и остроумен, он не переходит грань аргументации и логики. Он не нападает. Он расширяет контекст. Да, он упоминает связь между периодами укрепления христианской веры и периодами повышения уровня жестокости, но от этого в сущности уйти и невозможно.«Религия основана, на мой взгляд, прежде всего и главным образом на страхе. Частью это ужас перед неведомым, а частью, как я уже указывал, – желание чувствовать, что у тебя есть своего рода старший брат, который постоит за тебя во всех бедах и злоключениях. Страх – вот что лежит в основе всего этого явления, страх перед таинственным, страх перед неудачей, страх перед смертью. А так как страх является прародителем жестокости, то неудивительно, что жестокость и религия шагали рука об руку. Потому что основа у них обеих одна и та же – страх».Анализируя личность Христа, отраженную в христианских текстах, Рассел рассматривает его поведение с точки зрения человечности и того влияния, которое оказали на дальшейшее развитие истории высказанные им идеи (например, интерпретация Ада, греха и т.д.) Не буду здесь это раскрывать, кому-то может быть неприятно это читать, лучше посмотреть самостоятельно, если интересно.В книге есть отделы, построенные на диалоге («Существование бога»), притче («Кошмар богослова»), личном опыте («Мои религиозные воспоминания») и т.д. Однако не нужно думать, что эта книга о том, что христианство плохо, а наука хороша и т.д. В других статьях Рассел рассматривает внутренний мир, мотивацию и поведение человека, который не разделяет христианские идеи и стоит перед проблемой конечности и возможной бессмысленности жизни (с научной точки зрения). Мне особенно понравилась часть «Поклонение свободного человека». Она о тех эмоциональных и мысленных стадиях, которые проходят люди, когда их ожидания и реальность резко не сопадают, а желания и мечты кажутся невыполнимыми. Иначе говоря, сюда относится и депрессия, и этапы взросления, и проблема самоопределения, и многое другое. Анализируются отношения между человеком и внешним миром и проблема личной ответственности как за свою жизнь, так и за то, как ты влияешь на окружающих, а они на тебя.Естественно, как философ, Рассел оперирует теми фактами, которые ему выгодны, и делает заключения, нужные ему. Но это его точка зрения. Покажите мне того, кто поступает иначе?) И ознакомиться с ней я бы советовала, потому что все же наш внутренний мир имеет лишь те рамки, которые мы сами ему ставим. Безусловно, опора на разум тоже имеет свои ограничения, хотя бы потому что наши возможности (прежде всего физические) не позволяют нам полностью познать мир и его логику. Даже наши слух и зрения очень ограничены. Но все же те люди, которые на протяжении всей истории по крупицам расширяли нашу картину мира (и, бывало, погибали за это), вызывают у меня гораздо больше уважения.
С этой книгой читают Все