Солнечное вещество и другие повести, а также Жизнь и судьба Матвея Бронштейна и Лидии Чуковской (сборник) Обложка: Солнечное вещество и другие повести, а также Жизнь и судьба Матвея Бронштейна и Лидии Чуковской (сборник)

Солнечное вещество и другие повести, а также Жизнь и судьба Матвея Бронштейна и Лидии Чуковской (сборник)

Скачайте приложение:
Описание
4.6
610 стр.
2018 год
Автор
Матвей Бронштейн
Издательство
Corpus
О книге
Матвей Бронштейн (1906–1938) за свою короткую жизнь успел войти в историю и фундаментальной физики, и научно-художественной литературы. Его приключенческие повести о научных открытиях и изобретениях стали образцом нового литературного жанра. Он рассказал о веществе, обнаруженном сначала на Солнце и лишь много лет спустя на Земле. О случайном открытии невидимых X-лучей, принесших Рентгену самую первую Нобелевскую премию по физике, а человечеству – прибор, позволяющий видеть насквозь. И успел рассказать об изобретении радио, без которого не было бы ни телевидения, ни интернета. В то же самое время, за тем же письменным столом, Матвей Бронштейн написал выдающиеся научные работы по квантовой гравитации и космологии, сохранившие свою ценность до сих пор. Вторую часть книги составляют свидетельства о жизненном и литературном союзе Матвея Бронштейна и Лидии Чуковской, благодаря которому родились собранные в книге повести.
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-982922-5
Отзывы Livelib
FemaleCrocodile
11 апреля 2018
оценил(а) на
4.0
Я — гелий. Именно так, через «л» - сразу исключим вероятность опечатки и двусмысленности, хоть я и временно замещаю болтливую белковую субстанцию (далее везде: человек) FemaleCrocodile, прельщенную поначалу возможностью поразглагольствовать от лица древнейшего вещества во вселенной, (да еще и непостижимым образом пережившего психологическую травму, всего лишь угодив в архаичное учебное пособие для когда-то пытливого юношества), - а потом у её органического питомца, что ли, случилась полная остановка биологических и физиологических процессов, и всё: очевидно, что теперь она беспробудно постит где-то котиков в состоянии этиловой интоксикации, не согласуясь с критериями целесообразности.Казалось бы, какое мне дело, до чьих-то сомнительных обязательств, иррациональных фантазий, крайних сроков, нелепых привязанностей или даже того молодого человека, что в прошлом веке написал про меня наивную и восторженную книгу, а потом получил пулю в затылок в одном из подвалов города на северном болоте, которое навещают разве что редкие фотоны с атипичной склонностью даже не к рефлексии, а прямо-таки к диггерству? Что в моей одноатомной структуре позволяет находить зазоры для явно излишних георгафических сведений, раскладывать время на «до» и «после» и вообще хоть каким -то образом ссылаться на эти глубоко чуждые мне и надуманные факторы? Уж поверьте: в тех краях бескрайнего, где я являюсь куда более вездесущим, чем самые популярные элементы, составляющие грубую материю планет-выскочек, меня совершенно не волнуют ни риторические вопросы, ни второе место в правом верхнем углу клаустрофобической таблицы человека Менделеева, ни ваши тонкие смешные голоса или асфикция при близком знакомстве со мной. Там я горд и независим, категорически не вступаю ни в какие противоестественные связи, хотя, при случае, всё же могу звездануться куда-нибудь радиоактивной альфа-частицей. Мне не грозит сенсорная депривация, у меня не бывает межпозвоночной грыжи, ипохондрии, нехватки витаминов, пароксизмов сарказма, прострелов аллитерации и неконтролируемых приступов агностицизма, сила ночи, сила дня, одинакова фигня — ни малейшей причины для посттравматического синдрома. Но, как подсказывает мой ненадёжный медиум, внезапно всплывший из пучин эстрогеновой скорби, — shit happens. Одна звезда, в термоядерных процессах которой я по старой привычке решил поучаствовать, находится в том возрасте, который принято считать активным: спросите хоть у миллиона аналогичных - это не самый весомый повод обзаводиться живностью, проявляющей к тебе явную слабость и нездоровый интерес. Но завела и завела, дело хозяйское. Никаких проблем не возникало, пока людишки думали, что у них есть педантичный и заботливый бог, ежедневно выезжающий в небо на аутентичном транспортном средстве, согласно раз и навсегда утверждённому