Самоубийство Обложка: Самоубийство

Самоубийство

Скачайте приложение:
Описание
3.8
1049 стр.
1897 год
18+
Автор
Эмиль Дюркгейм
Серия
Философия – Neoclassic
Издательство
АСТ
О книге
Эмиль Дюркгейм (1858—1917) – французский социолог и философ, профессор университетов Бордо и Сорбонны, основатель французской социологической школы, один из основоположников социологии как самостоятельной науки. Эта книга, впервые изданная еще в 1897 году, стала образцом социологического исследования. Дюркгейм использовал метод вторичного анализа существующей официальной статистики и, основываясь на обширном фактическом материале, проанализировал феномен самоубийства с самых различных сторон: социальной и морально-психологической, религиозной и этнической. В формате a4.pdf сохранен издательский макет.
ЖанрыИнформация
Переводчик
А. Ильинский
ISBN
978-5-17-111956-0
Отзывы Livelib
winpoo
6 декабря 2014
оценил(а) на
3.0
Наверное, книги с таким названием во все времена должны одновременно и пугать и манить читателя. Пугать - потому что от веку на подобных темах лежит негласная печать социального табу. Их почти не принято обсуждать публично, вслух, скорее, наоборот, при слове «самоубийство» принято понижать голос и отводить глаза. А потому, беря её в руки, чувствуешь, что прикасаешься к чему-то полузапретному, и даже в пустом помещении слегка оглядываешься по сторонам, невольно спрашивая себя: как же он осмелился писать об этом в далёком 1897 году, когда общество было куда как более богобоязненным, и, главное, почему он говорит об этом напрямую, без обиняков, фактически, выстреливая названием своей книги в читателя, кем бы он не был, каким бы подготовленным не считал себя к такому разговору.А манить… Да тоже всё просто. Думаю, что редкому человеку в «минуту жизни трудную» удалось избежать подобных мыслей. Почти каждый в определенных обстоятельствах говорил себе, что это для него – крайний выход из крайней ситуации, но… сейчас ещё не край. Странным образом прикосновение к возможности собственной смерти выполняет для многих, кто хотя бы раз задумывался об этом, своеобразную терапевтическую функцию: возможность самоубийства – страховка индивидуальной жизни. И даже само чтение книги Э.Дюркгейма – это тоже в какой-то степени самотерапевтическое сдвигание чувства смерти из личностно-эмоциональной плоскости в познавательную, а потому - слегка отстраненную. Прочитать её – всё равно что заговорить себя цифрами и фактами.К проблеме самоубийства обычно подходят либо философски, либо психологически. Э.Дюркгейм подходит социологически, отрицая целесообразность первых двух позиций. Эта книга - одно из самых обстоятельных и почти вневременных исследований социальных корней и возможных типов самоубийства, которое и сегодня читается не без любопытства. Оно тем более примечательно, что автор всячески открещивается от обсуждения индивидуально-психологических причин самоубийств, но по сути говорит именно о них, только преломляя их через призму социальных факторов. Он полагает, что самóй социальной историей закономерно заданы главные триггеры самоубийства – осознание своей бесполезности для социума, отсутствие семьи и детей, эскапизм, интроверсия, отсутствие сколько-нибудь знáчимых отношений с другими людьми… По сути, всё это – многоликое одиночество, которое для кого-то просто становится невыносимым. Социологический подход всего лишь «омассовляет» индивидуальные переживания, пытаясь персональное превратить в «типичное» и «среднестатистическое». Но, может быть, ничего среднего и типичного в человеческом мире и вовсе нет, есть только пристрастно-субъективное, тем более в решении такого вопроса, как «быть или не быть».Читать Э.Дюркгейма сегодня всё ещё интересно и, наверное, небесполезно, хотя отношение к человеческой жизни, её утрате и уничтожению стало совершенно иным. И все мы, как ни жаль…...Тем верней расстаемся, что имеем в виду, что в Раю не сойдёмся, не столкнемся в Аду. (И.Бродский)
Wilhelmina
11 октября 2013
оценил(а) на
4.0
Мне было очень интересно, как такое явление как самоубийство можно объяснить с точки зрения социологии. Я почему-то была уверена, что нельзя никак, ведь человек убивает себя только по ему известных причинах. Какая уж тут статистика, милый мой Эмиль Дюркгейм? Если честно, свое мнение после книги я не изменила, я так же считаю, что социология не способна объяснить самоубийство, но читать было очень-очень интересно. Все эти попытки найти закономерности там, где их быть не может, посчитать число мертвых в разные времена года… И похлопайте мне в ладоши – больше всего умирает летом. Ну и что? Даже эти три типа самоубийц (эгоисты, альтруисты и аномисти) выглядят как-то слишком искусственно. Но повторюсь – читать интересно. Поэтому 4 из 5.
