Добрее одиночества Обложка: Добрее одиночества

Добрее одиночества

Скачайте приложение:
Описание
3.7
735 стр.
2014 год
16+
Автор
Июнь Ли
Издательство
Corpus
О книге
Когда три главных героя нового романа Июнь Ли были совсем юными, их подруга отравилась и осталась инвалидом на всю жизнь. Сама ли она приняла яд? Или это преступление? Все трое хранят каждый свою тайну, и груз прошлого так и не дает им жить в полную силу. Прошлое не отпускает их, где бы они ни находились, как бы ни пытались выстроить свою судьбу.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Леонид Мотылев
ISBN
978-5-17-982500-5
Отзывы Livelib
Arlett
25 сентября 2018
оценил(а) на
4.0
Ли Июнь - американская писательница китайского происхождения по настоянию родителей - физика ядерщика и школьной учительницы - закончила биологический факультет, получила степень бакалавра, переехала в США, где специализировалась на иммунологии и получила магистерские степени по литературному мастерству. Теперь ее книги переведены более чем на двадцать языков, а The New Yorker в 2010 году назвал ее в числе 20 лучших писателей в возрасте до 40 лет. Ее научное образование чувствуется с первых страниц книги. Она, как биолог-исследователь, помещает своих персонажей в агрессивную среду и наблюдает за их конвульсиями и попытками развития. Герои «Добрее одиночества» разлагаются на атомы из букв в чашке Петри в сильно концентрированном растворе вины. Состав участников эксперимента: одна отравленная девушка и три отравленные жизни.Однажды ночью в китайской провинции на крыльцо двух престарелых сестер подложили младенца. Это было маленькая девочка, которую назвали Жуюй. Сестры решили оставить ребенка у себя и воспитать из нее воображаемый идеал своей дочки. Когда-то в Китае девочкам бинтовали ноги, чтобы ступня не росла и оставалась маленькой, это варварство оправдывалось надуманными идеалами красоты. Жуюй ноги не калечили, но из ее личности сделали настоящую мумию. Система воспитания сестер - двух на свой изощренный манер набожных женщин с искалеченной революцией судьбой и психикой - заключалась в полном отказе от эмоций и постоянных молитвах. Самые страшные сюжеты после скандинавских психопатов рождаются в книгах, где есть религиозные фанатики. На долю Жуюй досталось целых два. К шестнадцати годам девочку с атрофированными чувствами и полном непониманием, как жить среди обыкновенных людей отправили к дальней родственнице в Пекин, чтобы она там продолжила учебу и посвятила себя Церкви. За нее всё уже решили и судьба ее была распланирована: аккордеон, школа, служение Богу.На вокзале Жуюй встретили Шаоай - дочка родственницы - и двое соседских подростков Можань и Боян, которые в скором будущем должны были стать еще и одноклассниками Жуюй. Выросшие в одном дворе, они были друг другу как брат и сестра. Дети взяли над своей новой соседкой шефство по адаптации к Пекину и школе. Вот только с Шаоай, с которой Жуюй предстояло делить одну комнату и кровать, общение не заладилось. Эмоциональная анемичность Жуюй бесила Шаоай. Напряжение переросло в не скрываемую неприязнь. Это лето осталось в далеком прошлом, как и событие, которое разделило жизни всех этих детей на «до» и «после». Кто-то отравил Шаоай. В результате яд почти полностью разрушил ее мозг, она больше двадцати лет была узницей в собственной теле. Как такое могло произойти, почему кто-то решился на такую страшную месть? Этот яд отравил не только тело Шаоай, но и жизни Жуюнь, Можань и Бояна. Они разлетелись осколками своей прошлой дружбы по свету в попытках начать новые жизни, но память стала им тюрьмой. Джулиан Барнс в «Одной истории» провел виртуозное исследование любви, можно сказать хирургическое вскрытие ее как явления. Ли Июнь в своем романе препарирует природу одиночества, как добровольного заточения в криокамере, как желанного отстранения от людей и их вмешательства в свою жизнь на уровне не просто интроверта, а уже бывалого социофоба. И корни этого поведения, разумеется, надо искать в детстве.
Little_Dorrit
8 апреля 2019
оценил(а) на
4.0
