Здесь шумят чужие города, или Великий эксперимент негативной селекции Обложка: Здесь шумят чужие города, или Великий эксперимент негативной селекции

Здесь шумят чужие города, или Великий эксперимент негативной селекции

Скачайте приложение:
Описание
5.0
949 стр.
2012 год
16+
Автор
Борис Носик
О книге
Это книга об удивительных судьбах талантливых русских художников, которых российская катастрофа ХХ века безжалостно разметала по свету – об их творчестве, их скитаниях по странам нашей планеты, об их страстях и странностях. Эти гении оставили яркий след в русском и мировом искусстве, их имена знакомы сегодня всем, кого интересует история искусств и история России. Многие из этих имен вы наверняка уже слышали, иные, может, услышите впервые – Шагала, Бенуа, Архипенко, Сутина, Судейкина, Ланского, Ларионова, Кандинского, де Сталя, Цадкина. Маковского, Сорина, Сапунова, Шаршуна, Гудиашвили… Впрочем, это книга не только о художниках. Она вводит вас в круг парижской и петербургской богемы, в круг поэтов, режиссеров, покровителей искусства, антрепренеров, критиков и, конечно, блистательных женщин…
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-91258-234-9
Отзывы Livelib
ELiashkovich
25 октября 2020
оценил(а) на
5.0
Очередная книга Бориса Носика о русской эмиграции в Париже. На этот раз в центре внимания художники. Структурно книга делится на четыре раздела. В первом речь идет о художниках, причастных к знаменитому "Улью" Альфреда Буше. Больше всего тут рассказывается о Марке Шагале и Хаиме Сутине, но затрагиваются и Кикоин, и Кремень, и Архипенко. Второй раздел практически полностью посвящен жизненному пути Сергея Судейкина, третий — дадаистам Сергею Шаршуну и Илье Зданевичу. Четвертый раздел самый маленький, но для меня он оказался самым познавательным, так как до этого о бароне Николя де Стале и его картинах я, к стыду своему, ничего не знал. В тексте, как и всегда у Носика, слишком много автора, причем обычно не по делу (зачем, рассказывая про самоубийство де Сталя, писать, что автор в это время ходил в самоволку в Эчмиадзине?). Но я к этому уже понемногу привык, поэтому не могу сказать, что в этот раз такая манера как-то особенно раздражала. Равно как и постоянные упоминания каких-то непонятных "красивых Танечек" и "нежных Олечек", с этим тоже свыкся.Слышал, что у многих закономерно возникает вопрос, с какой стати автор причисляет к русским художникам ребят вроде Сутина (чистокровный еврей, родившийся под Минском), но лично я к этому цепляться не собираюсь — понятно же, что имеется в виду не национальность, а принадлежность к дореволюционной культуре Российской империи. Достоинств у книги в любом случае больше. 5/5
С этой книгой читают Все
Обложка: Был целый мир – и нет его… Русская летопись Лазурного Берега
Обложка: Возвращение в Брайдсхед. Незабвенная
Обложка: Лавка бесконечности (сборник)
Обложка: Сент-Женевьев-де-Буа. Русский погост в предместье Парижа
Обложка: Прекрасные незнакомки. Портреты на фоне эпохи
Обложка: Анна Ахматова. Я научилась просто, мудро жить…
Обложка: С Невского на Монпарнас. Русские художники за рубежом
Обложка: Порыв ветра, или Звезда над Антибой
Обложка: Русский XX век на кладбище под Парижем
Обложка: Еврейская лимита и парижская доброта
Обложка: С Лазурного Берега на Колыму. Русские художники-неоакадемики дома и в эмиграции
Обложка: Тот век серебряный, те женщины стальные…
Обложка: Дорога долгая легка… (сборник)
Обложка: Как я вас всех, увы, понимаю
Обложка: Востряково
3.3
Востряково

Борис Носик