Грезы об Эдеме. В поисках доброго волшебника Обложка: Грезы об Эдеме. В поисках доброго волшебника

Грезы об Эдеме. В поисках доброго волшебника

Скачайте приложение:
Описание
4.5
440 стр.
1998 год
16+
Автор
Джеймс Холлис
Серия
Юнгианская психология
Издательство
Когито-Центр
О книге
Книга «Грезы об Эдеме» заставляет нас задуматься над фантазиями о человеческих отношениях, которыми пропитана любая культура. Это вовсе не практическое руководство на тему, как устанавливать отношения. Цель автора – повысить личную ответственность каждого за отношения, в которые он вступает. Это призыв к индивидуальному развитию в противовес поиску спасения за счет других. Книга будет интересна не только специалистам, но и широкому кругу читателей.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Валерий Мершавка
ISBN
978-5-89353-239-5
Отзывы Livelib
BlueFish
21 декабря 2014
оценил(а) на
5.0
Юнгианский психоаналитик Холлис пишет, что человечество одержимо двумя основными иллюзиями: 1. Иллюзия бессмертия. 2. Иллюзия, что некто может исцелить тебя и помочь тебе стать собой. Свою книгу Холлис целиком и полностью посвящает второй иллюзии, образу Доброго Волшебника, который придёт, поможет, защитит и спасёт. Первые две трети книги он говорит о Другом как о другом человеке, оставшуюся треть − о Другом как корпорации (внезапно, но с любопытными выводами насчет сходства психопатологии человека и общества) и Абсолютно Другом как о Вселенной и Боге. Конец книги посвящен диалогу с Юнгом и восхвалению богов, которые, по словам того же Юнга, сойдя с Олимпа, поселились в нашем кишечнике и вызывают расстройства психики, когда им не поклоняются должным образом. (В организме всё взаимосвязано!) Но, конечно, понятно, что это все уже на закуску и книгу открывают не за этим. Всё начинается, как обычно, с отношений между ребенком и его родителями, т. е. Первых Других. Холлис показывает, что эти отношения всегда будут присутствовать в отношениях с последующими партнерами − не в духе народного фрейдизма a la "в Нём я вижу своего отца, а в Ней − мать", а просто потому, что это первый опыт близости, и он воспринимается некритично. Опыт уходит в бессознательное, сознательное обрастает рационализациями, формируются устойчивые паттерны отношений. Из всего этого можно сделать практически полезный вывод: если человек так или иначе относится к своим партнерам, значит, так с ним в свое время поступили родители. Собственно, я его сделала до прочтения книги Холлиса, но он внес окончательную ясность в этот вопрос. (Под "поступили" я имею в виду не совокупность сознательных поступков, а восприятие ребенком отношения родителей, которое выходит далеко за рамки родительского сознания. Юнг пошел дальше и заметил, что наибольшее влияние на ребенка оказывает непрожитая жизнь его родителей ; это было хорошо!)Разрывая связь с матерью, ребёнок навсегда расстаётся с идиллией, раем, Эдемом, но тоска по нему остается - по мнению Холлиса, она, вероятно, отпечатывается в структурах мозга, поскольку идея Рая проецируется инфантильным сознанием буквально повсюду. Причем если в прежние века главной сферой приложения была религия, то в современную эпоху ее место занял культ Романтической Любви. Но это неважно, потому что возвращение в Эдем нам не светит при любом раскладе, мрачно сообщает Холлис, только так мы еще и партнеров своими проекциями мучаем. Гессе говорил, что, взрослея, человек утрачивает рай, и чтобы найти его снова, ему нужно вместить в свою душу всю Вселенную. Возможно, и Холлис имел в виду не невозможность в принципе, а невозможность простого подхода.Любые отношения начинаются с проекции и часто заканчиваются ее развенчанием, после чего проекция переходит на следующий объект. Четыре принципа, на которых строятся отношения В основе всех принципов, которые приведены ниже, лежит главная мысль этой книги: невозможно достичь более высокого уровня отношений с Другим, чем уровень отношений с самим собой. 1. То, чего мы не знаем о себе (бессознательный проект) или не видим в себе (Тень), будет проецироваться на Другого. 2. Мы проецируем на Другого свои детские травмы (индивидуальную патологию), свою инфантильную тоску (нарциссическую программу «возвращения домой») и свою потребность в индивидуации. 3. Так как Другой не может, да и не должен нести ответственность за наши травмы, наш нарциссизм и нашу индивидуацию, проекция вызывает отвержение и обостряет проблему власти. 