Пальто с хлястиком. Короткая проза, эссе Обложка: Пальто с хлястиком. Короткая проза, эссе

Пальто с хлястиком. Короткая проза, эссе

Скачайте приложение:
Описание
4.0
466 стр.
2017 год
18+
Автор
Михаил Шишкин
Издательство
АСТ
О книге
Прозаик Михаил Шишкин родился в Москве в 1961 году, живет в Швейцарии. Автор романов «Записки Ларионова», «Взятие Измаила», «Венерин волос», «Письмовник» и литературно-исторического путеводителя «Русская Швейцария». Лауреат премий «Национальный бестселлер», «Русский Букер», «Большая книга». В новой книге короткой прозы автор пишет о детстве и юности, прозе Владимира Набокова и Роберта Вальзера, советских солдатах и эсерке Лидии Кочетковой… Но главным героем – и в малой прозе это особенно видно – всегда остается Слово. Содержит нецензурную брань
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-096260-0
Отзывы Livelib
JDoe71
1 декабря 2020
оценил(а) на
3.0
Писать Михаил Шишкин умеет. Складывать слова в фразы, фразы в рассказ. В одном из эссе, составивших сборник, автор рассказывает , на чем основывается в выборе слов, когда пишет. Мысль изреченная есть ложь, поэтому выбирать надо как можно более редкие сочетания слов. Чем привычнее словесный оборот, тем более он затерт, тем меньше он выражает, Как у всякой теории при применении ее на практике получаются как взлеты, так и провалы. Щемящие последние фразы заглавного рассказа. Краткое и красивое как на картине Ван Гога "небосвод, заросший звездами". Несгласовано противоречащее друг другу "Будучи одновременно творцом и тварью отечественной действительности, русский язык является формой существования, телом тоталитарного сознания" и "Русская литература – способ существования в России нетоталитарного сознания".А в целом - довольно-таки скучно. В Швейцарии всё хорошо, даже тюрьма. В России всё плохо, даже детство. Роберт Вальзер - творец и подвижник, Лидия Кочеткова - дура, загубившая собственную жизнь. Журнал "Огонек", начало 90ых. Что, нет? В 2000 - 2010 написано ? О, у автора развито чувство стиля! Удачно воспроизвел.
dream1008
2 июля 2019
оценил(а) на
5.0
Вот наконец случилось мое первое знакомство с писателем Михаилом Шишкиным. И как же хорошо, что я не бросила читать эту книгу на первых рассказах, а очень хотелось! Потому что могу понять и принять критику нашего государства - много чего в нашей истории неприглядного и по многим она прошлась катком. Но если это человек, детство и юность которого прошли в относительно благополучные 60-80гг, в Москве, а теперь он благополучно живет в Швейцарии, то от его лица все это про страну рабов, беспросветность и ложь, в разных вариациях - очень сильно попахивает коньюктурой. Такова европейская политика, да и всегда наверное таким было отношение европейцев к дикой и немытой России. Понимаю его желание ассимилировать в стране, которая его приняла, стала второй родиной (хотя первая для него и не родина даже - просто страна рождения). Уважаю искренний интерес и симпатию к истории и культуре Швейцарии - автор интересно пишет о ней и её героях. Но вот эти периодические вставки и даже несколько начальных рассказов о беспросветности и рабах чуть не отвратили меня от автора. И слава богу, что книгу надо было дочитать и я её не бросила! Потому что бог с ней с коньюктурой. Пусть автор пишет то, что от него ждут на новой родине - лишь бы это пошло на пользу его благополучию. Потому что пишет он очень хорошо. Не могу объяснить, чем, но язык Шишкина затягивает. Это даже не красота, а какая-то наполненность, живой, не всегда ровный слог, но читаешь и нравится, и хочется ещё. И каждый рассказ или эссе здесь про разное, но все интересны и цепляют. Автор рассказывает о себе или о своих родных - об отношениях с матерью, вине перед ней, об отце и дедушке, о своих военных сборах в студенческой молодости или о том, как пришлось поработать переводчиком почти лакеем при глубоко презираемом "новом русском". Странный рассказ - "Уроки каллиграфии" - стык искусства с чернухой: судебный секретарь в перерывах между рассказами разных жутких случаев из судебной практики практически объясняется в любви к искусству каллиграфии. Наверное это такой уход в себя от чернушности мира вокруг и воспринимается это даже как-то жутковато. Но больше всего зацепили два рассказа-биографии. Это "Кампанила Святого Марка" - о трагедии любви и жизни Лидии Кочетковой, которая променяла личное счастье на эфемерную идею о революции. В результате пришла к полному краху всего и полному разочарованию в жизни. И по-моему, дело тут вовсе не в революционных идеях, было бы любое другое такое же вдохновляющее дело, Лидия с головой бы ушла в него, оправдывая этим свое нежелание и неумение строить личную жизнь. И в результате оказались несчастливыми два человека, любившие друг друга, но так и не сумевшие быть вместе. А Лидия ещё и в главном