расписанию. Но потом они как-то подозрительно быстро привыкли не падать в обморок при виде солнечного затмения, пометавшись, определелись в терминологии (всевидящий Гелиос теперь — жёлтый карлик, к тому же, ничем не примечательный, помещенный на соответствующее место главной последовательности), занялись спектральным анализом, научились отличать в горелке человека Бунзена малиновое пламя лития от малинового пламени стронция и синхронно разглядели в солнечных протуберанцах среди банального водорода подозрительную ярко-жёлтую линию. И чем больше они протирали глаза и кустарные спектроскопы замшевыми тряпочками, тем меньше оставалось сомнений — достойное существование благородного и редкого на этой планете газа можно считать завершённым. Именно хронику моего падения с таким воодушевлением описывает автор. Печальна повесть о том, как толпа учёных выпаривала кубометры воздуха, чтобы обнаружить хоть чуть неуловимого солнечного вещества, сколько измывательств пришлось перенести азоту, прежде, чем за его харизмой сумели обнаружить мой след…И я вовсе не испытал облегчения, когда узнал, что на фокусах с аммиаком попался неповоротливый аргон — круг сужался, дело оставлось за малым. Где меня только не искали с переменным успехом, грубо нарушая границы частной жизни: и ведь не только в уютно обустроенных редких минералах, но и в плавательных пузырях глубоководных рыб! А когда всё-таки нашли (очевидно, что не в рыбах) и заподозрили мою истинную инертную природу, с кем только меня не пытались насильно соединить, невзирая на пассивное сопротивление: и с хлором, и с фтором, и с углем, и с серой. Ну да — ленив, нелюбопытен и всем доволен — оставьте! Но ведь продолжают до сих пор, несмотря на то, что добиться ничтожнейшего и непрочного результата можно только искусственно ионизируя каждый мой атом. И всё ради чего? Нет, серьёзно? Чтобы подержать в руках то, чего не держал до тебя ни один человек на земле? Ради победы точности третьей цифры после запятой? Чтобы каждого тунеядца вселенского масштаба нагрузить общественнополезно - шарики надувать, разноцветно светиться или добывать премию имени человека Нобеля? Или чтоб сделать своё собственное солнышко, которое в один прекрасный день разнесёт тут всё к мифологическим сущностям, не дожидаясь, пока настоящему надоест с вами возиться на старости лет? С человеком Бронштейном мне делить нечего: он рисует перед читателем совсем другие перспективы, воспевает не только светлое будущее гелия, но и благодать рентгеновского излучения и модные способы улавливания электромагнитных волн, мне всё равно - я по-прежнему инертен, хоть и заражён в какой-то степени вашим безумным излучением. Почему? Нипочему. Слишком много хотите знать.
pele-pele
15 августа 2012
оценил(а) на
5.0
любовный роман о неоне. к сожалению, пока ещё он не экранизирован, поэтому приходится читать. но читается он очень легко: увлекательный сюжет, простой язык, обилие иллюстраций. с 1936 года, года написания романа, утекло много времени (приблизительно 76 лет). всё изменилось, и никто больше не читает любовных романов о неоне. они продаются за 20 рублей на развалах у метро и мокнут под дождём.
blk_gretchen
15 января 2013
оценил(а) на
5.0
Захотелось прочитать эту книжку после того, как прочитала "прочерк" Лидии Чуковской - воспоминания о Матвее Бронштейне, молодом физике, погибшем в ежовщину. "Солнечное вещество" - одна из лучших его научно-популярных книг для детей, про открытие инертных газов и спектральный анализ. Редактором и вдохновителем был Маршак и это - гарантия качества. Не помню, читала ли я ее в детстве, скорее всего, нет. Боялась, что читать будет скучно - у меня высшее техническое образование, книжка для детей, к тому же старая, с тех пор много чего изменилось. Но написано настолько хорошо, что можно читать как художественную литературу. И, как мне кажется, очень понятно, думаю, детям будет интересно читать лет с 10 - 12, а если читать будут родители - то и раньше. Только меня все время смущало, что в книжке несколько раз говорится, что воздух состоит из азота, кислорода и инертных газов, а углекислый газ не упоминается, как будто его там и нет. Было бы прекрасно, если бы ее переиздали на хорошей бумаге, с подробными иллюстрациями, с примечаниями, сделанными современным химиком, желательно молодым и имеющим детей школьного возраста.
