Империализм, как высшая стадия капитализма Обложка: Империализм, как высшая стадия капитализма
Бесплатно

Империализм, как высшая стадия капитализма

Скачайте приложение:
Описание
4.3
338 стр.
1916 год
12+
Автор
Владимир Ленин
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
Общественное достояние
О книге
Экономическая работа В. И. Ленина, посвящённая переходу капитализма в конце XIX – начале XX века от стадии первоначального накопления капитала к стадии монополистического капитализма, или империализма. В очерке доступно излагаются основные экономические закономерности, присущие капитализму на данном этапе развития. Работа была написана весной 1916 года в Цюрихе и опубликована в Петрограде в апреле 1917 года. В 5 издании ПСС Ленина эта работа находится в 27 томе.
ЖанрыОтзывы Livelib
stupin
16 декабря 2018
оценил(а) на
4.0
Как-то проходил мимо уличной библиотеки, заглянул в неё и нашёл эту книжку. В веб-магазине ozon.ru новую книжку можно купить за 284 рубля, что для книги объёмом в 128 страниц в мягкой обложке, на мой взгляд, дороговато. Если же учесть ещё и доставку, которая составит 200 рублей, то заказывать эту книжку явно стоит лишь в составе крупного заказа. Книжка весьма известна, а потому я счёл, что стоит прихватить её для ознакомления.В имеющемся у меня экземпляре последние страницы, на которых располагались примечания к основному тексту, оказались оторванными. Основной текст не пострадал :)Прежде всего в глаза бросились некоторые стилистические особенности. Например, в тексте железные дороги называются желдорогами, металлургические предприятия называются железоделательными, слово "аннексия" соседствует со словом "аннектирует", словосочетания "во-первых" и "во-вторых" сокращены непривычным образом - "во-1-х" и "во-2-х". В целом, однако, книга написана вполне доступным современным языком, несмотря на то, что ей уже более ста лет - написана она была в 1916 году.Книга посвящена критике идеи ультраимпериализма, апологетом которой был Карл Каутский. Идея в целом, насколько я смог понять, заключается в том, что промышленно-развитые страны при капитализме получают власть над аграрными странами. При этом промышленно-развитые страны со временем оказываются настолько спутанными друг с другом взаимными обязательствами, что нарождающиеся конфликты между ними могут в случае вооружённого проявления нанести настолько непоправимый ущерб каждой из них, что эти страны будут воздерживаться от конфликтов и будут стараться найти способы мирного урегулирования конфликтов.Прежде чем добраться до критики этой идеи, Владимир Ильич проводит обширную подготовительную работу, опирающуюся на статистику промышленной и финансовой сфер империалистических стран - Великобритании, США, Франции, Германии. Перво-наперво рассказывается о том, что свободная рыночная конкуренция ведёт к образованию крупных монополий. Небольшой процент самых крупных предприятий обладает более чем половиной работников, занятых в отрасли, более чем половиной всех электрических мощностей, доступных в отрасли, производит продукции больше половины в отрасли. Во-вторых, раскрываются аналогичные тенденции в банковской сфере. Самые крупные банки не только обладают более чем половиной капиталов в пределах страны, но и зачастую скрытно владеют более мелкими банками посредством обладания их акциями. При этом отмечается, что для полного контроля над мелким банком совсем не обязательно обладать 100% его акций - в подавляющем большинстве случаев бывает достаточно и 40%. Таким образом в банковской сфере образуется монополия, которая получает возможность воздействовать на промышленный капитал, обладая информацией о состоянии дел каждого из предприятий и имея возможность одобрить выдачу кредита или наоборот - заблокировать его. Таким образом достигается спайка промышленного и банковского капиталов. В правлении крупных предприятий могут быть предусмотрены места для наблюдателей из власти. Крупный финансовый капитал за принятие нужных ему решений может предоставлять госслужащим рабочие места. Например, за предоставление банку субсидии в объёме 800 миллионов, банк может взять на службу чиновника, принявшего решение о субсидии, назначив ему годовое жалование в объёме 1 миллиона.