Секс в человеческой любви Обложка: Секс в человеческой любви

Секс в человеческой любви

Скачайте приложение:
Описание
3.4
678 стр.
1970 год
16+
Автор
Эрик Берн
Серия
Легенды психологии. Эрик Берн
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
Эксмо
О книге
Книга о психологии секса от автора мирового бестселлера «Игры, в которые играют люди». В ней Эрик Берн анализирует секс с точки зрения транзактного анализа – рассказывает об играх, в которые играют люди, только не в общественных местах, а в постели. Светило мировой психологии дает ответы на вопросы: • Как сексуальное воспитание в разном возрасте влияет на последующую половую жизнь? • Что такое родительское программирование и как оно предопределяет нашу интимную сферу? • В чем суть такого явления, как «язык секса»? • Какова природа непристойностей и сексуальных извращений? • Чем секс отличается от близости? • Почему люди играют в сексуальные игры? И на многие другие.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Абрам Фет
ISBN
978-5-699-99320-8
Отзывы Livelib
Riass
12 апреля 2021
оценил(а) на
3.0
Как по мне не самая лучшая книга Берна. То ли перевод на украинском мне не понравился, то ли то, как написана сама книга, я не знаю. Мне не хватало примеров что-ли. Слишком сухо. 6/10
Juliet_T_
13 января 2015
оценил(а) на
4.0
Хорошо, но мало.Большое место уделяется эго-состояниям, транзакциям, формированию игр. Благодаря этому книга будет понятна и тому, кто впервые читает Берна и не знаком с транзактным анализом. Немного про сексуальные игры, немного размышлений про случайный секс, про секс и уважение, про секс и дружбу, про секс в браке, совсем чуть-чуть про виды брака.Просто, доступно, на мой взгляд, местами поверхностно. Хотелось увидеть более развернутый труд на эту тему у Берна. Но не могу не отметить ироничный стиль автора, книгу можно растащить на замысловатые и, иногда, смешные цитаты.
PureVirtual
15 июня 2019
оценил(а) на
3.0
Всё сказанное ниже относится исключительно к русскоязычным изданиям, в которых указан переводчик А. И. Фет; однако, поскольку другие переводы в наше время найти затруднительно, эта информация может быть полезна многим. Кроме того, как вы сейчас увидите, эти издания нельзя с полным правом назвать произведением Эрика Берна: было бы куда уместнее поместить на обложку имя Истинного Автора: Абрама Ильича Фета. Почему? Извольте выслушать.Прежде всего надо сказать несколько слов о нашем Герое. (Извините, но этот абзац необходим: есть ведь ещё невежественные люди, не знакомые с этим Великим Человеком.) Википедия скромно сообщает: «Абрам Ильич Фет — советский и российский математик, философ и публицист, переводчик, доктор физико-математических наук», что, конечно, едва задевает поверхность этого Блестящего Таланта. К 44-м годам Абрам Ильич вполне состоялся как учёный математик, защитил докторскую, развивал науку и преподавал. К несчастью для математики (и счастью остальных наук), в это время Абрам Ильич был уволен «за независимый характер» («и прямоту, с которой он говорил о профессиональных и человеческих качествах своих коллег») и в течение нескольких следующих лет «был безработным, зарабатывая на жизнь переводами с разных языков технических текстов и книг по математике, которые брали для него знакомые на своё имя». Тут, казалось бы, и начинается наша история, но в этот раз Таланту не удалось развернуться вполне, т. к. в возрасте 48-ми лет «усилиями директора Института Неорганической Химии А. В. Николаева, А. И. Фет был принят на должность старшего научного сотрудника в Лабораторию теоретической физики этого института» и 12 лет посвятил физике, после чего «Фета уволили из института “в связи с несоответствием занимаемой должности по результатам аттестации”». Дальше Википедия печально сообщает: «Снова жил случайными заработками», но мы-то понимаем, что именно в такие трудные моменты и проявляется Истинный Талант!