Пятое сердце Обложка: Пятое сердце

Пятое сердце

Скачайте приложение:
Описание
3.7
1396 стр.
2014 год
18+
Автор
Дэн Симмонс
Серия
The Big Book
Издательство
Азбука-Аттикус
О книге
Впервые на русском – новейший роман современного классика Дэна Симмонса, своего рода завершение условной трилогии, начатой романами «Террор» и «Друд, или Человек в черном». Итак, путешествующий инкогнито после своей «смерти» в Рейхенбахском водопаде Шерлок Холмс встречает в Париже американского писателя Генри Джеймса – современного классика, автора таких книг, как «Женский портрет», «Бостонцы», «Поворот винта». Тот узнает знаменитого сыщика, несмотря на всю маскировку, – и оказывается вовлечен в орбиту его нового расследования. Вместе с Холмсом Джеймс отправляется в Америку, где не был много лет; мастер слова должен помочь отцу дедуктивного метода разгадать тайну смерти Кловер Адамс, жены историка Генри Адамса (наследника династии, уже давшей Америке двух президентов), а также ответить на вопрос, мучающий Холмса последние несколько лет: а не вымышленный ли он персонаж?..
ЖанрыИнформация
Переводчик
Екатерина Доброхотова-Майкова
ISBN
978-5-389-11279-7
Отзывы Livelib
CoffeeT
21 июня 2016
оценил(а) на
1.0
Скрипки уверенно и вдохновенно берут последние ноты концерта си минор Сен-Санса, в этот миг кто-то из окружающей толпы судорожно вздыхает, где-то поодаль звучит пара пистолетных выстрелов и, в резко установившейся тишине, пока музыканты сосредоточенно копаются в своих pupitre, на «Титанике» гаснет свет. И я сижу; в полной темноте, на тонущей громаде, сжимая в руках бесполезную виолончель и понимаю, что во всем этом виноват Шерлок Холмс, то есть Чарльз Джеймс, то есть подождите, Конан Дойл, нет, не он. Я хотел сказать, что все это из-за анархистов в Нью-Йорке, то есть из-за выдуманных героев, хотя может Сен-Санс и композитор, но он не Сент-Годенс. Эй, дирижер, давай "Пляску смерти", я готов идти ко дну.Ко дну пойду я не один; Дэн Симмонс, громада, титаник, последний из могикан (кто не писал откровенно плохих книг) взял вот и написал «Пятое сердце» - книгу настолько плохую, насколько вообще мог написать плохую книгу человек до этого их не писавший. Были, конечно, «Черные холмы», но они были просто скучными (как сборная Швейцарии), а тут сборная Россия на 19-й минуте, та самая, эталон зла и пареза ног. И не надо так смотреть, мне тяжело это говорить, как про наших истуканчиков, так и про блестящего американского романиста. Поэтому вся последующая критика исключительно как крик души, не несущий никакого смысла, а только страдание и боль.А что пошло не так, не очень то и понятно – исторические декорации, огромный объем, знакомые всем главные герои, вроде все на месте, но в этот раз вся эта схема почему-то не работает. Что там случилось в каком-то непонятном обществе аристократов – ну неужели это можно сравнивать с потерянными экспедициями, последними днями Диккенса или тайной первого восхождения на Эверест? С главными героями еще хуже – вечно обдолбанный Шерлок Холмс балуется спидболом и размышляет о том настоящий ли он (эта линия просто бредовая и реально больше похожа на наркоманский трип), а его соратник Генри Джеймс мучается приступами латентного гомосексуализма и просто старается быть скучным и бесполезным. В помощь двум неординарным героям выписаны примерно 50 реальных и не очень героев той эпохи, начиная с президента Кливленда и Льюиса Кэролла, заканчивая Эркюлем Пуаро и тем самым индейцем из «Черных холмов» - такое ощущение, что взял в руки упаковку соли и открыл не с той стороны, где дырочки, а где БЕЗДНА ЗИЯЮЩАЯ. Удивительно, что в книге нет Ленина, Одиссея и Гомера Симпсона, они вполне пришлись бы ко двору.Весь этот диковинный и аляповатый ералаш вполне мог бы и сдюжить для читателя, если бы в конце появилась какая-нибудь злая и отвратительная мразь, и всех бы сожрала. Так, она была бы и рада, но в этот раз, простите, никакой мистики, давайте лучше вместе подумаем о том, настоящий ли Шерлок Холмс или нет. Доктор Ватсон записывает его приключения или литературный агент Конан Дойл. Боже мой, Дэн Симмонс, да как так получилось то, что ты сел писать следующего «Друда», а на выходе у тебя такое получилось? Отдохни немного, на лыжах покатайся в своем Боулдере, но не делай так больше никогда, я ткжзаь влотаНу вот, попала пуля в руку, так еще эта чертова артиллерия сзади лупит по своим, того и гляди всех перебьют.. Немцы уже спалили фермы Фруакюль, еще чуть-чуть и линия Мажино будет прорвана вместе с нами. И что, черт возьми, делать, когда тебе дают 20 патронов на брата, да кривой и ржавый штык, а фрицы уже шурудят у твоих окопов. Разве только что забросать предвыборными обещаниями Пуанкаре о мирной жизни, да бульварным чтивом англичашки Конан Дойля. Мы, французы, готовы здесь умереть, за нашу Родину, за Деву Орлеанскую, за то, настоящие мы или нет. То есть, мы настоящие, но может мы персонажи, а не живые люди. Какой-то бред я несу, ах да, я же ранен. Эй, медик, пару ампул героина, а лучше лошадь и пиджак. Я так устал. Эй, Анри, напой мне "Пляску смерти".Ваш CoffeeT
nastena0310
10 июля 2017
оценил(а) на
4.0