Поскольку наиболее крупные предприятия как правило находятся в коллективной собственности акционеров, то у небольшого количества акционеров, обладающих крупными долями, имеется возможность проводить тайно от остальных акционеров различные махинации сомнительного свойства. Если махинация оказывается неудачной, эти акционеры продают свои доли. Когда махинация оказывается вскрытой, убытки от неё ложатся на плечи оставшихся акционеров. Другой пример извлечения прибыли из владения нужной информацией - зная о будущем строительстве трамвайной сети в городе, банковский капитал может приобрести земельные участки и недвижимость, примыкающие к месту строительства новых трамвайных путей. Когда трамвайные пути построены, рыночная цена земельных участков и недвижимости вырастает - можно зафиксировать прибыль продажей приобретений.Таким образом в странах образуется спайка промышленного капитала, финансового капитала и органов государственной власти - финансовая олигархия. Дальнейшая экспансия возможна только вовне страны. Конкурируя на мировом рынке, промышленники стараются задавить внешних конкурентов, занимаясь демпингом за счёт внутренней монополии. Внутри страны цена на продукцию растёт, снаружи падает. Смешно, но это отличное объяснение причин, почему в России для внутреннего потребления такие высокие цены на газ и нефтепродукты.В такой конкуренции неизбежно побеждает тот, кто обладает более крупной монополией. Чем большая часть рынка покрыта монополией, тем в меньшей степени нужно поднимать цены для своих потребителей, чтобы демпинговать на конкурентных рынках. Это ещё одно отличное объяснение причин, почему так популярны в наше время интеграционные союзы - чем больше часть рынка, на которой ты являешься монополистом, тем проще тебе стать монополистом на других рынках. Раньше же я встречал другое объяснение этой тенденции - чем больше рынок, тем больше продукции можно продать, тем меньше в цене продукции доля затрат на организацию производства.Демпинг на внешних рынках объясняет другой феномен - почему вывоз товаров из колоний на поздних стадиях капитализма обратился в вывоз капиталов. Одной из форм демпинга является предоставление кредита стране, на рынок которой необходимо проникнуть. Стране предоставляется кредит на более выгодных условиях, чем могут предложить конкуренты. В результате страна, выдавшая кредит, получает двойной или даже тройной доход: во-первых - кредит возвращается с процентами, во-вторых - предприятие извлекает прибыль из загрузки заказами собственного производства, в-третьих - не даёт заполучить заказ конкуренту. Товары направляются из развитых стран в колонизируемые, обратно же устремляется кредитная рента.Другая форма вывоза капиталов, не связанная с выдачей кредитов, - это перенос производства в колонизируемую страну и инвестиции в производства колонизируемой страны. Поскольку владелец этого производства по-прежнему находится в развитой стране-метрополии, из колонизируемой страны извлекается прибыль от эксплуатации средств производства на её территории. Фактически капиталист из развитой страны-метрополии присваивает добавочный продукт, произведённый рабочим из страны-колонии.Однако, страны, проигрывающие борьбу за доступ к рынкам, вынуждены искать выходы из сложившейся ситуации. Поскольку они не находятся в монопольном положении, плоды приносит научно-технический прогресс. Бывший аутсайдер усовершенствует производство, снижает издержки и вновь способен предоставлять свою продукцию по конкурентной цене. Но рынок к этому моменту оказывается уже поделен - монополию уже выстроила другая страна. Это неравенство в научно-техническом развитии, в производительных силах приводит к обострению противоречий между империалистическими странами.В стремлении поделить рынки "более справедливо", в соответствии с новым уровнем производительных сил, отстающие страны организуют альянсы и прибегают ко всем доступным средствам для перераспределения колониальных владений. Крайним из этих средств являются войны.