Прощальный вздох мавра Обложка: Прощальный вздох мавра

Прощальный вздох мавра

Скачайте приложение:
Описание
4.2
1222 стр.
1995 год
16+
Автор
Салман Рушди
Издательство
Corpus
О книге
Мораиш Зогойби по прозвищу Мавр излагает семейную историю, вплетая в нее рассказы о современной Индии, в которых вымысел переплетается с правдой, но правит всем безудержное воображение автора. Сага о семействе да Гама – Зогойби, о проклятьях и ненависти, о безумной страсти, о преступных наклонностях и тяге к прекрасному, перемежается монологами главного героя, посвященными искусству, религиозному фанатизму, национальным традициям и, конечно же, любви.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Леонид Мотылев
ISBN
978-5-17-104962-1
Отзывы Livelib
takatalvi
24 мая 2019
оценил(а) на
3.0
Люблю Салмана Рушди: у него чудный язык и занятные сюжеты, приправленные магическим реализмом, а то и чистейшим фэнтези. Но «Прощальный вздох мавра», признаться, меня несколько разочаровал – как раз тем, что в нем есть все то, что делает Рушди славу. Занятно, правда?«Прощальный вздох мавра» – это семейная сага, рассказывающая о довольно-таки сумасшедшей семье, шкафы которой трещат от конфликтов, войн, всяческих причуд и даже детективных загадок. Мавр – последний отпрыск известной художницы Ауроры и ее лихо подхваченного возлюбленного Авраама, роман – его исповедь, попытка разобраться в безумии под названием жизнь семьи Гама-Зогойби. Дело, прямо скажем, непростое. Как мутили предки, так и даже хлеще продолжили мутить потомки.История горячая, страстная и, понятно, щедро одарена подробностями новейшей индийской истории. Прибавим к этому отчаянный поиск связи проблем главного героя с грехами и забавами предков, узнаваемый стиль, некоторые невероятные особенности и события, и вроде как получим классическую вещь Рушди. Парадокс, но именно это все и подпортило.Обычно каждый роман Рушди радует чем-то ярким и новым. Здесь же меня все шестьсот страниц не покидало ощущение, что все это я уже читала. Какой-то синтез, если не сказать коллаж, других работ автора. Причем если в «Детях полуночи» индийская историка-полития всасывалась на ура, как важная и неотъемлемая часть романа, то здесь это вышло как-то сухо; если в «Сатанинских стихах» попадались алмазики начитанности Рушди, то здесь отчаянное выпячивание иудео-христианских моментов выглядит скорее попыткой распушить перья; если в «Стыде» связь поколений кажется пугающе реальной, то здесь все с силой притянуто за уши. В последнем впечатлении, быть может, сыграл свою роль главный герой-рассказчик, не очень-то приятный тип. Судьба у него выдалась тяжелой, но слабохарактерность и трусость это не больно оправдывает, особенно имея в виду его не смиренное, а равнодушное признание: ну вот такой я, что сделаешь. Его копание в семейных историях и обвинение родных кажутся нелепой попыткой самооправдания.Я немало удивилась тому, что и эту книгу отметили премиями и внесли в список 1001 книги, которые надо непременно прочитать. На мой взгляд, это далеко не лучший роман Рушди. Но, может, дело как раз в том, что в нем есть все то, чем успел запомниться автор. Возможно, если читать его «набело», первой книгой писателя или хотя бы второй-третьей, впечатление будет совсем иное. А так вещь показалась самой что ни на есть проходной.
majj-s
4 ноября 2021
оценил(а) на
4.0
Ветер ли старое имя развеял?Нет мне дороги  в мой брошенный  край.Если увидеть  пытаешься издали, Не разглядишь меня, друг мой, прощай.Рабиндранат Тагор "Последняя поэма" В заглавии фрагмент разговора между малышкой  Маргарет и полковником Брэндоном из "Разума и чувств" Джейн Остен. Не уверена. что в книге был этот диалог, там младшая из сестер Дэшвуд скорее создает фон. Но он есть в фильме: девочка, мечтающая о путешествиях пристает к пожилому человеку аж тридцати пяти лет, служившему в Индии, с вопросами об этой стране. И слышит в ответ самую банальную сентенцию про жару и пряности.   Салман Рушди в каждой своей книге рассказывает об Индии, той же фразой, предельно развернутой в пространстве и времени.Его романы, которые отчасти краткий курс новейшей истории Индии, частью сказки Тысячи  и одной ночи - это всегда плач по навек утраченной родине (такой индийский  аналог России_которую_мы_потеряли). Можно любить у Рушди что-то одно и быть равнодушной к другому: читатели и критики присудили "Детям полуночи" Букер Букеров, Галина Юзефович высоко ценит "Землю под ее ногами", а Игорь Князев "Клоуна  Шалимара". Я ко всем трем со сдержанной приязнью, но без восторга, а влюблена в "Кишота", у которого, блин, на целом Либе всего одна рецензия висит третий месяц. Уже и аудиокнига вышла совершенно волшебная, и я по второму разу послушала, и не написала о ней только потому, что неловко постить второй отзыв, когда первый и единственный твой. Так вот, это все  к тому, что сказок у Рушди много, на любой вкус, а сторителлер он отменный."