Вторая жизнь Уве Обложка: Вторая жизнь Уве

Вторая жизнь Уве

Скачайте приложение:
Описание
4.9
615 стр.
2012 год
16+
Автор
Фредрик Бакман
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
Синдбад
О книге
На первый взгляд Уве – самый угрюмый человек на свете. Он, как и многие из нас, полагает, что его окружают преимущественно идиоты – соседи, которые неправильно паркуют свои машины; продавцы в магазине, говорящие на птичьем языке; бюрократы, портящие жизнь нормальным людям… Но у угрюмого ворчливого педанта – большое доброе сердце. И когда молодая семья новых соседей случайно повреждает его почтовый ящик, это становится началом невероятно трогательной истории об утраченной любви, неожиданной дружбе, бездомных котах и древнем искусстве сдавать назад на автомобиле с прицепом. Истории о том, как сильно жизнь одного человека может повлиять на жизни многих других.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Руслан Косынкин
ISBN
978-5-906837-24-0
Отзывы Livelib
reader261352
3 ноября 2016
оценил(а) на
5.0
Предложение оценивать человека не по словам, а по делам давно превратилось в трюизм. Вроде как это важно, но время, в котором мы живем – это эпоха лоска. Умеешь болтать и очаровывать - ты в тренде, если не умеешь – то извини, любить тебя, скорее всего, не будут. Ну потому что «любить» - это тоже трюизм, просто слово. Уве – человек с невыносимым характером, классический мизантроп. По крайней мере, люди, которые с ним близко не знакомы, видят его таким. Почему? Да потому что в представлении Уве, если человек - дурак, то не стоит притворяться, что он умный. Если у человека руки-крюки, то тоже нужно говорить об этом откровенно, иначе будет только хуже. Если же человек - бездельник или «белый воротничок», то лучше ему совсем на глаза старика не попадаться - такого о себе услышит…Все забыли о том, что такое труд, совесть и постоянство. Понадевали белых рубашек и давай пальцами по «отпадам» водить в «энтэрнетах» шастать. «Так жить нельзя», – думает Уве. И коты эти, что за животные! Он с удовольствием дал бы по подсрачнику каждому шелудивому гаду … Вот только этот престарелый ворчун один из немногих, кто пытается жить по справедливости. Он учит дураков, как поступать правильно. Помогает неумехам сделать работу. И всегда приходит на помощь. Потому что, кроме него, никто ничего правильно сделать не сможет, потому что руки нынче у всех из ж… Ему пришлось даже приютить одного бездомного котяру, хотя возиться с этим огрызком Уве не хотелось....Помните свою крикливую соседку тетю Клаву. Ей на днях 75ть стукнуло. Чуть что, она клянёт и материт тебя на чем свет, бубнит и ругается, но всегда присмотрит за квартирой, проследит, чтобы в подъезде никто не нагадил, напоит вкусным чаем. Все к ней идут за помощью и советом. И она помогает. В то время как вежливые и улыбчивые учтиво остаются в стороне. Редко так бывает, что читая какой-нибудь роман, всё время находишься на эмоциональном краю. Будучи совсем несентиментальным человеком, читая, то и дело я боролась с подступающими слезами. Ноль слащавости, ноль слов о высоких материях, ноль дискуссий о морали. Есть одинокий человек, история его жизни. Этого достаточно. Есть ещё фильм про Уве и кота… Тоже хороший. Вот же Швеция!... Страна крайностей: либо маньяки с извращенцами, либо Уве с муми-троллями. Никакого постоянства !;) P.S. Конечно, оно обидно, когда тебя при любом удобном случае называют идиотом. А с другой стороны, смотря, кто назовет…
Arlett
19 февраля 2018
оценил(а) на
5.0
Хочется сказать, что я не такая, что я не плачу над книгами и фильмами, что с годами я избавилась от этой глупой сентиментальности. Реветь над книжкой… Уве такое поведение уж точно бы не одобрил. Но кого я обманываю? Я такая, и с возрастом ничего не меняется. Фредрик Бакман - это мужская версия Фэнни Флэгг. Их книги можно назвать сказками для взрослых, но в моих глазах они тянут на целое направление в философии. Вся их суть сводится к одной фразе, которую сказала жена Уве и которую, будь бы у меня фамильный герб, я бы сделала своим девизом - «Можно тратить время на то, чтобы умирать, а можно – на то, чтобы жить. Надо идти вперёд!» Их книги - это цветные линзы для глаз, это очень полезный тренажер, чтобы вытащить себя из