Таким образом получается, что формирование мировой монополии неизбежно ведёт к тому, что монополист теряет стимулы к развитию производительных сил, к повышению эффективности производства. Зачем что-то менять, когда можно просто задрать цены? В такой ситуации в этих странах растёт количество людей, живущих не трудовыми доходами, а стригущих купоны с кредитной ренты, землевладений или промышленного капитала, задирающих норму прибыли всё выше и выше. В погоне за прибылью монополист начинает переносить производственные мощности за границу, где дешевле рабочий труд. Наступает такой момент, когда монополист теряет былую форму - его оказывается проще скинуть, чем продолжать кормить не понятно за что - ведь страна-колония с некоторого момента обладает всеми необходимыми производственными мощностями и способна производить необходимое без участия эксплуататоров. Последующий конфликт приводит в соответствие долю рынка каждой из империалистических стран и соотношение в развитии производительных сил - происходит замена одного монополиста на другого и цикл начинается сначала. Таким образом оказывается, что момент мирного сосуществования империй оказывается недостижим и вся теория ультраимпериализма оказывается несостоятельной.В интернете можно встретить мнения, что глядя на окружающую нас действительность можно сделать вывод, что в споре Ленина и Каутского всё-таки скорее был прав Каутский. На мой взгляд, однако, не стоит спешить с поспешными выводами. То, что мы не наблюдаем новых мировых войн, является скорее всего не подтверждением теории ультраимпериализма, а следствием того, что самые крупные империи стали обладательницами ядерного оружия, способного нанести покусившимся на её долю рынка непоправимый ущерб. Показательные порки Ирака, Ливии, Сирии являются, на мой взгляд, именно проявлением империализма - все эти мелкие страны так или иначе пытались покуситься на гегемонию США.Кстати, не стоит думать, что всё население США извлекает прибыль из ограбления колоний. Внутри США прибыль получает финансовая олигархия, а рядовые граждане, хоть и обладают доходом значительно выше среднего дохода гражданина из стран-колоний, всё-же получают крохи, которых часто оказывается совершенно недостаточно для того, чтобы поддерживать принятый в стране образ жизни. Положение их усугубляется часто тем, что альтернативного, более дешёвого, образа жизни просто не предусмотрено. Так, например, во многих американских городах нет тротуаров и очень плохо с общественным транспортом. В таких городах даже несколько сот метров трудно преодолеть пешком, поскольку сделать это можно только выйдя на проезжую часть. Часто в городе может быть несколько крупных торговых центров - так называемых "моллов" - куда большинство жителей может добраться только на машине, а мелких магазинчиков в шаговой доступности может просто не быть.Читая книжку, постоянно думал о том, как мало изменилось в мире за сотню лет. Да, чуть-чуть сдулась Франция, Германия попала под власть США. Однако даже среди вроде бы союзных друг другу государств постоянно ведётся подковёрная грызня за доступ к рынкам и мировое влияние.В этом свете очень интересно взглянуть на то, как Украина представляет себе вражескую Россию. Дескать злобная Россия не хочет пускать свободолюбивую Украину в Евросоюз. Пусть даже и будет так. Но стоп! Ребята, в каком мире вы живёте? Это же капитализм на высшей стадии развития. Страны Евросоюза составляют одну империю, Россия - другую. Между ними происходит борьба за рынки. Украина просто оказалась в роли страны-колонии, на её территории разворачивается конфликт между империями. Всё строго логично. Не к капитализму ли стремились жители УССР и РСФСР? Получили - распишитесь.
Brique
12 июля 2015
оценил(а) на
5.0
Не слишком медленный прогресс предыдущей эпохи относится к быстроте развития всего хозяйства [страны] и в частности ее банков в данную эпоху приблизительно так, как быстрота движения почтовой кареты доброго старого времени относится к быстроте современного автомобиля, который несется так, что становится опасным и для беззаботно идущего пешехода и для самих едущих в автомобиле лиц. Безусловно данная книга интересна как исторический манускрипт представлений о социально-хозяйственной жизни конца 19 начала 20-ого века. В ней изложены противоречия сформировавшегося мирового рынка и проблема разделения его на периферию и метрополию, что во многом объясняет стремление России к революционному развитию, так как именного кардинальная перестройка устоявшегося порядка могла дать возможность стране добиться стабильного роста. Тогда как в конце 19 века за Россией закрепилась роль периферийного государства, источника ресурсов для развивающегося Запада.