Начну с того, что меня очень сильно сейчас меня будет очень сильно бомбить, и бомбить по делу. Дорогие переводчики, я конечно всё понимаю, что для русского читателя привычнее видеть одинарные имена, но извините меня пожалуйста, а вы не думали, что если написать китайское имя не так как оно пишется в оригинале, вы можете не просто поменять значение имени на что-то оскорбительное, но и превратить китайца, например в болгарина. Яркий и наглядный пример, герой которого звали Бо Ян и жил он в Китае, превратился в Боян, а если это прочитают неправильно (а скорее всего так и произойдёт) и смысловое ударение будет неправильно поставлено, многие подивятся как это тут про китайцев говорится, имя-то не китайское. Для тех кто не знает, одинарное имя, тройное имя это очень большая редкость, если имя пишется двумя иероглифами то это и будет написание имени в два слова, а не в одно.Если говорить про роман в целом, то он мне, в принципе, понравился. Только не стоит искать здесь именно детектив и именно с позиции того, что Шао Ай оказалась прикована к инвалидному креслу, после того как в её организм попало некое химическое вещество. Скорее это роман о людях вокруг неё и это роман про страну в которой они родились и выросли. И это ответ на вопрос, как в стране, где живёт больше миллиарда человек, ты можешь стать одиноким и ненужным. Мы видим через эту историю, отношение к сиротам, отношение к детям, которые родились до введения закона «одна семья – один ребёнок» и тех, кто родился после него. Это не просто «что за ерунду нам показывают», тут надо знать именно азиатский менталитет. Почему дети – сироты, вдовы (которые решили вступить в новый брак) и матери – одиночки, так презираемы? Потому что это не только вопрос кармы и того, что они повлекут за собой неудачу, но и того, что эти люди (по мнению общества) неблагополучные и в таких семьях дети больше склонны к жестокости и насилию, такие дети более уязвимы. Поднимается вопрос и того, почему жители Китая стали массово стремиться уехать в другие страны. Достаточно вспомнить как происходила Культурная Революция и сколько непомерных мер было применено к жителям страны, общество просто от этого давления не выдерживало и стабильности это тоже не несло. Так же это показывает то, почему у азиатских женщин и мужчин, в другой стране, не складываются отношения со спутниками жизни. Потому, что либо это брак ради получения гражданства, без каких-либо чувств, либо это отношения где один из спутников жизни не понимает другого из-за разного менталитета. Поэтому, эта книга полностью раскрывает значение и смысл того, что ты можешь сбежать от своей страны и своих обычаев, от самого себя, но всё это, всё равно, останется внутри тебя и с этим, ты будешь жить. Поэтому, если вы любите романы с оттенком ностальгии, то вам, определённо сюда. Порадовало то, что здесь совершенно не чувствуется дух чрезмерного уныния, как это бывает, допустим, в французской литературе.
Kristinananana
1 апреля 2018
оценил(а) на
4.0
Странная история о людях, чьи судьбы оказались сплетены причудливым образом из-за трагедии, произошедшей с их общей знакомой. Главные герои (две девушки и молодой человек) такие разные: каждый со своим характером, со своей болью, со своим особенным одиночеством, но при этом они оказываются неразрывно связаны "скелетами" прошлого.Их на десятилетия объединило стремление к бегству от гнетущей тайны из минувших времен, оставившей незаживающие раны в сердце каждого. Одной из героинь пришлось "перекроить" свою судьбу, развернуть вектор жизни на сто восемьдесят градусов в попытке скрыться от воспоминаний, от тягостного чувства вины, а возможно, и от самой себя, от той, кем она была когда-то. Другая также фактически сбежала в никуда, сделалась невидимкой, разорвав все и до того непрочные связи. Третий же много лет метался между прошлым (в лице их общей знакомой, ставшей жертвой либо злого умысла, либо нелепого стечения обстоятельств) и настоящим, в котором образовалось слишком много пустот.Эти трое сознательно выстроили стену отчужденности между собой и окружающими, чтобы не сближаться, не обнажать перед другими свои истинные мысли и чувства, избежать привязанности и, как следствие, боли и обид, которые порой невольно могут причинить окружающие.О том, что же произошло, что стало толчком к переменам в жизни главных героев, мы узнаем по крупицам, иногда полунамекам автора по ходу развития сюжета, который, к слову, то перемещает читателя в Пекин 1989 года, то на четверть века вперёд, то в современную Америку.В романе, помимо основной интриги, затронуты вопросы веры, дружбы, воспитания, проблемы адаптации иммигрантов, семейных отношений, судьбы "маленького человека" на фоне меняющихся и нестабильных общественно-политических условий, конформизма/нонкомформизма как реакции на происходящие в мире события и др.Чтение, в целом, оказалось достойным, но не слишком приятным. Угнетающая атмосфера, неоднозначные мрачноватые главные герои с неясными жизненными установками, которые во взаимоотношениях балансируют то на грани любви, то на грани отвращения друг к другу. Но при этом их взаимные чувства выражаются скупо, неярко, неэмоционально. Спорный и противоречивый роман. Не из тех, что хочется перечитывать, но и не из тех, что быстро и легко забываются.