Очевидно, что Такой Человек никак не мог бы послужить всего лишь переводчиком, Его Роль в обсуждаемой книге не могла быть меньше, чем соавторство; но и это было бы большим преуменьшением Его Заслуг. Начнём с того, что доктор Берн систематически пытается ввести читателя в заблуждение, и если бы не бдительность Абрама Ильича, неизвестно, чем бы это всё могло закончиться. Об этом легко догадаться по Его негодующим примечаниям вроде такого: «“Тысяча и одна ночь” не только содержит многочисленные свидетельства обратного, но самое построение цикла свидетельствует, подчеркивает прямо противоположную точку зрения (которую Шехеразада и внушает своему повелителю). – Прим. перев.». В некоторых случаях ситуация не настолько опасна, и Абрам Ильич добавляет примечание просто для общего развития читателя, например: «Это описание деления, как и следующее описание конъюгации, намеренно упрощено. <…> Выводы автора остаются в силе, если сделать все указанные уточнения. – Прим. перев.». Кроме того, Абрам Ильич чутко следит, чтобы читатель (подчас простоватый и недалёкий) понимал смысл правильно (то есть так, как он открылся Могучему Интеллекту Абрама Ильича): «Дальнейший отрывок представляет собой пародию <…> – Прим. перев.», «Следующий отрывок представляет сатирическое изображение <…> – Прим. перев.» и т. п.Всё это пока укладывается в сферу деятельности, скажем, научного редактора, но, как упоминалось выше, Вклад Абрама Ильича вовсе не ограничивается даже этими рамками (выходящими в свою очередь далеко за пределы полномочий переводчика). К сожалению, для раскрытия этой темы нужно было бы прибегнуть к масштабному цитированию Его комментариев, простирающихся подчас на бо́льшую часть страницы, но ограничимся лишь парочкой. Из этих примечаний мы узнаём, что Берн по сути плохо разбирается в предмете монографии и допускает принципиальные ошибки в са́мой её сути. К счастью для отечественного читателя, Абрам Ильич не даёт этому выскочке морочить людям головы и своевременно объясняет, как На Самом Деле обстоят дела. Например, в первом из приведённых ниже примечаний выясняется, что Берн не понимает роли культуры в психологии, отчего его представления о человеческом сексе и близости не имеют к людям никакого отношения (следовательно, книга имеет чисто зоологический интерес и должна быть переименована в «Секс в жизни животных»). Из следующего примечания мы узнаём, что Берн также мало что смыслит в своей собственной специальности — психотерапии, отчего, в частности, пытается валить проблемы с больной (длинноволосой) головы на здоровую (у которой длинные волосы мужчин вызывают кипучий протест). В третьем из приведённых ниже примечаний мы не только окончательно убеждаемся, что Берн ничего не понимает в психологии и отношениях, но также узнаём (чудесным образом), что он не имеет друзей и пишет книгу о самом себе. Уже этого достаточно, чтобы потерять интерес к мнению Берна и вникать в основном в потоки Истинного Знания, исходящие от Абрама Ильича, чем читатель и наслаждается в этом замечательном издании.Какой-нибудь наивный обыватель мог бы возразить: «Позвольте, но почему же профессиональный математик, не имеющий отношения ни к психологии, ни к медицине, ни к биологическим наукам, написал (пусть и с подачи Берна) монографию о психических, биологических и других аспектах человеческих отношений?» На это несложно ответить, приведя всего один всем известный пример: академик А. Т. Фоменко тоже математик (и, кстати, тоже специалист в области топологии), но это ничуть не мешает ему (в соавторстве с другими талантливыми людьми разных «неподходящих» специальностей) в течение десятилетий писать десятки книг, производящих революцию в исторических (а заодно лингвистических и мало ли ещё каких) науках, буквально потрясая их основы. И это лишь один пример, который у всех на слуху, а мало ли у нас таких Грандиозных Людей, которым узки рамки собственной профессии, готовых сказать своё Веское Слово буквально в любой области науки, философии, религии, искусства и человеческой культуры в целом!