Однако помимо истории здесь можно найти описание и трактование начала многих современных тенденций. Несмотря на то что за основу брались данные того времени, многие выводы, которые были представлены, имеют большое значение для понимания ситуации в современном мире. Империализм, пришедший на смену капитализма, привнес в фундаментальное понимание механизмов рынка новые черты. Начавшая еще в то время монополизация многих отраслей экономики, распространение влияния крупнейших картелей и трестов за пределы одной страны и борьба за мировые рынки между ними, возможно, еще могло бы проигнорировано многими буржуазными экономистами тогда, но совершенно очевидно, что это составляет нашу сегодняшнюю действительность. Более того, большое внимание уделяется формированию финансового капитала и изменению роли банковской системы в миро-хозяйственных отношениях. Ленин отмечал, что это странная тенденция к вывозу капитала из страны, и она ведет к распространению капитализма и замедлению его развития в стране метрополии. Да, действительно, страны, владельцы капитала, стали центрами развития мировой финансовой системы, однако это позволило им как раз расти и богатеть быстрее, используя вывоз капитала как механизм изъятия ресурсов из периферий, закрепляя свое господство в странах остального мира. Именно такую ситуацию можно наблюдать на самых банальных примерах гуманитарных кредитов развивающимся странам со стороны Америки сегодня. Для получения материальной помощи стране приходится открыть свои рынки капитала и товарные рынки для мощных монополий развитых стран, которые сразу подавляют конкуренцию и возможность развития собственных производств и банковской системы, а полученные таким трудом деньги тратятся на оплату работы все тех же американских корпораций по постройке дорог, электрификации и т.п. И вырваться с периферии далеко не так просто. Однажды нам помогла революция и смена экономической парадигмы, но сейчас России нужно приложить все усилия, чтобы не вернуться обратно.
KMier
9 мая 2021
оценил(а) на
5.0
Автор - Владимир Ильич Ленин, урожденный Ульянов (1870-1924гг.), революционер, крупный теоретик марксизма, советский политический и государственный деятель.Книга написана весной 1916г.в швейцарском Цюрихе, впервые опубликована под псевдонимом в апреле 1917г.В Швейцарии Ленин находился в эмиграции до приезда в Россию в составе группы российских революционеров в апреле 1917г.в т.н. «пломбированном вагоне».Жанр: научно-популярная литература по экономике.Автор стеснял себя в выражениях из-за предполагавшейся царской цензуры.Встречается пословица «факты - упрямая вещь», слово «бакшиш», устаревший фразеологизм «в первую голову», словосочетание «загнивающий капитализм».В гл.10 автор употребляет в отношении Каутского эпитет «сладенький», наверное, таким образом привет ему передал.Ленин характеризует империализм как монополистическую стадию капитализма со следующими признаками:·        концентрация производства и капитала, дошедшая до такой степени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни;·        слияние банковского капитала с промышленным и создание на базе этого финансового капитала, финансовой олигархии;·        особо важное значение вывоза капитала (в отличие от вывоза товаров);·        образование международных монополистических картелей (союзов, синдикатов, трестов), делящих между собой весь мир;·        закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами.Упоминаются глобальные электрические, керосиновые, судоходные, стальные, цинковые, пороховые, динамитные, рельсовые картели (союзы, синдикаты, тресты), поделившие мир.Отдельные организации (General Electric Company, Royal Dutch Shell, Deutsche Bank, Societe Generale), упоминаемые в книге, существуют и по сей день.Автор указывает, что некоторые основные свойства капитализма, такие как свободная конкуренция, стали превращаться в свою противоположность, капиталистическую монополию, и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к социализму.Причиной загнивания капитализма называется т.н. «основное противоречие капитализма» - общественный характер производства и частнокапиталистическая форма присвоения продуктов труда. Понимаю это противоречие таким образом: продукты создаются трудом рабочих, а прибыли от их производства присваиваются капиталистами. Ленин пишет, что это противоречие неизбежно будет устранено, хотя загнивающее состояние может длиться сравнительно долгое время, если искусственно оттягивать его устранение.Пора бы уже прекратить это загнивание.
