Толстый и тонкий
Обложка: Толстый и тонкий

Толстый и тонкий

Фрагмент
Всю книгу слушайте в приложении:
Описание
4.0
1883 год
6+
Автор
Антон Чехов
Серия
Антология классического рассказа
Другой формат
Электронная книга
Исполнитель
Иван Литвинов
Издательство
Культур-Мультур
ЖанрыОтзывы Livelib
Ludmila888
7 июля 2015
оценил(а) на
5.0
«Нигде так не давит авторитет, как у нас, русских, приниженных вековым рабством, боящихся свободы» (А.П. Чехов. Из записных книжек).Чехов сознательно стремился выявить именно добровольное рабство, холопство по убеждению. Он блестяще делает это в десятках своих ранних произведений. В первоначальной редакции рассказа "Толстый и тонкий", опубликованного в 1883 году, тонкий начинал извиваться и заискивать после начальственного окрика толстого. Традиционная ситуация делала и рассказ в целом достаточно банальным. При подготовке сборника "Пёстрые рассказы" Чехов ввёл, казалось бы, небольшие изменения, но в результате стал другим весь смысл рассказа и явился очередной чеховский шедевр. Теперь толстый добродушен, искренне рад встрече и не даёт своему гимназическому товарищу никакого повода для страха и трепета, кроме того, что дослужился до чина тайного советника и имеет уже две звезды. Однако этого оказывается для коллежского асессора вполне достаточно. Началось изъявление чувств и новое представление домашних. В реакции толстого на унижение тонкого явно чувствуются чеховские нотки, осуждающие забвение личного достоинства.«Если свобода есть благо, то свободный человек не может быть добровольным рабом. И потому, если ты увидишь, что человек унижается перед другими, льстит им -- знай, что человек этот также не свободен. Он раб… Если ты увидишь, что человек хочет распоряжаться не самим собою, а другими, то знай, что он не свободен: он сделался рабом своего желания властвовать над людьми» (Эпиктет)Принимая во внимание приведенные слова Эпиктета, можно сказать, что Чехов, переделывая рассказ «Толстый и тонкий», изменил удалённость от свободы каждого из двух главных героев. В новом варианте Антон Павлович в воображаемом пространстве между свободой и рабством развёл их личности по противоположным направлениям: толстого приблизил к свободе (освободив его от желания властвовать над людьми), а тонкого ещё больше удалил от неё и приблизил к рабству (изобразив его холопское унижение перед дружески настроенным гимназическим товарищем, от которого этот добровольный раб уже никак не зависит по службе). И пропасть между мировосприятиями толстого и тонкого в последней редакции рассказа стала практически непреодолимой. Поэтому возможность искренних человеческих отношений, взаимопонимания и глубокого общения здесь исключена вообще.«Во всех странах и во всяком воздухе противно рабство и приятна свобода, и потому надо жалеть тех, которые родились с игом на шее. Но надо и извинять таких людей, так как они никогда не видали даже тени свободы и потому не замечают всего зла рабства… Итак, главная причина, по которой люди добровольно отдаются в рабство, в том, что они рождаются и воспитываются в этом положении. От этой причины происходит и другая – та, что под властью тиранов люди легко делаются трусливыми…» (Этьен де ла Боэти «Добровольное рабство»)
MMaltseva
13 июля 2020
оценил(а) на
5.0
Произведение "Толстый и тонкий" А. Чехова созданное в 1883 году. Этот рассказ меня зацепил, так как мне он показался очень необычным по своему прочтению, и я думаю, что это связано с тем, что это не простой рассказ, а сатирический, то есть, в таком произведении присутствует чёрный юмор, например, высмеивают какой-либо порок человека. В этой книге рассказывается о недооцененности, а кроме того, о занижении человека и восхвалении самого себя. Только все эти представления не оправдаваются. Я мало читала таких рассказов, как "Толстый и тонкий", так что, я хочу познакомиться и со всеми остальными сатирическими рассказами Антона Чехова, но и других писателей. Я советую всем прочитать данное произведение, так как это станет новым уроком и опытом для всех. Всем удачного прочтения! #ШКВ
MariyaLevchenko882
27 февраля 2016
оценил(а) на
4.0