серости и усталости, чтобы помнить, что мир состоит не только из того, что тебя бесит, в нем есть хорошее. И его много, надо только не забывать это видеть, фокусировать взгляд на правильном. Например, идя по улице, я могу смотреть только на грязь под ногами, сердиться на дождь (снег, ветер, жару, духоту) и ныть, что не выспалась. Или могу порадоваться своим ботинкам, в которых мне удобно в любую непогоду, что скоро я выпью чашку кофе и как мне будет вечером кайфово в любимой пижаме. Улица другой не станет, но стану другой я. Быть сердитой проще, поэтому для позитива мне нужны усилия, энергию для которых я беру вот в таких вот книгах. И в шоколадках.Уве 59 лет и он планирует, как бы ему умереть, чтобы и грязи было немного, и за электричество не переплачивать и костюм не испортить. Уве - очень хозяйственный, руки у него растут откуда надо и, кажется, даже по две пары. Очень надежный и очень одинокий. Жизнь его довела до состояния “берсерка”, он был готов без устали бросать ей вызов и бороться, когда было за кого. За свою жену. Но теперь ее нет, Уве отправили на пенсию и теперь он не знает, чем заполнить свои дни. Уве бесит всё и все, но это потому, что у него хроническая душевная боль от тоски по любимому человеку. Уве нелюдим, соседи его раздражают. То на газон заедут, то живут не так, как надо. Неправильно живут. А главное, никак не дадут спокойно умереть. Чем мне понравился Бакман? Позитивом без слащавости. Ну ок, было немного: слишком разумный кот, слишком няшные дети, какая-то натужная юмористическая линия с журналисткой и неуклюжая с геями. Но это мелочи, по сравнению с харизмой всего остального. Я-то думала, что Уве - вдовец и склочный ворчун - превратится в плюшевого зайку от пары детских улыбок соседских дочек. Но, к счастью, я ошибалась. Уве оказался крепким орешком. Да и как может быть иначе, если скорлупа, которой обросла его душа от потерь и гнева, уже толще, чем броня T110E3. Если всё, что было смыслом его жизни ушло из нее, если он не знает, как убить новый день и решает, что убивать надо не его, а себя. В Швеции продано около миллиона экземпляров Уве. Раньше такой популярностью на родине могла похвастаться разве что «АВВА». От души хотелось бы пожелать такой же читательской судьбы «Петровым в гриппе и вокруг него». Они разные, как швед и русский, но секрет успеха этих книг, на мой взгляд, в их зеркальности. Почти каждый швед в чем-то Уве, каждая шведка - понимает, каково быть его женой. Почти каждый русский может узнать себя, своих родных и знакомых в Петровых.
satanakoga
29 января 2017
оценил(а) на
4.0
Слово предоставляется внутреннему Уве.Кто такой Бакман? Блогер. А именно - бездельник. Знаю я таких. Пишут, пишут, красуются перед публикой, фиксируют свою бесполезную жизнь в подробностях и фотографиях. А вдруг потомки хватятся после кончины, что пять минут из позавчера пропали пропадом. А вот розетку поменять не в состоянии. Зато прекрасно знают, где у аудитории волшебные слёзодавильные кнопки. Если аудитория состоит почти целиком из сентиментальных баб, то там ещё проще, потому что каждая баба - одна большая такая кнопка. А ещё хипстеры (они же уб - умилительные бездельники, любители ванильного латте, усов, котиков и оленей). Этих хлебом не корми - а подсунь миленькую историю про одиноких старичков и замерзающих котиков. Да ещё если старичок живёт неправильно, а именно - ворчит, не открыт новому, мизантроп и не развивается как нынче модно, а в итоге становится добрее, не сдаётся и растёт над собой. На ура же пойдёт. Это же Клондайк для хитрюг вроде Бакмана. Писал он себе в блог, значит, историйки про ворчливого старого хрыча, а потом его якобы уговорили написать книгу. Читатели, стало быть. А он так отказывался, бедняга, так упирался. Ну ладно. И что мы имеем? Написано очень просто, совсем просто. Даже без прилагательных почти. Видимо, для тех, кто читает с трудом, чтоб не перенапрягались и в суд не подали за перегрев мозгов. Кстати, скандинавы вообще этим грешат. Уж не знаю, почему. Может быть, просто не успевают все слова использовать, потому что световой день короткий, а за электричество дорого платить. Написано социальненько. В книге есть одинокие старики, равнодушные социальные службы, язвы и нарывы бюрократической машины, есть эмигранты с востока, есть не уважающие чужой труд соседи, есть подвергающийся за свою ориентацию гонениям гей и даже гей-пара, удочеряющая в итоге ребёнка (не пришей козе баян линия, в самом деле. Зачем это было-то?)