Какое дерево росло в райском саду? 40 000 лет великой истории растений Обложка: Какое дерево росло в райском саду? 40 000 лет великой истории растений

Какое дерево росло в райском саду? 40 000 лет великой истории растений

Скачайте приложение:
Описание
3.8
896 стр.
2015 год
12+
Автор
Ричард Мейби
Серия
Золотой фонд науки
Издательство
АСТ
О книге
«Ботаника» – это скучно? Набившие оскомину пестики и тычинки, пыльные гербарии и невзрачные музейные стенды, рядом с которыми останавливаются лишь энтузиасты? Откройте эту книгу – и вы будете поражены! А от школьной скуки не останется и следа. Вместе с блестящим ученым-натуралистом Ричардом Мейби вы исследуете истоки человеческой цивилизации и, двигаясь сквозь столетия, увидите, как растительный мир наравне с людьми создавал историю, культуру и искусство. Перед вами один из самых увлекательных приключенческих романов о живой природе. Вы найдете «древо жизни», росшее в райских садах, разгадаете секреты вечной молодости тисов, примете участие в поисках таинственной амазонской лилии, проникнете в тайны государственных гербов. Вас ждут мифы и легенды, занимательные и курьезные факты, невероятные научные открытия и тайны, которые до сих пор будоражат умы ученых. Никогда еще ботаника не была столь увлекательной!
ЖанрыИнформация
Переводчик
Анастасия Бродоцкая
ISBN
978-5-17-100829-1
Отзывы Livelib
lessthanone50
7 июня 2019
оценил(а) на
4.0
Ученый-натуралист Ричард Мейби задумал написать книгу, которая опровергнет взгляд на растения как на "меблировку планеты" - вещь полезную, но пассивную и утилитарную (либо декоративную, что ничего не говорит о растении, а только лишь о его роли относительно человека). Автор же хочет сформировать у читателя "представление о растениях как о субъектах, ведущих самоценную жизнь". Задача и интересная, и очень амбициозная, но я не уверена, что ее удалось реализовать полностью. Это, по-моему, сложнее, чем с животными, с которыми более-менее разобрались. Растения куда меньше похожи на людей, нам не очень понятно, как они общаются между собой, с животными и человеком (и общаются ли вообще), что чувствуют (если чувствуют), наделены ли "целеустремленностью, изобретательностью, индивидуальностью". Какое-то время назад я попробовала слушать «О чем думают растения» . Очень скоро продолжать расхотелось. Авторы с жаром доказывали, что растения умеют и думать, и чувствовать, и коммуницировать - то есть они, в общем-то, почти совсем как мы. Я не понимаю, почему, чтобы обладать самоценностью, растения непременно должны быть похожи на человека. Нельзя ли обойтись без антропоморфизма, признав очевидный факт: растения вовсе не похожи на людей, но почему они не могут обладать своими уникальными качествами, которыми человек не обладает? Можно им, растениям, например, не думать и не чувствовать, но все равно быть ценными?Ричард Мейби понравился мне тем, что воспринимает растения как самостоятельное биологическое явление и не пытается наделить их человеческими чертами. Как раз наоборот: его интересуют специфические черты растений. Вероятно, именно здесь автору удается ближе всего подобраться к раскрытию сущности растений, выявлению цели их существования. Души у них нет (а у кого она есть? это я "Homo Deus" Юваля Ноя Харари читаю), но есть огромная жизненная энергия, выносливость и стойкость, обусловленные еще и прикрепленностью растения к одному месту: если убежать нельзя, нужно иметь возможность возродиться из последнего стебелька, корешка или семечка. Мейби хорошо осознает, что растения (особенно дикорастущие) ведут какую-то свою жизнь, никак не связанную с тем, как люди их используют. А растения культивируемые, дай им волю, тут же выйдут из-под человеческого контроля. В принципе, все, что нужно растениям, так это то, чтобы им не мешали.