Внешний сюжет рассказа - случайная встреча двух старинных приятелей, не видавшихся с гимназии, произошедшая на вокзале Николаевской железной дороге. Сюжетообразующим началом в рассказе является именно сама встреча, и последовавший за ней разговор, состоящий из, как это часто бывает, между давно не видавшимися приятелями, воспоминаний безобидного детства достигнутыми в жизни успехами, причем говорит, в основном, тонкий.В финале рассказа, вся радость от встречи моментально съедена завистью тонкого к успехам толстогоБезусловно, их радость от встречи взаимна. Друзья предаются воспоминаниям отрочества, и именно передавая разговор, автор очерчивает характер персонажей. Толстый - человек, безусловно, открытый, интересующийся окружающими, внимательно выслушивающий собеседника, притом, несколько пренебрежительно относящийся к "общепризнанным авторитетам", живущий, видимо, своим умом "...тебя звали Геростратом (Герострат, желая обессмертить свое имя, сжег храм Артемиды Эфесской. Решением суда был приговорен к вечному забвению его имени), за то, что ты казенную книжку папироской прожег...". Именно книжку, что говорит о его привычке читать, познавать. И именно прожег - пренебрежение к "великим", чье величие порой сомнительно." Тонкий же, напротив, человек в себе, живущий только собой и своим маленьким мирком, никем и ничем не интересующийся, явный кляузник и карьерист - "а меня звали Эфиальтом (Эфиальт - нарицательное имя предателя. Эллин. Указал персам тайную тропу, по которой те смогли перебросить часть своих войск в тыл к спартанцам, возглавляемым царем Леонидом и держащим оборону в Фермопильском ущелье, окружить их, и уничтожить греческий отряд) за то, что я ябедничать любил". И вот, наступает "момент истины". Толстый интересуется, служит ли тонкий, и если да, какого чина он достиг - вопрос этот не является меркантильным, ему и впрямь искренне интересно, он готов порадоваться за друга детства. Конечно, тонкий, только что получивший повышение в должности до столоначальника, не может этим не похвалиться, как не может не упомянуть и об имеющемся у него ордене Святого Станислава, - это вполне понятное и простительное тщеславие. Соответственно, не может он не поинтересоваться, до каких высот дослужился его сотоварищ, и, узнав его чин тайного советника (генеральская должность), заметно меняется. Дружеский разговор моментально оставлен, из старого товарища, тонкий моментально преображается в заискивающего и лебезящего пред высоким чином "маленького человека". Толстому противна такая перемена в нем, он пытается восстановить душевность разговора, но напрасно.От заискиваний тонкого ему становится тошно, он торопится отклонятся.
Sve_t_lana
27 октября 2015
оценил(а) на
5.0
Чехова невозможно не любить и о нем невозможно писать, ведь столько всего уже написано и сказано. Для меня Чехов -это если не все, то почти все: практически каждый вечер читаю по рассказику, хотя многие, конечно, знаешь наизусть еще со школьной скамьи, но тем не менее каждый раз черпаешь для себя что-то новое. И ведь не может быть иначе в этом созвучии великолепного языка и широченнейшей души. Каждый рассказ неповторим: над какими-то не устаешь смеяться, понимая жгучесть поднятой социальной проблемы ("Толстый и тонкий", "Лошадиная фамилия", "Налим"), какие-то рассасываешь по словцу, восхищаясь прелестями слога и структуры ("О любви", "Крыжовник", "Человек в футляре"), а какие-то просто обожаешь и не устаешь вспоминат в любые случаи жизни. На данный момент для меня таким рассказиком стал "Моя она"- маленький филигранный шедевр.
AngelinaZagorodnyaya
10 февраля 2022
оценил(а) на
3.0
Давний юмористический рассказ. Ведь в нем есть правда. Правда есть во всем.
С этой книгой слушают Все
Обложка: Повести и рассказы
Повести и рассказы

Антон Чехов

4.5
Обложка: 33 лучших юмористических рассказа
3.4
33 лучших юмористических рассказа

Аркадий Аверченко, Джером Джером, Влас Дорошевич, Ефим Зозуля, Александр Куприн, О. Генри, Саша Чёрный, Антон Чехов, Семен Юшкевич

Обложка: Рассказы и повести
4.5
Рассказы и повести

Антон Чехов

Обложка: Сущая правда
4.9
Сущая правда

Антон Чехов

Обложка: Большая Новогодняя книга. Русская классика
4.3
Большая Новогодняя книга. Русская классика

Аркадий Аверченко, Леонид Андреев, Аркадий Гайдар, Николай Гоголь, Максим Горький, Федор Достоевский, Александр Куприн, Николай Лесков, Лидия Чарская, Антон Чехов

Обложка: Повести и рассказы
4.5
Повести и рассказы

Антон Чехов