4. Единственный способ исцелить пошатнувшиеся отношения – осознать наше стремление «вернуться домой» и взять на себя ответственность за свою индивидуацию.Бороться с проекциями можно только аналитическим подходом к своему бессознательному, т.е. задавая себе вопросы: откуда у меня это? Зачем мне это? Почему я этого хочу? Большую часть действий человек совершает бессознательно. В восточных религиях считают, что в это время над ним господствует карма, майя или гуны материальной природы. Поэтому дорога в Рай, абсолютный свет, − абсолютное осознание себя, а главный наш дар партнеру − саморазвитие, следование по своему пути. При этом избавленное от взаимных проекций общение с Другим − важный компонент индивидуации, поскольку, одиноко медитируя на вершинах Гималаев, человек придет к тому, что начнет общаться с духами, то есть с оторванными от материального воплощения компонентами собственной психики, и обретет эгоцентрическое мировоззрение.Пожалуй, на этом я кончу пересказывать эту книжку, поскольку так красиво, как у Холлиса, у меня не выйдет все равно. Рекомендую. Особенно если вы вдохновились, скажем там, "Искусством любить"; эта книга является ее логическим продолжением, более безжалостным и... поэтичным.Напоследок пара обобщающих слов от меня на тему этой книги и подобных ей. За последний год я прочитала довольно много психоаналитических книг − то интересовали частные вопросы, то просто увлекалась. В процессе я практически бросила читать художественную литературу. Читать о мучениях не осознавшей себя души, даже в идеальном эстетическом оформлении, − удовольствие сомнительное и отчасти коренится также в механизме проекции. Вероятно, скоро я оставлю и психоаналитические книги, но мой взгляд на мир они сильно изменили. И вот почему.Во-первых, мне не раз становилось печально из-за того, что эти книги не вписаны в образовательную программу под логотипом "грамотность номер ноль". Развитые интеллект и чувствительность не всегда способствуют самопознанию и легко могут соседствовать с инфантильной душевной организацией. При этом в нашей культуре отсутствие первого заметно на раз, отсутствие второго − на два, а проблема с третьим не заметна вообще, что представляется мне катастрофическим. Достичь настоящей душевной и духовной зрелости в эпоху постмодерна, по ходу, подвиг сродни покорению Эвереста. (Не думаю, что раньше трава была зеленее, но, полагаю, что раньше было меньше отвлекающих факторов от одинокого страдания, залога внутреннего роста, на чем, кстати, заостряет внимание Холлис.) Многим такой подвиг представляется примерно настолько же опасным и ненужным для повседневной жизни. Это болезнь культуры, и нам придется ее лечить − самими собой. Пока же мы можем видеть проекции, архетипические образы, инфантильные желания спроецированными не только на произведения искусства, но и на мировую арену. Причем эти энергетически заряженные феномены объясняются через рационализации либо не объясняются вообще. В общем, Юнг был абсолютно прав, говоря, что не осознаваемое изнутри приходит извне и становится судьбой. Прозрения такого масштаба, преодолевая ограничения породивших их дисциплин, смыкают науку, религию и философию с практикой нашей жизни.Во-вторых, я осознала невероятную гибкость и изменчивость психики. Тут культура снова скрещивается рогами с психоанализом, поскольку если современная культура яро отстаивает право человека быть тем, кем он себя считает, психоанализ ставит под вопрос и, как правило, доказывает относительность утверждений Эго о самом себе. Но не это оказалось самым интересным открытием, хоть оно и увлекательно усложнило мир вокруг меня. Самым интересным − радостным и печальным, как посмотреть − стало открытие, что человек, избегая своих конфликтов, не может подняться выше уровня, на котором его ранили. Злость, трусость, слабость, инфантилизм и прочие негативные компоненты психики являются реакциями на недостаточный душевный рост, которому была положена препона. Таким образом, незрелость не является виной человека, но является его ответственностью: сможет ли он сделать следующий шаг и выйти за пределы того, что с ним сделали другие? Даже если не сможет − и не захочет − это не может вызывать негатива, когда понимаешь, какую боль испытывает тот, кто ранит других, избегает конфликта, отказывается от роста − боль рассогласования с собственной душой. Через это понимание и собственный опыт человек учится огромному состраданию, без которого нет настоящего внутреннего роста.