Кто-то ещё может робко возразить: «А что же насчёт собственно перевода? Владеет ли переводчик языком в необходимой степени?» И тут я должен немедленно и решительно встать на защиту Абрама Ильича. Да, если подходить формально, можно сказать, что его уровень владения английским наиболее точно описывается словами «читаю со словарём»; но, во-первых, это в высшей степени простительно, учитывая отсутствие не только специального образования, но и столь привычного в наши дни доступа к материалам на иностранных языках и возможности общения с их носителями (да и вообще, не может же даже Великий Человек быть великим во всём!), а во-вторых, Абрам Ильич несомненно искупает этот мелкий недостаток старательностью: по Его многочисленным комментариям легко заметить, как мучительно давался Ему этот процесс и как Блестяще Он Преодолевал все препятствия. Тут следует отметить, что доктор Берн отнюдь не позаботился о том, чтобы его книга была легка для перевода: не ограничиваясь рамками школьной программы, он пользуется всем богатством языка, включая даже сленг и жаргонизмы, легкомысленно играя словами, а порою и изобретая новые. В данном случае никак нельзя ожидать, что перевод окажется хоть сколько-нибудь близок к исходному тексту, поэтому многочисленные отклонения от оригинала объяснимы, ожидаемы, а если подумать, то даже желательны, ибо они рождают Новые Смыслы, до которых талант Берна явно не дотягивал.Приведу всего один (первый попавшийся, из Введения) пример трудностей перевода и их Гениального Преодоления Абрамом Ильичом. Обсуждая оттенки смыслов и ассоциаций разных слов, обозначающих половые органы, Берн пишет: “Penis, to most people, brings up a picture of something skinny and not very imposing, or, for those who have little boys in the house, cute.” Вот как переводит это предложение обычный переводчик (М. П. Папуш): «Пенис для большинства людей представляется чем-то тощим и не слишком внушительным, или для тех, у кого в доме есть маленькие мальчики, — чем-то очень миленьким». Но это только кажется, что здесь всё просто и, например, у слова skinny наиболее частотные значения — «худой, тощий», а у слова cute — «милый, забавный». Войдите в положение Абрама Ильича: в школе нас этим словам не учили (и в математических статьях их вряд ли встретишь), интернета с его богатыми возможностями тогда не было, а в словаре можно найти столько сбивающих с толку вариантов! Абрам Ильич переводит это место так: «Для большинства людей пенис связывается с представлением о чем-то кожистом и не особенно внушительном, а если в доме есть маленькие мальчики — о чем-то хитром». Вы можете подумать, что Абрам Ильич просто воспользовался первым попавшимся в словаре переводом, но это предположение в корне ошибочно. На самом деле Он тщательно выбирал перевод, о чём свидетельствует Его примечание: «Здесь слово cute означает не только “хитрый”, но еще “ловкий”, “юркий”, “догадливый”, “сообразительный”. – Прим. перев.». Судя по отсутствию в списке са́мого очевидного значения, можно догадаться, что Абрам Ильич с негодованием отверг этот тривиальный выбор, и только после этого мы можем по достоинству оценить Его выбор, Его Глубину и Проницательность. Любой дурак может догадаться, что пенис маленького мальчика выглядит мило и забавно, но необходим Гений Абрама Ильича, чтобы увидеть в нём (в пенисе) нечто хитрое, ловкое, юркое, догадливое и сообразительное!Исходя из всего вышесказанного (а также массы информации, неизбежно оставшейся за кадром), считаю абсолютно уместным и крайне желательным размещение на обложке и в выходных данных имени Абрам Ильич ФЕТ в качестве основного, а то и единственного автора. Вопрос о желательности упоминания Берна вызывает сомнения. Его роль в данном издании не очевидна. Создаётся впечатление, что она скорее негативна. Берн пишет всякие глупости, да ещё и до нелепости разнообразным и игривым языком, чем лишь мешает Просветительской Работе, которую ведёт Абрам Ильич. Да и не так уж много осталось в книге от изначальных слов и мыслей Берна. Вероятно, достаточно отметить где-то в примечании, что он когда-то написал безграмотный и неумелый черновик, который затем расцвёл и обрёл настоящую жизнь в руках Великого Творца — Абрама Ильича.P.S. Кто-то может заподозрить в вышесказанном лёгкую нотку иронии. Что ж, я вынужден признать, что эти подозрения