MichaelAfanasiev
21 июня 2019
оценил(а) на
3.0
Зачитал тут мнение, что Империализм Гобсона (John A. Hobson. Imperialism: A Study) куда глубже и лучше подхода Ильича в Империализме, и что Ленин вообще оттуда сплагиатил. Через это немедленно ознакомился с Гобсоном, и заодно перечитал Ильича.Имею сообщить — нет, Ильич не сплагиатил, он честно ссылается на Гобсона, собственно в первом же абзаце, полемизирует с ним, и использует кучу другого материала, который нарыл сам. С другой стороны, по моему мнению, таки да — Гобсон гораздо более глубок, его аргументация более стройна, обоснована, и его прогнозы сбылись гораздо в большей степени, чем ленинские. Попробую обосновать.Гобсон. Строит аргументацию на одной единственной посылке, максимизации прибыли. Это чёрт возьми просто красиво, как ньютоновская механика. Логическая цепочка (с некоторым осовремениванием языка). Экономические агенты стремятся к максимизации прибыли =>Прибыль при свободной конкуренции исчезает =>Происходит очень быстрая монополизация с быстрым сокращением числа экономических агентов =>Эти люди и организации начинают стремительно аккумулировать сбережения, так как не в состоянии потратить накопленную прибыль ни на потребление (нельзя столько сожрать) ни на инвестиции (расширение производства противоречит сути монополии) =>Сбережения надо куда-то девать, переварить их внутри страны в условиях монополизации негде, следовательно они выливаются зарубеж (эмпирически блестяще подтверждается, рост торговли и прибыли от торговли отстаёт от роста нацдохода, тогда как рост зарубежных инвестиций и прибыли от них взрывной) =>Накопление капитала у узкой группы лиц приводит к такому же накоплению у них политической власти =>Каковая используется для господдержки частных инвестиций за рубежом в виде гарантии возврата под угрозой силы, плюс для захвата территорий в рамках фактически частных предприятий, которые приносят выгоду только непосредственным организаторам и исполнителям =>Сочетание этих двух мероприятий и является империализмом.Это основная канва. Есть ещё ряд инсайтов.1. Гобсон — предтеча Кейнса. Пересбережение, механизм которого вскрывает Гобсон = недопотребление, т.е. корень кейнсинаства. Гобсон видит решение в перераспределении в пользу рабочих, т.е. является социалистом. Кейнс по сути предлагает ровно то же самое, только социалистический механизм предлагает заменить государственным, технократическим, и осуществлять его не через налоги, а через инфляционный налог на богатых.2. В некотором роде предтеча институционалистов, анализ захвата власти узкой группой лиц в своих интересах чисто в этой канве.3. Империализм по Гобсону, если перевести на современный волаплюк, это приватизация прибылей и национализация убытков. Капиталисты вкладывают свои деньги в бантустаны под дурацкий процент, а при дефолте посылают флот и армию, набранные из бедняков, выбивать свои деньги обратно. Т.е. они фактически заставляют государство выписать им бесплатный страховой полис.4. Небольшой и даже отрицательный в масштабах экономики выхлоп империализма. Нацдоход Англии по Гобсону 1.7 млрд фунтов, максимальный выхлоп торговли с колониями 38 млн, максимальный выхлоп зарубежных инвестиций 100 млн. Это очень много для владельцев капитала. Но для экономики в целом как бы ни о чём если вычесть вмененный доход (если бы вложили деньги внутри страны), а если прибавить пассив в виде расходов на администрацию, но прежде всего на армию и флот, так вся затея глубоко убыточна. Так что тезис, что вот де Запад поднялся на грабеже колоний не особо состоятелен. Оно конечно играло роль, но мягко говоря не первую, и скорее не в эпоху империализма, а чуток пораньше, в первой половине 19-го века. Данные Мэддисона и Хобсбавма это только подтверждают.В общем прогноз неизбежности перераспределения доходов в пользу низших классов очень крут и полностью осуществился, в некоторм смысле история мировой экономики с 1914 по 1980 это история перераспределения национальных доходов и богатств практически всего мира в пользу трудящихся, через революции, войны и Великую депрессию.Недостатки — конец книги сплошная политическая полемика и всякие расовые заморочки. Можно не читать. Хотя аргумент, что не надо трогать Китай, а то он разовьётся и всех замочит, если отбросить дарвинистский подход, очень свежо смотрится.