Вот и получается на выходе сентиментальная и трогательная история пожилого человека, который остался один после смерти любимой жены. Что он замыслил - становится понятно с первых страниц. Когда в тексте появляются новые шумные соседи, требующие внимания и помощи, да ещё и котик, я практически полностью предугадываю дальнейшее развитие событий. Я знаю, куда Бакман будет давить, и знаю, что растрогать меня будет очень просто. Так и получается. Пусть у меня и есть внутренний Уве, а я всё-таки баба, обливающаяся слезами над всем на свете. Из-за этого знания и понимания книга вызывает двойственные чувства. Да, она милая, забавная и добрая, но с другой стороны раздражает. А вот одноимённая шведская экранизация всё расставляет по местам. Кино даёт то, чего мне в книге так не хватало - цвет, глубину, лица, эмоции. Фигурки из социального картона становятся настоящими людьми с собственными историями и трагедиями. В кино также не стали гнуть эту пошлую и бесполезную линию с геями, за что режиссёру отдельное спасибо. Роль жены Уве исполняет замечательная искрящаяся актриса, просто как ясное солнце. Да и вообще, на мой взгляд, всё подобрано очень удачно. Так что без книги я бы обошлась, а вот фильму очень рада. Сразу видно, не блогер снимал.
swdancer
12 июля 2018
оценил(а) на
4.0
Есть такая примета: если встать в середине книжного магазина, закрыть глаза, и плюнуть наугад, то попадёшь если не в "Бритт-Мари", то в "Бабушку" или "Уве". Бакман уже не нуждается в рекламе и прочих изысках маркетологов, скромненькие стеллажи с тремя его произведениями вырастают тут и там, как грибы, намекая, что все уже прочитали, а ты плюёшься в общественных местах, вместо того, чтобы заценить, наконец, бестселлер. Итак, кто эта новая звезда на писательском небосклоне, и откуда столько всенародной и даже всемирной любви? Фредрик Бакман — шведский блоггер, журналист, писатель. Не самое необычное сочетание, дающее, тем не менее, представление о том, какими принципами Бакман руководствуется при написании книг.Как блоггер, он понимает, что читателя надо развлекать. Структура книги напоминает стихотворение с рифмой c-a-b-a-b-c, где часть повествования происходит в прошлом, а часть — в настоящем; конец объясняет кое-что из начала и закругляет историю так, что ни один перфекционист не придерётся. Образ Уве, главного героя — игра в кошки-мышки с читателем. Противный, въедливый, упёртый старикашка, который не любит жизнь и каждого человека в отдельности, путём ловких манипуляций превращается в чуть ли не самого достойного и доброго персонажа во всей книге. Бакман объясняет, как Уве жил, кого любил, как работал — и читатель смотрит на него уже другими глазами. Не в последнюю очередь глазами его умершей жены, которая любила своего угрюмого Уве прямо-таки благодаря недостаткам.А если скука всё-таки настигла, то у Бакмана наготове другие приёмы, журналистские ли, блоггерские ли, в наш сетевой век уже не разберёшь. Ясно, что надо ловить читателя на живца, на какие-то актуальные, узнаваемые во всех странах приманки. Тут полный набор хэштегов: сильные женщины, гламурные хипстеры, настоящие мужики, милые дети, геи, айпады, иммигранты, инвалиды, бессердечные бюрократы, коты — всё есть. Живописность описываемых жизненных коллизий заставляет по меньшей мере хмыкнуть, а то и улыбнуться. При этом скандинавская мрачнота проявляет себя разве что в упрямом стремлении Уве умереть, не одним способом, так другим. Но смакования темы самоубийства я не заметила.Сферическому читателю в вакууме приятно, когда историю можно относительно легко объять мозгом, и вместе с тем провести время не зря. Когда можно почитать про жизнь, как она есть, но с примесью сказки, чтоб уж совсем не обрыдаться. Вот и получается, что "Вторая жизнь Уве" — это многофункциональный нож. Хоть штопором, хоть лезвием ножа, хоть отвёрткой ввинтится "Уве" в ваш список прочитанного и что-то откроет. Возможно, вкус к жизни — и неважно, сколько лет в паспорте. Возможно, смелость привязываться, дружить, влюбляться — даже если это больно и когда-нибудь закончится. А возможно, "Уве" откроет клапан негодования: что это за бестселлеры пошли, тоже мне, икея нашлась, прибили все актуальные темы одну к другой, вот и готов гениальный роман, в фейсбуке такого добра навалом. И это тоже будет хорошо.
