Басурман
Обложка: Басурман

Басурман

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.1
1838 год
12+
Автор
Иван Лажечников
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Елена Понеделина
Издательство
ЛитРес: чтец
О книге
И.И. Лажечников (1792–1869) – один из лучших наших исторических романистов. А.С. Пушкин так сказал о романе «Ледяной дом»: «…поэзия останется всегда поэзией, и многие страницы вашего романа будут жить, доколе не забудется русский язык». Обаяние Лажечникова – в его личном переживании истории и в удивительной точности, с которой писатель воссоздает атмосферу исследуемых эпох. Увлекательность повествования принесла ему славу «отечественного Вальтера Скотта» у современников.
ЖанрыОтзывы Livelib
eka_chuchundra
7 октября 2012
оценил(а) на
4.0
Просто удивительно, как на основе сухого факта, упомянутого в летописях, автору удалось создать такой насыщенный и колоритный роман. Что в нем подлинно, а что нет - разбираться историкам, но рядовой читатель может открыть в нем для себя массу интересных вещей.С одной стороны - сюжет может показаться донельзя банальным. Трагичная история любви между "басурманом" (дворянином по происхождению, лекарем по призванию) Антоном и боярской дочерью Анастасией. "Ромео и Джульетта" на русский манер. Но за этой историей стоит нечто более масштабное. Например, как дети могут платить за грехи своих отцов. Ошибка молодости, неосторожное поведение, которое вроде бы уже и забылось, всплывает для немецкого барона Эренштейна через много лет и заставляет его заплатить по всем счетам: отдать своего первенца когда-то униженному им итальянскому лекарю, отречься от этого ребенка, потерять потом и второго сына, а в итоге, помутившись рассудком, закончить свою жизнь в монастыре. Но как бы ни пытался автор убедить меня в том, какой барон Эренштейн подлец, я ему не верю. Не верю, и все тут. Да,он подлец вначале, обидел сирого и убогого, да, он подлец потом, когда грозил убить собственного сына, если бы тот вздумал заявить всем о своем происхождении, но месть этого сирого и убогого лекаря перечеркнула все остальное. Лишать человека ребенка, разрывать любящую семью - не слишком ли жестокое наказание? Каждый рассмотрит эту ситуацию по-своему. Но однозначного ответа так и не найдется. И неслучайно судьба сведет этих двух персонажей в конце их жизни в монастыре, чтобы оплакать жертву их гордыни, злобы и ненависти. Еще один огромнейший плюс в пользу данного романа - описания. Эти потрясающие описания строящейся Москвы, природы. И вот этим описаниям хочется верить на все 100%. Древняя Москва - это не только город с бессчетным количеством храмов, куполов, башен и теремов, это еще и убожество, нищета, дикость, которой не коснулось влияние Запада, пепелища после недавних пожаров. Автор не поклоняется перед западом, но и не идеализирует русский быт Средневековья. Помимо всего прочего, повествование буквально наполнено духом той эпохи: языковая стилизация, фрагменты фольклора и документов, из-за чего первое время довольно затруднительно читать данное произведение, продираясь через дебри незнакомых слов и выражений.Ну и отдельного внимания заслуживает образ Иоана III. Хочу заметить, что это один из немногих персонажей, который понравился практически полностью. Сложная противоречивая натура, которая восхищает и отталкивает одновременно. С одной стороны - жестокий тиран, скупой, кровожадный, которого ничто не останавливает на пути к власти, с другой стороны - "собиратель Руси", который жизнь свою отдаст за государство и не мыслит себя без него.Народ? Где он? Подай мне его, чтобы я мог услышать его ропот и задушить, как тебя душу... Есть на свете русское государство, и все оно, божьею милостью, во мне одном..."Остальные персонажи (ну за исключением, может, боярина Образца и врача Антонио Фиоравенти) несколько однобоки. Нет полутонов. Либо слишком положительные, порой аж до приторности (к примеру, Антон), либо полностью отрицательные (боярин Мамон). А такого все-таки не бывает. И это, на мой взгляд, единственный минус данной книги.Интересное и живое произведение о судьбах людей, сочетающее в себе тонкое соединение истории и вымысла.
tangata
13 января 2015
оценил(а) на
5.0