Ленин. Ильич свою роботу честно называет брошюрой, опять же на первой странице. Поэтому критиковать его и сравнивать с Гобсоном просто нечестно, но вокруг Империализма сформировался какой-то нездоровый ореол непогрешимости и глубины. Начнём с того, что треть работы занимает собацкий лай (в терминах Ивана Васильевича) с Каутским. Оно и понятно, Ильич решал практическую задачу устранения разброда и шатания в партии, а не теоретическую работу писал. Соответственно, стройность и экономия мышления в его работе конечно есть, но до Гобсона далеко. Про максимизацию прибыли и механизм образования монополии он сначала вообще не говорит, вспоминает про это к середине работы, механизм образования монополий в первой главе напрочь игнорирует. Предпосылок у него не одна явная, как у Гобсона, а много неявных. Точнее, если ты не знаком с марксизмом, то понять, откуда логически ноги растут во многих его выкладках, затруднительно. Тему перепроизводства и избытка сбережений он не затрагивает. Почему понятно — по Ленину и в марксизме капитал (далее цитата)Разумеется, если бы капитализм мог развить земледелие, которое теперь повсюду страшно отстало от промышленности, если бы он мог поднять жизненный уровень масс населения, которое повсюду остается, несмотря на головокружительный технический прогресс, полуголодным и нищенским, — тогда об избытке капитала не могло бы быть и речи. Но тогда капитализм не был бы капитализмом, ибо и неравномерность развития и полуголодный уровень жизни масс есть коренные, неизбежные условия и предпосылки этого способа производства. И это центральная проблема работы Ленина, он вводит, в отличие от Гобсона, дополнительные предпосылки из марксисткой теории, такие, как эта. ХХ век эмпирически показал, что полуголодный уровень жизни масс есть коренные, неизбежные условия и предпосылки этого способа производства. Это НЕ есть коренные и неизбежные предпосылки этого способа производства, а вполне себе преходящие свойства. В защиту Ильича надо сказать, что в его время эмпирическая реальность была как раз такая - полуголодный уровень жизни, появились лишь первые ростки дележа доходов с рабочими, которых Ленин клеймит как оппортунистов. Меж тем, как показало будущее, победа осталась как раз за теми самыми оппортунистами (оппортунист это рабочий, отказывающийся от классовой борьбы до победного в обмен на улучшение оплаты труда, грубо говоря) и Каутский в этом споре был прав.Так что в целом Империализм, как высшая стадия капитализма, это полемическая брошюра. Считать её какой-то основополагающей теоретической работой неправомерно. Это не значит, что она какая-то плохая, или в ней ничего хорошего нет. Например, определение финансового капитала великолепно, и роль банков Ильич шикарно вскрыл. Как говорил сам Ленин, практика — критерий истины. Империализм был высшей стадией развития в момент написания обоих книг, но не оказался последней. Столкнувшись со своей противоположностью, капиталисты вполне диалектически осуществили синтез, получились социал-демократии всех мастей и оттенков. К 80-м этот цикл завершился, история по той самой спирали на новом витке развития пришла в ту же точку, где мы были в 1914 году. Как это разрешится сейчас, бог знает, не хотелось бы, чтобы так же, как 100 лет назад.
blaze2012
19 октября 2018
оценил(а) на
1.0
Не сказать что нет литературных примеров лучше, но сами сочинения Лениных и Сталиных - превосходное свидетельство большевицкого деструктивного тупоумия. Читать их столь же неприятно, сколько полезно.По ПСС Ленина, по публицистике и по редким отдельным работам чуть покрупнее статей, видно как его идеи сводятся к нескольким основным пунктам, которые в лоб набиваются в головы поклоняющихся марксистским идолам."Империализм", опрометчиво названный Лениным последней стадией капитализма, что убрано из переизданий, настраивает читателя на апокалиптический лад: монополии поглощают всех мелкобуржуазных соглашателей, прежнему конкурентному капитализму прямо сейчас приходит конец. Спасайтесь скорее на социалистическом ковчеге.Прошло сто лет, а критики капитализма до сих пор сулят нам частнособственнический конец света, приводя в пример те или иные возникающие время от времени естественные монополии, которые вовсе не угрожают погубить весь конкурентный рынок, не свидетельствуют о приближении его смерти или неправоте принципов его устроения. Вот государственные, а не частные монополии, действительно нам серьёзно угрожают.