не лишены оснований. Мне довелось принадлежать к той несчастной части человечества, которая, хотя и понимает приведённую выше позицию, не может принять её «в сердце своём». Я пребываю в убеждении (возможно, ложном), что хороший перевод должен следовать либо букве авторского текста — если выполняется специалистом по языкознанию, — либо его духу — если выполняется специалистом в области знания, к которой принадлежит переводимый текст. Но в одном пункте я с вышесказанным вполне согласен: информация в выходных данных должна соответствовать содержанию книги. Если книга включает комментарии по смыслу, принадлежащие кому-то, кроме автора, она должна заявляться как издание с комментариями. Вопрос о том, кто имеет моральное право писать такие комментарии и допустимо ли в них переходить на личности и обвинять автора в профессиональной некомпетентности, я оставляю за кадром. В любом случае, ожидать адекватности от издательства «Эксмо» (стыдливо скрывающегося в последнее время под разными псевдонимами, в данном случае — «Бомбора») не приходится. Остаётся лишь грустить о том, что эта [censored] контора, похоже, скупила эксклюзивные права на издание книг Эрика Берна в России…
Meevir
10 ноября 2010
оценил(а) на
5.0
Лёгкая и остро-ироничная книга представляющая собой конспект лекций на тему любви, интимности, близости, секса. Пригодится всем, у кого есть трудности с разграничением этих понятий, а так же всем заинтересованным в том, чтобы найти ответы на вопросы "зачем мы это делаем", "почему мне так чертовски этого хочется", и "что мы делаем вместо того, чтобы сделать это".
Leiko
15 февраля 2016
оценил(а) на
3.0
Читать «Секс в человеческой любви», оказалось, дело сложным и не сказать, что очень познавательным. Нет, в книге есть интересные мысли и простые истины, сказанные красивыми словами, и трансакции, о которых я раньше вообще ничего не знала. Но запоминается из этого очень мало. Хотелось видеть больше примеров, ведь Берн упоминает о том, что он много выслушал сексуальных историй. Увы, их была всего парочка на книгу, но ведь приятнее понимать о чем написано в сравнении с жизнью. Так же в книге есть рассуждения типа: «если бы провели такой-то эксперимент, мы бы узнали в этой области больше», конечно, все предлагаемые опыты касаются темы секса и сексуальности, но обсуждать то, чего нет... как-то не очень здорово. Ты начинаешь думать, да было бы неплохо узнать результат, но тут только идея. Возможно, что некоторые испытания были проведены, но в данной версии книги их нет. А то, что мне понравилось, хочется просто процитировать: Друг — это тот, чье «о мерд» и газы не воняют, и чье «сипп» - песня в ваших ушах. Нет необходимости говорить что-то осмысленное, чтобы завести друзей, если только оба верят в одну и ту же чепуху.О том, что мешает интимности: «Но» означает предвосхищение будущего, а «если бы только» отодвигает это в другое место и на другое время. Всё это, кажется, очень простым и доступным каждому. Интуитивно все это я понимала, но так сказать, и правильно объяснить свои мысли - не могла. Не могу не упомянуть то, что раздражало в книге больше всего. Это преподнесение секса, как высшей цели, то есть продолжению рода. Типа если ты не знаешь, что делать сейчас, и тебе не с кем делить свое свободное время — сделай ребенка и скучать не придется! Так то оно так, но сделать ребенка и воспитать разные вещи. А об этом Берн не упоминает, такое впечатление, что ему все равно что из этого может вырасти... Ну и самый очевидный совет, которым хочется подвести итог: Игры — это часть программы «пока». Предполагается, что это лишь прелюдия к настоящему, которое настанет тогда, когда появится т о т человек. Но слишком часто т о т человек — сын или дочь Санта Клауса, Приц Очарование, Снегурочка, которые не приходят никогда, а вместо них в конце концов приходит Смерть.
С этой книгой читают Все
Обложка: Камень законов
Камень законов

Таня Гетьман

Обложка: Самый богатый человек в Вавилоне
4.3
Самый богатый человек в Вавилоне

Джордж Сэмюэль Клейсон

Обложка: Пять языков любви
4.8
Пять языков любви

Гэри Чепмен