Дома тишина, только воробьи трещат где-то внизу, у кормушки. Мерцает елка, кошки спят уютными клубочками. А я читаю старинный роман о приключениях еще более давних. Длинная витиеватая история никак не может начаться, петляя во времени и пространстве, заполняется множеством героев, осыпает старым жемчугом ушедших слов и оборотов. «Построил лицо сообразно случаю» - в записную книжку и вечное пользование. «В чаду дружеских ласк» - изумительно же. А сколько всяких жуковин, решеток с ершами, тапканов, пупыт и санников! Пять минут читаешь, пятнадцать рыщешь в интернете. Стиль, слог, речь, причуды наших предков сами по себе удовольствие.Но главное – история. Москва еще деревянная. Но Аристотель Фиорованти уже разработал проект Успенского собора, Софья Палеолог привезла плоды византийской учености (и попугая), Федор Курицын на свою голову увлекся дипломатией, философией и религией, по Руси бродит первая ересь (теперь и у нас как в Европе!), а Афанасий Никитин вернулся из Индии. И все это на фоне собирательства земель и бурного государственного строительства. Лес рубят, щепки пищат, но все же упорно пытаются выжить и даже наладить личную жизнь.Лекарь (но и дворянин) Антон Эренштейн прибывает ко двору властителя дикой Московии, Ивана III. Его определяют на постой к боярину классического разбора, тот со всем семейством ждет чучелу заморскую, страшного клыкастого колдуна. Басурмана фактически отселяют в отдельную половину дома, двор разгораживают тыном, слугу выделяют по принципу «кого не жалко». В общем, ужас и смятение. Вот только приезжает не чудище, а ангелический юноша с высокой душой и рыцарскими идеалами. Что будет дальше – уже понятно. Любовь, коварство, политика, попытки взаимопонимания и поэзия старинной прозы. Как же странно все было, как давно. Примеч. жуко́вина. 1. старин. перстень с камнем, укреплённый в гнезде лапками, сходными с лапками жука.
FelisFelix
11 августа 2018
оценил(а) на
3.0
Москва, XV век. Иван III собирает единую Русь, стремясь превратить ее в сильное современное государство. С этой же целью выписывает из Европы большое количество мастеров, среди которых оказывается и лекарь, немец Антон Эренштейн. Всевозможные страсти, любовь и месть, благородство и подлость, тайны и сражения - вроде бы все необходимые ингредиенты увлекательного исторического романа присутствуют, но читать про это все было скучно. Рассказчик, по всей видимости, хотел выступить в роли народного сказителя, так же певуче рассказав нам невероятную историю молодого лекаря, но вышло у него как-то не очень. Во-первых, он часто выпадал из своей роли, начиная на страницах романа странную полемику с критиками-современниками по поводу, например, употребления некоторых слов. Во-вторых, всего в романе "слишком": положительные герои слишком положительны, прямо идеальные, отрицательные - слишком отрицательны, чувства и поступки - слишком просты и прямолинейны, язык рассказчика - слишком уж певуч, я бы даже сказала велеречив. Больше всего же мне не понравилось снисходительное отношение автора к своим героям. Русский народ того времени он называет "народом-младенцем". И описывает его соответствующе. Пишет, как о глупых, неразумных детях, не способных справляться с собственными страстями, живущих только душевными порывами, не включая мозг. Очень странно было такое читать, ведь автора с его героями разделяло всего 400 лет, не так уж это и много.
Shurup13
30 апреля 2018
оценил(а) на
3.0
Ожидала большего. Как минимум описания врачебной деятельности. Но тема, очевидно, сложная, поэтому понятно почему ее так мало. Благодаря многочисленным сноскам, видно как много автор работал с источниками. К сожалению, не совсем разделяю его взгляд на некоторые события. Самое очевидное Иван III. Да сам Лажечников понимает, что великий князь перегибает палку! Но цензура, цензура... Прибавим к этому стиль. Монологи на несколько страниц. Витиеватость. И классическая схема для 19 века очевидных ролей. Вот злодеи - они будут против нашего героя. Вот красивая девушка - она будет возлюбленная героя и т.д. Было забавно читать, места понятные именно современникам автора. Ну вы помните оперного певца. Похож на того фокусника. Ему в армии был бы рад Наполеон.
colour800
30 августа 2015
оценил(а) на
5.0
