Путь Обложка: Путь

Путь

Скачайте приложение:
Описание
4.7
525 стр.
2019 год
16+
Автор
Ольга Адамова-Слиозберг
Серия
Памяти XX века
Издательство
Corpus
О книге
Новое издание мемуаров Ольги Адамовой-Слиозберг, написанных в 1950-е – 1960-е годы, повествуют о двадцати годах тюрем, лагерей и ссылок, через которые ей пришлось пройти в сталинские годы. Автор создает портретную галерею людей, встречавшихся ей на этом горьком пути, небольшой по объему текст настолько густонаселен, что оставляет ощущение широкого полотна ужасающих человеческих страданий. Судьба сводила Ольгу Львовну с самыми разными персонажами – правоверными коммунистами и критиками режима, уголовниками и утонченными интеллигентами, – но она никогда не стремилась дать им идеологическую оценку, она видела в них прежде всего страдающих людей. Именно неподдельный гуманизм и жалость к людям определяют угол зрения, под которым автор смотрит на свершившуюся безжалостную эпоху.
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-111153-3
Отзывы Livelib
Tegr
9 февраля 2022
оценил(а) на
4.0
Закрыв эту книгу, хочется поблагодарить автора за такие жизненные истории, и чувственный художественный вымысел, но нет…, всё это было на самом деле, ведь это «Путь» реально существовавшей женщины, и людей которые её окружали. Вот тут становится страшно, больно, и стыдно… за такой отрезок в нашей истории. Главный вопрос- За что?, а ответ - За что угодно… ведь «пути следствия неисповедимы». Главная героиня прошла через многое: тюрьмы, лагеря, каторжный труд… Она потеряла всех и всё, но сумела выжить, хотя многие не смогли. Каждая женщина с жизнью которой мы знакомились на страницах книги, могла бы стать центральной рассказчицей подобного произведения. Это доказывает, что миллионы судеб прошли через испытания, которые недопустимы по отношению к людям. Полная изоляция, они даже не знали, что началась ВОВ, а могли только догадываться об этом, статьи за их «преступления» постоянно менялись, редактировались, и дополнялись- не давая им ни малейшего шанса на будущее… Их жизнь «на свободе» , после освобождения теряла всякий смысл, они никому ненужны… Одним словом-беспредел. Великолепно описан процесс адаптации к таким условиям, как люди абстрагировались от прошлой жизни, чтобы не уйти в уныние, а продолжить свой путь. Кусочек неба, который случайно подглядели из камеры, доставлял незабываемый восторг… А вы давно радовались небу? Книга прочитана в рамках «Флешмоб 2022»- спасибо этому проекту за расширение читательских горизонтов, иначе до такой литературы дошел бы не так скоро.
Sampa
14 февраля 2014
оценил(а) на
4.0
Лес рубят, щепки летят. Органически не выношу эту пословицу. С души воротит. Так могут думать и говорить только те, кто даже мысли не допускает, что может оказаться щепкой. Это о других. Или: такова жизнь. Кому легко? Еще пара-тройка банальностей. Любая щепка – человек и его близкие. И концентрическими кругами расходится горе... Самая сильная книга на эту тему – «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург. «Доктор Живаго» – вообще вне списка, слишком эпохален и высок. «Путь» создан непрофессиональным писателем и оттого, как бы поточнее выразиться, – проще, пронзительнее, яснее, больнее. Автографические записки, написанные для того, чтобы не забыть, что события действительно происходили. Эта тема – 1936 год и далее в России. Мои близкие (о которых я хоть что-то знаю) не пострадали от репрессий. Я долго вообще не знала, что в истории моей страны есть и такая чудовищная глава – некому было рассказать, а массово писать об этом начали, когда я была уже взрослой. Эта тема меня волнует по разным причинам. Потому что я, как почти вменяемый человек, боюсь возвращения