Hypnotic_owl
16 декабря 2014
оценил(а) на
5.0
Должен вам сказать, что мы вовсе не хотим завоёвывать никакой космос. Мы хотим расширить Землю до его границ. Мы не знаем, что делать с другими мирами. Нам не нужно других миров. Нам нужно зеркало. Мы бьёмся над контактом, и никогда не найдём его. Мы в глупом положении человека, рвущегося к цели, которую он боится, которая ему не нужна. Человеку нужен человек. Все это для меня началось с Фромма и его "Искусства любить". В этой книге речь идет о том же: о том, что мы не желаем вырастать, что мы - дети с блестящими глазами и открытыми ртами, которые очень-очень ждут, что прилетит вдруг волшебник (возлюбленный, папа, Иисус, гуру) в голубом вертолете и бесплатно покажет кино. Сначала человек пытается любить свое отражение, а потом разбивает глупое зеркало, в котором однажды ночью вдруг показывается Черный Человек. И, что характерно, на следующее же утро заказывает новое зеркало. Как трудно понять, что Другой - Другой, что он непостижимость и вселенная. И еще сложнее понять, что непостижимость и вселенная - это Ты. И только с осознанием этой инаковости (через триллионы корчей, болей, страданий и душевной ассенизации) в тебе появляется любовь. И вот шут знает, как ее описывать, потому что эта штука - парадокс в обертке из парадокса и сбоку еще парадоксальный бантик. Только осознание собственной полной самодостаточности ведет к подлинному пониманию того, почему человеку нужен человек.Радикальное желание позволить себе просто быть вместо того, чтобы контролировать себя, требует великого мужества и свидетельствует об окончательном признании Таинства.Холлис много говорит об идее страдания и конфликта, необходимого для развития, и это, конечно, Библия и все русские классики вместе взятые. Мне было очень интересно прочитать трактовку истории Иова.Как и все мы, Иов хотел чего-то особенного: он хотел волшебства. Именно благодаря своим невольным и незаслуженным страданиям он обрел величие. Он совершил психологический переход от обиженного, набожного ребенка, который ведет себя соответственно ожиданиям взрослых, к мужчине, у которого произошло подлинная встреча с мистическим. «О Тебе слышали мои уши, – говорит он Яхве, – теперь же мои глаза видят Тебя» (Иов. 42:5). Поиск Иовом Доброго Волшебника – это наш поиск, и конец его – это наш конец.P.S. Все самые важные книги приходят вовремя и совершенно случайно. Эта книга была посоветована в очень внезапной, но невероятно уютной ламповой беседе :)
TatsianaTsiukhai
29 декабря 2019
оценил(а) на
5.0
Книга об иллюзиях в любви, о бессознательном, которое определяет выбор партнера (о ужас!) и о добром волшебнике, который придет, чтобы исцелить и помочь раскрыться нашей индивидуальности (нет). Холлис - и сам волшебник. Прочитала взахлеб, правда, переваривала долго.Главные мысли (далеко не все, потому что лучше почитайте "Грезы об Эдеме" сами): 1. Все отношения начинаются с проекции. То, что мы о себе не знаем, будет проецироваться на внешний мир. 2. Проекция - процесс, в котором бессознательная характеристика самого человека воспринимается им как качество внешнего объекта или другого человека. 3. Мы хотим найти свою идентичность в зеркальном отражении другого, как искали ее раньше в отношениях с матерью и отцом. Мы жаждем слияния с другим, который нас защитит, позаботится о нас и спасет. 4. Суть ложной идеи - мечты о добром волшебнике: существует человек, который создан именно для нас - он сделает нашу жизнь осмысленной и интересной, исправит изъяны (спойлер: нет). 5. Развитие любых отношений включает в себя постепенный распад проекции и вызывает удивление, смятение, страх, а иногда и гнев (конец конфетно-букетного периода). 6. Только взяв на себя решение задачи освобождения другого от своих проекций, мы можем сделать для него максимум возможного - полюбить его.КТО ВИНОВАТ, ЧТО МЫ ЖИВЕМ В ИЛЛЮЗИЯХ? Разумеется, наше детство: родительские комплексы формируют первичное ощущение отношений с окружающими. Парочка жутких сценариев, связанных с детскими травмами:1. Если ребенку не хватало ощущения заботы о нем, он чувствовал себя эмоционально покинутым, то будет постоянно искать отношений с другим. Недостаточная забота и внимание со стороны другого будет казаться собственной неполноценностью: я не заслуживаю, чтоб меня любили и заботились обо мне, я такой, как ко мне относятся. Из-за этого унизительного ощущения будешь стараться жить, прячась от отношений с другими, чтобы впоследствии не испытывать боли. Например, станешь выбирать того, кто заведомо не подходит. 