Книга состоит из "разношерстных", по определению самого автора, глав. Все они рассказывают о месте и роли растений в истории, культуре и воображении. Многие главы посвящены "встречам выдающихся растений с выдающимися людьми" - "Нарциссы Вордсворта", "Яблоко Ньютона" или "Незабудка Китса". Другие рассказывают о растениях, знаковых для эпох: викторианские папоротники, импрессионисткие оливы, средневековый хлопчатник - растение-агнец. Это все занимательные ботанические картинки, но, конечно, они куда больше говорят о истории и культуре человека, чем о собственно растениях (но еще и о том, что на протяжении всей своей истории человек приписывал растениям то, что не имеет к ним никакого отношения). Ближе всего к своей цели Ричард Мейби в главах-портретах отдельных растений. Одно из них - дерево-знаменитость, Фортингэльский тис, которому от 2 до 5 тысяч лет. Последние пару веков тис обнесен оградой. Таким и увидел его Ричард Мейби. Он оказался поражен тем, как мало в старейшем дереве Европы мощи и величия, но это научило Мейби тому, что тис вовсе не обязан соответствовать каким бы то ни было ожиданиям, потому что "ореол истории, внешний блеск, доходчивость нарратива для чтеца-человека - все это не играет в существовании дерева ни малейшей роли". Куда более неприятным открытием стало то, что Фортингэльский тис напоминал "неодушевленный камень", точку на туристическом маршруте, в нем почти не осталось дерева ради дерева. Ограды, таблички, легенды - ну не тису же в самом деле это нужно.
DaryaEzhova
19 апреля 2017
оценил(а) на
4.0
Самая большая ошибка, которую человек совершает в попытке объяснить некий предмет ему непонятный, самое большое заблуждение, причина которому наше самомнение, называется длинным словом антропоморфизм. Мы искренне считаем себя центром мироздания, забывая, что растения существовали задолго до нас и, кто знает, возможно будут существовать и после. Но, как ни странно, наделение какого-либо объекта человеческими чертами не подразумевает гуманного отношения к нему. Уничтожение видов или среды обитания растений, вырубка лесов - далеко не весь перечень нанесенного человечеством ущерба. В своей книге Ричард Мейби прослеживает полную драматических поворотов историю взаимоотношений двух биологических царств от первобытных изображений и мифов до современных гипотез о восприятии растений, особое внимание уделяя любопытным экземплярам как с той, так и с другой стороны. Так, повествуя о необычном кактусе Selenicereus wittii, который цветет лишь одну ночь в году, Мейби попутно рассказывает о судьбе английской художницы Маргарет Ми, удостоенной Ордена Британской империи за вклад в бразильскую ботанику. В рассказах Мейби чувствуется особая научная одержимость предметом, та страстная увлеченность исследователя-натуралиста, которая поневоле привлекает и других, как это случилось, например, с рекламным фотографом Тони Эвансом, в течение нескольких лет делавшим фотографии первоцветов. Интересное совпадение : параллельно дочитывала Человек, который принял жену за шляпу Оливера Сакса и думала о том, что пациенты знаменитого невролога с их особым восприятием природы вполне могли бы быть среди героев книги Мейби, и здрасте вам - в главе об энцефаляртосах встречаю упоминание об увлечении ботаникой самого Сакса. Возможно, мы все же не так далеки от понимания наших зеленых соседей по планете и когда-нибудь научимся взаимовыгодно сотрудничать с ними.
MariaPavlovetsky
16 апреля 2017
оценил(а) на
4.0
Прекрасное исследование истории огромного количества цветов, деревьев и кустарников, сыгравших значительную роль в истории нашей планеты, в искусстве и в литературе, ставших символами наших чувств или нашими лекарствами. В книге много чудесных лирических отступлений, историй о цветах в сюжетах картин, цитат стихотворений. к сожалению, автор не избежал некоторой нудности при рассказе о ботанических характеристиках. Нельзя сказать, что книга читается на одном дыхании. Она требует определенной концентрации внимания и когнитивного усилия при чтении. Тем не менее, подобные книги важны для понимания нашей планеты, того, как развивается жизнь и какие необычные и волшебные свойства могут быть у растений, считающихся лишь украшением.
С этой книгой читают Все
Обложка: Предел
4.1
Предел

Сергей Лукьяненко

Обложка: Тот, кто ловит мотыльков
4.3
Тот, кто ловит мотыльков

Елена Михалкова

Обложка: Пищеблок
4.1
Пищеблок

Алексей Иванов

Обложка: Ведьмак
4.8
Ведьмак

Анджей Сапковский

Обложка: Лавр
4.2
Лавр

Евгений Водолазкин

Обложка: Ловец видений
3.7
Ловец видений

Сергей Лукьяненко

Обложка: Авиатор
4.2
Авиатор

Евгений Водолазкин

Обложка: Дикая война
3.9
Дикая война

Ерофей Трофимов

Обложка: Порог
3.9
Порог

Сергей Лукьяненко

Обложка: Оправдание Острова
4.0
Оправдание Острова

Евгений Водолазкин

Обложка: Дети мои
4.6
Дети мои

Гузель Яхина

Обложка: Тюремный дневник
4.0
Тюремный дневник

Мария Бутина

Обложка: Симон
4.7
Симон

Наринэ Абгарян