прошлого в новом качестве (история «ходит» по спирали). И потому, как по-разному ведут себя люди, попадающие в одинаковые ситуации. Как приспосабливаются и предают, как протестуют и борются. С собой и системой. Теряют и находят смысл и себя. Живет в Москве хорошая еврейская семья. Мама, папа, двое детей. Он преподает в университете, она экономист. Все друг друга любят и верят в светлое будущее. Свое и страны. Когда начинаются аресты, недоумевают, удивляются. Предполагают о дыме без огня и, мало ли, ошибках. Лес же рубят... Арестовывают главу семьи, затем приходит черед его жены. Ему – десять лет без права переписки (расстрел), ей – восемь лет. Она – Ольга Слиозберг, автор «Пути» – после тюрьмы и суда часть срока отбывает на Соловках, часть – на Колыме. Освобождается в 1944 году без права жить в том числе в Москве. Но со временем стараниями близких остается нелегально в столице рядом с детьми и своими родителями. Так проходит еще три года. В 1949 году – повторный арест и ссылка в Караганду. Вот такой путь. Книга была написана в 60-х, тогда же и разошлась в самиздате. Официально была опубликована только в 1993 году, почти через два года после смерти автора. Знаете, что самое удивительное в этой женщине? В ее записях нет ненависти, нет чернухи, нет обвинений, претензий к судьбе и высшим силам. После понимания, что ее арест – не ошибка, а звено одной цепи, Ольга Львовна приняла решение запомнить и записать все, что с ней произошло. События и люди. Много событий и очень разные люди. Единственное, о чем она безутешно горюет, что дети выросли без нее, что она пропустила самое важное в жизни женщины-матери. Поразительно светлый человек, в жизни которого были моменты и поступки, о которых стоит (или не стоит?) жалеть. Об этом она тоже честно и подробно пишет. Ольга Адамова-Слиозберг дожила до 89 лет. Ваш выбор – читать или не читать, я не настаиваю. Мне просто кажется, что отчасти объективная история страны вырисовывается из таких откровенных записок и дневников, когда красная линия одна и та же, а разница лишь в мелких деталях. На то и люди разные.
mariepoulain
25 июля 2022
оценил(а) на
5.0
Ольга Адамова-Слиозберг до и после заключенияГоворят, лес рубят - щепки летят. Правда, когда ты сам оказываешься одной из щепок, ты уже по-другому смотришь на лесорубов и на сам лес. "Путь" - книга как раз об этом. О том, как обыкновенная женщина Ольга, экономист, жена доцента и дважды мама, пережила двадцать лет тюрем, этапов, ссылок и лагерей.В ее мемуарах много рассказов о страшных лагерных буднях и о людях, которые встречались ей на этом трудном пути, во всем разнообразии их характеров и судеб. Болезненные воспоминания о первом муже, расстреляном в 1936, и полные горькой нежности строки о детях, с которыми пришлось так надолго расстаться.Раньше, когда я читала про репрессивную мясорубку 1930-х, все время недоумевала, как можно было до этого докатиться. Как вообще можно быть настолько слепыми, жестокими, черствыми, наивными. Сегодня я вижу, что ничего не меняется - ни люди, ни времена - и от этого понимания веет не грустью даже, а безысходностью.Раньше меня все время поражало, что же это была за адская система, которой надо было непременно подчинить и унизить человека, лишить всех надежд, растоптать все живое, убить в нем все лучшее и настоящее. Сегодня, как выяснилось, я все еще живу в той же самой бесчеловечной системе - и ничему уже не удивляюсь.Книга "Путь" стоит для меня в одном ряду с "Крутым маршрутом" Гинзбург и "Жизнь - сапожок непарный" Петкевич. А сколько еще книг написано об этом же очевидцами и жертвами тех же событий. Они заставляли себя выжить, чтобы рассказать свою правду. Неужели же все это было зря и мы так ничему и не научились?..М.Моя рецензия на книгу Крутой маршрут. Хроника времен культа личности Моя рецензия на книгу Жизнь - сапожок непарный