2. Еще одна история при недостатке заботы - зависимые отношения. Например, постоянно звонить мужу, чтобы добиваться уверенности в себе, пытаясь прочно зафиксировать то, что не является постоянным. 3. Скупость в выражении эмоций в семье лишит веры в других людей: ведь взрослые не понимают, не нуждаются в тебе. 4. А нереализованная детская потребность в безусловном принятии может привести банально к формированию деятельной личности.Мы проецируем на другого свои детские травмы и потребность в индивидуализации. А единственный способ исцелить пошатнувшиеся отношения - взять на себя ответственность за свою индивидуализацию. И не бояться.Там, где преобладает страх, нет любви. пишет Холлис. Так, страх сближения приводит к отстраненнности, страх расставания вызывает депрессию, причина которой ощущение ужаса от одиночества, страх изменений побуждает устанавливать контроль, страх постоянства (поглощения) является истерией.КАК ЖЕ ИСПЫТАТЬ ЛЮБОВЬ (без скучной теории)? По Холлису, полюбить другого можно лишь осводобив его от своих проекций. Как? Спрашивать себя: из того, что я хочу от другого, что я должен сделать для себя сам? Что это говорит обо мне? Если я хочу, чтобы другой позаботился о моей самооценке, то ожидания не по адресу. Если жду, что другой будет добрым родителем и позаботится обо мне, значит, я сам еще не слишком взрослый. Проекция разрушается, когда мы ее начинаем осознавать.Ободряющая цитата: "Мы не совсем одиноки. На этом пути много других людей, похожих на нас. Мы можем ободрять друг друга, посочувствовать друг другу и даже в чем-то помогать, но мы не можем прожить жизнь за другого человека - точно так же, как он не может умереть за нас".И если задача первой половины жизни - создать крепкую эго-идентичность, покинуть маму и папу, вступить во взрослый мир, в конце концов, найти ответ на вопрос, чего хочет от нас мир, то во второй половине жизни надо ответить, чего хочет наша душа.Кажется, следующая книга Холлиса, которую я прочту, будет "Обретение смысла во второй половине жизни: Как наконец стать по-настоящему взрослым".
Alissalut
8 февраля 2019
оценил(а) на
5.0
Как пишет сам автор, содержание книги составляют рассуждения о бессознательной религиозности любви в её самых разных проявлениях. Её название является метафорой, смысл которой – архетипическое стремление человека к возвращению «домой» и воссоединению с Другим. Напомню, что «архетипы – это универсальные паттерны или мотивы, которые всплывают из коллективного бессознательного и являются основой религий, мифов, легенд, сказок. В психике человека они возникают в снах и видениях». В книге используется терминология, введённая Юнгом, так как автор является доктором философии и юнгианским аналитиком. Слово Другой пишется Холлисом с большой буквы «как напоминание об огромных, космических масштабах, которые может принимать образ другого человека в мифологии нашей психики». Писатель отмечает, что для ребёнка родитель как Другой так же бесконечен, как идея Бога для взрослого. Одно из допущений, лежащих в основе книги, - что характер наших отношений с окружающими определяется нашими первыми отношениями, которые мы когда-то интериоризировали и ощущаем как бессознательные, феноменологические отношения, в том числе и к самим себе. Слово волшебник тоже не просто так занимает своё место в названии произведения. Ибо писатель считает, что умами людей владеют две великие ложные идеи: мечта о бессмертии и мечта о добром волшебнике.В основе второй идеи «лежит убеждение, что существует человек, который создан именно для нас: он сделает нашу жизнь осмысленной и интересной и исправит изъяны, которые существуют в ней. Он будет жить только для нас, читать наши мысли и удовлетворять наши самые глубокие потребности. Он будет добрым родителем, который защитит нас от страданий, и избавит нас, если нам повезёт, от очень опасного путешествия – индивидуации. Все популярные произведения искусства пронизаны этой идеей, а также её крахом – поиски Доброго Волшебника, нахождение его или её, пугающее открытие человечности этого Другого и… возобновление поисков. Когда Вы едете в автомобиле, включите радио и прослушайте подряд первые девять песен. Девять из них будут посвящены поискам Доброго