manic_jason
20 апреля 2021
оценил(а) на
5.0
Наука постоянно совершенствуется, становится неотъемлемой частью человечества. Желание найти рациональное объяснение для загадочных действий и вещей, привело к тому, что с движением вперед значимость научной стороны увеличивается, а все верования, нелогичности и заблуждения превращаются в пережиток истории.А может быть, никакого гелия вовсе и нет на свете? — говорили скептики. Может быть, спектроскоп ошибся, и новое вещество — это только выдумка фантазера-астронома? Матвей Бронштейн смог собрать несколько забавных и интересных историй о том, как производились невероятные открытия совершенно случайно. Многие понимают, что большая часть всего на планете – это результат случайности. Когда экспериментатор проводит опыты, то его внимание сужено до пределов единого результата. Но чаще всего происходят случайности и небольшие ошибки, позволяющие получить новое открытие. Это нормально, и именно так производятся эксперименты до сих пор. А что будет если…?Ох уж это солнце ясноеДля многих людей – ближайшая к Земле звезда всегда представала в виде светила. Учителя, медики не задумывались о том, как можно использовать солнце помимо естественных потребностей. Но ученым не сиделось на месте ровно, из-за чего столетиями велись запись, проводились разные опыты со светом, наблюдалось взаимодействие светила на планету. И гелий вскоре перестал быть сказкой, и обнаружены десятки разных способов извлечь с него пользу. Но все достаточно сильно усложнилось, когда явно нацеленные на создание вооружений базы перестали иметь ценность. В частности, это касалось послевоенного периода в 20 годах прошлого века. А в сентябре 1923 года им наконец удалось накопить несколько десятков тысяч кубометров гелия. Этим гелием американцы наполнили дирижабль «Шенандоа». Ценные секреты и никаких военных мотивовКнига отлично описывает изобретательность и гибкость человеческого разума. Суть в том, что солнечная энергия – во всех проявлениях, обычными людьми, властью и военными не рассматривалась, как перспектива реализации веществ в науке. Люди пытались не сделать полученные данные опасными, а наоборот – максимально упростить, сделать безопасным.Внутри кристалла, параллельно каждой его грани, идут, пересекаясь между собой, бесчисленные плоскости. Каждая из этих плоскостей — это геометрически правильная сетка, составленная из атомов. Благодаря этому удалось сделать десятки, а то и сотни важнейших открытий, позволяющие сейчас каждому с легкостью смотреть телевизор, измерять уровень топлива в автомобиле и так далее.
4Hamsters
18 мая 2018
оценил(а) на
5.0
Давно мне в руки не попадала такая вдохновляющая книга. Собственно, так и было задумано - добротный советский научпоп имеет свойство проникать в душу читателя. Жаль, конечно, что мне не 12 лет и книга не сподвигнет меня посвятить жизнь науке - а она могла бы и наверняка со многими так и сделала. Из трех рассказов, вошедших в этот сборник, наибольшее впечатление производит первый, заглавный - "Солнечное вещество". Хороший научпоп читается как хороший детектив, а тут ещё и вправду присутствуют все необходимые тайны, интриги, расследования. Определение состава воздуха - это не скучный лабораторный опыт, это охота, преследование и разоблачение, которое вместе и поодиночке вели талантливые ученые. И следить за ходом их мысли в изложении также несомненно гениального Бронштейна - мало с чем сравнимое удовольствие. Остается только вопрос - почему, ну почему в школе на уроках химии всё это звучало так уныло и бесцветно и почему все учебники нельзя писать ТАК. Эти же восторги, хоть и в меньшей степени, относятся и к двум другим историям - изобретению рентгена и беспроводного телеграфа, радио. С рентгеном и Рентгеном всё тоже довольно интересно, просто чуть меньше интриги, нет такой захватывающей истории ошибок и открытий, как в саге о гелии и его товарищах. Тем не менее прочесть ещё раз пусть всем известную, но отлично описанную историю всегда приятно. А вот историю радио хотелось бы видеть в более подробном изложении. В целом можно понять, что писать об интриге "Петров - Маркони" в 30-е годы прошлого века нужно было крайне аккуратно. Тем не менее, 10 из 10 эта книга заслуживает с лихвой. Купила себе её в бумажном виде и всем рекомендую к прочтению.
С этой книгой читают Все