– Слышали ли вы когда-нибудь о том, что можно сотворить себя словом? – спросил Холмс. – Или о том, что другие творят кого-то – быть может, вас, – рассказывая истории? Передавая эти истории дальше? За «Пятое сердце» я бралась с опаской, слышала уже неоднократно далеко нелестные отзывы в адрес именно этой части условной трилогии Симмонса. Но любопытство все же пересилило, и в принципе все оказалось не так уж страшно. Не восторг, но твердую четыре книга от меня получила. Может, виной тому расслабленное отпускное настроение, кто знает. Несмотря на некоторую затянутость в середине, пару фэйспалмов и одну сцену, нагло утащенную автором из слезливо-сопливых латиноамериканских сериалов, в целом читать мне было интересно, а концовка так и вообще порадовала, уж одним твистом я, прямо скажем, была удивлена.Известный американский писатель Генри Джеймс перед своим пятидесятым днем рождения решает, что жизнь — боль, а потому ну ее в реку. Но в самый ответственный момент запланированного самоубийства он видит на мосту Шерлока Холмса, того самого прославленного сыщика, о чьих приключениях частенько пишет его друг доктор Ватсон. Но вот незадача, он же вроде как погиб пару лет назад вместе со своим злейшим врагом профессором Мориарти в пучине Рейхенбахского водопада. Таким вот необычным образом Генри оказывается втянут в запутанное дело семилетней давности о самоубийстве своей знакомой, сговор анархистов, поимку самого опасного наемного убийцы современности, предотвращение убийства американского президента на Всемирной выставке в Чикаго и еще много во что. Бодренькое повествование на середине слегка забуксовало, но не смертельно, я не успела потерять интерес к происходящему, хотя, признаюсь, все эти шпионские темы совсем не мое, загадка карточек, получаемых в годовщину «самоубийства» членами оставшихся в живых клуба «Пяти сердец» была мне интересней и я бы не отказалась от того, чтобы автор наконец отвлекся от бедных немецких социал-анархистов и сосредоточился на перипетиях взаимоотношений кружка американского высшего света. Ну и про связь писателя и созданных им персонажей мне было интересно читать. Ведь помимо проведения расследования, Шерлок еще мучается вопросом, а реален ли он, не является ли он просто плодом воображения какого-нибудь писателя.В общем, хорошо, но не отлично, надеюсь, что последняя (для меня) часть этой условной трилогии все же по эмоциональному отклику окажется ближе к «Террору», а не к «Пятому сердцу».
bookdemure
29 ноября 2016
оценил(а) на
4.0
Симмонс, как ты мог, я тебя так любила, а ты...((( "Пятое сердце" - это "Друд", только в профиль. Там главный герой писатель и тут главный герой писатель, там второй главный герой наркушничает втихаря и тут второй главный герой на героине, там всю книгу бегают и думают существует ли Друд, и тут всю книгу бегают и думают, реален ли Шерлок. Ощущение такое, что у Симмонса была общая идея книги, но он никак не мог решить, про кого писать - про Диккенса или Шерлока. Долго мучался, пытаясь выбрать, в итоге плюнул и издал оба варианта. И еще один момент мне не понятен. В условную трилогию объединили "Террор", "Друда" и "Пятое сердце". На каком основании? Последние две понятно, но вот "Террор" к ним ну никак не относится, его логичнее в один ряд с "Мерзостью" бы... Больше понравился "Друд", но, видимо, лишь потому, что его читала раньше. Если бы первым было прочитано "Пятое сердце", было бы, чую, с точностью до наоборот.
Roni
12 декабря 2016
оценил(а) на
5.0
А я орала! Я много раз читала книжки, когда героями были писатели. Но такого я на своей памяти не припомню. Чтобы персонажи перемывали косточки своему автору! Какой прекрасный парадокс, мне понравилось! Ещё у нас есть Шерлок Холмс не с Доктором Ватсоном, а с американским писателем Генри Джеймсом. Шерлок, который колет не кокаин, а героин, и действует не в Англии, а в Америке. И кроме того, всю книжку он ломает голову над вопросом реален ли он, Шерлок Холмс, или он чей-нибудь персонаж. Вместе с тем, я легко могу себе представить, как другой читатель будет обвинять эту книгу в занудстве. Таки да, но нет, мне было вообще норм. Хотя мне в свое время даже "Бессонница" Кинга понравилась, так что, наверное, мои представления о занудстве отличаются от общепринятых. Короче, вот боялась я этого вашего Симмонса, а совершенно зря. Надо читать ещё!
Oldie
25 января 2021
оценил(а) на
5.0
Дэн Симмонс: "Пятое сердце"Как и большинство последних романов Симмонса, "Пятое сердце" начинается достаточно неспешно. Ретроспекции, авторские отступления, личная драма героя, подавленное настроение, депрессия, мрачный психологизм, картины Парижа конца XIX века... Однако уже здесь прячется обнаженный нерв, ожидание трагических событий -- и события не заставляют себя долго ждать, но происходит все совсем не так, как можно было ожидать. Далее действе развивается по нарастающей: интрига лихо закручивается, возникают новые обстоятельства и персонажи, все оказывается совсем не так, как казалось поначалу, факты выворачиваются наизнанку, обнажая второе, а там и третье дно... Да и как может быть иначе, если герой романа, известный писатель Генри Джеймс, встречается ни с кем иным, как со знаменитым сыщиком-консультантом Шерлоком Холмсом и оказывается вовлечен в его расследование? Блестяще выписанные реалии Викторианской эпохи, мощный исторический и литературный фон, огромное количество аллюзий и отсылок к английской и американской литературе и американской истории, множество реальных и литературных персонажей, запутанный детектив, скелеты, извлекаемые из шкафов, круг подозреваемых сужается, напряжение действия все нарастает... Развязка окажется неожиданной, но при этом совершенно логичной -- никаких "роялей из кустов", все в лучших традициях детективов Артура Конан Дойла. Образ Холмса поначалу воспринимается двояко: великий сыщик выписан ярко и выпукло, но его образ у Симмонса заметно отличается от Холмса Конан Дойла. Но наберитесь терпения: образ Холмса будет раскрываться перед читателем постепенно, исподволь. И когда выяснится ряд предшествующих обстоятельств, станет ясно: именно таким Холмс и должен быть в этой конкретной истории. Ведь здесь "все не то, чем кажется" -- включая и самого Шерлока Холмса. Непривычный образ великого сыщика -- еще одна загадка этого романа, и, как положено в хорошем детективе, к концу книги эта загадка тоже получит свое разрешение. Прочли книгу с большим удовольствием. Всячески рекомендуем!
С этой книгой читают Все
Обложка: Диктатор
4.2
Диктатор