nastena0310
21 марта 2017
оценил(а) на
5.0
Пусть говорят кто что хочет, Уве. Но по мне, ты самый чудной супергерой из всех, о ком я только слыхала.Вот бывает, чем чаще книга мелькает в твоей ленте, тем меньше остается желания ее прочитать. Тут надо либо до совсем уж ажиотажа успеть, либо ждать, когда он уже утихнет. А бывает положительные оценки только разжигают твое любопытство и, наплевав на привычную схему, ты хватаешь книгу в руки, хоть и не планировал. Вот так у меня получилось со «Второй жизнью Уве». Смотрела я на нее вообще скептически. Светлая и добрая? Позитивная и с юмором? А автор точно скандинав? Ну-ну... Как-то все это странно, ладно, так и быть, проверю сама, но не думаю, что мне понравится.Понравилось! И не просто понравилось! В любимое! И ною, "ну, почему я не купила ее в бумаге?" Книга настолько попала мне в настроение, что просто не передать! Надоело мне что-то все тяжелое, трагичное и «все умерли», на-до-е-ло! Период у меня сейчас такой, но вот и совсем примитива не хочется... Что делать? Видимо, перечитывать историю Уве) Не уверена, что найду что-то похожее, она стала для меня очень особенной, заняла отдельное место в моем сердце и точно будет не раз перечитана, когда душа потребует подобного!Итак, знакомьтесь, это Уве. Ему 59, его только что отправили на пенсию, а полгода назад у него умерла жена. И этот педант и зануда, который и черта достанет, если тот посмеет припарковаться на гостевой парковке больше чем на положенные 24 часа или заедет на территорию их поселка (Не! Ну ведь черным по белому написано, проезд запрещен! Идиоты! Куда только катится этот мир?!), так вот, он решает, что жить больше в общем-то и не за чем. А потому, прибрав дом, оплатив все счета и составив завещание, Уве решает покончить с собой. Но Чего-чего, а умирать Уве не умеет, уж поверьте. Как тут спокойно помереть, если кругом одни идиоты? Один идиот не может окно открыть, не упав с лестницы. Другая беременная идиотка никак не хочет оставить его в покое. А их дети? А кошак, который походу решил, что это и его дом, а не только Уве? А шкет, который не может велосипед починить(где ж это видано?!)? А тут еще и его голубой друг, которому жить негде. И толстяк из дома по соседству, и старый враг, то есть друг... В общем, с этими соседями ну никак нельзя умереть спокойно! Ужас просто!Книга потрясающая! Комедия напополам с трагедией, я и плакала, и хохотала в голос. Я успела пожить в их поселке и подружиться со всей этой безалаберной веселой компанией. Я думала о них не как о героях книги, а как и о правда чудаковатых соседях, живущих неподалеку. Настолько они живые, что в них нельзя не поверить. И настолько книга оказалась моей, что придираться нет ни малейшего желания.Да что там говорить, вчера произошло, можно сказать, настоящее чудо. Дочитав, я не смогла отпустить их всех и села смотреть фильм (такого со мной уже сто лет не было, правда очень важную роль сыграло и то, что Голливуд к экранизации никакого отношения, хвала богам, не имеет). В любимое он не попал, но и не разочаровал. В общем, пересматривать вряд ли буду, а вот перечитывать точно!)Дальше...
С этой книгой читают Все
Обложка: Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Обложка: Русская канарейка. Трилогия в одном томе
Обложка: Здесь была Бритт-Мари
4.6
Здесь была Бритт-Мари

Фредрик Бакман

Обложка: Моя гениальная подруга
4.7
Моя гениальная подруга

Элена Ферранте

Обложка: История нового имени
4.4
История нового имени

Элена Ферранте

Обложка: Те, кто уходит, и те, кто остается
Обложка: Подсказчик
4.7
Подсказчик

Донато Карризи

Обложка: Июнь
3.8
Июнь

Дмитрий Быков

Обложка: Кто не спрятался. История одной компании
Обложка: Париж
4.5
Париж

Эдвард Резерфорд

Обложка: Дом, в котором… Том 1. Курильщик
Обложка: Метель
4.0
Метель

Владимир Сорокин

Обложка: Осень в карманах
3.8
Осень в карманах

Андрей Аствацатуров

Обложка: Ужин
3.6
Ужин

Герман Кох

Обложка: Послемрак
4.0
Послемрак

Харуки Мураками