Лекции по искусству. Книга 1 Обложка: Лекции по искусству. Книга 1

Лекции по искусству. Книга 1

Скачайте приложение:
Описание
4.4
438 стр.
16+
Автор
Паола Волкова
Издательство
Издательские решения
О книге
Вы держите в руках книгу с уникальными лекциями профессора искусства – Волковой Паолы Дмитриевны. Паола Дмитриевна – ученица великих людей, среди которых был Лев Гумилев. Она преподавала во «ВГИКе», на «Высших курсах режиссеров и сценаристов», читала лекции в Сколково, писала сценарии, статьи и книги, проводила выставки, вела телевизионные программы по искусству.
ЖанрыИнформация
ISBN
9785448552502
Отзывы Livelib
Linoleym
31 октября 2017
оценил(а) на
5.0
Какое счастье, когда на лекции бежишь как на праздник, потому что твой преподаватель воплощение харизмы и любит свой предмет. Его цель не столько научить тебя, сколько передать любовь к предмету изучения. Так совпало, что в тот момент, когда я начала читать лекции Паолы Волковой, я познакомилась с человеком, который бывал на ее живых выступлениях (а мы на минуточку живем совсем не в столицах) и он со скепсисом сказал мне, что эти выступления не идут ни в какое сравнение с ее книгами. Мне нечего было возразить, но я подумала, что это не важно. У меня не было такой роскоши общения и читать стенографию лекций, представляя общение с аудиторией в лицах для меня было большим удовольствием. Скажу сразу, с искусствоведением так близко я столкнулась впервые. Было страшно. Особенно боялась, что будет невыносимо скучно читать. Но как же я благодарна Паоле Дмитриевне, что она постаралась объяснить каждое направление через ясные мне категории. В ее отношении к художникам и их работам, прежде всего, много чувств и эмоций. Но не только субъективных. Знание предмета и собственная чуткость и тонкость восприятия позволяют ей интерпретировать увиденное. Каждое произведение она читает через призму исторического процесса, через религиозные нормы своего времени, через бытовые и семейные условия творца. И когда ты уже отчаиваешься, и думаешь, что тебе не дано этого понять – она вдруг проводит параллель с литературой. Эта категория слов, более предметная что ли, помогает увидеть суть и того произведения, что на холсте. «Тициан написал страшную картину. Какая драматургия! Настоящая сценическая драматургия и он выступает здесь не как драматург Тициан, а как рассказчик, как Шекспир. Потому что он того же уровня и того же накала, и понимает историю не как историю фактов, а как историю действий и дел. А история твориться на насилии и на крови. История — это не семейные отношения и, конечно, это доминанта Шекспира».Учитывая то, что курс лекций, расписанный в книге, был рассчитан на режиссеров, интересно увидеть интерпретации произведений искусств и с точки зрения драматургии. Накал страстей, конфликт и характеры героев – все в рамках одной рамки, извините за каламбур. Вот уж воистину ограничения рождают великие шедевры. Все-таки художники должны суметь выразить себя в ограниченном пространстве изобразительного текста. Я плохо запомнила имена художников и соответствующие им произведения, все-таки я не погружена в предмет, но немного стала понимать основания отличая разных периодов искусства. Я сохранила в своей электронной библиотеке эту книгу, и в следующий раз, когда мне выпадет удача побывать в хорошей галерее, я найду страничку с нужной иллюстрацией (в книге каждое описание добротно иллюстрировано), постараюсь прочитать в книге то, что необходимо прочесть на полотне. И когда-нибудь научусь понимать искусство, и буду как и Паола однажды писать, что увидев гениальную работу в музее, я прирастаю ногами к полу, не могу отойти от нее и долго вглядываюсь в произведение, читая его как книгу, и понимая язык выражения художника без слов. «Во все времена для развития истории необходима элита. Необходимы те, кто творят идеи. Это не аристократы и не короли — это Боттичелли, это Шекспиры, это Леонарды. Это элита — самое передовое сознание, формулирующее время, в котором мы живем. Они обязательно позиционируют себя как рыцари, что служат высшей духовной инстанции — прекрасной даме. Чтобы они не делали, чтобы не творили, для них всегда существовал историко-героический образ».
С этой книгой читают Все