Прощальный вздох Мавра" все о том же "о, проснулся, болезный": семейная сага в экзотических декорациях; судьба семьи, где всякий являет собой образец колоритности, в судьбе страны, для которой определение "земля контрастов" будто специально создано. У всякого писателя есть приметы, по которым он безошибочно опознается. У Рушди это: стилистически - цветистый слог со множеством аллюзий к культурному наследию Запада и Востока; тематически - обеспеченная патриархальная индийская семья чьи талантливые образованные отпрыски переживают крушение прежнего мироустройства, к которому могли бы приспособиться гораздо успешнее, когда бы не порочные наклонности  некоторых ее членов. Часто присутствует детская психотравма, связанная с сексуальным насилием со стороны кого-то из старших родственников (если об этом не говорится напрямую, то уж намекнут непременно); есть некто невероятно богатый (как вариант - успешный или облеченный властью; есть обязательная femme fatal, перед ее чарами не может устоять никто.Что-то я тоже пока не бобовлял, щас подумою, а вот - и наконец, непременное магреалистическое  допущение, некая особенность героя отделяющая его от остального человечества.  Причем чаще всего этот род superpower в плане утилитарном бесполезен. Много ли могут извлечь из своей телепатии Дети полуночи? Что за радость садовнику из "Два года, десять месяцев и двадцать восемь ночей" от хождения по воздуху?  Кишоту из одноименного романа создание Санчо буквально из ничего - из сильного желания и падучей звезды, счастья не приносит. Так и здешний юноша, прихотью материнской фантазии названный Мавром, рожден с особенностью, железным занавесом отделяющей его от остальных. Растет вдвое быстрее.Родился четырехмесячным, но для новорожденного ненормально крупным, и за каждый год своей жизни взрослел на два.  В "Сказке о Царе Салтане" когда "и растет ребенок там, не по дням, а по часам", это прикольно: законопатили в бочку с бессмысленным младенцем, а через пару дней мотания по волнам имеем добра молодца, который мать защитит, на трон воссядет, на волшебнице женится, это уж не говоря о ништяках вроде поющей белки с запасом изумрудных орехов.  А теперь представьте человека, который в реальности растет быстрее. Разумом младенец, а выглядит ребенком, кроха, а окружающие принимают за подростка, начало пубертата, а кажешься всем молодым человеком. Дальше - больше. Сорокалетний к двадцати, а в тридцать шесть как за семьдесят - это ли не катастрофа?Личная  трагедия разворачивается на фоне обретения Индией независимости, которая, как вы помните, сопровождалась экономическим и властным коллапсом,  многими беспорядками, рядом военных конфликтов с соседним Пакистаном, балансированием на грани гражданской войны. И Рушди не был бы самим собой, если бы не начал историю семей да Гама-Зогойби (торговцев специями - евреев-изгнанников) задолго до рождения Героя и четырех его сестер. Даже до рождения матушки их Авроры - гениальной художницы и потрясающей женщины, первой из двух роковых в этой книге. Второй будет Ума, единственная его любовь, прекрасное чудовище.Не исключаю. что образ Мавра - это развернутая метафора для страны, которую форсированные обстоятельства заставили прыгнуть из пеленок в деловой костюм плюс отсутствие достаточного опыта самостоятельного  управления, ввергли в хаос некомпетентной коррумпированной власти. Впрочем, взгляд Рушди на положение вещей - это взгляд эмигранта, а со стороны видится не совсем то или совсем не то, что изнутри. В любом случае, это высказывание имеет право на жизнь, тем более, что оно мастерски вплетено в захватывающую историю.А подарком русскоязычному  читателю стал перевод Леонида Мотылева, который эталонно хорош со всем, за что берется, вспомните  "Бога мелочей" Арундати Рой (здесь, кстати, тоже появляется  индийский Ленин, даже целых семь, и это уморительно смешной эпизод). Резюмируя:  Салман Рушди крут, и он из тех, кто с годами даже лучше.Знаю, когда-нибудь с дальнего берега. с давнего прошлогоВетер весенний ночной принесет тебе вздох от меня.
nata-gik
29 декабря 2014
оценил(а) на
5.0