деле своей жизни получала удар за ударом, пока не пришла к полному краху всей жизни. И вторая биография - "Вальзер и Томцак" - о швейцарском писателе Роберте Вальзере. Очень талантливом, не понятом и не принятым при жизни критикой и широкой публикой. Но который явился эталоном и образцом для подражания многим почитаемым и известным европейским классикам 20-го века. Вальзер и как человек был странным, неуживчивым, эксцентричным и больше мешал, чем помогал своему признанию. Шишкин очень интересно пишет и об этом человеке, и о его творчестве, так, что захотелось ближе познакомиться с произведениями Роберта Вальзера. Оба этих в общем небольших рассказа настолько сконцентрированы и вмещают в себе целую жизнь человека, что хватило бы на целый роман. У автора получилось вместить в такое небольшое пространство столько всего, что поражаешься этой глубине - и две эти истории действительно цепляют. В общем, я рада, что прочитала эту книгу. И все, что я отнесла к минусам, готова автору простить и понять его - только за то, что он так хорошо пишет. Теперь в планах почитать и другие книги Михаила Шишкина.
Forane
29 апреля 2021
оценил(а) на
2.0
Писать автор несомненно умеет. Но я, честно говоря, не помню книгу, которая вызывала во мне такое омерзение. Я с огромным трудом прочла первые 2 эссе, наполненные злобой, неудовлетворенностью автора. «В СССР/России все плохо, а вот Швейцария - рай на земле». Я уже собралась бросать чтение, но решила, что надо прочесть хотя бы четверть сборника, чтобы окончательно утвердится в собственном мнении. И несколько последующих эссе, на мой взгляд, вышли весьма интересными. Автор, конечно, временами вворачивал своё брюзжание по поводу России и русского народа. Но они терялись в общем объеме. Повествование о Кочетковой меня всерьёз заинтересовало и я даже пожалела, что сборник не состоит из подобных рассказов. А потом на 60% возникло эссе «В лодке, ...». И снова из всех щелей полез автор со своим мнением о житие-бытие на родине. И я читать дальше просто не смогла.
Alexander_Griboedov
1 апреля 2020
оценил(а) на
5.0
Михаил Шишкин. Пальто с хлястикомОдин вопрос занимал меня в писателе Михаиле Шишкине. Почему он не возвращается в Россию?Шишкин – писатель первого ранга в современной русской литературе. Такого размаха авторского мышления, глубины понимания русского человека, более того – любви к нему, тонкости сопереживания к внешне несчастливым, но в глубине души наполненным благостью и благом героям, не сыщешь среди других издаваемых и обласканных не только издателями, но и критиками, и читателями литераторах. Его чувство языка бесподобно и укладывается в традицию Бунина, Набокова и Саши Соколова. Так почему даже конференция славистов, посвященная его творчеству, проходит за рубежом России из-за того, что он не соглашается приезжать на Родину?В поисках ответа я оставлял за рамками случайное – семья или внешние условия (допуская сверх меры, что могут быть формальные ограничения на въезд). Это должна быть жесткая позиция и она обусловлена чем-то большим, чем банальные условности, - каким-то страхом, ненавистью или взаимным непониманием русского человека и наиболее русского из всех современных литераторов. В книге эссе и рассказов «Пальто с хлястиком» есть очевидный, кричащий ответ на мой вопрос.Двенадцать текстов книги – признание в любви к семье, обрамленное заглавным воспоминанием про маму «Пальто с хлястиком» и финальным сентиментальным рассказом о выросшем сыне «Кастрюля и звездопад». Это тексты о русском языке, русском человеке и о прекрасной Швейцарии, которая стала второй Родиной для автора, ее людях и ее писателях. Это движение от кондовых, закованных условностями героев – к людям свободным. Это осмысление закованности в русский язык, который здесь, среди русского народа и русской власти, является носителем тоталитарности, несвободы, косности и бессмысленного бунта. Вне национального дискурса, в иноязычной среде русское слово становится личным, освобожденным от наносного и идеологического, говорение и писание на родном языке становится проявлением свободы.Казалось бы банальное собрание, отсылающее к перебиранию воспоминаний, наблюдений и архивных текстов, становится манифестом. Самым жестким, рассчитанным на катарсис, становится почти дословное воспроизведение документов, найденных в швейцарском архиве. «Кампанила Святого Марка» - в хронологическом порядке приведенная переписка и фактология семьи швейцарского врача и депутата городского совета Цюриха Фрица Брупбахера и русской эсерки Лидии Кочетковой. История трогательной любви, завершившейся крахом, беспощадный и жестокий документ, обличающий русскую революцию, русского человека, тратящего жизнь, чувства и время «на какие-то химеры». Не стоит пересказывать сюжет. Каждый отечественный читатель должен найти в "Кампаниле..." своё прочтение истории, предубеждений, которыми полон каждый из нас, иного взгляда на жизнь, иных ценностей. Прочитав на каком-то истонченном, почти детективном восторге, на ознобе эту историю, я плакал и сожалел о том, что часть личности и веры Лидии Кочетковой жила и до сих пор живёт во мне. Как в русском человеке, как сыне своей эпохи, как носителе русского языка.