Сергей Снегов

Обложка: К оружию! К оружию!
4.6
К оружию! К оружию!

Терри Пратчетт

Обложка: Двадцать тысяч лье под водой
4.7
Двадцать тысяч лье под водой

Жюль Верн

Бесплатно
Обложка: Берсерк забытого клана. Варлоды и Школа Берсерка
4.0
Берсерк забытого клана. Варлоды и Школа Берсерка

Юрий Москаленко, Алекс Нагорный

Обложка: Дюна. Первая трилогия
4.5
Дюна. Первая трилогия

Фрэнк Герберт

Обложка: Происхождение
4.2
Происхождение

Дэн Браун

Обложка: Берсерк забытого клана. Тени забытых пророчеств
3.0
Берсерк забытого клана. Тени забытых пророчеств

Юрий Москаленко, Алекс Нагорный

Обложка: 1984
4.7
1984

Джордж Оруэлл

Обложка: Противостояние
4.8
Противостояние

Стивен Кинг

Обложка: Берсерк забытого клана. Тернии Великого Разлома
5.0
Берсерк забытого клана. Тернии Великого Разлома

Юрий Москаленко, Алекс Нагорный

Обложка: Берсерк забытого клана. Держава Владыки
3.8
Берсерк забытого клана. Держава Владыки

Юрий Москаленко, Алекс Нагорный

Обложка: Берсерк забытого клана. Стезя судьбы
5.0
Берсерк забытого клана. Стезя судьбы

Юрий Москаленко, Алекс Нагорный