MariaBurova
23 июня 2017
оценил(а) на
3.0
В конце девятнадцатого века социология стремительно вошла в моду, а главным трендсеттером стал француз Эмиль Дюркгейм. Настроен он был радикально: не признавал в любимой науке никаких философских или психологических примесей. В 1897 году Дюркгейм издал монографию «Самоубийство», пытаясь заполучить для социологов место в высшей научной лиге. Он был уверен, что над человеком в момент принятия судьбоносного решения всегда стоит высшая духовная реальность — коллектив. Выводы, сделанные Дюркгеймом на основе смертельной статистики прошлых веков, перекликаются и с днём сегодняшним. ПРИЧИНЫ САМОУБИЙСТВА, КОТОРЫЕ НЕ ОПРАВДАЛИ СЕБЯПри поиске причин добровольного ухода из жизни мы привыкли оценивать психическое состояние, вчитываться в предсмертные записки и искать смыслы между строк. Дюркгейм одним из первых оставляет индивидуальные мотивы тихо лежать в кладовке, открывая дверь причинам со стороны. Для начала он просто сравнил данные двух статистик: смертей и самоубийств. Первая постоянно менялась, вторая оставалась на месте из года в год, но при переходе из одной страны в другую могла увеличиться в несколько раз. То есть процент самоубийств гораздо более специфичен для каждой социальной группы, чем процент общей смертности.При этом среди факторов самоубийства социолога должны интересовать только те, которые действуют на целое общество. Например, списать всех самоубийц в сумасшедших — не выход. Все подобные случаи среди душевнобольных лишены всякого мотива, а если мотивы и есть, то они вымышленные. Вроде инопланетянина, поселившегося в голове, или рептилоида за стенкой. Алкоголь к числу самоубийц тоже не имеет никакого отношения. Наибольшее число трупов было среди людей из культурных и зажиточных классов, где пьянчугам не было места. К наследственности тоже не стоит относиться слишком серьёзно. Вот приводимая автором статистика по Парижу позапрошлого века: на двести шестьдесят пять умалишённых есть только одиннадцать случаев, то есть четыре процента больных, родители которых покончили с собой. А что насчёт погоды? Может быть, серые тучи — это не только к дождю, но и к прыжкам с моста? Беспощадная статистика Дюркгейма опровергла и эту идею. Максимальное число самоубийств происходит тёплым летом. Но объяснение здесь стоит искать не в температуре, а в интенсивности трудового дня. Если число добровольных смертей увеличивается с января по июль, то это происходит не потому, что жара губительно действует на человеческий организм, а в силу того, что пульс социальной жизни бьётся интенсивнее. Все эти пробки, дедлайны и званые ужины кого хочешь сведут в могилу.РЕЛИГИЯ, СЕМЬЯ, РЕВОЛЮЦИЯ: ЧТО СКОРЕЙ ПРИВЕДЁТ К СМЕРТИ?Когда Дюркгейм взглянул на европейскую картину самоубийств, то первое, что он увидел — живучих католиков. Например, в Италии добровольно расставаться с жизнью согласны единицы. Протестанты — это совсем другое дело. И те, и другие в одинаковой степени запрещают самоубийство. Но наклонность протестантов к убийству самих себя находится в прямой зависимости от духа свободомыслия, которым проникнута их религия. И к этой свободе, по мнению автора, покорных протестантов ведёт упадок традиционных верований. Их духовные скрепы слишком расшатаны, чтобы противостоять критике. Вот так и получается, что перевес на стороне протестантизма по числу самоубийств обязан не слишком целостной структуре церкви. Дюркгейм уверен: где ослабевает социальный инстинкт, там стоит ждать не обузданной коллективом беды.Мужчины, у которых есть семья и несколько детей в придачу — самая защищённая от самоубийств категория. Вдовцы убивают себя чаще, чем люди, состоящие в браке, но реже, чем совсем безбрачные. С женщинами всё наоборот: в браке их смертность резко возрастает. Моногамия для них — это строжайшее обязательство, беречь честь приходится круглосуточно. С другой стороны, брак не нужен им как способ ограничить плотские желания — он только мешает изменить жизнь, когда она становится нестерпимой. Так что развод по собственному желанию может только улучшить положение женщины. Для большинства мужчин же свобода, от которой они отказываются во имя брака, на самом деле является синонимом мучения. Постоянная битва за звание настоящего самца не даёт покоя. У женщины до замужества не было таких сложностей, и потому, подчиняясь этим правилам, жертву в браке приносит именно она, а не мужчина.