Lu-Lu
14 февраля 2015
оценил(а) на
5.0
Тяжелая и страшная книга о долгом и жутком пути молодой интеллигентной женщины из любящей семьи - о пути из уютной квартиры на Петровке в подвалы Лубянки, с Лубянки - в Бутырку, из Бутырки - на Соловки, и дальше - на Колыму, в Магадан, в Караганду. Смехотворные и жуткие в своей бессмысленности обвинения, марионеточные суды, длинный этап, плохие тюрьмы - бараки на 70 человек, запреты на разговоры, ежедневные унизительные обыски - и "хорошие тюрьмы" - с возможностью чтения книг и бесед с сокамерницами, с видом на суздальские вишневые сады. И последний круг ада - рытье канав в промерзлой земле Магадана, лесоповал, отмороженные конечности. Начала писать эту книгу Ольга в 46-м году, по свежим следам, поэтому все здесь очень живо, не приглушенно, очень страшно, особенно ее рассказы о судьбах товарищей по несчастью и истории других заключенных и лагерниц. Удивительно, что несмотря на все это, на мужа, получившего в 37 лет приговор "десять лет без права переписки" (что на самом деле расшифровывалось как расстрел), несмотря на то, что оставленные Ольгой шестилетний сын и четырехлетняя дочь росли с клеймом "детей врагов народа", несмотря на то, что старенькие родители ее умерли от горя, не перенеся ареста дочери; все же описывая двадцать лет скитаний, она так часто пишет "повезло", слово кажущееся здесь совершенно неуместным. Повезло, что попался хороший начальник в одной тюрьме, повезло с сокамерницами в другой, повезло познакомиться с интересными людьми, повезло, что в 1936-м году женщин при допросах еще не били, повезло, когда мороз превышал 50 градусов, и не нужно было идти на работу... а на самом деле повезло Адамовой с неунывающим характером, волей к жизни и терпением. А еще удержало ее в этой жизни желание написать книгу и описать весь свой путь и пути женщин, перемолотых цепами репрессий. Нам же нужно лишь прочесть это.
Maple81
8 июня 2019
оценил(а) на
4.0
Передо мной еще одна книга о сталинских лагерях, ещё одна случайная жертва. Она не отличается от других, просто передаёт свой взгляд на происходящее. Она не была политиком, совсем не интересовалась этим. Но вслед за мужем была обвинена в троцкизме. В ее рассказах о тюрьме больше всего тоски по детям, она передает именно отчаяние матерей, разлученных с детьми, их ночной плач, их редкие письма и фотографии, их осознание срока приговора через время разлуки. А материнское горе через известные письма подростков: вступать в комсомол и отрекаться от родителей или нет? Вот и идут перед нами эти истории одна за другой. Самой же героине пришлось пройти через следствие, тюремное заключение, лагерь и ссылку, потерять мужа, встретиться с уже выросшими детьми, заново завоёвывать их привязанность. И то, можно сказать, ей ещё повезло, что детей не забрали в детский дом, а воспитывали у бабушки с дедушкой. Она прожила долгую жизнь и ее воспоминания, когда она смогла, осмелилась их написать и опубликовать, стали дополняющими мемуарами к прошедшей эпохе.
С этой книгой читают Все
Обложка: Чемодановна
3.7
Чемодановна

Анна Никольская

Обложка: В той стране
В той стране

Борис Екимов

Обложка: Моя семья и другие звери
4.5
Моя семья и другие звери

Джеральд Даррелл

Обложка: Война все спишет
4.2
Война все спишет

Леонид Рабичев

Обложка: Проходные дворы биографии
4.4
Проходные дворы биографии

Александр Ширвиндт

Обложка: Исповедь узницы подземелья
4.1
Исповедь узницы подземелья

Екатерина Мартынова

Обложка: Педагогическая поэма. Полная версия
4.5
Педагогическая поэма. Полная версия

Антон Макаренко

Бесплатно