LeRoRiYa
3 июля 2019
оценил(а) на
4.0
Японскую литературу я себе едва ли открыла в достаточной мере, чтобы считаться ее знатоком, но все же некоторое представление о ней имею. Я ведь читала и классических японских писателей - Ясунари Кавабата, Басё - и современников: Харуки и Рю Мураками, Кадзуо Исигуро, Ханья Янагихара, Кодзи Судзуки. С корейской литературой все обстоит иначе - всего-то пара произведений. Что касается китайской литературы - не считая Лисы Си, Июнь Ли - первая китайская писательница, с творчеством которой я познакомилась.Так и не поняла, почему роман называется "Добрее одиночества" (Kinder than solitude). Я вообще не заметила, чтобы в этой истории хоть кто-то был добрым. Вот одинокими - да. Тут все одиноки. Это и не роман о подростках и их взрослении, и не история о взрослых людях и их жизни, и не книга, которая способна дать житейскую мудрость (хотя на цитаты разобрать можно). Да и честно говоря, я ожидала от этой книги гораздо большего. Четверых подростков с разными характерами и судьбами объединил один пекинский двор. Их жизнь разбила одна трагедия. И вот спустя 21 год после случившегося, каждый оставшийся в живых анализирует прошлое.Если судить по этой книге, атмосфера в Китае после Культурной Революции крайне депрессивная. Плановая экономика, трудовые ячейки с распределением, преследования по политическим мотивам и страшные последствия для тех, кто оказался вне системы. Что нам дано изначально по основным персонажам: Шаоай - 22-хлетняя студентка, общественная активистка, бунтарка и революционерка в душе, ненавидящая систему своей страны. Она не из тех людей, кто способен держать свое мнение и чувства при себе. Её родители очень любят единственную дочь, несмотря на её хамоватый характер и политические взгляды.Боян - сын двух университетских профессоров, последний успевший родиться до введения в Китае закона "одна семья - один ребенок". Он умен, но его родители превозносят только его гениальную сестру. С сыном у них отношения не складываются.Можань - тихоня, лучшая подруга Бояна, человек-подражатель без собственного мнения. Родители её вроде любят, но как личность особо не воспринимают.Жуюй - сирота, дочь неизвестных родителей, воспитанная двумя монашками-католичками, когда-то воспитавшими мать Шаоай. Играет на аккордеоне по их настоянию и по их мнению, уехав в Америку, должна посвятить себя Богу. Начинается книга с того, что Шаоай умирает. Последние 20 лет своей жизни она была тяжело больна - мучилась сама и мучила других - особенно своих родителей. 20 лет назад она была отравлена химическим веществом из университетской лаборатории, где работала мать Бояна. Сама ли она выпила этот яд? Предназначался ли он ей? Кто и что послужило причиной этой трагедии, затронувшей всю компанию? Ответы можно узнать, только прочитав всю историю.Боян живет в Пекине. У него позади неудачный брак и нет детей. Всю жизнь он помогал родителям Шаоай, отчитывался о ее состоянии Можань и Жуюй, не получая ответов на свои имейлы.Можань уехала в Америку. Там она работает на простой, но неплохо оплачиваемой офисной должности, видится с родителями в путешествиях по Европе и никогда не собирается возвращаться в Китай. Она пять лет была женой Йозефа - человека гораздо старше себя - и мачехой его четверых взрослых детей. Его первая жена трагически погибла. Но Можань не может стать никому по-настоящему близкой из-за той давней истории. Жуюй тоже живет в Америке. Она имеет за спиной два неудачных брака. Впрочем, брак, основанный на голом расчете, просто не может быть удачным. Она ухаживает за детьми других людей, выгуливает собак, убирает в домах, но никого не пускает в свою жизнь близко. Конечно, отношения к сиротам в Китае, если судить по этой книге, ужасное. У них нет ничего своего. А судя по поступку Шаоай, сиротам не только ничего не принадлежит, они даже сами себе не принадлежат... И все же, Жуюй не вызывала у меня ни жалости, ни симпатии. Она отвратительная. Бесполезное безликое существо, без которого мир явно ничего бы не потерял. А вот Шаоай и ее загубленную жизнь было жаль по-настоящему.Честно говоря, я не убеждена, что эту книгу стоит рекомендовать к прочтению. Она совсем не оправдала моих ожиданий. Я долго ходила вокруг да около, даже купить ее думала, но в итоге прочла электронную версию. И я не жалею об этом. В целом о прочтении не жалею, но кто виноват поняла намного раньше героев. Книга меня разочаровала.