Если не слишком вдаваться в подробности, может показаться, что великие политические перевороты умножают число самоубийств. У Дюркгейма другое мнение: все революции, имевшие место во Франции в течение XIX века, уменьшили количество самоубийств в тот период времени, когда совершались. Виноват, опять же, коллективный дух: великие социальные перевороты и национальные войны оживляют коллективные чувства, партийность и патриотизм, устремляя индивидуальную энергию на осуществление одной общей цели. Борьба сближает людей перед лицом опасности, каждый начинает меньше думать о себе и больше — об общем деле.ТРИ ГЛАВНЫХ ТИПА САМОУБИЙСТВА ДЮРКГЕЙМАЧем сильнее ослабевают внутренние связи в семье, церкви или партии, тем стремительней путь к заряженному ружью. Когда индивидуальное «я» затмевает «я» социальное, рождается эгоистический тип самоубийства. Вырвавшаяся из ослабевшего общества индивидуальная воля, словно беспокойное привидение, будет метаться из угла в угол, пока наконец не найдёт угол поострее. В церковном кружке или за семейным очагом человек не принадлежит себе, он скован обязательствами, то есть тяга к самоубийству минимальна. Добровольная смерть является здесь изменой общему долгу. Но если человеческое сознание поворачивается лицом только к самому себе, то в конечном счёте все усилия оказываются бесплодными. Грядущее уничтожение без какого-либо остатка ужасает человека до смерти.Крайний альтруизм не менее опасен. Альтруистический тип самоубийства — продукт абсолютной зависимости личности от общества. И распространён он был с давних времён. У древних народов самоубийство было очень частым явлением, но при этом имело отличительные особенности: из жизни уходили старики, жёны после смерти мужей, рабы после смерти хозяев. Во всех этих случаях человек лишал себя жизни не потому, что он сам хотел этого, а потому что должен был так сделать. При уклонении — бесчестье и изгнание. Социальной средой с самым высоким процентом альтруистических самоубийств может считаться и армия. Во всех европейских странах склонность у военных к самоубийству значительно интенсивнее, чем у гражданских: разница колеблется от 25 до 900 %. А всё потому, что правила поведения солдата лежат вне его личности, что характерно для альтруизма.Но общество является не только тем объектом, на который с различной интенсивностью направляются чувства и дела людей — оно представляет собой и управляющую ими силу. Мы не раз читали в новостях, как очередной разорившийся банкир покончил с собой. К добровольной смерти толкают не только изменения со знаком «минус», но и со знаком «плюс». Экономическое бедствие или торжество существенно путает карты. Тот, кто раньше был на вершине, стремительно летит вниз. Люди не понимают, что ценно теперь, и какая деятельность приведёт к успеху. Для того чтобы люди и вещи заняли в общественном сознании подобающее им место, нужны годы. Исключительный иммунитет к подобному финансовому переполоху находится в руках у бедняков. «Чем меньшим обладает человек, тем меньше у него соблазна безгранично расширять круг своих потребностей. Разумный человек умеет найти удовлетворение в том, чего ему удалось достигнуть, и не испытывает неустанной жажды погони за чем-либо большим, и потому в момент несчастного стечения обстоятельств он не склоняется под ударами судьбы и не падает духом».КАК УМЕНЬШИТЬ ЧИСЛО СМЕРТЕЙ ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ?Главной причиной самоубийств Дюркгейм считает не увеличение интенсивности объективных причин страданий и не экономическую нужду, а голод моральный. Французскому социологу не чужды классические коммунистические идеи о равенстве и братстве, где человек способен привязаться к высшим целям и подчинить себя дисциплине. И главное условие благостной жизни — чувствовать связь с другими. +Но ключ к счастливой жизни не принадлежит ни семейному, ни религиозному, ни политическому обществу. Профессиональная группа или корпорация — вот за ними будущее. Именно в профессиональной среде Дюркгейм видит те черты, что способны закрыть двери перед моральным одиночеством человека. Ведь работа влияет на людей без перерыва, следует за ними повсюду. Главная роль корпорации в будущем — направлять не только на правильный духовный путь, но и регулировать социальные функции, главным образом экономические. «Будучи группой, она тем самым достаточно возвышается над индивидами, чтобы налагать узду на их аппетиты; и в то же время она слишком живёт их жизнью, чтобы не сочувствовать их нуждам». Наверное, Дюркгейм бы расплакался, увидев офис Google в Нью-Йорке. Оттуда ведь реально не хочется уходить.