Волшебника». На страницах своей книги Холлис приходит к выводу о том, что «романтическая любовь по силе своего воздействия на человека заменила институт религии, так как она обладает величайшей мотивирующей силой и оказывает огромное влияние на нашу жизнь. Поиск любви заменил поиск Бога». С помощью механизма проекции мы «очаровываемся» найденным нами очередным Добрым волшебником. Мне сразу же вспоминается классический пример из Евгения Онегина. «Ты лишь вошёл, я вмиг узнала…» (С). Кого на самом деле любила Татьяна Ларина? Свою красивую иллюзию, своего Доброго Волшебника. Достаточно интересны пять стадий проецирования, которые описала швейцарский аналитик Мария-Луиза фон Франц в книге «Проекция и её устранение с точки зрения юнгианской психологии». Холлис их кратко излагает. «На первой стадии человек убеждён, что его внутреннее (то есть бессознательное) ощущение на самом деле является внешним ощущением, так как воспринимается «где-то там». Тогда может возникнуть сильная влюблённость или сильная подозрительность….На второй стадии проективного процесса происходит постепенное осознавание несовместимости, увеличение разрыва между ожиданием того, каким должен быть Другой, и нашим реальным ощущением. Почему её поведение так сильно отличается от моего представления о том, как ей следует себя вести? Почему не видно, что он восхищается только мной? Почему иногда она капризничает и ведёт себя непоследовательно? Пустяковые вопросы приводят к большим сомнениям. Сомнения приводят к страху и оцепенению. В конечном счёте человек начинает сомневаться в подлинной сущности Другого. Это не сулит ничего хорошего и может послужить объяснением тому, что очень много партнёров постепенно переходят от наивных отношений к состязанию и борьбе за власть. Если ты не ведёшь себя в соответствии с моими ожиданиями, я сделаю так, что тебе не поздоровится. Я буду следить за каждым твоим шагом, подавлять тебя силой, держать тебя на расстоянии, подводить тебя. Такие установки и поступки осознаются редко, но все эти элементы присутствуют в человеческих отношениях и заполняют зазор между ожидаемым и реальным поведением. Исчезновение проекции часто вызывает болезненные ощущения, и чем шире была проекция, тем глубже ощущается боль…. На третьей стадии процесса проецирования происходит оценка нового восприятия Другого. Теперь партнёр предстаёт в совершенно ином свете. Что же происходит между нами? Кто же на самом деле он/она? На четвёртой стадии человеку приходится признать, что его восприятие не соответствовало действительности, что он воспринимал Другого не как внешнего субъекта, а как часть своего внутреннего содержания. Это признание – мужественный шаг с этической точки зрения, так как оно помогает снять с Другого бремя космических ожиданий и фантазий. Пятая стадия – это стадия поиска у себя внутри психического содержания, составляющего основу проекции. Иными словами, следует определить основу проекции. Какая часть моей личности была спроецирована, и к чему это привело? Поскольку в силу своего определения проекции изначально являются бессознательными, мы их можем «устранить» только после мучительных страданий вследствие различий между своими ожиданиями и реальностью. Писатель приводит способы, которые помогают установить наличие проекции. Например, такой: «количество энергии, которое содержится в проекции, никогда не соответствует ситуации». Так как близкие отношения всегда обременены надеждой на «возвращение домой», количество эмоциональной энергии, которая ощущается в таких отношениях, свидетельствует о масштабе глубинной внутренней программы, спроецированной на Другого. Это вовсе не означает, что отношения теряют свою важность и глубину; скорее это может говорить о том, что мы сможем переоценить значение этих отношений». Итак, что же всё-таки делать, чтобы не погубить отношения? Автор даёт вполне юнгианский ответ – благополучие и перспектива любых близких отношений зависят от желания каждого партнёра взять на себя ответственность за отношение к своему бессознательному материалу. «Требуется немало мужества, чтобы задать фундаментальный вопрос: «Из того, что я хочу от этого Другого, что я должен сделать для себя сам?» Например, если я хочу, чтобы Другой позаботился о моей самооценке, то мои ожидания направлены не по адресу. Если я жду, что Другой будет добрым родителем и позаботится обо мне, значит, я ещё не слишком взрослый. Если я жду, что Другой избавит меня от страхов и ужасов во время жизненного странствия, значит, я уклоняюсь от главной задачи и основной причины моего пребывания на земле….