Unikko
7 января 2019
оценил(а) на
3.0
Если бы у Июнь Ли не было степени магистра по литературному мастерству, я бы решила, что "Добрее одиночества" - роман о предательстве, своего рода покаяние тех китайцев, которые сначала отреклись от трагических событий на площади Тяньаньмэнь ("погибшие не имеют к нам никакого отношения"), а затем удачно воспользовались возможностями, открывшимися после тех событий. Слишком соблазнительно рассматривать историю жизни и смерти Шаоай как аллегорию студенческого протеста, а одиночество, не позволяющее Бояну, Можань и Жуюй жить полной жизнью (простите за этот штамп) как наказание за готовность молчать ради собственного будущего и трусливую позицию, что кто-то другой, "может быть, найдет способ выразить протест".Однако, учитывая, что Июнь Ли – профессиональная писательница, история Китая присутствует в романе исключительно в маркетинговых целях, в том же качестве в романе фигурируют тайна, психология, прошлое (которое не бывает мертво) и любовь. И всё вместе, надо признать, складывается в весьма необычную картину. Июнь Ли умело создает в романе вымышленный мир, стоящий вне мира обыденного, технично соединяет описание повседневной жизни героев с философскими авторскими отступлениями, приземленное бытописание с рассказами о важном и возвышенном, сознательно оставляя в тени наиболее важные, с сюжетной точки зрения, события из жизни героев, по сути, всю их сознательную жизнь: годы учёбы в университете, отъезд в США, браки и разводы и т.д. Персонажи существуют в романе как воплощения одной и той же сущности: сейчас и двадцать лет назад. И всё это было бы интересно и познавательно читать, если бы не трудности перевода. Возможно, переводчик стремился максимально точно передать все нюансы и тонкости английского Июнь Ли, но русский язык при этом серьезно и непоправимо пострадал. Не желая за них цепляться, но не в силах перестать думать о себе как о части их жизни, она уехала, но так и не забыла их полностью, вопреки их ожиданиям. Время – тоненькая, ненадежная поверхность; верить в прочность момента, пока ступня не коснется следующего момента, столь же заслуживающего доверия, – все равно что идти во сне, ожидая от мира, что он будет перестраиваться, создавая для тебя сказочную тропу.Но если вернуться к содержанию, в какой-то момент покаяние у Июнь Ли (если, конечно, книга имеет хоть какое-то отношение к покаянию) превращается в попытку… оправдать преступление? Мораль истории, как следует из последней главы романа, такова: время не только лечит, но и меняет реальность. Исходная ситуация: девушка отравилась опасным химикатом. Что это было: трагическая случайность, самоубийство или убийство? За двадцать лет, прошедших с момента отравления, участники событий успели проанализировать каждую из возможных версий, и не просто проанализировать, но и принять или смириться с каждой из них. В итоге, когда тайное, наконец, становится явным, герои демонстрируют полное и поразительное спокойствие. И здесь, по всей видимости, скрыта главная тайна "Добрее одиночества". Будет ли роман иметь успех у читателя, зависит от того, сумеет ли конкретный читатель к финалу истории достичь того же уровня умиротворения, что и герои Июнь Ли.
С этой книгой читают Все
Обложка: Искра надежды
3.8
Искра надежды

Джоди Пиколт

Обложка: Херсонеситы
4.6
Херсонеситы

Татьяна Корниенко

Обложка: Вторая жизнь Уве
4.9
Вторая жизнь Уве

Фредрик Бакман

Обложка: Тревожные люди
4.4
Тревожные люди

Фредрик Бакман

Обложка: Королевство
4.0
Королевство

Ю Несбё

Обложка: Аэропорт
4.5
Аэропорт

Артур Хейли

Обложка: Медвежий угол
4.5
Медвежий угол

Фредрик Бакман

Обложка: Лори
4.2
Лори

Стивен Кинг

Бесплатно
Обложка: Бойцовский клуб
4.2
Бойцовский клуб

Чак Паланик

Обложка: Тень ветра
4.4
Тень ветра

Карлос Сафон

Обложка: След надежды
4.6
След надежды

Блейк Пирс

Обложка: Невидимки
4.2
Невидимки

Чак Паланик