Михаил Шишкин не просто отрицает, он ненавидит ментальность, базовые основы России, являющиеся частью каждого живущего в стране, каждого говорящего здесь на родном языке. Он ненавидит волюнтаризм, тоталитарность, желание установить мнимую справедливость во всем мире, отрицание личного счастья, бездумие, гордыню, неосмысленность кошмара бытия и власти, устанавливающей нечеловеческие рамки для существования своего народа. Ненавидит беззаконие, которое есть ток крови русского человека. Не стоит его осуждать. Стоит прочитать и ощутить бездну, которая разверзается не под нашими ногами, а внутри нас. Для писателя, преодолевшего эту бездну по тонкой жердочке эмиграции, граница безумия проходит по государственной границе России. Лидия Кочеткова сохраняла эту границу вместе со своим телом, Россия была всегда с нею. Только не в ее мечтах и фантазиях. В письмах к любимому она оставалась чайкой, желающей любви и человеческого тепла. Не стоит ее осуждать или осуждать писателя, стоит понять иной мир, иные ценности, которые нам неведомы за колючей проволокой наших заблуждений.«Сердце мое! Знаешь, о чем я жалею больше всего на свете? Я ведь могла подарить тебе столько моей нерастраченной любви, а тебе досталась от меня только боль. Прости меня, если сможешь! И сердце разрывается от мысли, что это и было мое высокое предназначение – давать тебе мою ласку и нежность, а я потратила свою никчемную жизнь на какие-то химеры». Безусловно, писатель остается одиноким в любой стране. История Роберта Вальзера, чье имя всплывает в первых строках книги, чья история не менее важна для понимания личности и установок Михаила Шишкина, свидетельство этого. Пишущий человек уходит в свой мир и в свой шифр, никогда не рассчитывая на понимание и на благополучную жизнь и исход. Остается кляксой на снегу, кляксой в письменном ящике, соизмеряя вечные ценности с преходящими сюжетами обыденности.«…Каким бы ни был мир, он оправдан существованием людей, подобных…» Михаилу Шишкину. Это отличная книга, ставящая точку в отношениях писателя с Россией и открывающая возможность переосмысления борьбы русского человека с самим собой и с иным миром.
hoh_ma
22 апреля 2017
оценил(а) на
4.0
Ну вот что с ним поделаешь, с этим Шишкиным? Просто обожаю его стиль и язык. С головой ныряю в сюжет. Испытываю всю гамму эмоций при прочтении. Плююсь, встречая очередной глупый антисоветский или антироссийский выпад. Насмехаюсь, встречая очередное лизоблюдское отношение ко всему западному. Иногда отбрасываю книгу со словами «Да как же можно все так выворачивать?» Но потом возвращаюсь и дочитываю. Мастерству и литературной искренности прощаю всё. Улицкой не прощаю. Акунину не прощаю. А Шишкину прощаю. Может еще и потому, что он ничего не прячет между строк, не посылает читателя искать второе дно, не подмигивает «особо понятливым». Он такой какой есть. С ним можно не соглашаться, но его невозможно не читать. Все рассказы этой книги по своему хороши. Некоторые вообще можно назвать познавательными. К сожалению, запоминается обычно последнее. А в последнем рассказе Шишкин возмутил меня сильнее всего. Ну не укладывается у меня в голове как можно без всяких эмоций говорить о том, что собственного дядю фашисты расстреляли и при этом дико восхищаться немецкой педантичностью, с которой была сделана карточка на заключенного лагеря. А виновата в безутешном горе его бабушки, потерявшей сына, ясное дело российская власть, которая в отличие от немцев неповоротлива, ленива и халатна. Ни расстрелять по-человечески не может, ни карточку толково составить.
С этой книгой читают Все
Обложка: Облако
3.7
Облако

Семен Лопато

Обложка: Фатум. Том второй. Кровь на шпорах
Фатум. Том второй. Кровь на шпорах

Андрей Воронов-Оренбургский

Обложка: Не оглядывающийся никогда
4.2
Не оглядывающийся никогда

Татьяна Устинова

Бесплатно
Обложка: Одна в Америке
Одна в Америке

Юлия Панина

Бесплатно
Обложка: Симон
4.7
Симон

Наринэ Абгарян

Обложка: Тысячу лет назад
4.9
Тысячу лет назад

Елена Саулите

Бесплатно
Обложка: Девочка моя
Девочка моя

Маша Ловыгина

Бесплатно
Обложка: Пищеблок
4.1
Пищеблок

Алексей Иванов

Обложка: Девять месяцев на прощение
4.0
Девять месяцев на прощение

Светлана Казакова

Обложка: Созданные магией. Притяжение сирен
4.0
Созданные магией. Притяжение сирен

Елена Чикина

Бесплатно
Обложка: Меч судьбы
Меч судьбы

Артур Губайдулин

Бесплатно
Обложка: (Не) просто сосед
4.4
(Не) просто сосед

Стася Андриевская

Бесплатно