Даже не знаю, что написать об этом романе. Это любимый Рушди. Но на фоне "Клоуна" и "Детей полуночи" этот роман несколько слабее. Не качеством литературы, а драматичностью и накалом страстей. Хотя тут тоже ураган специй и плавильный котел горячей крови. Но все-же страсти семьи несколько теряются на фоне страстей целого народа. Зогойби не идут в сравнение с Кашмиром. Когда один раз автор вытряс из тебя душу, то при каждом возвращении к нему хочется испытывать такие же потрясения. А если шока не случается, то появляется небольшой привкус разочарования.Хотя все это лишь результат завышенных ожиданий. Если рассматривать "Вздох" не в сравнении с другими произведениями Рушди, а в принципе с современой литературой, то сразу становится понятно, что это – мощнейшее полотно, написанное одиним из величайших писателей современности. Главное, что отличает все романы Рушди, это потрясающая насыщенность, плотность текста. Это не очень большая книга, но прошедшие перед глазами читателя поколения, персонажи, события получаются такими яркими и подробными, что есть ощущение, будто читаешь минимум четырехтомник уровня "Саги о Форсайтах". У Рушди не встречаются лишние, наливающие "воду" тексты вроде "я пошел, она пришла". Если это не важно для события, то все передвижения, размышления и пустые разговоры героев опускаются. Только движение, только чистая информативность. Рушди непросто читать в общественном транспорте. Его нельзя читать вполглаза и тем более в пол-мозга. Иначе вы рискуете упустить важное событие, интересного героя или яркое описание какого-нибудь явления. Именно после Рушди бывают такие моменты, когда ты помнишь сюжет, но не помнишь, что это была за книга или фильм. А потом оказывается, что это был всего-лишь крошечный эпизод из его романа. "Прощальный вздох" именно такой. Даже если вы его прочитали недавно и вдруг случается снова его перечитывать, то вы обязательно найдете еще что-то новое и интересное. И, конечно, каждый раз после очередной части романа говоришь себе: "Боже, из вот этих вот трех глав можно было бы сделать отличный большой роман". Так что, никакого скорочтения, останавливайтесь на каждом предложении и смакуйте роман.Если говорить о сюжете, то это та самая ситуация, когда важен не финал, а все то, что было до него. То, чем книга закончилась, мне показалось гораздо слабее, чем все события, предшествующие ему. Если описывать "Вздох" классическими "завязка и кульминация", то тут структура похожа скорее на пирамиду: снизу вверх к основному событию романа, а потом вниз, к концу, который четко совпадает с началом. Поэтому сразу советую, не ждите фанфар и грома литавров в конце, вся мощь была в середине. И вообще, "Вздох" из той категории книг, которые читаешь не из-за результата, а ради самого процесса. И, хотя я не люблю сильно пряную индийскую кухню, но ароматная и невероятно яркая проза Рушди всегда находит во мне отклик, согревает зимними дорогами в электричке и наполняет яркими эмоциями.C.R. Собрание сочинений "Амфоры" мне очень нравится. Они не совсем буквальны и не невероятно креативны, но отличное качество полиграфического исполнения, восхитительный шрифт названия и близкий по настроению дизайн делают их одиним из лучших изданий на моих полках.К сожалению, на Западе почти на всех языках книга издавалась под одинаковой обложкой, имитирующей титульную картину. Правда, есть одна "серийная" обложка с важной для романа башней. Она поинтересней. И чуть отличается от всех простенькая, но достаточно правдивая к смыслку книги обложка испанского издания.
rolison
4 января 2014
оценил(а) на
4.0
я не люблю острое, не люблю много специй, не люблю мешанины. А я люблю пресные рисовые лепешки, с нежным сыром филадельфия. Так сложилось что В Индии не спроста любят так много специй и острого... но зачем же так обильно приправлена это книга, какие неловкие ингредиенты скрыты за пряными вкусами? В этой всей нелепице я и пыталась разобраться, продираясь через этот самый магический реализм, обильно удобренный скрытыми желаниями и явными увечьями. Все больны и ненормальны- и в этом нормальность. Такова ли Индия? Не одного нормального человека .. да нет, есть один, японочка в финале, прочитавшая историю Мавра и покрутившая пальцем у виска. Вот такие они Вспыльчивые и беспокойные. Что-то мне не понравилось, что-то я возможно не поняла. Но все это дело вкусов, как всегда. Хочется отметить что я не слишком люблю мистическую литературу и обилие абстрактных образов. Как и в живописи, в литературе мне ближе классика. Это произведение выбрала по советам доверенного человека, и что бы не прыгать с темы на тему, в этом же месяце в планах читать еще одну