luka83
14 декабря 2014
оценил(а) на
4.0
Классический труд одного из основателей современной социологии. Книга интересна в первую очередь как подробная иллюстрация реализации социологического метода: становится понятно что исследуется, как и какие проблемы при этом возникают. Немало слов тратится и на оправдание существования социологии как отдельной науки. Книга большая, сложная, читается тяжело. Это не популярная литература, а именно научная монография с обилием статистических данных, их обработки и анализа. Рассуждения не всегда безупречны, но интересны. Ниже приведу краткий конспект. Если кому-то нужен более подробный пересказ, его можно найти в конце монографии: 400 страниц ужаты примерно до 6. КонспектСамоубийством называется каждый смертный случай, который непосредственно или опосредованно является результатом положительного или отрицательного поступка, совершенного самим пострадавшим, если этот последний знал об ожидавших его результатах. Самоубийство соединяется с другими видами поведения рядом промежуточных ступеней и оказывается только преувеличенной формой повседневных поступков. Самоубийство зависит главным образом не от внутренних свойств индивида, а от внешних причин, управляющих людьми. Самоубийство сегодня осуждается потому, что оно противоречит культу человеческой личности, на котором покоится вся наша мораль. В древних обществах оно осуждалось, потому что жизнь считалась собственностью социума, а не человека.Ни неврастения, ни сумасшествие, ни алкоголизм не являются непосредственными причинами самоубийств в обществе. Наследственность и раса так же не оказывают на него прямого воздействия. Климат и температура непосредственно не влияют на самоубийства.Можно выделить следующие типы самоубийств по причинам их вызывающим (возможны и смешанные типы): 1. Эгоистическое – из-за ослабления социального инстинкта. Число самоубийств обратно пропорционально степени интеграции тех социальных групп, в которые входит индивид. 2. Альтруистическое – из-за слабого развития индивидуальности. Где жизнь и индивидуальность человека мало ценятся, число самоубийств велико. 3. Аномичное – из-за общественной дезорганизации. Любые резкие перемены в обществе (не только отрицательные, но и положительные) способствуют росту самоубийств.Некоторые практические выводы: Запрет освящения самоубийств в СМИ имеет ограниченную эффективность, так как в социальный процент самоубийств подражание дает совсем незначительный вклад. Важнее моральное осуждение явления обществом. Самоубийство должно быть осуждаемо и наказуемо (в разумных пределах, главным образом, морально) Для укрепления социальных связей попытка восстановить старые религиозные формы или вернуть семье ее традиционный вид не перспективны. Наиболее перспективно развитие корпораций для структуризации общества по профессиональному/корпоративному признаку (upd: не очень понятно, почему тогда в современной Японии дела не очень).Отдельные факты: Предрасположение к самоубийству правильно увеличивается начиная от детского возраста вплоть до глубокой старости. Максимум самоубийств приходится на лето (upd: современная статистика утверждает, что на весну) Большинство самоубийств совершается днем. Число самоубийств среди мужчин многократно выше, чем среди женщин. Чем распространеннее образование и наука, тем больше самоубийств. Брак сам по себе уменьшает число самоубийств у мужчин и увеличивает – у женщин. Наклонность к самоубийству у военных значительно выше, чем у гражданских.
Limp
10 июня 2021
оценил(а) на
3.0
Немного тяжелая для прочтения работа, которую, к тому же, я прочитал уже некоторое время назад и все времени (или желания) не было написать про нее что-то. Интересно с точки зрения психологии и социологии, но останавливает тот факт, что все данные - полуторасотлетней давности (только вдуматься), так что совершенно не понятно как это к современности может применяться, когда все намного более быстро и психологически нагруженно.Тем не менее, какие-то общие понятия можно почерпнуть и если бы не бесконечные цифры, которые вряд-ли можно с кондачка обработать, то было бы вообще шикарно (правда и объем бы уменьшился чуть ли не вдвое бы)
С этой книгой читают Все