Только взяв на себя решение героической задачи освобождения Другого от своих проекций, мы можем сделать для него максимум возможного – полюбить его. Как однажды заметил Махатма Ганди: «Трус не может проявлять любовь; это прерогатива смелых». Проецирование, растворение в другом, «возвращение домой» происходит без особых усилий; полюбить непохожесть на себя другого – это проявление героизма. Если мы действительно любим Другого как Другого, значит, мы геройски взяли на себя ответственность за свою индивидуацию и свой жизненный путь. Такой героизм вполне заслуживает того, что бы называться любовью. Блаженный Августин так выразил эту мысль: «Любить – значит желать жизни другому». Писатель заключает, что «каждый из нас находится между двух огней: с одной стороны, глубоко запрограммированное стремление к слиянию с Другим; с другой – внутренняя потребность в отделении и индивидуации. Это напряжение между противоположностями будет существовать всегда. Поддерживать данное напряжение и сделать его доступным сознанию – такова нравственная задача обоих партнёров в любых близких отношениях, требующая приложения сознательных усилий и титанической воли». И главный вклад, который межличностные отношения вносят в процесс индивидуации, заключается в личностном развитии. «Я становлюсь больше, чем Я, потому что Ты заставляешь меня подниматься над собой и над моим ограниченным сознанием, чтобы признать в тебе Другого, и наоборот». И очень близка мне мысль, которая раньше часто приходила, но я не могла её так обосновать как Холлис: «Мой диалог с тобой – это мой диалог с космосом, ибо ты содержишь и воплощаешь в себе те же энергии». Как только я услышал первую историю любви, Я сразу же отправился на поиски тебя… Не понимая, насколько это тщетно. Влюблённым нигде не суждено встретиться. Каждый из них всё время находится внутри другого. (Руми)
Harisma
14 мая 2018
оценил(а) на
5.0
Решила написать рецензию именно об этой книге, потому что меня она по-настоящему потрясла в свое время. Я ее пробовала читать несколько раз. Впервые это произошло на первом году терапии. Книга показалась мне очень сложной и я бросила. Во второй раз я взялась за нее спустя еще год. Прочитала на одном дыхании, она тогда совпала с моей работой с собственными иллюзиями и помогла осознать некоторые моменты. Перечитывала ее, спустя еще пару лет, и сильно удивилась. Показалось, что ничего в ней необычного нет. О чем же «Грезы об Эдеме. В поисках доброго волшебника»? Об иллюзиях в любви. Сложная тема, эмоционально заряженная, очень популярная в современной культуре. Холлис – известный специалист в школе юнгианского психоанализа, автор множества книг и работ. Здесь он рассказывает о том, как наша культура воспевает иллюзии в любви и как это влияет на обычных людей. Он подробно расписывает механизмы, которые происходят в психике, когда человек влюбляется, развитие взаимоотношений с самим собой и с Другим. Ее стоит точно прочитать всем, кто пытается разобраться в себе и отношениях с партнером. Возможно она чуть тяжеловата для чтения из-за обилия отсылок на средневековую поэзию (лично для меня), но перевод в целом очень хорош. Рекомендую.
С этой книгой читают Все
Обложка: Работа, секс, деньги. Повседневная жизнь на пути внимательности
Обложка: МЫ. Глубинные аспекты романтической любви
Обложка: «Я думаю о нем»: как пережить разрыв и полюбить другого
Обложка: НИ СЫ. Будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Обложка: Самый богатый человек в Вавилоне
4.3
Самый богатый человек в Вавилоне

Джордж Сэмюэль Клейсон

Обложка: Думай медленно… Решай быстро
Обложка: Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Обложка: Социальный интеллект. Как привлечь внимание, произвести сильное впечатление и повысить свой социальный статус
Обложка: Ответ. Проверенная методика достижения недостижимого
Обложка: Иди туда, где трудно. 7 шагов для обретения внутренней силы
Обложка: Психология влияния. Убеждай, воздействуй, защищайся
Обложка: Искусство любить
4.2
Искусство любить

Эрих Фромм

Обложка: Живая психология: простые шаги навстречу к себе
Обложка: Как перестать беспокоиться и начать жить
Обложка: Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь