Смотритель. Книга 2. Железная бездна Обложка: Смотритель. Книга 2. Железная бездна

Смотритель. Книга 2. Железная бездна

Скачайте приложение:
Описание
3.8
478 стр.
2015 год
16+
Автор
Виктор Пелевин
Серия
Единственный и неповторимый. Виктор Пелевин
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
ФТМ
О книге
Алексис де Киже – Смотритель Идиллиума, нового мира, созданного Павлом Алхимиком и Францем-Антоном Месмером во времена Французской революции. Алексис – Блюститель миропорядка. Он создает Всё из Ничего и за этой работой беседует с Четырьмя Ангелами. Он равен Богу. Но… Смотритель сам не знает, кто он и откуда взялся. А выяснить это необходимо. Иначе он не станет настоящим Мастером и никогда не сможет сказать: «Мир – волшебный кристалл с безмерным числом граней, и повернуть его всегда можно так, что мы рассмеемся от счастья или похолодеем от ужаса…» О чем эта книга на самом деле, будет зависеть от читателя – и его выбора.
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-699-83419-8
Отзывы Livelib
ALYOSHA3000
18 октября 2015
«Чем в жизни занимается чудак, Что каждый год за неплохую плату Сдает над ревом критиков роман Из теплых рук паршивым гадам?» (Вольное изложение стихотворения Б.Л. Пастернака «Gleisdreieck»)Помните шутку с омографом "виски"? Мол, если ты произнес это слово с ударением на первом слоге, то все с тобой, милый пьянчужка, ясно, пора бы тебе начать беспокоиться о печени... Так же можно поступить и для дифференциации читающего населения: кого из русских писателей с фамилией на "П" вы вспоминаете при прочтении слова "смотритель"? А постмодернизм, кстати говоря, это неофициальное название тяжелой болезни...Вернемся к упомянутому в рецензии на "Орден желтого флага" Достоевскому и его "Братьям Карамазовым", в предисловии к которым он недвусмысленно заявляет о том, что главное действие романа происходит во втором томе, но "обойтись без первого романа [тома] невозможно, потому что многое во втором романе стало бы непонятным". Пелевин данную традицию продолжает: "ОЖФ" – это, по сути, развернутая экспозиция произведения; все средоточие Флюида "Смотрителя" находится именно в "Железной бездне".Закономерный накал страстей во втором томе сопровождается привычными нам винтиками, детальками и теллуровыми гвОздиками – те же многочисленные сюжетные "нежданчики", те же интеллектуально-придурковатые наставники ГГ, щедрой рукой раскидывающие вокруг шизофренизмы и шарлатанизмы, большие и маленькие... Однако вот типично пелевинского удара под дых читателю в финале не хватило – надо думать, череда бесконечных потрясений и открытий вырабатывает своего рода иммунитет к таким вещам. Не удивлюсь, если в будущем романы Пелевина будут читать как охудожествленные философские трактаты – подобным образом многие сейчас изучают творчество Германа Гессе. Философия эклектичная, смелая, местами крайне неубедительная, но все же небезосновательная, свежая, чрезвычайно интересная и, в общем-то, имеющая место быть. Из "Железной бездны", например, можно слепить неплохую работу под названием "Метафизика мгновения". Так или иначе, Пелевин чужд – как бы сказал Борхес – "аксиоматических или тривиальных" утверждений, за то мы его любим и ценим.Насильно мил не будешь: кому не нравится Пелевин последних версий, того ничего не сможет переубедить – в том числе и эта рецензия, полная небезапелляционных заявлений. А если прямо, и черным по белому – такой Пелевин вашего покорного слугу более чем устраивает. "Надеюсь, – выдал однажды А.В. Масляков, – все и в дальнейшем будет хорошо и нормально". На этой оптимистической ноте и закончим.
red_star
6 октября 2015
оценил(а) на
5.0
Второй том «Смотрителя» так тих и меланхоличен, что это поневоле удивляет. Где тот Пелевин Принца Госплана и Дня бульдозериста ? Что это, старость или преображение?Нет, все есть, и юмор, ставший немного более тяжеловесным, без мрачных тайн мироздания, и сквозная ирония, причудливый мир, который на самом деле просто наша реальность. Но меланхолия превалирует, делает все таким спокойным, мирным.Пелевину теперь нравится творить миры. Во втором томе он играет с созданной им Вселенной, тщательно создавая правила, набрасывая сеть законов на новый мир, а потом собственноручно их нарушая. Воспринимается это с улыбкой, будь это борьба с Великим Фехтовальщиком или выход за территорию монастыря через дырку в заборе.И опять этот роман вызывает у меня странные литературные ассоциации. Сотворение подруги ГГ отчетливо напомнило попытки разумного океана в Солярисе Лема установить контакт с людьми, а отражения Михайловского замка на Ветхой Земле и в Небе Идиллиума подобны отражениям Амбера в известнейшем цикле Роджера Желязны .Автор в этот раз не сумел удержаться от болезни сравнительной актуальщины, вы встретите на страницах и Леди Гагу, и «Интерстеллар». Очень интересно, как эти аллюзии будут восприниматься лет через десять-двадцать? Будут давать повод для культурологических исследований середины второго десятилетия XXI века?Где-то к середине книге я отчетливо понял, что хочу перечитать пелевинские рассказы, да и Чапаева и Пустоту , так захотелось ощутить уже прошедший молодой задор автора. Тем более, что он продолжает ссылаться на графа ди Чапао и Внутреннюю Монголию. Но и эта книга хороша, хотя бы тем, что она другая, новая, в чем-то непривычная. Пелевин уже не будет тем, но каков этот, новый, мне еще не ясно. P.S. Описания хоккея в этой книге – лучшее определение этого вида спорта из тех, что мне приходилось встречать.