книгу про Индию. Возможно так же стоит признаться, что на мой взгляд я не сильно была готова к данному произведению. Иногда мне не хватало знаний истории Индии. Были события, даты и имена, которые немного тормозили мое восприятие целостной картины. В некоторые моменты я просто не могла сконцентрировать свое внимание на том что это Индия, пока не говорилось о политике, безбожный райский уголок с психопатами мог находиться в любой точке мира. Все основные акценты внутри. Но все таки на проекции семьи отражается проблема всей страны, разнообразие и излишество которой раздирает ее на части. Много внимания уделено самой личности Ауроры Зогойби и ее картинам. У меня сложилось впечатление, что это хитрый ход автора- через картины передать историю. Но здесь я его тоже не поняла. Я все же предпочитаю картины воспринимать визуально, видеть творение перед собой. К тому же обилие описаний картин, которые есть в книге, мне кажется оправданно для биографии художника реально существовавшего, но не для выдуманного персонажа. Конечно писатели всегда перед нами рисуют изысканными словами картины миров. Но картина картины выдуманного мира – это чересчур для меня. То о картинах, то о руке Мавра, то о руке Мавра на картинах. Были еще такие непонятные моменты как цитата ниже: До сей поры так и не снят фильм под названием «Отец Индия». «Бхарат-пита»? Странно звучит. «Хиндускан – ке-Бапуджи»? Что-то специфически гандийское. «Валид- э- Азам»? Напоминает о Великих Моголох. «Мистера Индию» мы, правда, недавно получили, самое топорное из всех националистических наименований. Автор вероятно не сильно переживал о понимании читателем всего написанного, или может не рассчитывал на европейскую публику. С одной стороны этот мир кажется таким знакомым: небоскребы, люди с их грехами и проблемами, богема, коррупция, политика, а в другой момент понимаешь насколько насколько это все иное, как смешная карикатура... Смешивая в себе на протяжении тысячелетий разные пряности всего мира, он уже сам не знает каков его настоящий вкус. Было не мало интересного, но еще больше непонятного. А загадочным и непонятным, как всегда, остается этот самый магический реализм. Цитата из Википедии «Роль магического реализма состоит в отыскании в реальности того, что есть в ней странного, лирического и даже фантастического — тех элементов, благодаря которым повседнев¬ная жизнь становится доступной поэтическим, сюрреалистическим и даже символическим преображениям» И эти символически преображения, в изобили присутствующие в книге (может как и в самой загадочной Индии?) оставляют за собой длинный след вопросов, над которыми наверно еще не один день я буду ломать голову.
polina_ts
21 мая 2020
оценил(а) на
5.0
Довольно сложно писать рецензии на магреализм, если честно. И с ним мне всегда нереально сложно, почти невозможно обсуждать какие-то конкретные аспекты книги: почти всегда это какое-то общее ощущение от книги, которое можно сформулировать как "влюбился/не влюбился". Давайте будем честно: если магреализм не зачаровал, то читать его отвратительно тошно и нудно, а все преимущества превращаются в недостатки.В "Прощальный вздох мавра" я влюбилась. При этом у меня даже не было ощущения усталости от книги, которое у меня на магреализме бывает часто, даже если я зачарована. Одна из первых книг жанра, когда я полностью довольна длиной книги: она идеальна по таймингам, наполнению и поддержанию интереса.Несмотря на мои сложные отношения с магреализмом, несмотря на не менее сложные отношения с Индией, несмотря на нелюбовь к описанию произведений искусства в книгах, именно эта книга оказалась написанной как будто под меня, под мои вкусы. Отдельное спасибо, наверное, переводчику, потому что читалось все легко и приятно. Отличная на самом деле книга, советую.
С этой книгой читают Все
Обложка: Мелодия во мне
3.1
Мелодия во мне

Элисон Винн Скотч

Обложка: Тонкие струны
Тонкие струны

Анастасия Баталова

Обложка: Ярость
3.6
Ярость

Салман Рушди

Обложка: Тревожные люди
4.4
Тревожные люди

Фредрик Бакман

Обложка: Вторая жизнь Уве
4.9
Вторая жизнь Уве

Фредрик Бакман

Обложка: Королевство
4.0
Королевство

Ю Несбё

Обложка: Тень ветра
4.4
Тень ветра

Карлос Сафон

Обложка: Бойцовский клуб
4.2
Бойцовский клуб

Чак Паланик

Обложка: Аэропорт
4.5
Аэропорт

Артур Хейли

Обложка: Происхождение всех вещей
4.1
Происхождение всех вещей

Элизабет Гилберт

Обложка: Здесь была Бритт-Мари
4.6
Здесь была Бритт-Мари

Фредрик Бакман

Обложка: Два брата
4.5
Два брата

Бен Элтон

Обложка: Прислуга
4.8
Прислуга

Кэтрин Стокетт