После этой книги хочется посетить Москву, погулять по старым улицам города, поглазеть на Кремль, побывать в Успенском соборе, отыскать речушку Яузу и пр. и пр. Впрочем, можно и не в Москву, можно и в какую-нибудь Тверь, Новгород, в старый город, где остались частички строений тех, былых времен Иоанна III. Вы только почитайте, как сладко пишет Лажечников о том золотом времени: «Да, Русь была тогда полна чарования! Родные предрассудки и поверья, остатки мира младенческого, мифического; духи и гении, налетевшие толпами из Индии и глубокого Севера и сроднившиеся с нашими богатырями и дурачками, царицы, принцы, рыцари Запада, принесенные к нам в котомках итальянских художников: все это населяло тогда домы, леса, воды и воздух и делало из нашей Руси какой-то поэтический, волшебный мир. Духи встречали новорожденного на пороге жизни, качали его в колыбели, рвали с дитятею цветы на лугах, плескали в него, играючи, водой, аукались в лесах и заводили в свой лабиринт, где наши Тезеи могли убить лешего Минотавра не иначе, как выворотив одежду и заклятием, купленным у лихой бабы, или, все равно, русской Медеи. Духи поселялись в глаза, чтобы взглядом испортить кого, падали рассыпною звездою над женщиною, предавшеюся сладким, полуночным грезам, тревожили недоброго человека в гробу или, проявляясь в лихом мертвеце, ночью выходили из домовища пугать прохожих, если православные забывали вколотить добрый кол в их могилу. Все необыкновенные случаи, все недуги и сильные страсти были делом духов». Так же полюбились мне многие персонажи в романе: Аристотель с инженерной мыслью и божественным огнем в глазах, воевода Образец насквозь пропитанный русской культурой и поверьями, чудаковатый путешественник Афанасий Никитин, строгий но добродушный князь московский Иван III и, конечно же, трудолюбивый Онтон-лекарь. Роман был бы сух, если бы не юмор вроде этого: «Пребывание басурмана в палатах Образца одело их каким-то мраком; казалось, на них начерчен был знак отвержения. Зато все в доме кляло и ненавидело поганого немчина; каждый день ходили новые слухи о связи его с нечистым или о его худых делах. То видали, как бес влетал к нему через трубу падучею звездою, или таскались к нему по ночам молодые ведьмы. То наказывали отцам и матерям прятать от него детей, особенно пригожих; он-де похищает их, чтобы пить их кровь, от которой молодеет и хорошеет. То поверяли друг другу за тайну, что он заговорил Мамону железо на случай судебного поединка, что он вызвал нечистый дух из Ненасытя в виде жабы, которую держит у себя в склянице для первого, кто ему не понравится; что, проходя мимо церкви, боится даже наступить на тень ее. Видали нередко, как дьяк Курицын, Величайший из еретиков, посещал его, когда люди ложатся спать, и проводил с ним целые ночи в делах бесовских и как в полночь нечистый вылетал от него из трубы дымным клубом. Умирали холоп или рабыня в доме – виноват был басурман; хворала домашняя скотина – хозяин-домовой не полюбил басурмана».Смартфоны, телевизоры, интернеты – на кой они нам, когда есть волоковое окно! «Заметьте, волоковое окно есть особенная характеристическая принадлежность русского народа. Еще и в наше время принудьте мещанина, крестьянина сделать у себя на зиму двойные рамы: он хоть и сделает их, но все-таки оставит одно окно свободным, которое может отдвигать и задвигать, когда ему вздумается. Без этого окна он у себя дома, как в тюрьме: ему грустно, ему душно; он скорей согласится выбить стекло. Что ему до мороза, железному сыну севера? Окутанный снегами, он и в жестокий мороз отворяет свое дорогое окошечко и через него любуется светом божиим, ночным небом, усыпанным очами ангелов, глазеет на мимоходящих и едущих, слушает сплетни соседей, прислушивается с каким-то умилительным соучастием к скрипучему оттиску шагов запоздалого путника по зимней дороге, к далекому, замирающему в снежной пустыне звону колокольчика - звукам, имеющим грустную прелесть для сердца русского».В целом очень атмосферный роман, хотелось бы еще что-нибудь почитать в таком духе, что бы так же о нашем, о русском, да взаправду и с увлекательным сюжетным движением романа.
С этой книгой слушают
Обложка: Ледяной дом
Ледяной дом

Иван Лажечников

4.0
Обложка: Ледяной дом
Ледяной дом

Иван Лажечников

4.0
Обложка: Ледяной дом
4.0
Ледяной дом

Иван Лажечников

Бесплатно
Обложка: Басурман
4.1
Басурман

Иван Лажечников

Бесплатно
Обложка: Последний Новик. Том 1
Последний Новик. Том 1

Иван Лажечников

Бесплатно
Обложка: Последний Новик. Том 2
Последний Новик. Том 2

Иван Лажечников

Бесплатно
Обложка: Беленькие, черненькие и серенькие
3.8
Беленькие, черненькие и серенькие

Иван Лажечников

Бесплатно
Обложка: Внучка панцирного боярина
3.6
Внучка панцирного боярина

Иван Лажечников

Бесплатно
Обложка: Вся беда от стыда
2.0
Вся беда от стыда

Иван Лажечников

Бесплатно
Обложка: Окопировался
Окопировался

Иван Лажечников

Бесплатно