russischergeist
10 января 2016
оценил(а) на
4.0
Слабые не раз преображали мир, мужественно и честно выполняя свой долг, когда у сильных не хватало сил./Джон Р. Р. Толкин "Властелин Колец"/"Какой уж раз лечу "Москва - Одесса"! - такое начало было уготовлено главному герою Алексису де Киже, который в первой части романа унаследовал должность "смотрителя" - властелина всего утопического мира. Неужели его судьба повторит судьбы его предшественников? Неужели, будучи властелином мира, нельзя никак повлиять на эту каморку? Почему нельзя сделать землю плоской, а небо - светло-розовым? Почему именно энергию Флюида следует бояться больше всего? Кто или что сможет помочь главному жителю Михайловского замка - об этом можно узнать во второй книге эпопеи. Создать всё из ничего, возможно ли это, или четыре ангела будут кардинально не согласны с позициями творца? ...мир – волшебный кристалл с безмерным числом граней, и повернуть его всегда можно так, что мы рассмеемся от счастья или похолодеем от ужаса. К счастью, я могу выбирать.Пелевин меня удивил, удивил своим спокойствием, меланхолией, даже иронией, которых было в этой части много. Не найдены резкие бравады, короткие шутки-прибаутки, сатирические отступления, ядовитые метафоры. Найдены только философские отступления, размышлизмы Алекса, пафосные фэнтезийные сентенции в стиле Паоло Коэльо (а, может, даже Карлоса Кастаньеды).Главную мысль романа можно, по моему мнению, выразить в следующих строках: Путей и троп вокруг нас бесконечно много, но слабый человеческий ум не видит окружающего ландшафта во тьме своего неведения — до тех пор, пока не сверкнет случайная молния прозрения…
LadaVa
27 октября 2015
оценил(а) на
5.0
Пелевин, я тогда моложе и лучше, кажется, была... И все они были моложе и лучше. Светлее. Наивнее. Проще. Те, кто тогда читал Чапаева или Дженирейшн, они же были другими, помнишь? Кажется всех тогда интересовало про страну, про генералов, про кокс и мухоморы. Всё, всё казалось открытием, отчаянной смелостью, мир был свеж и юн. С тех пор они постарели, обрюзгли, обвисли, немного скисли, но все еще мечтают войти в ту же реку: "Сделай нам так же, но по другому!" Им кажется, что чуть-чуть волшебного текста и опять повеют ветра 90-х. И все станут молоды и испытают первый восторг борьбы с "ними" (кто бы "они" ни были!).Им кажется, что нельзя всерьез повзрослеть настолько, чтоб перестало быть интересно про страны, формации, КГБ и НЛП. Им кажется, что нормальному человеку не может быть интересно про смерть, рождение, мгновение, вечность, истоки личности и истории. Про то, что между всеми этими понятиями нет внятной разницы. Надеюсь, Пелевин, ты будешь идти своей дорогой, не оглядываясь на публику, орущую "Нра-а-а..." или "Не нра-а-а-а...". Надеюсь, однажды мы и сами дорастем до твоих мыслей. Ну, или течением донесет.
Booksniffer
7 августа 2019
оценил(а) на
5.0
Первое впечатление подтвердилось, «Смотритель» оказался тихим, лишённым взрывов сарказма, абсурда, пародийности и прочих элементов из пелевинского «высокотемпературного» набора. Просто два человека выясняют интересующие их экзистенциальные вопросы, которые (по идее) должны быть близки каждому. При этом сюжет полон неожиданностей, а рисуемые картины кажутся колоритными и живописными. Боялся в конце эмоционального надрыва, но обошлось без него, ну и слава Флюиду. Много приятных мелочей, как, например, эпизод с детьми, побивающими голема. (Кстати, сами големы с «цофами» на лбу тоже воспринимаются как своеобразное отражение человеческих существ.) Наверное, это не «самый-самый-самый» и не «самый-самый», но отчётливо – один из ярких В.О.ображариумов, расцветивших несколько моих дней.
С этой книгой читают Все
Обложка: Бубен Верхнего мира
3.9
Бубен Верхнего мира

Виктор Пелевин

Обложка: Бубен Нижнего мира
3.8
Бубен Нижнего мира

Виктор Пелевин

Обложка: Твоя по принуждению
5.0
Твоя по принуждению

Алиса Ковалевская

Бесплатно
Обложка: История родной женщины
4.3
История родной женщины

Виктория Гостроверхова

Бесплатно
Обложка: Эшелон на Самарканд
4.2
Эшелон на Самарканд

Гузель Яхина

Обложка: День конституции
День конституции

Борис Акулин

Бесплатно
Обложка: Истребитель
4.1
Истребитель

Дмитрий Быков

Обложка: Белая сирень
5.0
Белая сирень

Маша Ловыгина

Бесплатно
Обложка: Лавр
4.2
Лавр

Евгений Водолазкин

Обложка: Двойная фамилия
4.7
Двойная фамилия

Дина Рубина

Обложка: Лесной князь
4.8
Лесной князь

Арина Теплова

Бесплатно
Обложка: Географ глобус пропил
4.5
Географ глобус пропил

Алексей Иванов