У Ленина чудесным образом социализм оказывался спасением, а не гибелью, несмотря на то что Ленин приводит чисто капиталистические доводы в пользу преимуществ конкуренции над монополизмом. Но ведь Ленин убеждён, что слоны монополизма съедят мышей мелкого предпринимательства, не упустив ни одной, кровожадные метрополии завоюют и поработят всех негров, кто ещё не колонизирован, и в результате, якобы, капитализм естественным образом перейдёт к следующей стадии развития - социализму. Т.е. к полной государственной монополии на всё. Хотя критики марксизма совершенно резонно указывали, что именно тоталитарный социализм уничтожит всякую предпринимательскую инициативу, задушит всякое развитие производства номенклатурным планированием, а обеспечить такой чудовищный контроль над всей экономикой можно только огромным аппаратом насилия, массовыми ограблениями и убийствами несогласных, несмотря на очевидные доводы против госмонополизации всей экономической жизни, Ленин, критикуя недостатки отдельных проявлений монополизма, вознамерился насадить самый беспредельный социалистический монополизм.У намерения большевиков ограбить все богатства России, присвоив под государственное террористическое управление посредством сотрудников всяких чрезвычайных комиссий, основным лживым прикрытием был анархический лозунг уничтожения государственного принуждения, наряду с капиталистической эксплуатацией (как известно, в СССР не человек эксплуатировал человека, а наоборот).Совсем как современные либертарианцы, коммунисты столетней давности ненавидели Царя и монархистов, происхождение всего зла в человеческой истории видели в чиновническом управлении и религиозном воспитании. На самом же деле источником зла является человек, а не госслужащий или госаппарат, а идеологией человечества в чистом, ничем не облагороженном виде, следует называть гуманизм. Государство, разумеется, не обладает никакой монополией на насилие, оно должно, напротив, при необходимости силой предотвращать любое насилие, как и любой отдельный человек, не состоящий на государственной службе. Видеть врага решительно в любом государстве, независимо от его идеологии и политики - нигилистический утопизм.Любого рода анархисты, невзирая на бесчисленные провалы своих экспериментов, лгали прежде и теперь, что достаточно только избавиться от налогового гнёта и полицейского аппарата, и самоорганизующие свободные либертарианские общины (они же коммунистические советы, рабочее самоуправление, солдатские комитеты) позволят людям жить как они хотят. Даже формула перехода от государственного зла к бескрайней свободе у Ленина с либертарианцами общая - постепенная, не одномоментная. Не зря же они устраивают вооружённые восстания или идут на демократические выборы - сначала надо создать свою государственную власть, иначе никогда не справиться с чужой.Нахождение анархизма на крайне левом фланге и не полное, но околополовинное совпадение с коммунизмом делает нелепыми и неудачными со стороны либертарианцев попытки прописаться на правом политическом фланге. Их рыночные принципы противоречиво самоуничтожающиеся, а при преобладании утопизма определённо левые, ибо правые за исключительный реализм. Правые не обещают благодеяний и прав, которые не в состоянии защитить и обеспечить, записав в конституции.
С этой книгой читают Все
Обложка: Государство и революция
4.1
Государство и революция

Владимир Ленин

Бесплатно
Обложка: Так говорил Заратустра
3.9
Так говорил Заратустра

Фридрих Ницше

Бесплатно
Обложка: Мир как воля и представление
4.1
Мир как воля и представление

Артур Шопенгауэр

Бесплатно
Обложка: Наедине с собой. Размышления
4.3
Наедине с собой. Размышления

Марк Аврелий Антонин

Бесплатно
Обложка: Искусство любить
4.2
Искусство любить

Эрих Фромм

Обложка: О пользе и вреде истории для жизни
4.0
О пользе и вреде истории для жизни

Фридрих Ницше

Бесплатно
Обложка: Как лучше узнать себя (сборник)
5.0
Как лучше узнать себя (сборник)

Делия Стейнберг Гусман

Обложка: Достоевский и Ницше
5.0
Достоевский и Ницше

Лев Шестов

Бесплатно
Обложка: Призрак толпы (сборник)
3.9
Призрак толпы (сборник)

Жан Бодрийар, Карл Ясперс

Обложка: Риторика
3.8
Риторика

Аристотель

Бесплатно